Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Времена и имена
Неизгладимый след
Владимир Левин, Москва

Неделю назад, 14 декабря 2011 года, в Москве, не дожив до своего 100-летия всего 2,5 месяца, скончался выдающийся российский ученый-конструктор, соратник Сергея Королева, академик РАН, доктор технических наук Борис Черток.


Борис Евсеевич Черток родился 1 марта 1912 года в польском городе Лодзь в еврейской семье служащих — Евсея Чертока и Софьи Явчуновской. В Польше семья оказалась из-за матери-революционерки, которая после разгрома революции 1905 года вынуждена была эмигрировать, жила в Швейцарии, во Франции, а потом осела с мужем в Лодзи. В 1914 году, после начала Первой мировой войны, когда Польша оказалась в зоне боевых действий, семья вместе с потоком беженцев выехала в Россию и поселилась в Москве.

Детство Бориса прошло за Пресненской заставой. Рядом с домом располагались Ходынская радиостанция (в те годы самая мощная в стране) и Центральный республиканский аэродром. Это соседство стало причиной увлечения авиацией и радиотехникой, во многом определившего судьбу Чертока в будущем. Будучи школьником, он бегал в радиоклуб и даже печатался в журнале "Радио всем".

Осенью 1930 года Черток стал работать электромонтером на авиационном заводе №22 имени десятилетия Октября (ныне - завод имени Хруничева). Борис был активным комсомольцем, в 1932 году по убеждению вступил в РКП (б). Увлекался общественной работой, организовал летную школу, агитировал записываться в парашютный кружок. В том же 1932-м был избран секретарем комитета комсомола завода.

Борис с увлечением занимался изобретательством. Одно из его первых крупных изобретений - автоматический бомбосбрасыватель. За это изобретение он получил неслыханную по тем временам премию - 500 рублей. Был одним из создателей оборудования для новейших в то время самолетов.

В 1934 году, заработав необходимый трудовой стаж, Черток поступил на вечернее отделение Московского энергетического института. В том же году как активный изобретатель он был направлен в конструкторское бюро (КБ) Виктора Федоровича Болховитинова и сразу же оказался во главе бригады, разрабатывавшей спецоборудование для самолетов. Работа в коллективе Болховитинова оказалась прекрасной школой для молодого инженера. Нельзя не отметить, что школу Болховитинова прошли многие замечательные российские конструкторы: Александр Березняк, Алексей Исаев, Василий Мишин, Константин Бушуев, Николай Пилюгин, Архип Люлька и другие.

В 1937 году Борис Черток познакомился с Катей Голубкиной, работавшей контрольным мастером на опытном аводе, и вскоре женился на ней. Борис Евсеевич Черток и Екатерина Семеновна Голубкина, племянница известного в СССР скульптора А.С.Голубкиной, прожили вместе всю жизнь.

В 1937 году Черток был назначен ведущим инженером по спецоборудованию первого самолета ДБ-2, который под индексом полярной авиации Н-209 готовился к перелету из Москвы в США через Северный полюс. Перелет, предпринятый по инициативе известного полярного летчика С. А. Леваневского, закончился катастрофой, причины которой неизвестны до сих пор.

В 1937 года КБ Болховитинова переехало в Казань, но Черток остался в Москве и был переведен на должность начальника бригады спецоборудования и вооружения в серийном конструкторском бюро завода №22. В конце 1938 года Борис ушел с завода для того, чтобы завершить учебу на пятом курсе института. В 1939 года возвратился в коллектив Болховитинова, который к тому времени вернулся из Казани в Москву и обосновался на небольшом опытном заводе №293. Здесь Черток писал свой дипломный проект "Система переменного тока для тяжелого бомбардировщика", который и защитил в том же 1939 году. На заводе №293 он проработал до 1944 года, руководил отделом спецоборудования. Один из участников создания первого советского ракетного самолета БИ-1, Черток разработал для него систему зажигания и систему радионаведения.

2 мая 1945 года в звании майора Борис Черток расписался на Рейхстаге. Это событие Борис Евсеевич считал счастливейшим воспоминанием в своей жизни. Оказался он в Германии по одной простой причине: в апреле 1945 года в составе специальной комиссии Наркомата обороны он был командирован в Германию и до января 1947 года руководил работой группы специалистов по изучению ракетной техники. В том же году вместе с А. М. Исаевым Черток организовал в советской оккупационной зоне (в Тюрингии) совместный советско-германский ракетный институт «Рабе», который занимался изучением и развитием техники управления баллистическими ракетами дальнего действия. На базе института в 1946 году был создан новый институт — «Нордхаузен», главным инженером которого был назначен С. П. Королёв. С этого времени Борис Евсеевич работал в тесном сотрудничестве с Сергеем Павловичем Королёвым.

В августе 1946 года приказами министров авиационной промышленности и вооружения Б. Е. Черток был переведён на должность заместителя главного инженера и начальника отдела систем управления Научно-исследовательского института № 88 министерства вооружения. В 1950 году он был переведён на должность заместителя начальника отдела, а в 1951 году возглавил отдел систем управления Особого конструкторского бюро № 1 (ОКБ-1) НИИ-88, главным конструктором которого был С. П. Королёв.

В 1961 году за создание образцов ракетной техники и обеспечение успешного первого космического полета Ю.А. Гагарина Б.Е. Черток был удостоен звания Героя Социалистического Труда. Ему присуждены Ленинская (за участие в создании первых искусственных спутников Земли, 1957) и Государственная премии СССР (за участие в осуществлении проекта “Союз – Аполлон”, 1976).

В 1974 году Б. Е. Черток стал заместителем генерального конструктора Научно-производственного объединения «Энергия» по системам управления. Вся научно-инженерная деятельность Б. Е. Чертока с 1946 года была связана с разработкой и созданием систем управления ракетами и космическими аппаратами.

С 1993 года академик Черток являлся главным научным консультантом генерального конструктора РКК «Энергия» имени С.П. Королева — наследницы ОКБ-1. По словам коллег и специалистов, он создал целую школу, которая и сегодня определяет научные направления и уровень российской техники пилотируемых космических полетов.

Б.Е. Черток – автор и соавтор более 200 научных трудов, в том числе ряда монографий, большинство из которых многие годы были засекречены. Среди наиболее значимых из открытых: “Методы повышения надежности управления движением космических аппаратов” (1977), “Опыт проектирования и разработки систем исполнительных органов для долговременных орбитальных станций” (1986), “Цифровой электрогидродинамический привод ракеты “Энергия” (1990), “JVS an orbiting radio telescope” (1991), “The rocket streeting actuators” (1994). В 1994-1999 годах им подготовлена уникальная историческая серия “Ракеты и люди” из четырех монографий.

Также Борис Евсеевич оставил после себя работу, которую многие назвали “Новым заветом” космонавтики – книгу “Космонавтика XXI века. Попытка прогноза развития до 2101 года”. Более 50 авторов дали в ней свои прогнозы и размышления почти на 100 лет вперед.

А в издательстве «Машиностроение» Б.Е.Черток выпустил четырехтомный труд «Ракеты и люди», в котором изложена вся история советской ракетной техники и космонавтики. «Удивляло и восхищало, с каким в его-то возрасте темпераментом и задором он отстаивал все последние годы интересы космической отрасли, космической науки, — вспоминает директор Института космических исследований РАН, академик Лев Матвеевич Зелёный. — Он ясно и ярко говорил, убеждал, что космонавтика недооценена, отступает на задний план общественного сознания и государственных приоритетов, в то время как она является научным и техническим локомотивом экономики». «Слава Богу, что он так долго был с нами, - сказал Лев Матвеевич. - Он оставил после себя неизгладимый след».

В свои 99 лет Борис Евсеевич еще сам водил «Волгу» и каждый день ездил на ней на работу.
Количество обращений к статье - 2632
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (1)
Гость | 23.12.2011 12:09
За годы галута огромное число евреев отдавало свои знания и силы другим народам.Большинство этих народов относилось враждебно к евреям.Все потомки Чертока полностью асимилированные люди и потеряные для еврейского народа.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com