Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

На еврейской улице
Он видел Менделе
Зиси Вейцман, Беэр-Шева

Никогда не думал и не гадал, что придется общаться (правда, не вживую, а эпистолярным способом и посредством телефонной связи) с человеком, который видел самого основоположника словесности на идише Менделе Мойхер-Сфорима - "дедушку" еврейской литературы, как называл его наш другой классик - Шолом-Алейхем. А началось всё со звонка из Сызрани - города, что на правом берегу Волги, в самарскую еврейскую газету "Тарбут", в которой я пребывал на должности замредактора.

Старческий голос на русском языке вперемежку со словами на идиш сообщал, что у него имеется для нашей газеты интересный материал. Говоривший представился бывшим врачом, которому давно перевалило за восемьдесят, и сообщил, что в далеком 1916 году судьба случайно свела его в нежном возрасте с самим Менделе Мойхер-Сфоримом. В девяностых годах прошлого века, к которым в новой России приклеили ярлык "лихих", происходили всяческие чудеса, и потому я уцепился за эту сенсационную новость.

Следует заметить, что в Сызрани - городе, входящем в состав Самарской области, выделялось заметное количество евреев, преимущественно интеллигенции, стаж проживания которых исчислялся со времени эвакуации в начале войны с нацистами, а также их детей и внуков. Правда, число последних постепенно таяло в связи с отъездом в Израиль - в провинциальном городе появились серьезые проблемы не только с работой и учебой. Иногда по центральной городской улице, которая называлась Советской, дефилировали нестройной колонной оболтусы из "Русского национального единства", напоминая жителям, кто здесь хозяин. Жили в этом городе евреи и с довоенных времен, закоренелые волгари, но таковых было немного. И те и другие в большинстве своем были читателями нашей газеты, которая, к слову, пользовалась популярностью не только в еврейских кругах. Например, в той же Сызрани ее даже выписывал православный батюшка, ныне покойный отец Игорь, сообщавший в небольших заметках под псевдонимом, втайне от своей паствы, о деяниях местной иудейской общины и выступлениях доморощенных русских патриотов.

Так вот, бывший врач, а ныне уважаемый пенсионер со стажем Израиль Львович Цалель состоял в активе еврейской общины, хорошо знал идиш и даже помнил лошн-койдеш, интересовался современной еврейской литературой, газету нашу прочитывал от логотипа (названия) до выходных данных на последней полосе. Связавшись с Израилем Львовичем по телефону, я попросил его написать о своей встрече с Менделе, и прежде, чем процитировать его письмо, я коротко хочу напомнить читателю об основоположнике еврейской (идиш) литературы.

Менделе Мойхер-Сфорим родился 175 лет назад, 2 января 1836 года (по новому) в семье Хаима- Моше Бройде в местечке Копыль Минской губернии. Когда в Российской империи стали выдавать паспорта, он получил паспорт на имя Соломона Моисеевича Абрамовича, но в истории еврейской литературы остался под псевдонимом Менделе Мойхер-Сфорим (Менделе-книгоноша). Получил, как водилось в те времена, традиционное религиозное образование. Cтав в двадцать лет учителем, странствовал по сторонам и весям Российской империи - Литве, Белоруссии, Малороссии. Свое первое произведение - "Письмо о воспитании" - опубликовал в 1857 году в газете "ha- Магид" ("Проповедник"). В Бердичеве основал публичную еврейскую библиотеку, занимался самообразованием и просвещал других. Один из его рассказов "Учитесь делать добро" стал основой первого романа "hа-авот в’ hа-баним" ("Отцы и дети"), написанного в нравоучительной манере и опубликованного на иврите. Но ему ближе был идиш - язык, понятный народным массам, и писатель на нем много и плодотворно работал, публикуя повести, пьесы, очерки, содержанием которых были большие горести и маленькие радости жителей еврейских местечек. Огромной популярностью пользовался его повесть "Путешествие Вениамина Третьего". В 1881 году писатель перебрался в Одессу, там он в течение тридцати лет возглавлял религиозное учебное заведение - Талмуд-Тойрэ, в котором учились преимущественно сироты и дети из бедных семей. Менделе Мойхер-Сфорим ушел из жизни 8 декабря 1917 года (по новому стилю).

После этой небольшой и далеко не полной биографической справки о выдающемся еврейском писателе и просветителе я процитирую письмо Израиля Львовича Цалеля из провинциального волжского города Сызрань: "... Из бессарабского села Шолданешты по направлению земского врача привезла меня мама в Одессу, к знаменитому на всю округу профессору Снежко, удалять гланды. Поселились мы у родственников на улице Дегтярской, 8, напротив еврейской школы - талмудтойрэ. Позже, при советской власти там находилось управление погранвойск, а что там сейчас - не знаю.

Я простаивал часами у ворот дома, наблюдая за мчавшимися черными авто с усатыми военными, за гарцующими на лошадях всадниками, белыми каретами с красным крестом, на козлах которых с кучером восседал санитар, звонивший в колокольчик. Медленно тянулись вереницы фур, груженных мешками, ящиками, бочками. Весь этот груз тащили огромные битюги.

По утрам меня будил шум улицы, крик лоточников, гомон школьников, проходивших мимо седого, как лунь. старика в сером, поношенном костюме, с живым взглядом карих глаз из - пол очков в металлической оправе. Мне сказали, что старик этот - основатель талмуд- тойры, ее директор, выходивший ежедневно подышать свежим воздухом, - Менделе Мойхер- Сфорим, "дедушка" еврейской литературы. На следующий день, преодолев собственный страх и запреты взрослых, перебежал улицу, остановился возле заветной скамейки и с благоговением стал смотреть на дедушку Менделе. Приняв меня за опоздавшего "приготовишку" , реб Менделе строго спросил (на идише): "Почему, мальчик. ты не в классе? И зачем ты меня разглядываешь?" Я смущенно ответил, что в нашем местечке, в Шолданештах, я видел писателей только на картинках, а живого - впервые. Он улыбнулся, глаза из- под очков молодо сверкнули: "Ну так смотри, пока я еще жив!". Затем он спросил, каких писателей я знаю. Я ответил, что на день рождения родные подарили мне книжку с картинками "Русские поэты". В ней - стихи Пушкина, Лермонтова, Баратынского, Жемчужникова... Еще я сказал, что в хрестоматии на лошн-койдеш (древнееврейском) видел портреты Бялика, Черниховского, Шолом-Алейхема и знаю их стихи наизусть. Читал также рассказы "Теленок" Мойхер-Сфорима и "Ножик" Шолом-Алейхема на идише. Зимними вечерами взрослые читали мне "Путешествие Вениамина Третьего", а "Фишку- хромого" запретили - мал еще!

Вдруг позади меня раздался тревожный голос матери: "Извините нас, реб Менделе, что мы нарушили ваш покой. С этим мальчишкой совсем сладу нет! Говорит, пойду да посмотрю морейну вэ рабейну (учителя и наставника) реб Менделе". Тогда старый писатель строго взглянул на маму и произнес: "Плохо, что в вашем семейном хедере наряду с лошн-койдеш и Торой не учат мамэ- лошн, а приучают детей писать на идише лишь "квитлэх" (торговые записки)". Мама покраснела, как школьница, и сослалась на отсутствие учебников в нашем местечке, пообещав, что исправит пробел в моем образовании. Менделе добрым взглядом окинул меня и добавил: "У мальчика явно тяга к стихам. Может, что-нибудь из него получится". Я заметил, что буду врачом, как доктор Снежко, а что касается идиша, то дома мы часто поем песни на мамэ-лошн: "Ойфн припэчек брэнт а файерл", "А бривэлэ дэр мамэн", "Киндэр-йорн" ("Горит в печке огонь", "Письмо маме", "Годы детства") и другие.

Вскоре профессор Снежко сделал мне операцию - удалил гланды. Через три дня я вернулся к знакомой скамейке у ворот школы. Она пустовала. Находившиеся там мальчишки мне сказали, что старый директор серьезно болен. На следующий день у школы остановилась огромная процессия во главе с черным одноконным катафалком. Грустно пели певчие иешибота и школьный хор. Это по дороге на кладбище привезли тело знаменитого поэта Одессы Семена Фруга к своему учителю Менделе - проститься навеки...

А в хедере и во дворе ребята меня больше не дразнили "Сруликл-меламед". По субботам мой дед, уездный почтарь, заставлял меня в который раз пересказывать родне и его местечковым друзьям историю о том, как я встретился с самим Менделе Мойхер-Сфоримом...".

Напомню, что описываемая автором письма встреча с классиком еврейской литературы происходила в конце 1916-го, а через год не стало и самого Менделе.
Количество обращений к статье - 1732
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (1)
Любовь Гиль | 22.12.2011 15:38
Интереснейший рассказ, что называется - из первых
уст. Огромное СПАСИБО автору, Зиси Вейцману, за "знакомство" с нашим соплеменником И.Л. Цалелем
и его воспоминаниями о встрече с самим Менделе Мойхер
Сфориме.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com