Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Парк культуры
Ангелы в Ангелах
Александр Казарновский, Пардес-Хана

Герои этой истории – те из них, которые, с моей точки зрения, во всех смыслах герои – просили заменить имена и географические названия «чтобы никому не было обидно». Без всякого удовольствия просьбу эту я выполняю, хотя в отношении географического положения маленькую каверзу все же приготовил.


Ну, а теперь начнем.
Жил-был в России тогда еще молодой человек по имени Женя. В анкетах писал «Нет, не был, не привлекался», ни в какой партии не состоял, по национальности русский. Работал начальником радиостанции на корабле. Корабль тот возил нефть в разные страны. Работа у парня была тяжелая. И жизнь была тяжелая. Особенно после того, как в одном африканском порту он попал под машину, повалялся по больницам, лишился селезенки и навсегда распрощался с флотом. Но черная полоса не может длиться вечно. Настал час, когда к Жене в окошко влетела птица счастья завтрашнего дня. Влетела – и клюнула. Думал ли он, заполняя случайно попавшую в руки лотерею на грин-карт, что именно ему выпадет выигрыш в этой лотерее?

Как бы то ни было, уже в октябре 95-го года он разгуливал по улицам солнечного града, именуемого... простите, я обещал не уточнять географических названий. Скажу лишь, что город этот находится на океанском побережье, что царит там вечная весна и что название его на русский можно перевести как «Ангелы». Вот такое название. Есть Химки, есть Кимры, Васюки опять же. А тут – Ангелы. Будучи оптимистом, верю, что найдется какой-нибудь особо проницательный читатель, который путем сложнейших умозаключений догадается, о каком городе идет речь.


Поначалу всё шло гладко. Женя получил водительские права, номер «соушл секьюрити», который дал ему возможность легально работать в США, а со временем и получать пенсию. Домой он писал регулярно, а как-то раз даже съездил. И отец ему тоже писал. Пока в 2001 году очередное письмо не вернулось с отметкой «адресат выбыл». Отец отправил еще письмо, думал, вышла ошибка. Никакой ошибки. Адресат действительно смылся в неизвестном направлении. Отец написал на адрес ресторана, где Женя работал. Ответили: был - уволился.

Отец забил тревогу. Как найти сына? Помните, в песенке: «Ведь так не должно быть на свете, Чтоб были потеряны дети!». Даже если они совсем-совсем взрослые. Свои ведь, не чужие!

Но что делать? Ехать в Америку? Во-первых, денег на это нет. А во-вторых, Женин отец сообразил, что подобный приезд мало что даст. Похоже, предстоит долгий поиск, и нужен человек, который постоянно живет в Ангелах.

Удивительно, но такой человек нашелся! Женин отец вспомнил, что когда-то работал вместе и состоял в приятельских отношениях с одним евреем, с которым они потом еще обменивались новогодними открытками. Так вот, этот еврей в 92-м уехал в Лос-Анджелес. Получить координаты старого знакомого оказалось делом техники, а у нас с тобой, читатель – торжественный момент. Как сказал Булгаков - явление героя!

... Мы едем по улицам Ангелов. За рулем мой тезка . Человек примерно моих лет, то-есть под шестьдесят, а может и за, в шортах, в футболке, без всякой кипы, хотя любой пейсоносец мог бы у него многому поучиться. Но не будем забегать вперед.

- Начал я, - говорит Саша, - с того, что пошел в ресторан, где Женя работал. Там повар-узбек все подтвердил: действительно работал-работал а потом вдруг ни с того ни с сего взял да уволился. Где парень сейчас, он не знает. И никто не знает. Оптимизма все это не внушало, но номер своего телефона я этому повару на всякий случй оставил. Вдруг появится какая-то информация. Повар не позвонил. Я захожу еще раз. «Ничего не знаю!» Когда я зашел в третий раз, выяснилось, что в промежутке Женя появлялся, пришел грязный, просил есть. Ну почему, думаю, этот узбек не позвонил сразу! Ладно, говорю, в следующий раз зайдет, выясни, где живет! И позвони, наконец! Представь себе, через какое-то время узбек позвонил. Сказал, в каком примерно районе обретается Женя. Сказал, что найти его можно, спросив, где Женя-русский, такая у него кличка. Мы с женой Беллой обходили квартал за кварталом. Женя как в воду канул. Тогда я позвонил его отцу, попросил прислать фото сына. Тот прислал фото, сделанное в 95-м году.

- А это всё в каком году происходило? - перебиваю я тезку.
- В 2003-м, - отвечает он и продолжает рассказ:
- Фотоснимок я размножил и, если встречал на улицах хоумлесс...

Я про себя отмечаю, что Саша вместо русского «бомж» употребляет английское слово, которое переводится, как «бездомный».

- ... если встречал на улицаx хоумлесс, спрашивал – не видал ли он вот такого. Некоторые отвечали: «Вроде встречал». Я оставлял монеты, чтобы если еще раз встретят, сразу же позвонили,. Они звонили. Я приезжал и никого не находил.
Тогда я начал обходить заведения, куда Женя по идее должен был наведываться, чтобы поесть.- дешевые кафушки фастфуд, кофейни.

Мы как раз сейчас, проезжая по одной из центральных улиц Ангелов, наблюдаем в окно многочисленные «фастфудовые» заведеньица. Мне кажется, в каждом за плохо вымытыми столиками сидят бесчисленные жени. А мимо спешат толпы бесчисленных ангельцев, дети бегают, машин проносятся...

- Заходил я также в подземные переходы, в тоннели, осматривал всякие места возле фривеев...
Слова «шоссе» уже, считай, не существует. Впрочем, эта помесь языков у «американских русских» еще Маяковского веселила.
- Но, как говорится, на след выйти не удалось. Попытались мы подать заявление в полицию. А они отвечают: «Заявления о пропаже людей принимаются только от родственников». Понятно, думаю, а если у тебя нет родственников – пропадай сколько хочешь – полиция не почешется. Почти всегда в моих поисках меня сопровождала Белла, иногда дочь Инна. Вскоре мы поняли – в Ангелах столько хоумлесс – всех не обойдешь! Что делать? Возникла идея – нанять частного детектива. Я сообщил об этом Жениному отцу. По счастью, у него оказались деньги, и он помог профинансировать это мероприятие...

Ага, думаю, а если бы денег не оказалось, ты бы из своего кармана их выкладывал? И вообще, что значит «помог»? Кто кому помогает?

А в это время, кстати, в Сашиной семье случились большие перемены. Инна вышла замуж за молодого американского «русского» по имени Йоси, вернее, Джозеф, который Россию покинул малышом и говорил по-русски примерно так же, как наши десятиклассники говорят по-английски. Жених и невеста поставили хупу в Иерусалиме, в Старом городе, а затем вернулись в Ангелы, и Джозеф тоже включился в поиск. Интересно, гены передаются от тестя к зятю?

- Джозеф залез в интернет в поисках частного детектива и нашел ряд предложений. Детектив, которого мы выбрали, был американец. У него была лайсенс (лицензия – А.К.) на ведение дел. До того, как стать детективом, он много лет работал в полиции. Благодаря старым связям удалось собрать всю возможную информацию о Жене. Так детектив выяснил, что среди погибших Женя не числится, а вот среди живых даже совсем наоборот, что дважды был судим по мелочам и, получив «ну-ну-ну!» (а что еще бомжу сделаешь? Штраф не сдерешь, а держать в тюрьме за казенный счет накладно), отпущен на свободу. Иными словами, детектив, что называется, напал на след...

Я отвлекаюсь и вспоминаю слова Марка Твена о том, что след не посадишь на скамью подсудимых и не вздернешь на виселицу. Перефразируя их, можно сказать: след не обнимешь в слезах, сбежав с трапа, следу не скажешь, прижимаясь к небритой щеке: «Женька, сынок, как мне было плохо без тебя!».

Через детектива Саша и его родные узнали даже улицу, на которой не раз видели Женю. Жилых домов на этой улице нет – сплошные офисы. А по ночам – бомжатник. Простите, хоумлессник.
- Саша, - спрашиваю, - а кто вообще оказывается без крыши над головой? Психически больные?
- Есть психические больные, есть такие, которым просто вольной жизни захотелось.

От себя добавлю, что, быть может, не только по этой причине людей выносит на улицу. Та же Инна, когда я в прошлый раз был в Ангелах, говорила мне: «Вот если мы с Джозефом в один и тот же день потеряем работу, не сможем найти новую и за квартиру нечем будет платить – так мы тоже станем бездомными». Думаю, все же с такими родителями им это не грозит.

Следующее место поисков, как я понял со слов Саши, были столовые для бездомных. Церковные благотворительные организации привозят туда хорошие полные обеды. Проблема в том, что тех, кто туда приходит, никто не регистрирует. Придти может всякий. Саша показывал Женину фотографию, обещал 30 долларов тому, кто поможет найти Женю. Это, конечно, очень воодушевляло бродяжек, но – увы! – одного желания заработать мало. Женю никто не видел. Деятельность детектива также не принесла никаких результатов.
- От отчаяния мы обратились к ясновидящей, - рассказывает Саша. – Она сказала, что, возможно, человек на фотографии уже умер от алкоголизма. Я не очень-то ей поверил, но чувствовал, что отцу жени об этом надо рассказать...
Так вопрос о внутренних терзаниях Саши и повис в воздухе, поскольку в этот момент из его мобильного вырвалась какая-то веселая мелодия, очень напоминающая все ту же «Ведь так не должно быть на свете, чтоб были потеряны дети».
- Да-да, - явно волнуясь, заговорил Саша – у него ухудшение. Я приехал, а он лежит в каком-то полузабытьи, боюсь, что даже меня не узнает. Скоро к нему Белла поедет, а вечером – Инка.

«Он» - это бывший сослуживец Инны, не очень-то и близкий знакомый. У него тяжелое заболевание. Родителей у него нет, братьев-сестер - тоже. Бывшая жена торжественно объявила, что не собирается с ним возиться. Ну и выходит, кому же навещать его, кому следить, чтобы в больнице был нормальный уход, кому же... Догадайтесь с трех раз. Но вот проблема – сегодня Саша возит меня. У меня, понимаете ли, дела в Ангелах, а машины нет. Поэтому Саша решил, что сегодня больного по эстафете будут передавать друг другу Белла, Инна и Джозеф, а он будет печься о вашем покорном. Откуда у человека такая убежденность, что люди существуют для того, чтобы им помогать? Откуда у этой семьи, живущей в Ангелах, такая потребность быть для кого-то добрыми ангелами?

- .. А тут звонит Женин отец, - продолжает Саша, убрав мобильник. – «Всё, больше не могу так жить, я поднакопил денег, должен приехать». Я ему говорю «Ну приедешь, а что ты делать-то здесь будешь?» «Искать», - говорит. «Где искать, - говорю? – Мы уже и так прочесали все, что можно. Ангелы – огромный город. Знаешь, какие здесь магистрали! А бездомный может обретаться где угодно!». Но ты же понимаешь: отца, у которого пропал ребенок, попробуй останови! В общем, приехал он. Приехал вместе с внуком, сыном второго сына. Внук этот неплохо говорил по-английски. Бегали они по городу, бегали, искали-искали, никого не нашли. Одно хорошо – они как родственники смогли подать заявление в полицию. Дело было открыто, а затем из полиции в наше распоряжение, поступила фотография Жени, сделанная в 2007 году уже после стольких лет скитаний. Отец Жени, как и ожидалось, уехал ни с чем, а мы сДжозефом увеличили и распечатали это фото. Постеры сделали. Развесили их по всем кварталам, где Женя только мог околачиваться - в частности, по всем русским кварталам Ангелов. Никто не отозвался. Прямо рок какой-то! Где только мы эти постеры ни вешали! И в церквах, и в кафешках, и на набережной – ну прямо в десятках мест! Давали объявление в русских газетах. Ноль результатов. Короче, всё, нет Жени.

Наступает пауза, и в ней вновь раздается мелодия, напоминающая, что так не должно быть на свете, чтоб были потеряны дети. Саша говорит «Алло» и начинает обсуждать с Беллой, кто привезет их подопечному лекарство, кто поговорит с врачами, а я гляжу в окно на проплывающие мимо бесконечный улицы мегаполиса и думаю о том, как хорошо в кино, где точно знаешь о том, что мама или папа ребенка непременно найдут, и как страшно в реальном мире, где разыгралась это печальная история, где Женя, зарезанный в каких-нибудь бомжовых разборках, закопан в песок где-то на берегу океана.

- Через полгода, - прерывает мои размышления Сашин голос, - у меня вдруг раздался звонок. Говорили на русском языке. Кто-то, видевший наш постер в «русском» магазине, сообщил мне, что человек, похожий на того, что на снимке, появлялся недалеко от того места, где он сейчас находится. Я выяснил координаты и, конечно же, помчался туда.

- Саш, а далеко это было?
- Другой конец города.

Еще раз отмечу, что Ангелы – мегаполис, и ехать из дому туда, куда он «конечно же» помчался, должно быть, часа полтора. Но зато как счастлив он был, когда на вопрос: «Ну так где же Женя?» он услышал ответ: «Да вон он!».

-...Я знал, - рассказывает Саша, - что у Жени в отношениях с отцом были какие-то проблемы; не чувствовал уверенности, что, услышав «привет от папы», он запрыгает от радости. Но ведь Женя меня никогда не видел. Зачем же мне признаваться, что я связан с его отцом? Я подошел, что-то спросил. Он ответил. Оба говорим с акцентом. Перешли на русский. И, как говорится, слово за слово. Оказалось, все началось с того, что парень потерял все документы. «Так что ж не восстановил?» - спрашиваю. А он говорит: «Пытался. Но ведь что получается – прихожу за одним документом, а они требуют другой». «Хочешь, помогу тебе восстановить документы?» - говорю. «Конечно, хочу!» - отвечает. «А где ты живешь?» - спрашиваю...

... Я на секунду отвлекаюсь, задумавшись над глубиной вопроса «где живешь», заданного бездомному. «Сентинелла-авеню, подворотня дома номер 2016 третий мусорный бак от угла». - ... сказал мне, что жизнью доволен. Тут я осторожно так спрашиваю: «А родных своих хотел бы увидеть?». Он пожимает плечами. «Можно... Ради интереса...».

На следующую встречу с Женей Саша шел, всерьез опасаясь, что тот не явится. Но Женя явился. В процессе разговора Саша потихоньку, так, чтобы Женя ничего не заподозрил, включил диктофон, а также сфотографировал Женю - якобы на документы. Жене и в голову не могло придти, что несколько дней спустя рассматривать эти фотографии и слушать эти пленки будет, обливаясь слезами, его отец.

- Но что было делать? – продолжает Саша. – Конечно, отец решил срочно приехать. При следующей встрече я осторожно спросил: «Ты не против, чтобы я сообщил отцу, что ты живой?». «Пожалуйста!» - ответил Женя и дал отцовские телефон и адрес. Кстати, в тот день я ему купил новую чистую одежду вместо тех лохмотьев, что были на нем. На следующую встречу он пришел опять в лохмотьях. Куда ушла одежда, остается только догадываться.

Я вопросительно гляжу на тезку и жестом изображаю шприц, вонзающийся в вену.
- Нет, - качает головой мой собеседник. – Женя клянется и божится, что наркотиков никогда не потреблял. А вот что до водочки... Сейчас он с ней завязал, конечно, но чего мне это стоило!

Я уже понял, что у этой истории будет счастливый конец, и с восхищением гляжу на человека, сотворившего чудо, а он возвращается к мэйнстриму своего рассказа.

- ...Отец Жени прилетал ночью, а утром в гостиницу, где мы сняли для них номер на две недели, должен был придти Женя. И вот, представляешь, выходит народ с рейса, я стою, жду, а Жениного отца все нет. Иду выяснять. Оказалось, летит другим рейсом – там часть их пересадили на другой самолет. Прилетят утром. Я в шоке – Женя придет в гостиницу, а там никого нет. В шесть утра звоню Белле, бужу ее, говорю – бери такси, дуй в гостиницу, объясни все Жене, задержи его до нашего приезда.

Ну, наконец, встречаю гостя, летим в гостиницу. Еще рано, народу немного. У входа - одинокая Белла. Не пришел Женя. Мы тут же бросились искать.
- А поспать сначала? Хоть немного... – не выдерживаю я.
- Какое!.. – машет он рукой, благо, стоит на светофоре и не надо держаться за руль. – Сразу же! Хорошо, я теперь уже знал, где искать, но все равно боялся – вдруг Женя опять исчезнет? Не исчез. Нашли.

Машина срывается с места. Саша на какое-то время концентрируется на автодорожных проблемах, затем приступает к завершению своего повествования.

- Недельку-другую они пожили вдвоем в гостинице, а потом Женин отец уехал, но Женя на улицу уже не вернулся. Я добился для него комнаты в одном общежитии. Поживет там, пока документы все не оформит, тогда уже работать сможет.

- Работать сможет? Это значит, ты ему работу искать будешь?
- Ну помогу уж...

Мы подъезжаем к дому. Из подъезда выходит Джозеф – красивый, долговязый, с ярко выраженными семитскими чертами лица, а в остальном – типичный американец. Он влезает в машину и мы вновь трогаемся в путь - надо завезти меня, а потом тесть с зятем разойдутся – один за лекарством, другой - по врачам. Для Инниного сослуживца.

- А как скоро документы сделают? – восстанавливаю я нить разговора.
- Кому? – не понимает Джозеф.
- Это я ему про Женю рассказываю, - объясняет Саша, а затем отвечает мне. – Это волокита, как в совке! Тут один раз обнаружили, что в какой-то бумажке неправильно кавычка поставлено, так все с самого начала переделывать пришлось. Но главное - Женя бросил пить, на улицу возвращаться не собирается. Меня беспокоит, что он целыми днями предоставлен сам себе, так что я ищу ему какую-нибудь работу – пока документов нет – на общественных началах. Почту для него получаю, телефон ему купил. Короче, держу под контролем.
- То бишь, возишься, - уточняю.
- Есть маленечко.
- Ребята, - обращаюсь я сразу к обоим, и к тестю и к зятю, - вы вообще понимаете, что вы сделали? Вы не просто ламедвавники – скрытые праведники – вы ангелы-спасители, недаром в Ангелах живете! Вы двум людям, отцу и сыну, фактически жизнь спасли!

Саша пожимает плечами, а Джозеф произносит на неродном языке «А шьто дэлат?».
Расшифровать эту фразу можно примерно так: «Ты чего, мужик? Неужели не понятно? Ведь так не должно быть на свете, чтоб были потеряны дети! Даже если они совсем-совсем взрослые! Даже если они чужие!».



Автор о себе



Родился в Москве. В 1973 окончил московский пединститут. Преподавал английский язык сначала в школе, потом на курсах. Переводил стихи Роберта Фроста, Джеймса Джойса, Г. Честертона, Г. Лонгфелло, немецких поэтов-романтиков, а также современных английских и американских поэтов. Печатался в издательстве "Радуга" , в приложениях к журналу "Огонек", в альманахе "Поэзия", в газете "Московский комсомолец". В 1989-91 учился в ешиве А.Штейнзальца, сотрудничал в журнале "Лехаим". Руководил воскресной еврейской школой и московским отделением организации "Бней-Акива". В 1993 г. репатриировался в Израиль. Прожил шестнадцать лет в поселении Элон Морэ в Самарии. Преподавал в созданной при моем участии школе-интернате "Эль-Арци". Сейчас работаю в школе "Кфар Ситрин – Ор Авнер" с группой детей, приехавших по программе "Наале". Мои рассказы и очерки печатались в газетах "Вести", "Неделя", "Новости недели". В настоящее время регулярно публикуюсь в газете «Новости Недели» и русскоязычных израильских сайтах, в частности, на "7 канале", а также в американском периодическом издании "Панорама" и в чикагской газете "Шалом".

В 2005 г. в издательстве "Иерусалим" вышел мой роман "Поле боя при лунном свете", детектив, действие которого происходит в поселениях Самарии. За этот роман я был награжден премией "Олива Иерусалима" в номинации "Страницы и строки" - за вклад в развитие еврейской литературы.

Летом 2005 я участвовал в сопротивлении депортации евреев из Газы и Северной Самарии. Был арестован. Виденное и пережитое в те дни вошло в книгу очерков "Расправа", которая вышла осенью того же года.

В 2009 году я стал инициатором и одним из организаторов акции протеста против давления администрации США на Израиль. Участники акции, переодетые в индейцев, собрались возле посольства США в Тель-Авиве и потребовали от Белого Дома прекратить строительство на "оккупированных индейских территориях, в поселениях Нью-Йорк, Вашингтон и Чикаго".

В 2011 году в издательстве «Книга-Сэфер» вышел мой роман "Четыре крыла земли", действие которого происходит также в Самарии. Это одновременно боевик и эпопея. Основные события разворачиваются в течение одной ночи, но в воспоминаниях персонажей всплывают основные вехи драматической истории поселенческого движения. Есть в романе и философско-мистический план. Перенося читателя в разные исторические эпохи, я пытаюсь поднять вопросы о сущности еврейства и о роли еврейского народа в мировой истории.

Летом 2011 я совершил поездку по США с презентацией романа и с беседой "Земля возвращенная. Из истории создания поселений в Иудее и Самарии". На сегодняшний день продолжаю работать с детьми, писать книги и надеяться на то, чтобы все, о чем мечтают герои моих романов, однажды стало явью.
Количество обращений к статье - 1853
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (3)
М,NJ | 01.01.2012 03:11
Трогательно- по-еврейски- до слез Спасибо автору!!!
Соломон, NYC | 30.12.2011 01:33
Интереснейший текст. Казарновского - в активные авторы "МЗ"!
Гость | 29.12.2011 16:56
огромное автору спасибо!!!

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com