Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

На еврейской улице
Одессит
Мендель Вейцман, Беэр-Шева

Какой еврей не любит вкусного, наваристого бульона из свежей курицы с домашней лапшой и укропчиком? Когда он потихоньку булькает на плите, его волшебным запахом наполняется вся квартира. "А вкус!.. Это же поэма, а не вкус!" - говорил незабвенный ценитель блюд из кур и гусей мудрый старый еврей Михаил Самуэльевич Паниковский.


- О чем вы говорите, это же сплошной холестерол! Кому это можно кушать? - скажет кто-нибудь из вас.

Ничего, наши предки всю жизнь ели этот самый "холестерол" и были здоровее нас с вами! Людям ослабленным и детям прописывали куриный бульон как панацею от всех болезней. Даже после одной тарелки такого горячего лекарства ощущается приток сил и энергии. А куриная печенка? Она тоже полезна - так считали и наши родственники, когда от случая к случаю приносили ее для детей.

* * *

В один из воскресных дней я получил задание от жены купить на базаре продукты и одну живую курицу.
- Но я в этом совсем не разбираюсь, - попробовал возразить я. - А если тебе не понравится?
На что жена ответила:
- Пройдись разок-другой по рядам, присмотрись, как это делают другие. Или попроси кого-нибудь помочь тебе.

Сделав необходимые покупки, я отправился в ряды, где продавали живую птицу. Здесь было очень оживленно. Громкие голоса людей смешивались с гоготом гусей и уток, отчаянно кудахтавших кур и кукарекавших петухов. Они лежали гроздьями на прилавках, связанные за ноги. Переходя от ряда к ряду, я брал в руки одну за другой волнующихся, бьющихся крыльями кур и, держа на весу, как это делали другие, справлялся о цене, но остановиться на какой-либо не решался, все-таки одна курица стоила почти трехдневного заработка.

То тут, то там разгорался оживленный торг с продавцом за приглянувшуюся птицу. Внезапно мое внимание привлек немолодой бритоголовый мужчина небольшого роста, полноватый, одетый в черный морской китель, застегнутый на все пуговицы. Из-под ворота выглядывал щегольской белый подворотничок.

Он деловито приподнимал курицу с прилавка, определяя ее вес. Что-то щупал под крылом, потом лихо поворачивал ее к себе хвостом, направляя непрерывную струю воздуха между перьев.

"Как видно, он не новичок в этом деле!" - решил я и подошел к нему.
- Извините, но, может быть, вы мне поможете выбрать одну птицу, я стараюсь выполнить задание жены.
- С удовольствием, молодой человек. И не нужно далеко ходить. Вот у этой хозяюшки как раз то, что нам нужно. Видите, какие у них красные гребешки? А под хвостом, между перьями, определяется ее упитанность, кожа должна быть желтой, ну, и вес ее тоже имеет значение, - объяснил он со знанием дела.

- Значит, так, милочка, обратился он к хозяйке, - за этих двух птичек мы даем тебе двадцать пять рублей, хотя они и двадцати не стоят, а ты хочешь все тридцать. За пятнадцать рублей можно купить целого слона!
- Хотите купить, покупайте, нет - не морочьте мне голову! - отрезала хозяйка.
- Ну ладно, ладно, зачем мне слон? Это так много мяса, а холодильник у нас маленький...

Произнося эту шутку и хитро посмеиваясь, моряк стал отсчитывать деньги. Я тоже уплатил, и хозяйка помогла мне уложить курицу и сумку.
- Я вам очень благодарен за помощь, будьте здоровы, - обратился я к незнакомцу.
- Подождите, молодой человек, а резать эту курицу вы сами будете?
- Нет-нет, я не умею. Да никогда и не стал бы этого делать. Попрошу мою соседку.
- Это никуда не годится, послушайте меня, пойдемте со мной. Тут недалеко живет шойхет (резник). Он сделает все как надо, даже ощиплет и прочтет браху.

Я знал, что мои родители тоже так поступают, и согласился составить ему компанию. Шойхет действительно жил совсем близко от базара. Это была улица с маленькими приземистыми домиками, наполовину ушедшими в землю. Каждый домик окружен серым покосившимся забором.

На громкий лай собаки к нам вышел пожилой небритый мужчина, обутый в тапочки на босу ногу, в кепке, чуть сдвинутой набок. Он постоянно поддергивал свои великоватые брюки, которые держались на ремне, продетом не во все ушки. Мы отдали ему сумки с курами. Сутулясь и шаркая тапочками, он удалился в фанерную пристройку в конце двора. А мы расположились на лавочке у калитки, под роскошным кустом сирени.

- Давайте, наконец, познакомимся, меня зовут Мендель, - сказал я, протягивая спутнику руку.
- А меня - Игорь Львович, или просто зовите меня Изя, мы ведь даже к Богу обращаемся на ты. Я вижу в ваших глазах вопрос, кто я и почему в морском кителе. Не так ли, Мендель, я угадал?
- Я и вправду хотел вас спросить об этом.
- Мы приехали с женой из Одессы, живем здесь всего год. Пришлось уступить уговорам жены, здесь проживают ее родственники, больше у нас никого нет, детей нам Бог не дал...

"Одесса, Одесса, мой город родной", - грустно пропел он. - Скучаю по своей красавице. От прошлой жизни остались одни воспоминания и вот этот черный китель. Когда-то я был морским офицером, всю войну отслужил во флоте. Многое пришлось повидать...

Он помрачнел, глубоко вздохнул, маленькие подслеповатые глаза потускнели. Мой новый знакомый о чем-то задумался, неподвижно глядя в одну точку. Но в следующую минуту он уже смеялся, мелко сотрясаясь всем телом. Я недоуменно смотрел на него, не понимая, в чем дело.
- Послушайте, дорогой. Я вспомнил одну презабавную историю! - сказал Изя, успокаиваясь и вытирая мокрые глаза большим клетчатым платком.
- Моя мама, царство ей небесное, всегда посылала меня к шойхету с парой кур, вложив мне в руку несколько монет.
Дорога была неблизкой, и я время от времени разжимал кулак и поглядывал на деньги, представляя себе, что бы мог на них купить.
Однажды мне пришла в голову хорошая мысль заняться самому этим делом, ведь я столько раз видел, как работает шойхет.
В очередной раз, запасшись острым ножом, я выбрал уединенное место на пустыре, зарезал кур, а денежки приятно позванивали у меня в кармане. Так продолжалось несколько месяцев. И вот однажды в синагоге родители повстречали шойхета. Он поинтересовался, почему они перестали пользоваться его услугами.
- Как же так, мы посылаем нашего Изю только к вам!
Посмотрев в недоуменные глаза шойхета, мама тут же догадалась, чьи это проделки.
Дома, прочитав мне кучу нравоучений, отец вытащил из брюк ремень и, положив меня к себе на колени, хорошенько всыпал "горяченьких".
- Я же всегда при этом произносил браху! - кричал я, защищаясь.
- Твои брахот корове под хвост, - сердито сказала мама.
- И с тех пор я никогда этого не делаю сам, а хожу к шойхету, - улыбаясь, закончил Изя.
Получив своих птиц и рассчитавшись с исполнителем еврейского закона, мы дружески расстались.

* * *

Прошло много времени, пока мне посчастливилось вновь услышать об Игоре Львовиче. Часто в разговоре родителей упоминался человек, которого называли "одессит". Среди пенсионеров, собирающихся в сквере поиграть в домино, поговорить о политике, поделиться новостями, он пользовался почетом и уважением. Он умел объяснить тот или иной закон и знал все городские новости, которые интересовали пожилых людей.

Когда я попросил описать его, то понял, что это тот самый человек в черном морском кителе, с которым я познакомился таким интересным образом.

- Одессит сказал, что на следующей неделе в Доме Советов будут выдавать крышки для консервирования, по 10 штук на человека, - объявил отец еще с порога.

И еще одна новость: в отделе для ветеранов отпускают наборы дефицитных продуктов одни раз в месяц. Туда входят один кг гречки, две пачки сливочного масла, полкило колбасы, один кг рагу или суповой набор, - сообщил отец в другой раз.

И вот однажды, вернувшись с работы, я был приятно удивлен, увидя своего знакомого у себя дома, в кругу моих родителей.

Он поднялся мне навстречу, здороваясь за руку и широко улыбаясь:
- Какая приятная неожиданность! Очень рад вас видеть!
И одессит сел на место, продолжая прерванный разговор.
- Нет, вы только послушайте, надо же, какие есть бессовестные люди, язык без костей, - обратился он ко мне. - Вчера в гастрономе давали колбасу и сливочное масло. Я подошел с левой стороны, где уже стояли несколько человек. Но тут из очереди выскочила какая-то фурия и набросилась на меня.
- Что это вы здесь пристраиваетесь, разве вы инвалид? А удостоверение у вас есть? Небось, купленное? Езжайте в ваш Израиль и там покупайте без очереди! - выпалила она.
- Ну и что, вы думаете, я сделал? Не на того напала! (Он обвел нас торжествующим взглядом). Я вытащил свое удостоверение в переплете красного цвета и. помахивая им перед ее носом, сказал: "Вы кто, тайный агент израильской разведки? Сколько людей завербовали?" А затем обратился к обступившим нас людям, указывая пальцем: "Вы свидетель, вы свидетель и вы свидетель, пойдемте в отделение милиции, там разберемся". Моя обидчица оторопела. Ее как ветром сдуло!

Мы смеялись от души. Наш гость был доволен своей победой и произведенным на нас впечатлением. Когда все успокоились, он обратился ко мне:
- Вы знаете, что сделала моя жена с курицей, которую мы вместе покупали? Помните, я же заплатил за нее пятнадцать рублей, а жене сказал, что пять.
Мой отец незаметно покосился на маму и стал смеяться и одобрительно кивать головой. Ведь и он частенько проделывал такие фокусы, чтобы купить чего-нибудь вкусненького и подороже. Мама же зачастую не знала истинной цены покупки.
- С нами по соседству живет одинокая старушка и по нескольку раз и день навещает нас, чтобы скоротать время, - продолжил одессит. - Моя жена как раз занималась приготовлением обеда и рассказала ей, какую удачную покупку сделал я всего за пять рублей.
"Ваш Изя - молодец, он умеет покупать! А не могли бы вы продать мне половину курицы?" - попросила старушка.
"Ну конечно, почему же нет, возьмите и ешьте на здоровье", - сказала моя жена, заворачивая половину курицы за два рубля и пятьдесят копеек.
- Я сидел у телевизора и молча наблюдал за происходящим, но не вмешивался, не мог же я себя выдать, - весело закончил он свой рассказ.
Все смеялись, обсуждая эту историю, больше похожую на анекдот.
С тех пор я часто имел удовольствие встречать этого неунывающего человека, неутомимого рассказчика и выдумщика. У него всегда была в запасе веселая шутка или история, которые я с истинным наслаждением выслушивал, не замечая, что за разговорами он провожал меня до самого дома.

До сих пор я припоминаю его смешные истории и пересказываю их своим друзьям.
Количество обращений к статье - 1620
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com