Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Времена и имена
В кино и в жизни
Лина Торпусман, Иерусалим

Наверное, многим из ex nostris (из наших) запомнилась врач Софья Борисовна Гринберг из михалковского фильма «Утомлённые солнцем-2. Цитадель». Великолепный хирург, волевая и резкая, заботливая и участливая, читающая на немецком стихи Гейне прооперированному ею фашисту, который потом вышел на мороз просить себе смерти.

А мне вспомнились еврейки, врачи, прошедшие фронт. Была ли на фронте Берта Еремеевна Гуревич, я, правда, точно не знаю, но, судя по всему, была. Высокая подтянутая брюнетка, которую опасались и слушали все беспрекословно. От санитарки до врача. «С Бертой я схлестнуться не хотела б», - призналась мне анестезиолог, кандидат наук, сибирячка с далеко не сахарным характером. Берта Еремеевна «щёлкала» операции аппендицита за 25-30 минут. С маленьким швом и без всяких осложнений. Как-то в палате зашёл разговор о национальности врача. Больные предположили, что Гуревич – еврейка. Но две нянечки встали грудью: «Да вы что?! Она наша, русская. Тогда, в двадцатые, иностранные имена давали – Берта да Клара. А отец её – Ярёма, самый русский и есть». «А фамилия Гуревич?». «По мужу». Нянечки победили, о пророке Иеремии спорившие не слышали.

С детским врачом Нелли Львовной Виноградовой (1920-2005) мы были знакомы много лет. Её, как и многих студентов-медиков, мобилизовали на фронт из института. И сразу в прифронтовой госпиталь, в барак, где лежали раненые немцы, и среди них много эсэсовцев. «Я еврейка. Немцев лечить не пойду», - отказалась Нелли. «Ты не похожа и знаешь немецкий. Кру-у-гом!» - рявкнул начальник. Каждую свободную минуту она выбегала в другой барак, где находились раненые красноармейцы. Но те, узнав, кто их соседи, стали просить, требовать от Нелли, чтоб она хоть одного эсэсовца привела к ним «на потеху». Лекарств, особенно обезболивающих, не хватало. Конечно, они шли в первую очередь своим. Нелли вытаскивала осколок из эсэсовца без наркоза. «Он страшно стиснул зубы, весь побелел, но... молчал». Другому эсэсовцу потребовалось срочное переливание крови. Обессиленный, он как-то сумел прочесть фамилию донора на сосуде. «Найн! Найн!» - взметнулся и завопил он. «Я не хочу кровь еврея!». «Другой крови вашей группы нет», - сообщила Нелли. «Найн!». Она объяснила, что без переливания крови неминуема смерть. Он выбрал смерть... Нелли Львовна умолкла. «И что же?» - спросила я. «Сдох», - недобро усмехнулась она.

Военврач Вера Яковлевна Горелик была мобилизована из института вместе с братом-близнецом Борисом. Но служили они в разных частях. Подруга и землячка Веры (из Романова Житомирской области) хирург Софья Александровна Вальдман (1921-1944) получила смертельное ранение при обстреле медсанбата фашистскими лётчиками. Бомбёжку асы вели прицельно – над медсанбатом висело белое полотнище с красным крестом. Там, на фронте, Вера Яковлевна поклялась – если она выживет, то станет детским врачом. Все родные - и её, и подруги Сонечки - погибли в оккупации. Брат-близнец Борис, возвращавшийся в победном сорок пятом, прилёг отдохнуть в поле, и шофёр грузовика не заметил уснувшего... Наперекор всем смертям и горю Вера Яковлевна стала детским врачом от Бога. Оне живёт сейчас в Рамле, написала замечательные воспоминания. Её покойный муж Вениамин был профессиональным военным. Врачами работают в Израиле дочь Римма и внук Борис. 21 сентября 2011 года Вере Яковлевне исполнилось 90 лет.

Дорогая Вера Яковлевна! Живите долго и счастливо на радость всем, кто знает Вас. Каждый, кто прочитает эти строки, пожелайте здоровья и удачи прекрасному человеку.
Количество обращений к статье - 1700
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (2)
Григорий Рейхман | 28.02.2012 09:11
Акива, плохо читаете - формальный информационный повод - фильм, причина глубже. О медиках-евреях писано много, но далеко не все. Надо воздать, пока живы и - сказать им спасибо. За все. Моя тетя Мария Яковлевна Эскина прошла войну фронтовым врачом - хирургом, а ее родителей и младшую сестру расстреляли немцы. В Таганроге. Тетя умерла в 1985 году. В Москве. Сын ее Леонид Хейфец с женой Наташей и двумя детьми, Машей и Юрой прибыл в Израиль в начале 90-х. Может, случайно прочтет, поймет, что и о его маме помнят...
Гость Акива | 23.02.2012 08:01
Здравствуйте, Лина. Чего это вдруг Вы решили писать о врачах? Упомянутые Вами врачи конечно заслуживают всяческих похвал, но с чего бы это?

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com