Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Резонанс
Экзамен на способность выжить
Сергей Шафир, Ашдод

28 февраля 2012 года исполнится 23 года со дня организации в Казахстане международного антиядерного Движения «Невада-Семипалатинск». Это произошло на митинге в Союзе писателей Казахстана, в Алма-Ате, на котором известный в мире поэт и общественный деятель Олжас Сулейменов призвал казахстанский народ объединиться в борьбе за прекращение смертоносной деятельности Семипалатинского испытательного ядерного полигона (СИЯП).


В результате двухлетней активной деятельности Движения, поддержке мировых антиядерных сил президент Казахстана Н. Назарбаев, проявив личную волю и мужество, подписал 29 августа 1991 года Указ о закрытии Семипалатинского полигона.

Этот день выбран не случайно. Именно 29 августа 1949 года на «опытном поле» Семипалатинского атомного полигона произведено первое в Советском Союзе испытание так называемого «изделия 501–РДС 1» – атомной бомбы (аббревиатура РДС означает: "Русские делают сами").

История создания атомного, а затем и водородного оружия и его испытания на земле, в воздухе и под землей сегодня хорошо известна. Как и история практического использования тоже. Достаточно вспомнить трагедию японских городов Хиросимы и Нагасаки, когда впервые было применено против людей атомное оружие.

Но сорокалетние испытания на Семипалатинской земле принесли казахстанцам не меньше вреда. И до 28 февраля 1989 года об этом вслух не говорилось. Люди болели, рожали больных детей, умирали и до сих пор продолжают болеть. Но уже в четвертом поколении!

Я об этом знаю наверняка, так как, начиная с памятного митинга в Союзе писателей, продолжаю об этом писать и снимать фильмы. Тогда же съемочная группа киностудии «Казахфильм», в которой мне посчастливилось быть, под руководством директора объединения кинохроники Анар Кашагановой, стала коллективным членом этого Движения. Мы продолжили снимать события, которые развернулись вокруг Семипалатинского полигона и вскоре стали свидетелями невероятных и шокирующих фактов, связанных с воздействием этих испытаний на людей, экологию и даже на психическую составляющую жизнедеятельности человека.

Тогда же я, как автор и режиссер, выпустил два фильма – «Невада-Казахстан» и «Караул». Кроме того, было принято решение продолжать съемки не только на территории Казахстана, но и за его пределами – в Москве. Америке и других местах. Так, шаг за шагом, мы продвигались к главной цели – созданию полнометражного документального фильма «Полигон».

Однако мое непосредственное участие в производстве фильма «Полигон» прекратилось в декабре 1991 года, когда я совершил алию и продолжил свою жизнь в Израиле. Тем не менее, я не прерывал связей с Казахстаном, с Движением «Невада-Семипалатинск», и при поддержке О. Сулейменова, Галины Кузембаевой и всё той же Анар Кашагановой мне удалось снять еще три фильма на эту тему.

Сегодня, я, пожалуй, единственный человек в Израиле, который располагает полной копией фильма «Полигон», в котором академик Андрей Дмитриевич Сахаров дает последнее в своей жизни интервью. Его смерть спустя несколько часов после съемок в гостинице «Москва» оставила неизгладимый след в душах тех людей, которые общались с ним в предпоследние часы его жизни, не подозревая об этом скором и трагическом мгновении.

Это и Олжас Сулейменов, и Владимир Рерих, который провожал Андрея Дмитриевича домой и, ушедший уже из жизни Ораз Рымжанов, и другие. Тогда же все СМИ стали «охотиться» за этим интервью, но группа решила никому его не предоставлять по этическим соображениям. И только спустя некоторое время сделали исключение для сборника статей, писем, выступлений и интервью Андрея Сахарова «Тревога и надежда».

Об этой тревоге за судьбу человечества и надежде на то, что человеческий Разум, осознав все трагические последствия ядерных испытаний и вообще наличия атомного оружия, победит и говорится в этом последнем в его жизни интервью.

Лаконичный язык кинофильма и его временные рамки не позволяли целиком и полностью предоставить его зрителю. Тем более, что в фильме оно дается в некоторой полемике с другим «атомным» академиком - Ю. Харитоном, который выступал за продолжение подземных испытаний. Но это, конечно, надо видеть и слышать.

Поэтому сегодня я имею возможность представить читателям «МЗ» именно те фрагменты из эксклюзивного интервью лауреата Нобелевской премии, академика Андрея Дмитриевича Сахарова, данное им съемочной группе документального фильма «Полигон» из Казахстана в последний день, вернее, в последний вечер своей жизни 14 декабря 1989 года, с некоторыми важными дополнениями.

* * *

«…Утром 14 декабря он написал текст на тему «О внесении изменений в Уголовный кодекс СССР» для выступления на II съезде, потом работал с другими рукописями, и утро прошло без каких-либо примечательных событий.
Днем работал на заседании Межрегиональной депутатской группы, а вечером, как и планировал накануне, поехал на интервью в гостиницу «Москва», в номер к казахскому писателю Олжасу Сулейменову, где его ждала съемочная группа…» (журнал «Огонек», Ирина Асаба).

Сахаров:
– Я примкнул к работе по ядерному оружию, вернее, меня включили в группу, занимающуюся ядерным оружием в июне 1948 года, и меня не спросили об этом – хочу я этого или нет. Я несколько раз отказывался, желая заниматься чистой наукой.
Но после того, как я был включен, я работал с большим напряжением сил, считая, что задача, стоящая перед нами, чрезвычайно важна для страны, для человечества. Что необходимо равновесие в ядерных вооружениях двух великих держав и тем самым двух великих систем мира. И именно это послужит гарантией того, что это оружие не будет применено.
Первым большим испытанием, когда я впервые приехал на Семипалатинский полигон, было испытание в августе 1953 года. Было принято решение – в подветренном секторе произвести эвакуацию населения. Сначала это решение приняли ученые, группа ученых. И мы добивались, чтобы это решение было принято командованием испытаний, военными. И представителем Совета Министров.

Газета «Правда», правительственное сообщение об испытании водородной бомбы в Советском Союзе:
«На днях, в Советском Союзе в испытательных целях был произведен взрыв одного из видов водородной бомбы. Вследствие осуществления в водородной бомбе мощной термоядерной реакции взрыв был большой силы. Испытание показало, что мощность водородной бомбы во много раз превосходит мощность атомных взрывов…».

Сахаров:
– Последствия этого испытания продолжают сказываться даже до сих пор…
Таков психологический фон, на котором я стал во многом пересматривать свои позиции. И первое, против чего я решил бороться, это против испытаний в воздухе, космосе, на воде. Но первоначально это формулировалось как вообще запрещение испытаний.
В 1958 году Хрущев принял решение об одностороннем отказе Советского Союза от ядерных испытаний. В марте 1958 года, когда он занял пост председателя Совета Министров, он это решение пересмотрел. И осенью того же года была назначена новая серия испытаний. Я считал это недопустимым, такое шараханье, и поехал к Курчатову. Он согласился со мной, что испытания приводят к большим человеческим жертвам. И мы не должны нарушать наш мораторий через полгода после того, как мы его объявили. Курчатов поехал в Ялту, где отдыхал Хрущев. Но Хрущев его прогнал…

Из выступления Хрущева:
«…Слушайте, так зачем же мы делаем бомбу? Бомбы, чтобы защищать нас, себя. На нас нападают, так что же, мы их будем держать, как трусы, понимаете. Идти и уговаривать, что на нас нападаете? Нет. Мы их пустим в дело…
Я этот секрет выдам вам. Мне, как председателю Совета Министров, предложили ученые, что мы вам, правительству, дадим бомбу – 100 миллионов тонн тротила.
Одна бомба, одна бомба!».

Сахаров:
– Хрущев не принял предложение Курчатова, испытания были проведены, а затем еще была проведена серия испытаний. Но потом возник фактический мораторий их проведения со стороны ряда ядерных держав. В 1961 году, в период нового обострения международной обстановки, Хрущев принял решение вновь возобновить испытания. Я уже рассказывал о диалоге, который возник потом между мной и Хрущевым. Хрущев сказал, что на самом деле существует только одна политика – с позиции силы, и он был бы слюнтяй, если бы слушался таких, как Сахаров. В результате уже подготовленные за время моратория ядерные заряды, а также те, что мы делали в очень спешном порядке, были взорваны. Я проявил очень большую энергию, расширив программу по сравнению с тем, как она была назначена министром.
Я считал, что нужно было вложить в нее максимум, так как это все-таки была последняя серия испытаний. Но тут я опять ошибся. Следующая серия была у нас в Советском Союзе в 1963 году, прошу прощения, в 62-м году.
А в 1963 году все-таки удалось заключить соглашение о запрещении ядерных испытаний в трех средах. Я очень горжусь, что был одним из инициаторов этого Договора. Тогда это было очень важным шагом вперед. Но при этом сохранялась возможность разработки новых типов ядерного оружия при помощи подземных испытаний. Это, собственно, главное следствие.
Но исчезло, практически полностью исчезло заражение атмосферы радиоактивными продуктами. То есть те тысячи и десятки тысяч человеческих жизней, которыми мы платили за ядерные испытания, мы перестали платить…

Один из отцов бомбы Юлий Харитон на фоне своего детища

На этой фразе интервью А. Сахарова, прерывается другими героями фильма и соответствующим дикторским текстом. В этой части фильма речь уже шла о массовых выступлениях казахстанцев с требованием запретить подземные испытания и вообще закрыть Семипалатинский полигон. И вот точка зрения академика Юлия Харитона – создателя советской атомной бомбы:

– Требование прекратить немедленно ядерные взрывы представляются неразумным и в какой-то мере, я бы сказал, даже опасным. Потому что Соединенные Штаты спокойно продолжают испытания в том же темпе. В общем, зная, что в мире еще достаточно сильны и всякого рода реакционные настроения, тут играть в поддавки нельзя…

Сахаров:
– И возникает опасный порочный круг. Мы не прекращаем ядерных испытаний, потому что мы боимся отстать от американцев, американцы не прекращают, потому что они боятся отстать от нас…
Но я отвечу на два первых американских аргумента. Они одновременно и нашими оказываются. Суть их сводится к тому, что, что пока существует ядерное оружие, оно должно быть в полной боевой готовности. Иначе в нем нет никакого смысла. Значит, мы должны его проверять, а проверять его можно только с помощью ядерных испытаний. Это ложная аргументация в своем последнем пункте.
Мы можем проверять все обстоятельства, связанные с хранением ядерного оружия, воздействием на него поражающих факторов от противоракетной обороны противника. Не произведя истинного ядерного взрыва, заставляя все системы срабатывать, за исключением этого последнего ядерного взрыва. Существуют методы, которые дают возможность сделать это. Как я считаю, с полной проверкой.

Олжас Сулейменов:
– Они (США) говорят, что проверка боеспособности – только одна часть испытаний. Не большая часть. В основном, наращивание качественно новых видов вооружения…

Сахаров:
– Наращивание качественно нового вида вооружений - это так называемое оружие третьего поколения. Во-первых, это оружие никому не нужно для поддержания мира. Для чего, на самом деле, нужны ядерные испытания или могут быть нужны? Для того, чтобы разрабатывать принципиально новые конструкции. Такие, которые могут понадобиться для программы СОИ и для каких-то новых способов использования ядерного оружия. Но если мы даже встанем на точку зрения, что ядерное оружие нужно для того, чтобы предотвращать войну, все равно эти новые системы для этого не нужны. Достаточно быть уверенным в том, что ни одна из сторон не совершает этого нового технического рывка, нового прорыва.
Поэтому прекращение ядерных испытаний решило бы эту проблему. Именно поэтому я считаю, что Советский Союз может пойти на односторонний мораторий в прекращении ядерных испытаний.
Я считаю, что наша страна может пойти на политический риск ради очень важной цели. Она может объявить о бессрочном прекращении ядерных испытаний, которые будут возобновлены только при резком изменении политической ситуации в стране…
ХХ век – это действительно век науки. Но ядерная наука - это только очень маленький кусочек того, что мы получили в ХХ веке. На самом деле достижения науки колоссальные. Они охватывают самые глубины строения материи, гораздо более глубинные, чем ядерная физика – космос и природу жизни. Во всех этих областях произошли огромные прорывы, имеющие огромные последствия для жизни человеческого общества.
Но благодаря тому, что это произошло в очень критический период человеческой истории, последствия эти были неоднозначны. И, может быть, две главные опасности, угрожающие жизни на Земле, - это всеобщее уничтожение в ходе всеобщей термоядерной войны и уничтожение от экологических последствий. Они тесно связаны с прогрессом науки и техники. Но я считаю, что в целом прогресс есть явление необходимое в истории человечества. Он создает новые проблемы, но он же их и разрешает. И человечество вне прогресса существовать не может, это его форма существования. Я надеюсь, что вот этот критический период человеческой истории, будет преодолен. Это некий экзамен, который человечество держит. Экзамен на способность выжить…

…Журналист Владимир Рерих после интервью привез Сахарова на машине к дому на улице Чкалова. Было тепло, падал мягкий, совсем новогодний снег. Рериху хотелось сказать на прощание что-то значительное, проникновенное, но у него на языке вертелась какая-то выспренняя чепуха, и он как заведенный бормотал только слова благодарности. Сахаров улыбнулся, протянул руку. Его глаза без очков утратили всегдашнее выражение предельной сосредоточенности и едва заметной настороженности.
Он повернулся и пошел к подъезду… Высокий, немного сутулый, но до неузнаваемости моложавый, в своей куртке и пушистой меховой шапке… (журнал «Огонек», Ирина Асаба).
Количество обращений к статье - 1754
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com