Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Времена и имена
Михоэлс, которого я помню
Зиси Вейцман, Беэр-Шева

Когда его убили в Минске в ночь с 12 на 13 января 1948 года, мне было чуть больше года. Но я его помню - Михоэлс живет в моих чувствах, ассоциациях: с кадров старой кинокомедии "Цирк", увиденной в детстве - там на руках он держит чернокожего глазастого мальчугана и на идиш напевает ему колыбельную. И еще с невесть откуда попавшей в наш дом маленькой книжицы в мягкой обложке под простым названием "Михоэлс", выпущенной на русском языке в еще не разгромленном издательстве "Дер эмес" в 1948-м, через два месяца после смерти артиста.


Мне неведомо, как эта книжка попала к нам, ведь по-русски тогда в нашей семье, кроме бабушки, никто не читал. Родители читали на идиш, на румынском, а на русском не могли, потому что жили "при румынах". Возможно, книжку прочитала бабушка, учившаяся в давние годы в русской школе, и потом, когда Михоэлса объявили "главным сионистом", глубоко запрятала - от греха подальше. Через много-много лет эта книжка приехала со мной в Израиль и, как семейная реликвия, хранится в книжном шкафу.

Спустя годы, когда я выучился читать на мамэ-лошн, то обнаружил присутствие Михоэлса в пронзительном стихотворении Шике (Овсея) Дриза "Фиолетовый день" (в оригинале оно называется "А холэм" - "Сон"), хотя автор, написавший эти строки в тяжелейшие для нашего народа дни, не называл напрямую имя того, кого хоронили, но было и так ясно:

День был фиолетовый,
Облачное небо -
Рыбья чешуя.
Где-то шумели
Трамваи, машины. А здесь, на Малой Бронной
Стояла тишина.
И процессией странной
Желто-красно-зеленой
В тишине
Шли шуты.
Было хмуро и сыро.
Шуты несли
На своих плечах
Прах
Короля
Лира...
(Перевод Генриха Сапгира).

В Москве, на Малой Бронной, доживал последние дни государственный еврейский театр - ГОСЕТ. И потому вместе с его руководителем Михоэлсом как бы уже хоронили и театр. Очевидцы рассказывали, что во время траурной процессии на крышу одного из ближайших домов взобрался седой скрипач.

И взвилось
Синее пламя волос!
И запела скрипка -
Золотая рыбка!
Плачь, рыбка, плачь
Над лицом короля...
( Ш. Дриз. "Фиолетовый день", пер. Г. Сапгира).

Предо мной стоит Михоэлс, о котором более детально я узнал из книг, изданных после того, как его имя вышло из тени запрета. Да еще из рассказов людей, которые его помнили. Время безжалостно - их почти никого не осталось. Узнал, например, что после революции Михоэлс поступил в открывшуюся в Петрограде Еврейскую театральную студию, которой руководил Алексей Михайлович Грановский (Авром Азарх), впоследствии ставшей знаменитым ГОСЕТом. Так вот, спектакль "Мистерия-Буфф" Владимира Маяковского в постановке Еврейской студии, игравшей только на идиш, летом 1921 года - в период работы Третьего конгресса Коминтерна, на котором, кстати, выступал Ленин, был показан многочисленным делегатам на немецком языке в переводе Риты Райт. В конце двадцатых после триумфального гастрольного шествия по Австрии, Германии, Франции молодого еврейского театра, спектаклями которого восхищались Бертольд Брехт, Лион Фейхтвангер, Зигмунд Фрейд и многие другие, А. Грановский, мечтавший о гастролях своего коллектива в Америке, становится "невозвращенцем", а Михоэлс - руководителем театра.

В 1923 году зрители увидели артиста Михоэлса в роли Шимеле Сорокера в шолом-алейхемовской пьесе "Двести тысяч" ( "Крупный выигрыш"). На премьеру оперативно откликнулся солидный журнал "Театр и музыка": "Таким образом, бедняк Шимеле Сорокер выиграл двести тысяч. И мы, зрители, тоже выиграли, вытянув счастливый билет, на котором написано, что настоящая еврейская комедия в народном стиле в наших руках...".

Михоэлс сумел соединять, как принято у евреев, смешное с грустным. Когда ловкие дельцы выманивают у него деньги, он без сожаления возвращается к своей прежней, пусть голодной и нищей, но зато свободной жизни.

Я помню эту комедию в народном стиле, увиденную в отроческие годы в начале 60-х. Спектакль "Двести тысяч" привез в наш бессарабский город, где больше половины жителей понимали идиш, московский еврейский драматический ансамбль, которым руководил артист и режиссер Биньомин Шварцер. В комедии, в которой участвовал весь коллектив ансамбля (несколько артистов из того, уцелевшего госетовского состава), от прежнего спектакля еврейского театра на Малой Бронной остались лишь музыка блистательного композитора Льва Пульвера и принцип единства сценической речи, который свято соблюдал в своем театре Соломон Михоэлс, - литературный идиш.

В апреле 1935-го ГОСЕТ отмечал очередную годовщину своей деятельности. Пятнадцать лет актерской жизни отмечал в это время и Михоэлс. На сцене театра в прекрасном переводе еврейского поэта Самуила Галкина шла трагедия Шекспира "Король Лир". Король Лир Михоэлса - слепой обманутый старик, потерявший веру в близких и во все человечество, - без бороды, лысоватый, невзрачный. Он двигался по сцене, ощупывая рукой воздух. В свалившиеся на его бедную голову несчастья он осознает ту несправедливость, которую творил сам. Игра великого артиста соответствовала масштабу шекспировской трагедии . Сохранились некоторые кинокадры со сценами из этого спектакля, которые мне посчастливилось увидеть: их однажды в середине 90-х привезла в Самару, в которой я тогда проживал, бывшая артистка ГОСЕТа Мария Котлярова.

Михоэлс и еврейский театр, который он возглавлял, были по-фарисейски обласканы "вождем народов": высокие звания, награды, премии сыпались, как из рога изобилия. Но разогнать Еврейский антифашистский комитет и приступить к массовым арестам деятелей еврейской культуры, чтобы перейти к политике государственного антисемитизма, было невозможно при жизни Михоэлса. Убийством Михоэлса Сталин обезглавил еврейское искусство и развязал себе руки для дальнейших репрессий.

В предвоенные годы наряду с "Тевье-молочником", "Блуждающими звездами" и другими постановками шолом - алейхемовская идея особенно воплотилась в глубокой вере артиста и режиссера Михоэлса в то, что "звезды не падают, звезды блуждают"...

В начале войны был создан Еврейский антифашистский комитет (ЕАК), который возглавил Михоэлс. На весь мир прозвучали произнесенные им на митинге представителей еврейского народа горькие слова: "Еврейская мать! Если даже у тебя единственный сын, - благослови его и отправь в бой против коричневой чумы..."/

В 1943 году вместе с поэтом Ициком Фефером, расстрелянным позже по "делу ЕАК" в августе 52-го, Михоэлс ездил по городам и весям США, Канады, Мексики, Великобритании, собирая огромные средства в фонд помощи Красной армии - на борьбу с нацизмом. Результат поездки впечатляет: тысяча новых самолетов, пятьсот танков и два парохода с теплой одеждой, обувью, медикаментами, продовольствием - в 43-м году, в самое тяжелое для Советского Союза время.

Режиссерское дарование Михоэлса наиболее полно отразилось в спектакле "Фрейлэхс" ( "Веселье") - синтетическом по форме, отличавшемся остротой замысла, импровизацией и виртуозностью. Музыка спектакля звучит радостным гимном еврейскому народу, который, несмотря на огромнйшиее потери, все - таки выжил в Катастрофе. За этот спектакль в 1946 году Михоэлс был удостоен Сталинской премии - высшей в ту пору формой поощрения за выдающиеся творческие достижения.

Когда был убит Соломон Михоэлс, один из тех, кто позже будет расстрелян с другими деятелями ЕАК, поэт Перец Маркиш, успел написать реквием, песнь по погибшему артисту: "Михоэлсу - неугасимый светильник". Одна из набатных строф стихотворения звучит так:

Течет людской поток - и счета нет друзьям,
Скорбящим о тебе на траурных поминах.
Тебя почтить встают из рвов и смрадных ям
Шесть миллионов жертв, запытанных, невинных...
                                    (Пер. Аркадия Штейнберга).

... Я никогда не видел Михоэлса воочию. Но я его помню.
Количество обращений к статье - 5620
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (1)
Гость Б.Г. (Нью-Йорк) | 13.03.2012 00:54
А я видел, в чём, конечно, нет моей заслуги, никакой. Мне было 15-16 лет, а водил и переводил мне с идиша мой отец. Однажды меня познакомили с дочерью великого артиста, она работала в школе, которую незадолго до того я окончил. А с Симой Маркишем я приятельствовал в студенческие годы - светлая ему память!
Вот какой я старый... Спасибо автору за этот очерк! В этом году - 60 лет со времени кровавой сталинской расправы над теми, кто был соратниками великого артиста и общественного деятеля,совестью еврейского народа.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com