Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Почти cерьезно
Энциклопедия еврейского юмора
Генри Д. Спалдинг

ОТ БИБЛЕЙСКИХ ВРЕМЕН ДО НАШИХ ДНЕЙ


(Продолжение. Начало в «МЗ», №332, 334, 336-346)

* * *

«Каков род ваших занятий?» - спрашивает бруклинский федеральный судья бородатого ортодоксального еврея - свидетеля в гражданском процессе.
«Я миньян-мэн».
«Впервые слышу о таком занятии. Что это значит?».
«Видите ли, Ваша Честь, согласно законам моей религии, если девять мужчин собираются для молитвы, им необходимо еще и мое присутствие, чтобы получилось десять человек - миньян».
«Не пойму, что это за профессия такая особенная, - говорит судья, - ведь если, к примеру, я присоединюсь к девяти мужчинам, их тоже станет десять!».
«Вот как! Выходит, вы тоже а ид (еврей), Ваша Честь?!».

* * *

В конце XIX века доктор Макс Мандельштам был самым знаменитым в Киеве специалистом по глазным болезням, и ассоциация окулистов рекомендовала его на должность профессора Киевского университета. Однако Ученый Совет университета отверг его кандидатуру по причине «неподходящей» национальности соискателя. Узнав об этом, доктор Мандельштам вызвал к себе в кабинет дворника и отправил его к председателю Совета с письмом следующего содержания:
«Я почтительно рекомендую подателя сего письма на должность профессора офтальмологии. Он не сведущ в глазных болезнях, как, впрочем, в медицине вообще, однако он христианин, и, следовательно, вполне соответствует главному требованию к претенденту на названную должность».

* * *

Бабушка Фогель, отпраздновав свой 92-й день рождения, почувствовала недомогание. Приглашенного ее внуками врача она с надеждой спросила: «Доктор, можете ли вы меня вылечить?».
Врач осмотрел старушку, затем бережно взял своей рукой ее иссохшую кисть. «Бобэ (бабушка), - произнес он, стараясь говорить как можно мягче, деликатнее, - когда человек приближается к столетней отметке, у него случаются разные недомогания, какие-то боли... Вы должны понимать, что я доктор, а не волшебник. Я не могу сделать вас молодой!».
«Молодой? – воскликнула старушка, - кто говорит, что я хочу быть молодой? Наоборот, лечите меня так, чтобы я стала еще старше, намного старше!».

* * *

Берман, один из самых опытных американских разведчиков, готовится к заброске за «железный занавес». Ему предстоит выйти на связь с глубоко законспирированным агентом Шапиро, паролем будет служить фраза «Солнце взошло».
Глубокой ночью самолет пересекает границу СССР, Берман на парашюте спускается в подмосковный лес, выходит на шоссе, останавливает попутку, потом пересаживается в автобус, и вот уже улица, на которой живет агент. И тут Берман обнаруживает, что под нужным номером – четырехэтажный дом, а номера квартиры ему не сообщили. Но разве это препятствие для гения шпионажа?! Ведь на почтовых ящиках обычно написаны фамилии их владельцев. Берман заходит в первый подъезд и сразу же находит фамилию Шапиро, но рядом... еще один ящик с той же фамилией!
Выхода нет – приходится действовать по обстоятельствам.
Шпион звонит в квартиру на втором этаже, дверь отворяется и Берман спрашивает хозяина: «Ваша фамилия Шапиро?».
«Да, это я».
«Отлично, солнце взошло!».
«Ой, нет! Я Шапиро – страховой агент, а вам нужен Шапиро – американский шпион, он живет этажом выше!».

* * *

Некий депутат Кнессета, известный своим буйным нравом и острым языком, в пылу ожесточенных парламентских дебатов выкрикнул: «Половина здесь присутствующих – безмозглые ослы!».
Со всех сторон послышались возмущенные возгласы, свист. Спикер потребовал, чтобы провинившийся немедленно извинился либо покинул зал заседаний.
«Хорошо, я беру свои слова обратно, - заявил скандалист. – Я извиняюсь и заявляю, что половина здесь присутствующих – не ослы!».

* * *

Мелкий бруклинский торговец Бен Дорман в день 70-летия матери отправил ей утром с посыльным бутылку шампанского и большую банку черной икры. Вечером он приехал к матери, чтобы поздравить ее, и спросил, понравился ли ей подарок.
«Бени, я не в претензии, поверь, - ответила мама, - газировка была вкусной, но вот черника оказалась очень мелкой и пахла почему-то рыбой!».

* * *

Миссис Левин прогуливается вдоль Уилшир-бульвара в Лос-Анджелесе, толкая перед собой коляску с первенцем – малюткой Лили. Идущий навстречу сосед заглядывает в коляску: «Боже, какая прелестная крошка!».
«Это что, - с гордой улыбкой восклицает счастливая мамаша, - вы бы видели ее фотографии!!».

* * *

Еврейский папа впервые привел своего семилетнего сына в общественную баню. Они подошли к бассейну, и отец скомандовал: "Прыгай!".
Вода в бассейне оказалась ледяной, мальчик съежился, его зубы застучали, как кастаньеты. «Ой, папа, ой!» - только и смог он выдавить сквозь посиневшие губы. Отец быстро вытащил ребенка из бассейна, завел его в раздевалку, растер тело теплым полотенцем. «О, папа, о!» - мурлыкал мальчик, жмурясь от удовольствия.
«Сынок, - сказал отец назидательно, - теперь ты можешь понять разницу между ледяной водой и грехом. Когда ты прыгнул в бассейн и замерз, ты закричал «Ой, ой!», а когда согрелся и тебе стало хорошо – радостно повторял «О!». А вот если ты совершишь грех, всё будет наоборот: сначала «О!», зато потом - «Ой, ой!!».

* * *

Эту историю рассказал Гарри Берман, владевший в 1920-х магазином женского модного платья на углу 14-й Стрит и Второй Авеню в Нью-Йорке.
С началом Великой депресии у него появились финансовые затруднения, и ему пришлось взять кредит в Bank of The United States - 3.000 долларов, сумму по тем временам весьма значительную. Ему удалось удержаться на плаву, но когда через полгода истек срок кредита, у него не оказалось требуемой суммы.
Решение пришло мгновенно: Берман взял новый кредит, теперь уже в First National Bank, и погасил прежний долг. История повторилась спустя полгода, на этот раз он занял деньги в Chase National Bank, после этого был Corn Exchange Bank. Наконец, очередь опять дошла до Bank of The United States, и все пошло по прежнему кругу. Получив очередное строгое напоминание о выплате долга, Гарри отправился в банк.
«Посмотрите, - обратился он к менеджеру, - какая у меня с вами завязалась бессмысленная кутерьма. Я, ваш клиент, вынужден бегать из банка в банк, чтобы в очередной раз выплатить долг. Не проще ли всем банкам, с которыми я имею дело, каждые полгода автоматически платить деньги друг другу и не морочить мне голову?!».

* * *

1931-й год, Великая депрессия в самом разгаре. Очередной банк объявил о банкротстве, а поскольку тогда не существовало федеральной системы страхования банковских вкладов (FDIA), это означало, что все вкладчики лишились своих денег. Еще с ночи около входа в банк скопилась очередь тех, кто надеялся получить хотя бы какую-то часть своих вкладов.
Действительно, несколько человек прошли внутрь и получили четверть причитающихся им сумм, но когда очередь дошла до Шимона Гольдфарба, охранник перегородил ему дорогу и объявил, что деньги кончились. «Ну что ж, ты тоже можешь идти домой, - сказал Гольдфарб охраннику. - Мои сорок три доллара и девять центов пропали. Тебе теперь нечего охранять!».

Вольный перевод:
Зиновий Гольдфельд, Нью-Джерси
Количество обращений к статье - 1832
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com