Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Pro et contra
Об одной поклоннице Вагнера
Владимир Опендик, Нью-Йорк

Антисемитов, признанных национальными классиками в мировой культуре, всегда существовало достаточно много. Назовём для примера имена В. Шекспира, Н. Гоголя, Ф. Достоевского и других. Однако даже на общем фоне творчества антисемитов личность немецкого композитора и публициста Рихарда Вагнера выделяется огромными "заслугами" в подготовке уничтожения еврейского народа.

Вагнер первым выдвинул идею «окончательного решения» еврейского вопроса. Он потребовал "насильственного устранения» евреев из жизни Германии и Европы", призвал к истреблению евреев, как устно, так и в своих статьях. Фактически, Вагнер был провозглашен пророком и национальным героем Третьего рейха, и Гитлер считал его своим духовным учителем, называл творчество композитора «высочайшим выражением немецкой души». Музыка Вагнера звучала на съездах национал-социалистической партии и сопровождала узников концентрационных лагерей в газовые камеры. Без всяких передержек можно утверждать, что Вагнер имел прямое отношение к идее уничтожения еврейского народа, являлся предтечей нацистов.

В этой статье речь вновь пойдёт об отношении евреев к личности и творчеству отнюдь не рядового антисемита в связи с очередной попыткой нью-йоркского музыковеда Майи Прицкер оправдать свою необычную привязанность к произведениям композитора Вагнера (М. Прицкер, «Вагнер: любить иль ненавидеть», «Репортёр», № 288, 13 апреля 2012). «Думаю, что проблему своих отношений с Вагнером каждый должен решать сам, основываясь на собственном опыте и восприятии», - написала г-жа Прицкер.

Майя Прицкер и ее «протеже»

Старославянская соединительная частица "иль" вместо "или", да и имя известного в эмиграции музыковеда и неустанного пропагандиста достижений музыкальных деятелей заставили меня обратить внимание на эту статью. Чтобы сочинить приведённую выше строчку заголовка, и думать-то особо не следовало, ибо отношение к любым проявлениям окружающего мира каждый человек обречён формулировать самостоятельно. Однако суть этих отношений изначально зависит не столько от собственной впечатлительности или опыта, сколько от воспитания, образования, интеллекта и, самое главное, от наличия моральных принципов. Человеконенавистническая литература и музыка, отрицающие понятие гуманизма в отношениях между людьми и народами, не могут считаться классическими. Однако некоторые бывшие советские евреи не желают отказаться от догм, которыми их пичкали в школе.

Статья Прицкер написана в манере вопросов и ответов в вопросительной форме. Даже на вопрос, содержащийся в названии статьи, "Вагнер: любить иль ненавидеть?", музыковед умудрилась ответить в такой замысловатой форме, что не каждый читатель поймёт его однозначность: "Не откажу Вагнеру в чести". Прицкер решила оказать Вагнеру честь своей приверженностью к его произведениям. Однако и сама постановка вопроса в отношении Вагнера неверна, ибо речь-то не идёт об эмоциональном восприятии - любви или ненависти - его творчества, а о реальной оценке произведений и взглядов Вагнера с точки зрения национальных интересов еврейского народа.

Дилемму отношений евреев к личности и творчеству Вагнера сама Прицкер изложила в виде примера восприятия композитора двумя знакомыми. Мужчина, которого Прицкер называет "неким гражданином", считает Вагнера "подонком, кости которого нужно отдать собакам", а его подруга увидела в музыке композитора "чувственную красоту и глубокие философские и психологические прозрения", которые затмили для неё злобный антисемитизм идеолога Третьего Рейха. Чувствуется, что в этих словах скрывается оценка самой Прицкер, которая склонна к витиеватым выражениям, не содержащим ничего, кроме высокопарности. Скорее всего, и весь диалог придуман самой Прицкер. Не желая давать оценку двум мнениям, г-жа Прицкер лишь заметила, что эти люди "говорят о разном". Нет, неверно, они говорят об одном и том же Вагнере, но с разных позиций. Мужчина оценивает Вагнера по результатам антисемитской деятельности, а его спутница эмоционально воспринимает услышанные мелодии: "мне понравилось". Только с позиции эмоций можно говорить о таких понятиях, как любовь и ненависть. Следует исключить страсти и воспринимать явление Вагнера с точки зрения влияния этой личности на судьбу евреев, в результате и оценка творчества будет совершенно иная. Поэтому оперы Вагнера собирают в качестве зрителей крайне эмоциональные натуры вместе с толпой разномастных антисемитов, для которых идеи уничтожения евреев – как бальзам на душу.

Г-жа Прицкер приводит множество примеров необычайной популярности в мире вагнеровских опер, постановки которых в наши дни наперегонки спешат устраивать музыкальные деятели в ряде американских городов, а также в Мюнхене, Лондоне и России. Эка невидаль, что музицирующие немецкие, английские и русские антисемиты восхищаются творчеством Вагнера! Так ведь такое поведение для них является естественным и привычным состоянием, потому что судьба евреев их совсем не интересует. Попробуйте поставить на русской сцене произведение какого-либо автора, который бы, к примеру, призывал к уничтожению русских. Из этой «постановочной» затеи ничего не получится. Впрочем, подобное утверждение справедливо и для других народов, которые заботятся о своём национальном авторитете. Только в отношении беспринципных евреев возможны подобные музыкальные и прочие эксперименты.

Противоестественным следует считать поведение тех еврейских деятелей, которые присоединяются к общему хору любителей "чистой" музыки и громче других поют дифирамбы тем, кому с точки зрения национальной безопасности и достоинства петь как минимум некомфортно. Но Прицкер идёт дальше, и в духе старой советской пропаганды, не моргнув глазом и явно преувеличивая, заявляет, что "человечество по сей день не может вдосталь насытиться его творчеством". Неужели африканцы, латиноамериканцы, азиаты, мусульмане Европы, народы Севера, японцы и китайцы и другие всё ещё умирают от неутолённой жажды припасть к источнику творчества Вагнера?

Г-жа Прицкер не скрывает безнравственности поступков Вагнера, но делает это лишь для того, чтобы казаться объективной. Она сообщает читателям содержание письма к Листу, в котором Вагнер признавался, что не может "нормально функционировать без проявления антисемитизма", то есть без ненависти к еврейскому народу. Вагнер проявлял "возмутительную неблагодарность по отношению к Мейерберу и Мендельсону", к известным еврейским композиторам, которые помогали ему в начале творческого пути. Прицкер сообщает, что "Вагнер не гнушался заимствовать везде и всюду", то есть воровал чужие мысли и мелодии, и "вообще использовал всех, кого можно, будучи мегаломаньяком и оппортунистом".

Как бы оправдывая Вагнера, Прицкер заявляет: "А антисемитом Вагнер был далеко не первым в истории - просто кричал об этом громче и злее других", а "своё антисемитское эссе он сочинил...", чтобы "вызвать скандал и привлечь к себе внимание и, главное, деньги". Ничего положительного о таком человеке сказать невозможно, а в отношении "крика" сказано неверно. Речь не идёт о громкости звучания, а о принципиально новом идеологическом уровне антисемитизма, если такой вообще может существовать в природе. Идея Вагнера об уничтожении еврейского народа полностью была взята немецкими нацистами за основу деятельности в годы Холокоста. Эта "мелочь" не позволяет растворить личность Вагнера среди прочих антисемитов, но г-жа Прицкер её как бы ни замечает.

И вот, после перечня неблаговидных поступков композитора Прицкер риторически спрашивает: "Примирить или разводить личность и творчество?". Во-первых, речь не идёт о примирении, потому что творчество отражает особенности личности, и между этими понятиями не существует никакого конфликта. Вагнер восхвалял и героизировал арийский дух, ставил его выше других. Эта манера творчества вполне соответствовала его идеологическим взглядам. Во-вторых, никакими статьями и фразами невозможно примирить еврейский народ с антисемитом Вагнером. Любые намерения подобного рода вредны для морального здоровья еврейского народа. В-третьих, творчество Вагнера, которое так дорого антисемитам разных мастей и некоторым беспринципным искусствоведам, имеет относительную ценность, и не для каждого эта ценность может представлять какой-либо интерес.

В ответах Прицкер можно обнаружить жалкие потуги оправдания Вагнера. Вот как они звучат. Прицкер считает, что "обострённая реактивность, нервность, сверхэмоциональность Вагнера" были "причиной его сверхраскалённой риторики в полемических текстах". Если Вагнер был психически неадекватен, как и некоторые другие антисемиты (Гоголь, Достоевский), то его так и следует оценивать. Нервозность личности и неуравновешенность характера не обязательно должны привести к вспышке национальной ненависти. Для такой ненависти нужны иные качества личности - злобность, завистливость, агрессивность, отсутствие чувства самокритики, необъективность, и так далее. Прицкер объясняет дикие взгляды Вагнера вспышкой национализма в Германии и личным стремлением к популярности и выгоде. Кроме аморальности Вагнера это утверждение ни о чём не свидетельствует.

Что касается слов Прицкер, что "немало евреев из окружения Вагнера предпочитали закрыть глаза на его публицистику", так подобных евреев всегда было предостаточно. Под магнетизмом общественного мнения, которое прославляет творчество Вагнера, эти евреи, не имеющие собственной позиции, и сегодня продолжают петь осанну антисемиту. Вся статья г-жи Прицкер - тому подтверждение. Все доводы, которые она приводит, являются второстепенными, надуманными, призванными завуалировать главную опасность, которую продолжает нести нашему народу зловещая личность композитора-нациста.

В результате Прицкер с ужасом в голосе спрашивает: неужели придётся "вычёркивать Вагнера из истории искусства?! Тратить энергию на ненависть к тому, кто её всё равно не почувствует?!" С той ненавистью, которую навечно посеял Вагнер к евреям, ничто сравниться не может. Умерший Вагнер не может почувствовать ни ненависти, ни восхвалений. Речь идёт о живущих людях, которые не должны терять собственное достоинство и не заниматься восхвалением творчества человека, который призывал к уничтожению. Среди евреев ещё встречаются люди, которые называют классика русской литературы Ф. Достоевского, отъявленного антисемита, великими гуманистом. А этот "гуманист", между прочим, утверждал: «Дух (еврея)… дышит безжалостью ко всему, что ни есть еврей». «Еврей, где ни поселялся, там ещё пуще угнетал и развращал народ…, ещё отвратительнее распространялась безысходная, бесчеловечная бедность, а с нею и отчаяние».

Вопрос г-жи Прицкер в отношении исторической ценности творчества Вагнера напомнил аналогичное недоумение писателя С. Резника в отношении творчества и личности Достоевского: "Так что, нам следует отдать Достоевского красно-коричневым?" Уверен, что русские и иные антисемиты не откажутся взять на своё вооружение «ударные» антисемитские высказывания Вагнера и Достоевского, при этом не спрашивая согласия евреев.

Вместо самостоятельного анализа реального творчества Вагнера Прицкер преподнесла читателям очередную порцию патоки, которая не может ни оправдать антисемитизм композитора, ни подтвердить ценность его музыкальных достижений для всего человечества. Завершая статью, Прицкер, опять же в виде вопросов, отмечает те компоненты его творчества, которые не позволяют её утончённой натуре отказаться от чувственного наслаждения музыкой. Эти компоненты достойны того, чтобы их привести вновь. Стиль изложения весьма стандартный и повторяет обычные восторженные отклики бывших советских музыковедов, которые отличались высокопарной литературщиной, не содержащей явных признаков какого-либо смысла.

От каких же ценностей не может отказаться г-жа Прицкер? Прежде всего, от желания "вновь перенестись в мир вечной природы и древнего мифа, с его подводными глубинами, заоблачными вершинами, с его людьми и так похожими на них богами". Восторженный музыковед готова раствориться без остатка в "весеннем" дуэте Зигмунда и Зеглинды", переживать без конца "драму Вотана" и мечтает "вздрогнуть от ужаса при первых аккордах Траурного марша Зигфрида". Вот сколько удавольствий можно лишиться, если не слушать музыку Вагнера! Без Вагнера Прицкер никак не может "задуматься о бренности желаний и непредсказуемых последствий деяний, об опасности грубого вторжения человека в мир природы, о тщете и бесплодности борьбы за власть и деньги, о спасении любовью и обречённости любви". Когда сотни тысяч евреев шли под звуки музыки Вагнера в газовые камеры, они вряд ли могли думать подобным образом. Возможно, г-же Прицкер эти выдуманные красивости кажутся убедительными, но они никак не вяжутся с тем, к чему сам Вагнер стремился в жизни, ступая по головам своих конкурентов, - к власти, к деньгам, распространению ненависти, к подлости, воровству и так далее. А Прицкер желает облагородить Вагнера.

Осталось напомнить читателям, что музыка Вагнера пользовалась особой популярностью у нацистов Германии и их фюрера. Оказалось, что их музыкальные вкусы совпали со вкусами нью-йоркского музыковеда Прицкер и тех, кто сегодня всё ещё распространяет оперы Вагнера. Статья этой дамы напомнила мне январскую передачу А. Гранта на телеканале RTN, где нередко выступает и она. Передача была посвящена очередной годовщине уничтожения киевских евреев в сентябре 1941 года. В передаче участвовали Ф. Стукельман, брайтонская общественница, и раввин Дома ритуальных услуг "Невский-Яблоков", общественный деятель М. Зарх. Не будучи детально знаком с историей трагедии, Грант хвалил автора книги И. Левитаса о Бабьем Яре за то, что тот перечислил поимённо 18 тысяч погибших, хотя в Бабьем Яру были расстреляны не менее 150 тысяч евреев, то есть в восемь раз больше. Конечно, можно похвалить профессионального еврея и за это, хотя сохранение памяти о погибших – не только в перечислении их имен.

Но в программе Гранта это были только цветочки. А ягодки... Вездесущая Фира Стукельман, ветеран зажигания поминальных свечей где-только-можно, рассказала о митинге памяти, не забыв упомянуть о своей роли в поддержке строительства мечетей, что, в конечном счёте, учитывая рост радикальных настроений мусульман во всём мире, может привести евреев к новой трагедии. Но затмил всех выступавших раввин Зарх, слова которого привожу по памяти: "Исторический опыт показал, что не следует стремиться сломать палку, которой тебя бьют по голове. Это ни к чему не приведёт, потому что появится новая палка. Нужно искать в людях хорошие качества и призывать их к благородным поступкам". Эта мысль раввина настолько «глубока», что не требует никаких комментариев.

Слова р. Зарха об отношении к палке ярко иллюстрируют точку зрения тех, кто сегодня занимается восхвалением творчества Вагнера. Подобная рабская психология ведёт к новой Катастрофе, если большинство не поймёт, что только мы сами должны взять судьбу в свои руки и спасти себя от уничтожения. Если у человека нет чувства собственного достоинства, если он не считает себя личностью, достойной уважения, кто же в мире будет уважать его?
Количество обращений к статье - 3377
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (18)
Гость | 05.05.2012 03:55
НЕСКОЛЬКО СЛОВ О ГЛУПОСТИ
К сожалению, некоторые авторы комментариев, как правило, анонимные, не поняли содержания статьи, подменили его другой темой или приписали мне мысли, которые сами же и придумали. Особенно безобразным является комментарий Гостя от 01.05.12, в том числе его наплевательская фраза: "Опендик и его единомышленники уверены, что знание об антисемитизме Вагнера должно отражаться на восприятии его музыки. Это просто глупость. А на глупые рассуждения наплевать". Ничего подобного в моей статье нет и быть не могло. В самом заглавии речь идёт "об отношении евреев к Вагнеру", а не к его музыке. Автор этой фразы сам попал в глупое положение. Речь идёт о том, что восхваление и восхищение евреев творчества Вагнера, каким бы оно не казалось значимым, является аморальным и лишает подобных евреев собственного достоинства, потому что этот музыкант призывал к уничтожению еврейского народа. Человек без достоинства подобен тряпке, о которой каждый может вытирать свои грязные сапоги.
В моей статье не отрицаются творческие способности некоторых антисемитов, вообще не даётся никакой оценки, поскольку любая оценка является субъективной и относительной. Спорить о том, был ли Вагнер гением или нет, равносильно переливанию воду из пустого ведра в порожнее. О музыкальных достоинствах Вагнера даже некоторые музыковеды, в том числе и Прицкер, пишут штампованными фразами, невразумительно и крайне примитивно. Упомянутый наивный аноним спрашивает: "Где у Вагнера антисемитизм в музыке?" Отвечу на глупый вопрос словами самого Вагнера, который подчеркнул неразрывную связь между личностью и творчеством: "Было бы величайшей ошибкой отделять Вагнера-мыслителя и философа от Вагнера-композитора. Может быть, в других случаях возможно, но в моем - нет".
В моей статье речь идёт о том, чтобы евреи, знающие о варварских взглядах Вагнера, не пели дифирамбы антисемиту, не участвовали в пропаганде его творчества. Что касается музыки Вагнера, то многие евреи-музыковеды говорят о ней с восхищением по инерции, сами толком не понимают, о чем та музыка, и какие принципы она проповедует. Не сомневаюсь, что подавляющее число авторов комментарий не являются специалистами в таком узком вопросе, как музыкальные достоинства произведений, а участвуют в споре схоластически.
Другой гость также всё перевернул с головы на ноги. Он написал: "Например, вам понравилась картина с пейзажем. Техника изображения вполне профессиональная, сюжет привлекательный. И вдруг после этого восприятия вы узнаете, что картину написал Гитлер, который и т.д. Вы что сразу заявите, что пейзаж отвратителен, что это никуда ни годная мазня? Такую перестройку мозгов я и называю глупостью. Не согласны?" Эту откровенную глупость придумал автор комментария, и сам же её поносит. Если картина вам понравилась, но позже вы узнали, что её написал Гитлер, отчего же её следует называть мазней? Человек, уважающий себя, не пойдёт на выставку произведений кровавого антисемита, а если и попал туда случайно, то после уточнения авторства должен забыть увиденное и никогда о нём не рассказывать. Для еврея, обладающего чувством собственного достоинства, не имеют существенного значения художественные особенности творчества антисемитов.
Любой вид искусства может быть политизирован, а может не иметь отношения к политике. Так, картина Канчаловского "Сирень" не выражает каких-либо идеи. Она передаёт эстетическое восприятие чуда природы. Большинство картин другого художника - Глазунова несет определённую националистическую и антисемитскую нагрузку, и это видно невооружённым глазом. Антисемитскую чушь можно прочесть и в публицистике этого художника. В Польше не издаются произведений Достоевского, который называл поляков уничижительно и не иначе, как "полячишки". Русские никогда не будут публиковать авторов, обладающих самыми высокими способностями, но которые презрительно относились к русской нации, издевались над их национальными чувствами. И правильно делают. Только беспринципные евреи могут восхищаться произведениями убийц своего народа, только глупые евреи могут вести разговоры о гениальности антисемитских авторов, не задумываясь об аморальности такой позиции. Не случайно, оба комментатора забыли указать свои реальные имена. Владимир Опендик

Гость | 02.05.2012 01:11
Гостю 18:56. Ваша реакция на мое утверждение лишь его подтверждает. Утверждать, что "искусство никуда не может деться от идеологии" - это значит демонстрировать демагогическую узколобость. Например, вам понравилась картина с пейзажем. Техника изображения вполне профессиональная, сюжет привлекательный. И вдруг после этого восприятия вы узнаете, что картину написал Гитлер, который и т.д. Вы что сразу заявите,что пейзаж отвратителен, что это никуда ни годная мазня? Такую перестройку мозгов я и называю глупостью. Не согласны?
Гость | 01.05.2012 18:56
Ну как же. Многие восхищаются артистическими вкусами Штрейхера, бессмертными полотнами Гитлера и его
придворных художников. Искусство (и музыка - наиболее абстрактное из искусств) никуда не может деться от идеологии, намертво завязано со временем и восприятием автора. Так что совершенно оправдано, что к Вагнеру в Израиле относятся с отвращением. А в остальном мире - кто чем предпочитает восхищаться.
Гость | 01.05.2012 12:36
По-моему, все проще. Большинство слушателей Вагнера, в отличие от комментаторов, слушают его музыку, ничего не зная об его антисемитизме. А если и знают о его антисемитизме, то не видят и не понимают, как он влияет на его музыку. Где у Вагнера антисемитизм в музыке? Опендик и его единомышленники уверены, что знание об антисемитизме Вагнера должно отражаться на восприятии его музыки. Это просто глупость. А на глупые рассуждения наплевать.
Гость Юрий Кац | 30.04.2012 17:45
Миша! Ведь по сути проблемы высказался я один - дело не в личности Вагнера и фантомной боли израильтян, которые не хотят знать о катастрофе. Они ведь и уцелевших лагерников "мылом" называли, и "кровными" деньгами распоряжались по своему усмотрению. И евреев-антисемитов было не счесть, и американские евреи тормозили корабли из Европы - все было. Евреи всегда виноваты. Сейчас вон инициируют бойкот Израиля, его продукции и его университеты. У Вагнера, как и у Ленина, Гитлера, Каддафи, Ахмадинеджада, да и наверное у Арафата - была примесь еврейской крови. Отсюда его шизоидность, музыкальная мегаломания, а антисемитизм - так не меньший, чем у Карлы Марлы.
Только не завирально-классово-экономический, а зоологический. Гений ли этот человек? Ну, говорят. Как говорят о Марксе. Или как нынче вопят о Сталине - он по опросам Русский Номер Один. Вы и этому верите? Да, Вагнер реформатор оперы. Ну и что? При оценке людей не следует руководствоваться молвой или социальными штампами. Кто гений, а кто нет - проблема непростая. Ясно, что Вагнер не может быть оценен в одном ряду с бесспорными гениями - Бахом и Моцартом. А гений Шенберга - вообще из другого ряда: ведь Тициана не сравнивают с Ван Гогом!
Вы вот говорили, что Римский правил неграмотного корявого Мусоргского. Да не мог он себе этого позволить. Мне говорили музыкальные педагоги, что Римский-Корсаков - вообще первый настоящий музыкальный профессионал в России. Он завершил бородинского "Князя Игоря" и оперы Мусоргского, который под конец жизни маялся хроническим алкоголизмом. Но гениальности Мусоргского это не умаляет. Ныне его оперы идут по всему миру. Люди вообще не глупы. Они говорят, что человек - это есть стиль. Вам нравится вагнеровская тяжеловесность?- Доброго здоровья! Вам нравится подчас опереточная декоративная легковесность Чайковского? - Вперед! Вам нравится слюнявая корявость Достоевского? - Пуркуа па! Вам нравится тупая назидательность и многословие Толстого (Льва)?- Дело вкуса! Все-таки человек обладает свойством различения, и в нем четко определены механизмы внутреннего запрета.
"Вагнера в Израиле запретили!"- ну и на здоровье: "Нет человека - нет проблемы", как вещал Великий Менеджер. Рябой циник был где-то прав...
Гость Юрий Кац | 30.04.2012 17:45
Миша! Ведь по сути проблемы высказался я один - дело не в личности Вагнера и фантомной боли израильтян, которые не хотят знать о катастрофе. Они ведь и уцелевших лагерников "мылом" называли, и "кровными" деньгами распоряжались по своему усмотрению. И евреев-антисемитов было не счесть, и американские евреи тормозили корабли из Европы - все было. Евреи всегда виноваты. Сейчас вон инициируют бойкот Израиля, его продукции и его университеты. У Вагнера, как и у Ленина, Гитлера, Каддафи, Ахмадинеджада, да и наверное у Арафата - была примесь еврейской крови. Отсюда его шизоидность, музыкальная мегаломания, а антисемитизм - так не меньший, чем у Карлы Марлы.
Только не завирально-классово-экономический, а зоологический. Гений ли этот человек? Ну, говорят. Как говорят о Марксе. Или как нынче вопят о Сталине - он по опросам Русский Номер Один. Вы и этому верите? Да, Вагнер реформатор оперы. Ну и что? При оценке людей не следует руководствоваться молвой или социальными штампами. Кто гений, а кто нет - проблема непростая. Ясно, что Вагнер не может быть оценен в одном ряду с бесспорными гениями - Бахом и Моцартом. А гений Шенберга - вообще из другого ряда: ведь Тициана не сравнивают с Ван Гогом!
Вы вот говорили, что Римский правил неграмотного корявого Мусоргского. Да не мог он себе этого позволить. Мне говорили музыкальные педагоги, что Римский-Корсаков - вообще первый настоящий музыкальный профессионал в России. Он завершил бородинского "Князя Игоря" и оперы Мусоргского, который под конец жизни маялся хроническим алкоголизмом. Но гениальности Мусоргского это не умаляет. Ныне его оперы идут по всему миру. Люди вообще не глупы. Они говорят, что человек - это есть стиль. Вам нравится вагнеровская тяжеловесность?- Доброго здоровья! Вам нравится подчас опереточная декоративная легковесность Чайковского? - Вперед! Вам нравится слюнявая корявость Достоевского? - Пуркуа па! Вам нравится тупая назидательность и многословие Толстого (Льва)?- Дело вкуса! Все-таки человек обладает свойством различения, и в нем четко определены механизмы внутреннего запрета.
"Вагнера в Израиле запретили!"- ну и на здоровье: "Нет человека - нет проблемы", как вещал Великий Менеджер. Рябой циник был где-то прав...
Анатолий Ясеник | 30.04.2012 11:25
согласен с оценками Владимира о зачастую негативной роли, которую играют амбициозные статьи Майи Прицкер в русскоязычных СМИ. создается впечатление, что ее интересует только европейская , российская музыка, и она, как и не впущенный к нам Кобзон, видимо, считает, что американской культуры просто не существует. по меньшей мере-это не благодарность по отношению к стране, которая приняла и дала возможность трудиться
Гость | 29.04.2012 20:00
Помните, кем стал при советской власти городовой Небаба, который в Киеве до революции переводил "слепого" Паниковского через улицу? Музыкальным критиком! В этой роли выступает нынче и автор этой заметки господин Опендик, и многие комукакеры, которые в серьезной симфонической музыке понимают ровно столько, сколько городовой Небаба. Гордиться своим невежеством как-то не очень хорошо.
Михаил | 29.04.2012 17:58
P. S. Уверяю вас, что если дать по радио отрывок из Вагнера, объявив его отрывком из Мендельсона (или наоборот), большинство радиослушателей не заметят подвоха. И тут дело не в высокомерии, а в том, что реальность такова, что классическая музыка это удел меньшинства.
Михаил | 29.04.2012 17:51
Милый Кац! Не в пропаганде дело. И не надо ломиться в открытую дверь: никто не защищает Вагнера. Но не надо нам с вами невежества. Это дело профессионалов: оценивать Вагнера. Как и Мусоргского, который, между прочим, сильно хромал по части гармонии (его музыку приводил в порядок Римский-Корсаков) и потому вряд ли может считаться гением. Разве что на уровне журналистики. А композиторство Вагнера было признано не на уровне "кого хошь". И его гениальность, к великому сожалению, нельзя опровергнуть ни вашими культурологическими сентенциями, ни моим даже признанием вашей правоты. Уж лучше бы вы были правы. Израильтяне, вы говорите, не глупы. А разве кто-то сказал противное? Но когда речь идёт о Вагнере или, допустим, Шёнберге, Пендерецком или Шнитке оставьте в покое большинство израильтян, в том числе, русских евреев. И на эту тему можно будет разговаривать, когда эта музыка станет доступной к обсуждению большинством нашего народа.
Гость Юрий Кац | 29.04.2012 17:02
Гениальными люди называют кого хошь. И чаще всего это зависит не от уровня интеллекта, а от уровня испорченности. В культурологии есть понятие статусного присвоения культуры. Приведу в качестве примера одну строфу из "Диалогических странностей":
-Жрал изувер человечину с перцем...
Титан-Эйзенштейн... Маяковский-гений...
-Самое время назвать Освенцим
Великим инженерным сооружением.
Анри Волохонский специально рассматривал проблему смердяковщины в русской словесности. Но люди предпочитают руководствоваться личными пристрастиями, вкусом и молвой. Поэтому утверждение о том, что имярек - гений - не имеет здравого смысла. Хотелось бы выслушать профессиональные и культурологические оценки творчества Вагнера. Мне больше кажется разумной подход Пушкина, невзначай "убившего" Сальери: гений и злодейство две вещи несовместные. Гения он определял не как экстраординарного человека, а как универсальный ум. А в мыслительном процессе процедуры правда-ложь, добро-зло - неразрывны. Да, Вагнер - художник, реформатор, творец... Но он чудовищно помпезен, и какая уж тут гениальность... Бах -да, Моцарт -да, Мусоргский - да... Потому как это Эрос. А Вагнер - это Танатос. И израильтяне не столь уж глупы, чтоб проклятую смерть пропагандировать.
Михаил | 29.04.2012 14:14
Тема Вагнера - тяжелейшая для евреев. Отрицать его гениальность было бы бесмысленно. Конечно, можно тешить себя цитатами из Верди или другого приличного музыканта или композитора. Но утехи в этом мало.
Гений и мерзавец - это факт. Мне трудно сформулировать однозначное отношение к гению. Не хочется, чтобы оно базировалось на невежестве. Лет 8 тому назад, когда в Израиль приехал Баренбойм, пошли публикации, в которых его осуждали за желание исполнять Вагнера. В частности, в русскоязычной прессе. На привычном уровне Баренбойма "единодушно осуждали и клеймили позором". В те дни, утром, включил я радио РЭКА. Перед обзором прессы ведущая дала в качестве ммузыкальной заставки увертюру к Гибели богов. Через несколько дней она повторила этот фокус. Ни одной реакции в русских СМИ не было. Вот и весь разговор о Вагнере.
Гость Юрий Кац | 27.04.2012 13:24
Помню, лет 5 назад в МЗ была дискуссия о Гергиеве как поклоннике и интерпретаторе музыки Вагнера. Автором статьи был дирижер Давид Бухин. Он многое объяснил тогда по части семиотики и семантики вагнеровской музыки. Я не музыкант, а лишь слушатель. Не разбираюсь в кухне, но хорошо понимаю фальшь в музыкальном выражении. Вагнер вульгарноват, помпезен. Стиль его подчас граничит со стилем Ша-мозоль. Небезупречен и такой великий композитор, как Чайковский. Меня нередко передергивает от его слащавости и пафоса. А некоторые вокальные вещи - вообще за гранью добра и зла. Вы только прочтите внимательно философские стихи Пушкина, которые Чайковский вогнал в суетливую арию Гремина - и станет ясно, что у него со вкусом чего-то не так. Вагнер - реформатор, технарь, но в его музыке чувствуется какая-то воинствующая бездуховность.
Тут вот Гоголя с Достоевским помянули... Но это литераторы и люди совершенно неравнозначные. Гоголь - гений, равный Рабле, Сервантесу и Свифту. Мерзкая картина веселого смертоубийства евреев ватагой шизоидеого Бульбы - написана воистине с библейской мощью. А Достоевский - литератор скверный. Язык его коряв, много слюнявой моралитэ и люмпенской слезливости. Скверен во многих проявлениях и Толстой. Его пафос - просто комичен. После Пушкина, Лермонтова и Гоголя - проза Толстого, Достоевского и Тургенева в стилевом и духовном плане сильно проигрывает.
Люди неглупы, и прежде всего улавливают именно стиль. Поэтому вагнеровская ходульность нацистам была понутру. И правильно они этим поп-артом бравировали во всяких своих непотребствах. Думается мне, в Израиле Вагнеру делать нечего. К тому же здесь маньяки почище его имеются. И посему умножение сущностей - нонсенс, как это установил Оккам вслед за Рамбамом.
Гость | 27.04.2012 10:33
Чтить Вагнера как композитора, все равно, что восхищаться рисунками Гитлера. Как бы не была гениальна его ммузыка, в первую очередь, он антисемит, наш враг, и это должен знать каждый. И, поэтому статья Опендика своевременна и актуальна. Г-жа Прицкер, просто не может представить себя и своих близких в колонне, напраляемой в газовую камеру под музыку этого "гения". И это безусловно ее беда. С одной стороны музыка Вагнера, творчество Гоголя, Достоевского и пр, - с другой стороны расстрельный ров, Бабий Яр, Освенцим и прочие прелести, в значительной степени порожденные этими творчеством. Мне лично очень трудно представить еврея, слушающего музыку Вагнера, и не видящего Освенцим.
Гость | 26.04.2012 20:04
Присуждать Вагнеру какое-то место среди "великих" - полный маразм. Каждый музыкант уникален. Не собираюсь ставить Шуберта ниже Вагнера. К взглядам и к части творчества Вагнера ("Парсифаль", например)
отношусь с омерзением.
Гость | 26.04.2012 18:12
Тем не менее Вагнер - великий композитор. Творчество - это одно, а его убеждения - другое. Нужно отделять одно от другого.
Наум Вольпе, Харьков | 26.04.2012 17:14
Абсолютно солидарен с Владимиром Опендиком. Речь не том, в какую "четверку" или тройку-пятерку" входит Вагнер. Речь о чести евреев и их нравственном выборе, о достоинстве человеческой личности.
Гость Лев (Израиль) | 25.04.2012 19:10
"Осталось напомнить читателям, что музыка Вагнера пользовалась особой популярностью у нацистов Германии и их фюрера. Оказалось, что их музыкальные вкусы совпали со вкусами нью-йоркского музыковеда Прицкер и тех, кто сегодня всё ещё распространяет оперы Вагнера".
Уважаенмый автор, хочется вам этого или нет, но Вагнер, наряду с Бахом, Моцартом и Бетховеном входят в первую четверку величайших композиторов. И это вам скажет любой понимающий в музыке человек, будь он еврей или антисемит. Другое дело, как относиться к исполнению его произведений в Израиле. Здесь существует довольно сомнительный консенсус. Но уровня музыки Вагнера это не умаляет, как не умаляет гения Гоголя его антисемитизм.
Страницы: 1, 2  След.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com