Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Pro et contra
«Мозырская Масада»? Ничего общего!
Михаил Нордштейн, Крефельд, Германия

О том, как рождаются мифы, написано уже предостаточно. В советские времена их сотворили столько, что они заполнили не только учебники истории, но и стали потоком информации-пропаганды. Неизменный вектор этого, можно сказать, конвейерного производства – «идеологическая целесообразность».


Но бывает и так, что в создании очередного мифа нет никакой идеологической заданности: его творит людская молва. Какое-то событие в многократном пересказе в силу воображения очередного рассказчика обретает мифические подробности, и в конечном счете уже трудно отличить правду от вымысла. Что-то было, а что-то придумано. Как определить это «что-то», если событию, о котором пойдёт речь, уже свыше семидесяти лет?

Итак, о «Мозырской Масаде», как назвали это событие те, кто запустил звонкое определение в Интернет и в некоторые средства массовой информации. На чём оно зиждется?

В Мозыре во время нацистской оккупации сгорел дом с собравшимися там евреями. В годы Холокоста подобные трагедии – отнюдь не редкость. Злодейству оккупантов и полицаев пределов не было. Так что усомниться, что такая трагедия могла быть, оснований нет.

Усомниться пришлось в другом: дескать, тут не просто пожар, а самосожжение: люди сами сделали этот выбор, бросив гордый вызов палачам. Как защитники знаменитой иудейской крепости Масада.

О сомнениях - несколько позже. Сначала - о доказательной базе. Насколько она убедительна? Наберёмся терпения: буду цитировать.

Жительница Мозыря М.С.Меерович ещё в 1996-м прислала в газету белорусских евреев «Авив», которую я тогда редактировал, рассказ её знакомой, «старой Сони»:
«Мы с сестрой приехали из эвакуации в 1945 году. Наш дом сохранился, а вот рядом с ним тоже был дом… Там в январе 1942 года, когда началась ликвидации гетто, 60 его узников, не желая, чтобы фашисты издевались над ними, сами себя сожгли. Они бросили жребий, кому поджечь дом. Жребий выпал на одну женщину. Она вышла, облила дом керосином и вошла туда обратно. Когда дом охватило пламя, слышались поминальные молитвы. Об этом рассказывали потом очевидцы».

Уже тогда возникли вопросы. Групповое самоубийство жесточайшим способом безо всякой попытки сопротивления… Что это, демонстративный вызов мучителям, а значит, гордое проявление силы духа, или акт отчаяния в той кошмарной беспросветности? И когда это произошло: днём, на виду у многих (демонстрация) или в ночном безлюдье? И самое главное, кто именно всё это видел? Расплывчатая фраза – «рассказывали очевидцы» – не очень-то убеждала. Кто эти очевидцы? Фамилии?

И всё-таки письмо я напечатал. Подвигла к этому его заключительная часть:
«Прошу всех мозырчан, живших здесь до войны и уехавших в другие страны: пришлите имена и фамилии своих родных и знакомых, погибших в том огне. Вспомните хоть какие-то подробности, о которых рассказывали очевидцы».

Думалось: а вдруг действительно откроются не только какие-то подробности, но и найдутся свидетели? Уж очень случай необычный.

Увы, шёл год за годом, но свидетели так и не объявились.

Один из знакомых историков обнадёжил: есть подтверждающий документ. Недавно я прочитал его в одном из сборников о еврейском сопротивлении оккупантам, изданном в Минске: докладная записка сотрудника НКВД, мл. лейтенанта Хмелевского заместителю наркома внутренних дел БССР полковнику Мисюрову. Цитирую:
«… Примерно 31 августа с.г. (1941 года – М.Н.) несколько еврейских семей собрались в одном доме, облили его керосином, внутри дома зажгли сами себя и все погорели».

В том же сборнике – два свидетельства жителей Мозыря (названы фамилии). Один из них вскоре после пожара видел на пепелище обожжённую умирающую женщину, другой на той же улице – телегу, на которой два еврея везли обгоревшие трупы. И никаких подробностей, как возник пожар, никаких доказательств, что это было именно самосожжение.

Какие ещё используются источники? Письмо бывшей узницы Мозырского гетто Баси Пикман от 17 августа 1945-го Илье Эренбургу, собиравшему материалы для «Чёрной книги».
«…Последние двадцать стариков плотников-евреев, которые прятались от казни, не желая дать себя в руки палачам-карателям, собрались в доме плотника Эли Гофштейна по ул. Пушкина, облили дом керосином и сожгли сами себя живьём. Их обгоревшие трупы долго валялись, и никто их не закапывал».

Об этом же Б.Ц. Пикман дала интервью Фонду Спилберга. В книге «Памяць. Мазырь, Мазырскi раён» (Мiнск. «Мастацкая лiтаратура», 1997) на эту тему есть два материала. Первый – «Из воспоминаний Р.А.Шерман». Но автор – отнюдь не свидетель: в годы войны была в эвакуации и вернулась в Мозырь после его освобождения. О самосожжении слышала от соседей, однако и здесь никто из них не назван. Зато утверждается, что в доме (улица Пушкина, 19) собралась «большая группа старых (подчёркнуто мной – М.Н.) евреев», а подожгла его (по жребию) с помощью факела Хая Гофштейн. Приводится несколько фамилий жертв и общее их число: «до 40 человек».

Второй материал автором не обозначен. В нём – изложение всё того же события в тех же общих чертах. Только число жертв уже другое – 21 человек. Названы их имена-фамилии и годы рождений. Это люди среднего возраста, есть и молодые.

Так сколько же человек было в том доме? 60, как написала в своём письме М.С.Меерович, около сорока, как утверждает Р.А.Шерман, или 21, что зафиксировано в той же книге «Памяць»? В одном материале этого издания значится: это были старые евреи, в другом – вовсе не старые. В письме Б.Ц. Пикман говорится, что это старики-плотники, в докладной записке, что там собралось несколько еврейских семей. Из письма Меерович явствует: трагедия произошла в январе 1942-го, в книге «Памяць – осенью 1941-го, а в докладной записке – 31 августа.

Откуда такой разнобой, если есть ссылки на «очевидцев»? Откуда стало известно, что люди добровольно решили себя сжечь? Посвятили в свой замысел соседей, будущих «очевидцев»? Сообщили им загодя, что именно Хае (Соше) Гофштейн выпал жребий поджечь дом?

Сомнительно. Тогда бы остались какие-то убеждающие подробности. Но их нет. Все «доказательства» замкнулись на общей фразе о безымянных очевидцах. Тут уж очень похоже на слухи.

А теперь о мотиве самосожжения. Показать палачам силу духа? Но палачи – оккупанты и полицаи – только бы порадовались. «Вот и хорошо, что евреи сами себя сожгли. Нам меньше работы».

Усомниться в правдивости этой версии (именно версии, а не установленного факта) заставил и год рождения одного из сгоревших – Шлёмы Гофштейна – 1935-й. Шестилетний ребёнок! Известна масса фактов, когда еврейские матери на краю неминуемой гибели предпринимали отчаянные попытки спасти своих детей. А тут мать сама обрекает ребёнка на мучительную смерть. Это подвиг? Я бы назвал это изуверством. Если мать 6-летнего Шлёмы тронулась умом (что немудрено среди постоянного ужаса, царившего в гетто), то почему не воспротивились столь дикому решению остальные, собравшиеся в том доме? Тоже все поголовно сошли с ума?

Нет, уважаемые, в этой истории, представленной как подвиг, концы с концами явно не сходятся. Напрашиваются другие версии. Дом вместе с людьми могли ночью сжечь полицаи, а потом пустить слух о самосожжении евреев. Кто тогда расследовал подобные трагедии?! Мог быть и бытовой пожар. Скученность людей, чья-то неосторожность с примусом, пролитый на пол керосин, тлеющая папироса… И вспыхнуло всепожирающее пламя, что вскоре дало основание кому-то сказать; «Люди сами себя сожгли», то есть сами виноваты в случившемся.

Эта двусмысленная фраза вполне могла способствовать рождению красивой легенды. И как это нередко бывает, её, подхватили не только те, кто мог видеть пожар, но и услышавшие об этом необычном случае. А спустя годы и годы трагедия обрела в некоторых публикациях, попавших и в Интернет, героический ореол. «Мозырская Масада»!

Сравнение явно натянутое. Защитники знаменитой иудейской крепости во время восстания против римлян приняли решение покончить с собой и близкими, чтобы не подвергнуться мучительной казни или не попасть в рабство, лишь после того, когда возможности обороны крепости были исчерпаны. До этого упорно сражались. Причём, выбрали быструю и вовсе не мучительную смерть: закололи друг друга холодным оружием. Почему не сожгли себя, собравшись в помещении, чтобы показать римлянам, какие они герои? Да потому что не нуждались в эффектах. Это были мужественные, разумные люди, а вовсе не фанатики. А в Мозыре, если верить, что было самосожжение – ни малейшей попытки к сопротивлению.

Ярым пропагандистом «героизма мозырских евреев» стал внук одного из погибших в том пожаре, бывший минчанин Яков Гутман, живущий теперь в США. В 2003-м на месте пожара он поставил камень с надписью на иврите, английском и белорусском языках. Начиналась она словами: «Беларусская Масада…». Установку памятного знака не согласовал с местной властью, и его снесли.

В 2008-м в Беларуси широко отмечалось 65-летие гибели Минского гетто. На этой волне памятный знак в Мозыре восстановили. Однако в духе известной советской традиции упоминание о евреях убрали, заменив безликими «жителями города Мозыря» (на снимке).

Весьма примечательно: Гутман в этой истории проявил себя вовсе не объективным исследователем, кропотливо собирающим факты и отметающим при этом всё придуманное.

В его многочисленных интервью на эту тему – ни одного сколько-нибудь убедительного доказательства того, что люди сами себя сожгли с целью бросить гордый вызов палачам. Трагедию голословно объявил «мозырской Масадой», а гибель в том пожаре шестилетнего ребёнка выдал за особый героизм его матери.

В одном из интервью, попавшем в Интернет, Гутман с пафосом глаголет: «Вы представляете - мать с шестилетним ребёнком пошла, чтобы сгореть! Это даже не погибнуть от меча в Масаде. Сгореть заживо! Это отражает весь ужас Холокоста и в то же время дух, когда люди своей смертью плюнули убийцам в лицо. Это были люди-кремни».

В другом интернетовском материале со ссылкой на Гутмана утверждается: во время пожара из дома № 19 по ул. Пушкина выскочил человек и побежал в сторону еврейского кладбища, чтобы быть там захороненным. Это был его дед.

В естественном порыве человека – вырваться из огня – усомниться трудно. Но как это совместить с риторикой внука о «людях-кремнях»? Тогда при чём тут подвиг, если одна несуразность набегает на другую? Но Гутмана сиё не смущает. С какой-то одержимостью он продолжает возвеличивать то, что явно не доказано. Причём, выступает не как частное лицо. Называет себя президентом Всемирной ассоциации белорусских евреев. Мемориальная доска на памятном камне в Мозыре в 2003-м была установлена от имени этой ассоциации.

«Всемирная» – звучит солидно. Только вот вопрос: кто входит в неё? Ни одна еврейская организация Беларуси там не значится. Не входят туда евреи, живущие ныне в Израиле, США, Германии, Австралии… Тогда кто же входит? Евреи Берега Слоновой Кости?

Гутман бравирует тем, что ассоциация официально зарегистрирована в США. Да, была зарегистрирована, когда он переехал в Штаты. Собрал группу эмигрантов и объявил её «всемирной», а себя – «президентом». Подготовил нужные бумаги – и вот вам регистрация. В демократической Америке это можно. Правда, вскоре немногочисленные члены этой «Всемирной», возмущенные тем, что Гутман сам назначил себя «президентом», ни перед кем не отчитывался в финансовых сборах, а также другими его некрасивыми делами, показали ему на дверь. Однако «корочки» Гутман оставил себе и теперь козыряет ими, где только можно.

Легковерные люди есть на всех континентах. И вот уже с подачи Гутмана именем «героев Мозыря», как сообщил тот же Интернет, назван парк в израильском городе Ашдоде. А в русскоязычном журнале «Вестник» (штат Колорадо, США) на ту же тему появилась статья его редактора В.Леплера . Ничего нового он не сообщил, просто пересказал всё тот же слух о «героическом самосожжении». Ну а Гутман теперь добивается, чтобы «люди-кремни» были увековечены в США в названиях улиц, был создан документальный фильм о них, проведен международный конкурс на проект памятника «мозырской Масаде». Словом, раззудись, плечо, размахнись, рука!

Обо всём этом я написал в газету белорусских евреев «Авив» (2011, № 11–12, ноябрь-декабрь) - «А было ли самосожжение?». Тогдашний директор Музея истории и культуры белорусских евреев Инна Герасимова встретила эту статью, что называется, в штыки. Её публикация в следующем же номере газеты «И где истина…» наполнена гневной патетикой. Да как я посмел усомниться в таком подвиге! Да о нём уже писали на таких-то сайтах, знают о нём и в музее «Яд ва-Шем». Каких-то веских доказательств, исключающих всякие сомнения, у неё нет, оперирует она всё теми же, о которых уже сказано выше. При этом приводит аналогию с длительным непризнанием Маши Брускиной героиней-подпольщицей. Дескать, прямых доказательств не было, а были лишь косвенные, в том числе свидетельства очевидцев, но ведь в конце концов признание состоялось! (Слова «косвенные» и «очевидцы» Герасимова выделила, тем самым давая понять: та же ситуация и с «мозырской Масадой» - М.Н.).

Аналогия явно «притянута за уши». Доказательств того, что «неизвестная» – это Маша Брускина – более чем достаточно. Причем, не только косвенных, но и прямых. Её видели в петле подруга матери Маши и другие люди, знавшие девушку, о чём есть зафиксированные показания. Машу на фотографиях казни опознали не безликие «очевидцы», а её одноклассники, отец, дядя – близкие ей люди. Минскую героиню власть не признавала вовсе не потому, что не хватало доказательств. Еврейка – вот он, шлагбаум, закрывшийся для правды на десятки лет.

Так что сравнивать эту историю с той, которую помпезно назвали «мозырской Масадой», - всё равно, что искать сходство в известной фразе: «В огороде бузина, а в Киеве – дядька».

Пустила в ход Герасимова и другой «аргумент»: разве можно отрицать самосожжение в Мозыре, если история Холокоста зафиксировала случаи самоубийств в гетто?

Да, такие случаи были. От безысходности. Случалось, что в тесной, душной «малине», где прятались узники гетто, начинал плакать грудной ребёнок. Мать в отчаянии закрывала ему рот. Ребёнок задыхался… Но чтобы привести ребёнка в дом для того, чтобы сгореть вместе с ним, – такого изощрённого способа самоубийства история Холокоста не знает.

Предвижу чьё-то возражение: но ведь бывают и уникальные случаи. Бывают. Но сомнительность «мозырской Масады», прежде всего, не в её уникальности, а в том, что аргументы «за» - весьма хилые. Ни одного конкретного очевидца. Ни одного доказательства того, что люди сами решили себя сжечь.

Доказать недоказуемое И.Герасимова пытается уже упомянутым здесь архивным документом – донесением уполномоченного НКВД. Но это донесение, сообщающее о том, что евреи «зажгли сами себя», голословно. Откуда его автору известно, что это было именно самосожжение? Из какого источника он это взял? Судя по тексту, свидетелем пожара этот энкаведешник не был, дата написания – 2 декабря 1941 г., то есть донесение было написано отнюдь не по горячим следам события. Отсюда и расплывчатая дата «самосожжения»: «…примерно 31 августа». А выше мной уже сказано, как путались в датах (и в количестве жертв) безымянные «очевидцы». Слух потому и слух, что нет у него прочного стержня, и в разных его изложениях путаница в «фактуре».

Резонен вопрос: а если бы тот же сотрудник «органов» составил донесение, попавшее потом в архив: в таком-то партизанском отряде расстреляны как немецкие шпионы такие-то евреи, – этому тоже надо безоговорочно верить? Сколько было таких расстрелов бежавших из гетто его узников!

«Шпионы», «самосожжение»… Вроде бы разное, а суть одна: фальшь.
Тот, кто основательно изучал историю партизанского движения в Белоруссии, знает: далеко не все «уполномоченные», оставленные на оккупированной территории для подпольной работы, добросовестно исполняли свой долг. Немало было и таких, кто активной работой, связанной с неизбежным риском, себя не утруждал, отсиживаясь в лесах. Но чтобы убедить своё начальство, что они действуют, писали донесения, не гнушаясь слухами, а то и выдумкой. Так что не каждому архивному документу надо верить.

Во вступительной части своей статьи И.Герасимова делает прозрачный намёк: «Но и при наличии нескольких, казалось бы, подтверждающих и правдивых доказательств остаётся ещё субъективная точка зрения самого исследователя, и в этом случае всё зависит от его профессионализма и честности». А поскольку дальше – фамилия автора статьи «А было ли самосожжение?», то ясно, у кого этот указующий перст фиксирует нехватку столь необходимых для исследователя качеств.

О честности вести полемику с Герасимовой не буду: слишком ёмкое понятие, а стало быть, судить о том, кто честен, а кто не очень, предоставим другим, независимым от данной полемики людям. А вот о профессионализме скажу. Если содержание голословного, а значит, весьма сомнительного донесения сотрудника НКВД Герасимова безоговорочно, безо всякого анализа, принимает за истину, вынужден усомниться в её профессионализме.

Отсутствие сколько-нибудь убедительных аргументов она восполняет назиданиями и гневливой риторикой в духе советской пропаганды. Дескать, такие, как я, подбрасывают «угли в оскорбительный для еврейского народа костёр, который раздувает тот, кто ставит под сомнение сам факт Катастрофы».

Вот так! Это уже не полемика. Это обличительный ярлык.

На эту особенность её «опровержения» моей статьи откликнулся известный в Беларуси публицист, доктор филологических наук Семён Букчин («Печальная примета нашего времени», «Авив», 2012, № 1–2, январь–февраль):

«От этой публикации на меня повеяло не просто советскими, а прямо-таки сталинскими временами. После таких статей к их «героям» на дом являлись сотрудники НКВД, и люди исчезали. Печальный, никак не ожидавшийся в наши времена рецидив самого настоящего доноса».

Не погнушалась Герасимова и приписыванием мне того, чего не было. «…в бытность его (то есть меня – М.Н.) редактором «Авива», он на газетных страницах часто выяснял отношения с Гутманом». И далее возмущенное восклицание: «Разве можно личные взаимоотношения увязывать со святой памятью о Катастрофе?».

Утверждение насквозь лживое. Никаких «личных взаимоотношений» у меня с Гутманом не было. Я не рвался в «президенты» его Всепланетной, простите, «Всемирной ассоциации», он не претендовал на редакторство в «Авиве». Не было у нас отношений ни товарно-денежных, ни прочих. А вот позиция, и весьма активная, по поводу его раскольнической деятельности на заре еврейского возрождения в Беларуси у меня была. И не только у меня. «Деяния» Гутмана во время его приездов в Минск не раз вызывали резкое осуждение на заседаниях Координационного совета Белорусского объединения еврейских организаций и общин. Ну, а газета, естественно, давала информацию о том, что происходит «на еврейских просторах».

Среди «деяний» Гутмана было его сутяжничество. Когда оно дошло до того, что он подал в суд и на ветеранов войны, одному из которых, кавалеру пяти боевых орденов А.Хазановичу подходило уже к 90, я выступил со статьёй «Прошу взыскать в мою пользу 50 миллионов». При чём же здесь «личные взаимоотношения»? (Кстати, о неблаговидных поступках Гутмана были публикации и в русскоязычной прессе США – в «Интересной газете», «Еврейском мире»).

И в заключении отвечу на вопрос Герасимовой: «Зачем эта статья («Было ли самосожжение?» – М.Н.) в еврейской газете?». Хороший вопрос - если отбросить его ложный пафос. Зачем? Чтобы меньше было фальши и в Истории, и в нашей нынешней жизни. Только и всего.


Коротко об авторе


Михаил Соломонович Нордштейн родился в 1930 г. в местечке Обчуга, Минской области. Вырос в Подмосковье. В 1952-м окончил Московский историко-архивный институт. При распределении направили "куда подальше" – в Минусинск, а затем в Енисейск. Но в архивах он скоро заскучал и поступил в Хабаровское артиллерийское училище. Окончив его, служил 5 лет на Сахалине. Вдоволь настрелявшись, стал военным журналистом. Через 20 лет, в Белоруссии, закончив армейскую службу подполковником, плавно перешёл из военной журналистики в гражданскую, а потом – в еврейскую: стал главным редактором еврейской республиканской газеты "Авив" ("Весна"), первый номер которой вышел в свет 20 лет назад, весной 1992 года. В декабре 1999-го по семейным обстоятельствам уехал в Германию, где и живёт в настоящее время, сохраняя дружеские и деловые контакты с земляками в Беларуси и в Израиле. В «МЗ» публикуется впервые.
Количество обращений к статье - 3043
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (10)
Гость | 23.01.2013 02:13
Уважаемый г-н Школьников!

Хотелось бы, чтобы Вы сообщили читателям почему не были опубликованы документы по мозырской Масаде, судебные решения по Михаилу Нордштейну и газете, которую он редактировал.

Мне представляется правильным опубликовать полностью статью Инны Герасимовой.

Думается, что надо дать читателям полную картину.

Если у Вас есть вопросы ко мне, пожалуйста, напишите или позвоните.

Спасибо!

Искренне Ваш

Яков Гутман

wabjewry@yahoo.com
Гость | 23.01.2013 01:59
ff
Alexander | 06.07.2012 12:54
Миша! Таких загадок в истории Холокоста множество. И вряд ли хотя бы несколько из них мы сможем разгадать со стопроцентной достоверностью. Упущено время! А что касается Якова Гутмана, то только несерьезный человек способен воспринимать его серьезно.
Гость | 18.05.2012 20:56
Михаил Соломонович, в Бруклине Якова Гутмана уже очень давно всерьез никто не воспринимает.
Гость | 18.05.2012 17:29
Гостю 20:52.
Якову Гутману нужно семью содержать.
Вот он и трудится как "профессиональный еврей"!
Гость | 17.05.2012 09:17
Мне пришлось иметь дело с Герасимовой при посещении Минска. Крайне неприятная особа, если не сказать больше
Арон | 16.05.2012 23:21
К сожалению в адресе сайта пропущена одна буква. Правильно www.belisrael.info
Арон | 16.05.2012 23:17
Где-то в середине 2000-х в 3-х или 4-х номерах израильской газеты "Вести" был огромный материал, если не ошибаюсь, Яна Топоровского, который со слов Якова Гутмана рассказывал о "Мозырской Мосаде". Коль автор упоминает имя Инны Герасимовой, то могу вспомнить также неприятный эпизод. Чуть более 4-х лет назад начал собирать материалы для сайта об истории евреев Калинкович. Помня что местный белорус, журналист Владимир Смоляр, еще в советские времена немало усилий потратил на изучение еврейской темы и даже незадолго до своей смерти установил за свои средства памятник расстрелянным евреям в деревне Ситня, находящейся между Калинковичами и Мозырем, я связался его дочерью Галиной, проживающей и ныне в Калинковичах. У нее должны были остаться архивные материалы отца. Оказалось, что к тому времени у нее побывала Герасимова, забрала все для музея с обещанием вернуть. А вот этого-то и не произошло. Тогда я уже сам, найдя мэйл музея, написал в Минск Герасимовой. В завязавшейся переписке она говорила, что с одной стороны вроде и архива как такового и не было, а с другой стороны мне ничего не даст, поскольку материалы являются ее собственностью и она собирается опубликовать книгу. И еще добавила, что ездила в Израиль и здесь тоже встречалась с люьми и собирала материалы. Не знаю какую книгу собиралась написать "ученая" дама, а вот сайт, который значительно развился по сравнению с начальной идеей, существует. Вот его адрес: www.belirael.info
Кстати, во вступлении к разделу "История евреев Калинкович и района" я вспомнил не только Володю Смоляра, но и эту самую Инну Герасимову.
Гость | 16.05.2012 20:52
Почему в прошлом веке? Яша Гутман и сегодня работает. Он создал организацию по востребованию пенсий из стран СНГ, собирает взносы и дурит головы доверчивым старикам. Она так же влиятельна, как "община" Кагана. Держитесь подальше от жуликов.
Гость | 16.05.2012 19:35
В прошлом веке в Нью-Йорке весьма активничал один из героев стать Яков Гутман. Он создал всемирную организацию белорусских евреев, в которой кроме самого президента не было ни одного члена. Он собирал деньги на оформление пенсий из бывшего СССР.Делал странные заявления от имени всех белорусских евреев. На удивление, кипучая вредоносная деятельность общественника Гутмана на ниве Холокоста не была поддержана народом. Сейчас о нем ничего не слышно.На плаву сейчас процветают другие бессовестные активисты из многочисленных надуманных организаций (ветеранов войны -две, узников гетто -две или три, детей войны, жертв Чернобыля и пр. И все это для того, чтобы получить гранты и и выпросить спонсорские подачки на рестораны и пьянки. Ежедневно Ари Каган рассказывает об очередной гулянке, Это он называет выдающимся событием из жизни влиятельной русскоязычной общины Нью-Йорка

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com