Logo
10-20 ноября 2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18










RedTram – новостная поисковая система

Времена и имена
Формула Каракиса
Леонид Школьник, Иерусалим

К 110-летию со дня рождения талантливого архитектора и педагога,
одного из самых плодовитых киевских зодчих


Впервые об этом человеке я услышал от известного киевского архитектора Евгения Оленина, з”л, жившего в Нью-Йорке. Мы сидели с ним в манхэттенском кафе «Мистер Бродвей», и Оленин, рассказывая о новом проекте мемориала «Бабий Яр», вспомнил об удивительно ярких и своеобразных решениях Иосифа Каракиса, разработанных им ради сохранения памяти о жертвах величайшей трагедии Катастрофы.

Позже я увидел эти работы Каракиса – они словно дышали болью и памятью того черного сентября 41-го, напоминая молчание тех, кто уже никогда ничего не скажет. Это был, скорее, молчаливый крик наших ушедших в небо соплеменников.

А Каракис... Ему в жизни довелось не раз удивлять публику, начальство, родных и коллег. К примеру, он, пожалуй, был единственным в мире архитектором, на долю которого пришлась разработка четырех вариантов проекта Государственного еврейского театра в Киеве. Что из этого вышло? Я непременно вам расскажу, но сначала – жизнь и судьба Иосифа Юльевича Каракиса...

Он родился 29 мая 1902 года в городе Балта (ныне – Одесская область) в семье Каракиса Юлия Борисовича (1879-1943), служащего и совладельца сахарного завода в местечке Турбин, и Каракис (урождённая Гейбтман) Фриды Яковлевны (1882-1968), домохозяйки. Иосиф был старшим братом в семье. Младший брат (1904-1970) Давид Юльевич Каракис выбрал карьеру военного врача, дослужился до полковника и был начальником санэпидемотряда во Вторую мировую войну.

В 1909-1917 гг. Иосиф - учащийся Винницкого реального училища. Одновременно он посещает рисовальный класс Абрама Марковича Черкасского (1886-1968), ученика А. А. Мурашко и Н. К. Пимоненко, воспитанника Санкт-Петербургской академии художеств. С 1918 года И. Ю. Каракис работает художником-декоратором в Винницком городском театре (ныне театр им.И.Франко в Киеве) под руководством М.И. Драка (1887-1963).

В семнадцать лет, в 1919 году, Иосиф добровольцем вступил в ряды Красной Армии. После года пребывания на польском фронте он был оставлен при штабе 14-й армии военным агитатором и художником-плакатистом агитпоезда РККА. С 1921 г. - художник Винницкого губполит-просвета (в комиссии по охране памятников). Здесь он формирует для Винницкого музея картинную галерею и библиотеку из собрания княгини Браницкой в Немирове. В 1922 г. поступает на юридический факультет Института народного хозяйства, а в 1923-м - на живописный факультет Киевского художественного института, одновременно работая театральным художником, в 1925-1926 гг. - под руководством Н.Г.Бурачека (1871- 1942), выпускника Краковской академии художеств и одного из основателей (и президента) Украинской академии художеств. В 1925 г., под влиянием Я. А.Штейнберга (1896-1982), будущего коллеги по кафедре в КИСИ, переводится с третьего курса живописного факультета на первый курс архитектурного, который и оканчивает в 1929 г.

В то время в институте был сильный преподавательский коллектив: академик Д.А.Граве, С.М.Колотов, К.К.Симинский, практику вел Ю. Д. Соколов, курс "Части зданий" читал Н.А.Дамиловский, геодезию - П. П. Хаустов, историю архитектуры - И. В. Моргилевский, историю искусств - С. А. Гиляров, курс "Интерьер жилых и общественных зданий" - В. Г. Кричевский. Архитектурное проектирование преподавали П.Ф.Алёшин, А.М.Вербицкий и В.Н.Рыков. Рисунок вел В.А.Фельдман, формально-техническую дисциплину (ФОРТЕХ) - В. Е. Татлин (автор памятника III Интернационалу).

На праздновании 90-летия со дня рождения Каракиса в 1992 г. его коллега, доктор архитектуры, профессор А.Я.Хорхот (1907-1993), вспоминал: "Мы с Иосифом Юльевичем учились в одном институте… Школа наша в то время не имела ориентиров. Наши преподаватели - Алёшин, Рыков, Вербицкий - они вместе с нами искали, поскольку наследие, с которым пришла старая архитектура, на новом этапе уже никого не могло устроить. Поэтому кроме тех фамилий, которые я сейчас перечислил, мне хотелось бы назвать человека, который на всех нас оказал огромное влияние, - это профессор Татлин - художник, который на короткое время [с 1925 года] приехал в Киев и дал импульс новаторству. Необходим был огромный потенциал в творчестве и культуре. Одним из учеников Татлина был И. Ю. Каракис, который воспринял полным сердцем всё, что Татлин предлагал нам строить в области композиции и архитектуры. Каракис уже в то время был привержен так называемому левому направлению в архитектуре и отличался особым творческим запалом. Если существует такая наиболее поощрительная характеристика специалиста, то я бы сказал, что эта характеристика - ищущий. И вот к числу таких ищущих людей творческого толка нужно отнести в первую очередь и в самом деле Иосифа Юльевича".

Одновременно с учебой в Художественном институте Каракис работает десятником на Днепрострое (1927 г.), с октября 1927 по 1928 г. - конструктором на постройке жилого дома Первого кооператива "Советский врач" (на Большой Житомирской, 17), с октября 1928 по февраль 1929 г. - старшим техником на строительстве Киевского железнодорожного вокзала (у А. М. Вербицкого); с апреля 1929 г. он занят рабочими чертежами и осуществляет надзор на строительстве 71-й трудовой школы под руководством В. Н. Рыкова. Каракис прошел не только теоретическую, но и в полной мере хорошую практическую школу у своих институтских преподавателей.

"Каждый из нас отдал себя сполна нашей профессии, - записал позднее Каракис, - Примером этому были наши учителя. Фактически на склоне лет мы можем оценить их по-настоящему. Это виднейшие мастера архитектуры нашей страны: архитекторы А. М. Вербицкий, В. Н. Рыков, П.Ф. Алешин, Н. А. Дамиловский, математики Ю. Д. Соколов, Д. А. Граве, Г. А. Зайберлих, художник В. Г. Меллер, геометр С. М. Колотов и др., которые для нас дороги так, как родители - своим детям, и добрая память о них останется на всю жизнь".

В 1927 г. Иосиф Юльевич тайком от родителей (поскольку еще не окончил институт) женился на студентке фортепианного отделения Киевской консерватории Анне Ефимовне Копман (1904-1993), считавшейся одной из киевских красавиц. Анна Ефимовна была верным другом и опорой Каракиса в течение 59 лет, а после его смерти бережно хранила архив мужа.

В январе 1931 г. Каракис был призван в армию и зачислен для прохождения военно-производственной службы на должность инженера-архитектора в техническую часть УНР-13, затем в КЭО Управления военного округа. В послужном списке есть любопытная запись: "Премирован кожаным пальто за активное участие в проектировании и строительстве нового Дома Красной Армии и Флота Киевского гарнизона" (ныне - Дом Офицеров). Приказ командующего - Ионы Эммануиловича Якира - от 25 октября 1931 г.

С 1931 г., одновременно с военной службой, И. Ю. Каракис - внештатный ассистент кафедры архитектурного проектирования Киевского инженерно-строительного института (ныне - Киевский национальный университет строительства и архитектуры), с 1933 г. - доцент этой кафедры (ученое звание доцента им получено в 1938 г.).

После военной службы - с 1935 г. - Иосиф Юльевич служит заместителем руководителя архитектурно-планировочной мастерской № 1 Киевского горисполкома. С марта 1937 г. по 1938-й он - главный архитектор треста Укргражданпроект, с сентября 1940 по июль 1941-го - главный архитектор Проектного бюро Наркомпроса УССР.

В годы Великой Отечественной, с августа 1941 по февраль 1942-го Каракис участвовал в строительстве заводов тяжелого машиностроения в Ростанкопроекте (Ростов-на-Дону, Ташкент), а с февраля 1942 по 1944-й он - главный архитектор и руководитель Архитектурно-строительного бюро Фархадской ГЭС (город Беговат Узбекской ССР) - автор плотины, устройства деривационного канала, машинного зала и планировки жилых поселков для строителей, эксплуатационников и крымских татар, переселенных на эту территорию. Это была ответственная должность: строительство широко освещалось в центральной печати и было сравнимо разве что с ударными стройками первых пятилеток. В феврале 1943 г. главный инженер строительства Фархадской ГЭС "Фархадстрой" И.П.Каминский пишет председателю Комитета по делам архитектуры при Совнаркоме СССР академику архитектуры А. Г. Мордвинову: «Главный архитектор Фархадстроя т. Каракис И. Ю. показал высокую эрудицию в области архитектуры и умение справляться с сложной архитектурной задачей - оформлением монументальных сооружений Фархадской ГЭС, крупнейшей гидроэлектростанции, ряд элементов которой превосходит по своим объемам осуществленные до сих пор в СССР и в Европе».

В 1944 г. Иосиф Юльевич был переведен в родной Киев и назначен на должность руководителя архитектурно-планировочной мастерской № 5 в Институте ГИПРОГРАД. Одновременно с 1945 г. он вновь - доцент кафедры архитектурного проектирования Киевского инженерно-строительного института, а с 1948-го - и руководитель сектора Института художественной промышленности незадолго до того учрежденной Академией архитектуры УССР. П. Ф. Алёшин, выступая в 1950 году в Академии, отозвался о Каракисе: "Человек он одаренный".

В сентябре 1951 г. в актовом зале КИСИ состоялась привычная для того времени очередная идеологическая "чистка". На сей раз добрались и до архитекторов (как чуть позже - до "кремлёвских врачей-убийц"). В КИСИ им оказался доцент Иосиф Юльевич Каракис.

Борьба с "безродными космополитами" длилась долго - начиная с 1949 г., и к 1951-му достигла апогея. Каракис вместо требовавшегося покаяния сказал только, что жил и работал по совести. Через семестр его уволили. Потому в 1956 г. ученик Иосифа Юльевича лауреат Сталинской премии архитектор Виктор Платонович Некрасов подарил Каракису экземпляр своего романа "В окопах Сталинграда" с надписью: "Иосиф Юльевич, за правду! В. Некрасов, 12.X.1956".

В "Словаре иностранных слов", изданном в 1949 г., «космополит» определен как человек "лишенный чувства патриотизма, оторванный от интересов своей родины, чуждый своему народу, относящийся с пренебрежением к его культуре", а космополитизм - как "отрицание патриотизма под фальшивым и лживым лозунгом "человек - гражданин мира". В архивах сохранилась запись Иосифа Юльевича - определение космополитизма из Малого энциклопедического словаря (издание Брокгауза и Ефрона; т. 2, ч. 3, стр. 155): "Космополитизм (греч.) - расширение идей отечества на весь мир; в основе космополитизма лежит сознание единства человеческого рода и солидарности интересов отдельных народов и стран как части одного целого человечества".

Но в режиме сталинских утверждений обвинение в космополитизме было смерти подобно. Иосиф Юльевич тогда едва избежал кары. "Когда по ряду возмутительных обстоятельств он должен был прекратить работу в институте, - вспоминал А. Я. Хорхот, - большинство студентов со слезами на глазах, с большой грустью говорили о том, что этот акт абсолютно неправомерен. Это была трагедия для специалистов, педагогов, учеников всеми уважаемого учителя." На комсомольском собрании студентов архитектурного факультета после этого печального события было сказано: "Лучшего преподавателя - Иосифа Юльевича Каракиса - нет среди нас". На это последовал ответ: "Так решила партия".

«Мне хорошо запомнились эти страшные дни после увольнения отца с работы, - вспоминает Ирма Иосифовна Каракис, ныне живущая в Нью-Йорке. - Записочку об увольнении ему вручил кассир во время получения зарплаты. Отец сидел за доской несколько недель - чертил шаблоны для гостиницы в Луганске (без оплаты), и ни с кем не общался. В доме царила гробовая тишина. Жить было не на что. Мать набивала по трафаретам, вырезанным отцом, рисунки на скатерти, чтобы хватало на жалкое питание. Этот кошмар длился несколько недель. В ноябре 1952 г. директор ГИПРОГРАД Владимир Иванович Новиков пригласил его на типовое проектирование».

Ровно через два месяца после смерти Сталина, 5 мая 1953 г. о Каракисе снова вспомнили. Декан инженерно-строительного факультета Львовского политехнического института М. И. Рудич обратился к нему с официальным предложением занять должность заведующего кафедрой архитектурных конструкций. Каракис не захотел уезжать из Киева и оставлять ГИПРОГРАД. В 1963 (в связи с реорганизацией институтов системы Госстроя) И. Ю. Каракис в составе своего отдела переходит в КиевЗНИИЭП на должность руководителя отдела проектирования школьных зданий, в котором проработал вплоть до выхода на пенсию в 1976 г.

В 1977 г. Иосиф Юльевич по инициативе В.Е.Ясиевича (1929-1992) был временно зачислен в штат Киевского научно-исследовательского института истории, теории и перспективных проблем советской архитектуры , где разрабатывал тему "Жилище ближайшего будущего", посвященную перспективам застройки Киева. Он трудился и творил, не чувствуя лет. Это был "трудоголик". И когда Каракиса официально отстранили от любимого дела, он с горечью и какой-то совсем детской обидой записал на листике: "Мне 77 лет. Не по своей воле я стал пенсионером. Я здоровый, крепкий, могу быстро и долго ходить по 6-8 часов. Могу копать землю, с охотой работать топором, помогать жене по хозяйству - приносить воду из колодца, убирать, поливать деревья, цветы, огород… День целиком заполнен… Однако, вынужденный стать пенсионером, выброшенный, лишенный права заниматься своей специальностью, которой отдал полстолетия, специальностью архитектора, - я уже не живу. Я могу чертить, рисовать, красить, работать без очков… Пенсионер - я живой труп, лишенный права заниматься своим делом. Почему???".

Последние девять лет жизни И. Ю. Каракис посвятил себя труду на природе: на садовом участке (Русановские сады), где сделал перголы-беседки, миниатюрный "японский дворик" из бутового камня, выложенного вокруг принесенного днепровским наводнением авиационного бака, под посаженной им ивой. Между камнями росли диковинные высокие травы, а вокруг - проложены извилистые дорожки, окаймленные розами. Его раздражало, когда говорили "дача": "Какая дача! Это садовый участок". Он и здесь оставался архитектором - ландшафтным. В домике на сваях (поскольку каждый год вода поднималась до второго этажа) была укреплена чертежная доска, на полках расставлены макеты зданий и башен, над которыми Каракис работал в свободные от "земледелия" часы. На улице подле террасы он соорудил камин с высокой трубой, и по вечерам возле огня у самовара собирались друзья-соседи, среди коих были ученики и сотрудники Иосифа Юльевича - архитекторы Н. П. Евдокимов с супругой, В. В. Колесников, Н. Г. Савченко, Г. И. Граужис. А дома (Рыльский переулок, 5, кв. 3) Каракис приводил в порядок архив, рисовал, возвращался к проектам и фотографиям полувековой давности: что-то надписывал на них, делал поясняющие заметки, комментировал, расцвечивал карандашами и краской. Для исследователя это бесценный материал.

Скончался Иосиф Юльевич 23 февраля 1988 г. Похоронен на Байковом кладбище рядом с матерью, памятник которой он сам выполнил из мрамора, распиливая его на кирпичики и укладывая на цемент, а затем перевез и с помощью крана установил на могиле.

Учениками Каракиса считают себя многие: по большому счету, к этому числу могут быть отнесены студенты, занимавшиеся у него с 1933 по 1952 год. Среди этих имен есть громкие: Анатолий Владимирович Добровольский, Авраам Моисеевич Милецкий, Юрий Сергеевич Асеев, Валентин Иванович Ежов, Вадим Константинович Скугарев, Борис Петрович Жежерин, Анатолий Федорович Игнащенко, Виктор Васильевич Чепелик, Зоя Васильевна Моисеенко, Борис Михайлович Давидсон (аспирант Каракиса), Юрий Иванович Химич, ставшие писателями Виктор Платонович Некрасов и Леонид Семенович Серпилин, и многие другие, которые всегда отзывались о нём тепло и с любовью.

Дочь Иосифа Юльевича - Ирма Иосифовна Каракис - стала кандидатом архитектуры, старшим научным сотрудником, долгое время работала заведующей сектором интерьера КиевЗНИИЭП, проектного института, куда впоследствии вместе с отделом типового проектирования попал ее опальный отец.

Иосиф Каракис был человеком исключительной щедрости и честности, честности к себе и к людям. Он никогда не говорил и не делал того, что не соответствовало его убеждениям. Все, над чем он работал, выверено его жизнью, его характером, его редкосной интеллигентностью, удивительным мастерством. Это архитектор с большой буквы. Архитектор не имеет права строить в Киеве, если он не решил формулу города, которая учитывает окружение, рельеф, историю, - все, что присуще только Киеву. И если архитектор эту формулу не решил - у него ничего не получится. Мы это видим на примере строительства зданий, которые разрушают сложившийся ансамбль города. По утверждению Л.М.Тверского, город может быть уничтожен, даже если в нем не разрушено ни одного здания. Иосиф Юльевич сумел найти формулу города, сумел ее решить, сумел сделать свое творчество киевским.

А теперь вернусь к рассказу о проектах Еврейского театра в Киеве. В 1930-х годах по проекту Иосифа Юльевича построен Еврейский театр на ул. Воровского № 27-29 (ныне Крещатик). В процессе проектирования архитектор разработал четыре варианта проекта (в разных стилях).

Выписка из приказа о назначении И. Каракиса
архитектором
Еврейского театра с 3.VI.1934

Первый из четырех проектов Еврейского театра
и первый реализованный вариант (из двух реализованных)


Второй реализованный вариант Еврейского театра в г. Киеве

Третий вариант проекта Еврейского театра (не реализованный)

Правление съезда архитекторов Украины (И. Каракис вверху справа)

Сохраняя размеры зрительного зала и отвечая основным функциональным требованиям, автор предложил разные решения фасадов - от классического (с колоннадой) до конструктивистского.

Два варианта проекта были осуществлены поочередно (менялся один вариант на другой). Вариант, осуществлённый в 1932 году, был решён в стиле конструктивизма. Стену украшала горельефная композиция (крупными буквами на идиш обозначено наименование театра): «Еврейский государственный театр». Вместимость зала рассчитана на 1050 мест , объём строительства: 17.000 кубометров.

В 1934 году Киев стал столицей Украины, поменялась власть и строительство Еврейского театра было прекращено. Конструктивизм как стиль уже выходил из моды и подвергался критике. В результате в 1935 году архитектору Каракису пришлось разработать новый вариант фасада. На сей раз он обогатился эффектным портиком, с колоннами и советской символикой на капителях. В нишах были размещены скульптуры мужчины и женщины в национальной еврейской одежде, а на венчающей башне — две фигуры, держащие щит с советским гербом. Размер зала увеличился ещё на 110 мест.

Фасад здания хорошо воспринимался в перспективе, а размещение на фасаде скульптур помогало зрителю воспринимать масштаб сооружения.

Насколько позволяют судить опубликованные в прессе материалы, здание Еврейского театра могло стать подлинным украшением Киева: «решённый в прекрасных формах, характерных для творчества Каракиса 30-х гг. позднего конструктивизма, этот объект несет черты репрезентативности, монументальности и свойственный творчеству Мастера пространственный размах».

К сожалению, и этому варианту здания, построенному в 1939 году, не было суждено радовать любителей театра. Вскоре началась война, и большая часть Крещатика сгорела, а вместе с ней - и здание театра...

Исследователь жизни и творчества Иосифа Каракиса Олег Юнаков сообщил мне, что к 110-летию выдающегося архитектора планируется выпуск самого полного издания об Иосифе Юльевиче (более 400 страниц). Примечательно, что редактором и научным консультантом этого издания выступает дочь архитектора, кандидат архитектуры Ирма Каракис. (Любезно предоставленные мне материалы из этой книги я и использовал при подготовке данной публикации).

Кстати, Олег Юнаков сообщил также, что после первого издания книги планируется её использовать для того, чтобы попытаться найти дополнительные материалы. Возможно, найдутся люди, которые знали Каракиса, общались с ним, готовы поделиться дополнительными данными. Для таких читателей даем е-маил для связи с авторами книги: KnigaKarakisa@gmail.com. Возможно, кто-то откликнется и на нашу сегодняшнюю публикацию.
Количество обращений к статье - 3912
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (3)
Гость Yulia | 31.05.2012 20:49
В ответ гостю Акива из Кармиэль :
Да, И.Ю. Каракис и И.Л. Деген были знакомы. Ион Деген был женат на ближайшей институтской подруге дочери Каракиса и часто бывал в нашем доме.
Юлия (внучка И.Ю. Каракиса)
Любовь Гиль | 29.05.2012 20:38
Замечательное эссе о талантливом незаурядном архитекторе, выдающемся педагоге, сумевшем создать школу отличных архитекторов для Украины, ее столицы, Киева. Прекрасно написанное повествование о человеке - глыбе таланта, энергии, доброты и самых лучших человеческих качеств. Вместе с тем, немало горечи пришлось на долю этого Человека, очень прискорбно и то,что не сохранилось здание Еврейского Театра, созданного благодаря таланту знаменитого
зодчего, Иосифа Юльевича Каракиса. Вечная ему память.
Наилучшие пожелания его дочери, Ирме Иосифовне Каракис, а также успешного завершения и публикации Книги об Отце.
Огромная благодарность Леониду Школьнику за интереснейшую публикацию о нашем выдающемся земляке и соплеменнике.
С самыми добрыми пожеланиями Автору эссе,Любовь Гиль.
Гость Акива, Кармиэль | 27.05.2012 10:06
Прекрасный очерк. Человек оставил о себе "рукотворную" память. Талантливый человек, трудоголик. Ему конечно много раз везло. и в 1937 и в 1952 вполне мог окзаться далеко от Киева. Сохранился в войну. До глубоких седин сохранил работоспособность, и печалился только о том, что ему дали, наконец, отдохнуть. Его биография, при всем ее отличии, как-то сродни биографии другого талантливого еврея, тоже Киевлянина,И.Л. Дегена. Интересно были ли они знакомы? Надо отдать должное Новикову, пригласившему его в ОКТЯБРЕ 1952 года Каракиса на работу. Хотелось бы узнать кто он, этот очень смелый человек. Спасибо Школьнику за такие очерки.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com