Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Времена и имена
Памяти Макса Рианта
Леонид Школьник, Иерусалим

Мы были с ним знакомы более четверти века, а потом он из Биробиджана уехал в Самарканд, а я – в Иерусалим. А потом всё же встретились – здесь, на Святой земле. Перезванивались, обменивались новостями, рассказами о болячках, эпизодами прошлой жизни там, на Дальнем Востоке.

И вдруг...

Известие о смерти всегда неожиданно. Безоблачным иерусалимским днем пришло на мой адрес горькое сообщение нашего общего знакомого поэта.

В маленьком городке Бней-Аиш (меньше восьми тысяч жителей), расположенном в 30 км севернее Тель-Авива, не дожив год до своего 90-летия, скончался еврейский поэт и журналист, член Союза писателей Израиля Макс Риант.

Он родился 8 июня 1923 года в Саратове, а в 1931-м с родителями переехал на Дальний Восток и поселился в селе Валдгейм. Там Макс осончил еврейскую семилетнюю школу, а затем в Биробиджане - еврейскую среднюю школу, в которой преподавание велось на языке идиш. В 1941 году он был призван в армию, попал на фронт, участвовал в Курской битве, освобождал Польшу, Чехословакию, был дважды ранен.

После войны окончил Хабаровский пединститут и строительный техникум. Был на комсомольской работе, затем занялся журналистикой – работал в редакции газеты «Биробиджанер штерн» (1949-1956) и на областном радио (1957-1968). В 1970 году уехал из Биробиджана в Среднюю Азию, работал в Самарканде в областном управлении бытового обслуживания. Первое стихотворение (естественно, на идиш) Макс Риант написал еще в школьные годы, до войны. С тех давних пор поэзия не отпускала его. Он печатался в периодических изданиях Дальнего Востока и Средней Азии, в журнале «Советиш геймланд», в антологиях еврейской поэзии, выходивших в Москве и Хабаровске. Имя поэта хорошо знакомо бывшим и нынешним читателям еврейских газет «Форвертс», «Найе цайтунг», «Лэцтэ найес».

В Израиле Макс Риант жил с 1995 года. Здесь он издал четыре книги на идиш и в переводе на русский. Большой цикл стихов Рианта был опубликован в альманахе «Горизонты» (на идиш), изданном в Москве в 1965 году, Его последняя книга на мамэ-лошн - "Глазами моего сердца" – вышла в 2003 году в Тель-Авиве. В ней - стихи о Биробиджане, об Израиле, о любви поэта-фронтовика к родному языку. В книге - более ста стихотворений, баллад и поэм, написанных в разные годы. Макс Риант был почетным гражданином Бней-Аиша, руководил в поселке клубом любителей идиш.

Хочу привести одно из стихотворений Макса Рианта – «Осталось лишь вспомнить» в переводе с идиш Владимира Микрюкова:

Ты так удивленно глядишь на меня,
Видать, изменился я сильно...
А в юности был полон сил и огня
И, кажется, выглядел стильно.
Осталась лишь память о днях и ночах,
Когда мы друг друга узнали,
Улыбка твоя, поволока в глазах,
Слова о любви и печали...
Когда вспоминаю о прошлой поре,
Душа и грустит, и трепещет,
Но память - не фишка в словесной игре,
И боли моей не утешит.
Грешил я немало, но Б-га прошу
Отсрочить мое наказанье,
Поскольку по памяти сердца спешу
На первое наше свиданье...

Остались на этой земле книги Рианта, негромкие, искренние стихи, остались сыновья. И осталась память о добром, всегда улыбавшемся человеке, который верил в силу и живучесть мамэ-лошн. Пока мы сами живы, будем помнить Макса Рианта. А тем, кто его не знал или знал, но мало, предлагаем одну из его статей, написанную два года назад здесь, в Израиле.

Как я работал в «Биробиджанер штерн»


Макс Риант, Бней-Аиш

Первой газетой, которую я в своей жизни держал в руках, была "Биробиджанер штерн". В ту пору я с родителями жил в селе Валдгейм Биробиджанского района и, начиная с 1-го класса, учился в местной еврейской школе. Газета же стала выходить в октябре 1930 года вскоре после постановления советского правительства "Об образовании Биро-Биробиджанского национального района в составе Дальневосточного края". 7 мая 1934 года район был преобразован в Еврейскую автономную область, а ее официальный орган - газета "Биробиджанер штерн" - стала ежедневной. Мой отец выписывал эту газету и, таким образом, я с малых лет стал ее читателем и почитателем. Особенно мне нравились литературные страницы, на которых публиковались поэты Эмма Казакевич, Люба Вассерман, Генах Койфман и Арон Вергелис. Под влиянием и впечатлением их творчества я стал сочинять собственные стихи. Словом, газета инициировала начало моего творческого пути.

Дебютировал я в 1938 году, учеником седьмого класса, стихотворением "Дом в тайге", незамысловатые строчки которого помню до сих пор: "Люблю родную тайгу, что раскинулась вокруг на зеленых просторах, на гордых сопках у берегов Биры. Сердце мое напоено лучами востока, и каждый раз по утрам меня будит шум тайги...". В газету, в которой я работал с 1949 по 1956-й годы, в тревожное и опасное время (на работу меня принимал тогдашний редактор Нохем Фридман, которого вскоре и самого посадили, как и других писателей и журналистов), я старался вкладывать свои творческие силы: сначала отвечал за культуру, затем занимал должность ответсекретаря редакции, бывали редкие случаи, когда приходилось подменять и самого редактора.

В начале 30-х область успешно развивалась - как в экономическом, так и в культурном отношении. Уже работало несколько еврейских школ, отдельно от ежедневной газеты появился журнал «Форпост», открылся государственный национальный театр. Известные еврейские писатели посещали область и считали за честь публиковаться в местной прессе, что, естественно, поднимало ее уровень.

Первым редактором "Биробиджанер штерн" был Янкл Левин. После него газету редактировал Генах Казакевич, отец поэта Эммануила Казакевича, писавшего замечательные стихи на идиш и ставшего впоследствии выдающимся русским писателем, Б. Гольденберг, Б. Миллер, М. Черноброд, Н. Фридман. В разные.годы газету также редактировали С. Яблоновский, С. Карлинский, Н. Корчминский, Л.Школьник, М. Куль, В. Белинкер. Сейчас, когда пишутся эти строки, главным редактором газеты является Инна Дмитриенко, долгое время бывшая нештатным корреспондентом, затем ставшая постоянным сотрудником редакции.

Газета "Биробиджанер штерн" отражала, главным образом, историю ЕАО, жизнь и быт переселенцев, приехавших осваивать суровую дальневосточную землю. И не они виноваты в том, что золотая мечта построить для себя новый дом на вновь приобретенной родине оказалась в условиях большевистской власти лишь мыльным пузырем, утопией.

В жестоком 37-м начались чудовищные сталинские чистки, пошли аресты ведущих партийно - советских работников области, писателей, журналистов, деятелей культуры - преимущественно, евреев. Всё то характерное, что имело отношение к национальной культуре, стали зажимать и искоренять.С еще большей силой, со скоростью эпидемии стали распространяться репрессии. В 1948-м убили Михоэлса, разгорелись "дела" ЕАК, «убийц в белых халатах», другие антисемитские акции.

Мы, сотрудники редакции, почувствовали себя в западне и, по правде говоря, боялись, чтобы власти не закрыли газету . "Биробиджанер штерн" была бельмом на глазу новых руководителей области, присланных из Москвы, поскольку бывших руководителей, в основном, евреев, убрали с должностей, многих из них арестовали.

Запомнился дикий случай. Как-то я предложил вновь назначенному первому секретарю обкома партии написать статью к 7 ноября. Этот партчиновник в грубой форме ответил мне, что ему "западло" публиковаться в еврейской газете. Также было запрещено вывешивание лозунгов и транспарантов на идише. В редакции мы боялись общаться на мамэ-лошн, не говоря уже о беседах на улице. Тем не менее, газета на идише должна была выходить регулярно, но выписывать ее не рекомендовалось. Мы, ее сотрудники, держались вместе, не ругались, старались поддерживать, помогать друг другу.

Кроме официальных докладов, корреспонденций с заводов, колхозов и культурных учреждений, газета печатала стихи, очерки. Но о бесправии и страхе, царившем среди евреев, - естественно, ни слова. Любое неосторожное слово могло повлечь за собой немедленное отстранение от работы, арест. Это произошло и с редактором газеты Нохемом Фридманом, которого арестовали средь бела дня на колхозном поле, когда он приехал в одно из сёл области в командировку от газеты. Там Фридман встречался с одним из лучших наших корреспондентов Нохемом Хайкиным, получавшим из Польши коммунистическую газету "Фолкс-штимэ" на языке идиш.

Несмотря на трудные годы, мы, сотрудники «Биробиджанер штерн», вовсю старались, чтобы у газеты было "приличное" лицо, чтобы публикуемые материалы были интересны оставшемуся небольшому числу читателей. И тут добрым словом следует вспомнить тогдашних сотрудников - Абрама Володарского, скромного, тихого заведующего отделом промышленности Ицика Бронфмана. Помимо содержательных статей и заметок он писал стихи, был известен как талантливый поэт. Нельзя не упомянуть также сотрудников газеты Саню Розенфельда, Абрама Кизера, помощника корректора Мойше Венгрова, опытного метранпажа Зильбермана, любимых всеми машинисток Раю Жебрак и Геню Гельфер.

Сейчас "Биробиджанер штерн" стала еженедельной, и только благодаря одной страничке, выходящей на идиш, ее можно отнести к еврейским изданиям. В отделе идиш работают Елена Сарашевская (заведующая) и Рива Шмайн. До сего дня я поддерживаю связь с редакцией. Меня радует, что там публикуют мои стихи, которые я отправляю туда время от времени. К 80-летию газеты я направил ее коллективу теплое поздравление.

Что было - не забывается, и я горжусь тем, что семь лет был сотрудником этой газеты.

«Лэбнс-фрагн», Тель-Авив, №687-688, февраль 2010 года
Перевод с идиш: Зиси Вейцман, Беэр-Шева
Количество обращений к статье - 2261
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (3)
Гость | 05.12.2017 22:37
Как жаль,что не стало прекрасного поэта. Я лет 30 о нем ничего не слышала.Только сейчас стала разбирать старые заметки из газеты "Самаркандский вестник" с его стихами,которые переводил на русский язык Вячеслав Микрюков и которые я столько лет хранила.Все не было времени.Теперь вышла на пенсию и наконец разобрала папку.Светлая память
Юрий | 10.08.2012 00:51
Мой отец был знаком с Максом Риантом. Он приходил к нам домой, помню его всегда веселым и жизнерадостным.
Может ошибаюсь, его отъезд из Биробиджана спровоцировала какая то глупая история с неоплаченым качаном капусты который нашли в автобусе когда они возвращались с выезда на сельхозработы.
Макс Риант достойно прожил свою жизнь.
Гость Л. | 25.06.2012 19:07
Светлая память Максу Рианту.
И спасибо за страницу о нём.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com