Logo
12-24 авг.2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
17 Авг 18
15 Авг 18
15 Авг 18
15 Авг 18
15 Авг 18
15 Авг 18
15 Авг 18
15 Авг 18
15 Авг 18





ЕВРЕЙСКИЙ ПИСАТЕЛЬ
БОРИС САНДЛЕР
в студии Черновицкого ТВ





RedTram – новостная поисковая система

Корни и крона
Дом моего детства
Любовь Гиль, Беэр-Шевa

Сегодня об этом доме пора писать историческую повесть. Он появился в начале XX века и построен был с расчетом на столетия: толщина его стен позволяла подоконнику служить и письменным, и обеденным "столом" попеременно. Но не суждено было дому кладки красного кирпича прожить и один век. Около сорока лет назад его снесли, оставив место незастроенным. Находился он в Харькове на площади, возникшей в конце XVIII века на месте бывшего крепостного вала, на площади Руднева, названной так в 1919 году в честь героя гражданской войны Николая Руднева. Ранее называлась она Скобелевской - в честь генерала М.Д. Скобелева, отличившегося во время русско-турецкой войны 1877-1878 годов. Многие ещё помнили это старое название. Но самое первое название площади - Михайловская, по названию находившейся там Михайловской церкви.

Рядом с нашим домом красовался ДК строителей, вначале это было построенное в конце 20-х двухэтажное здание клуба строителей, но в 1958 году достроили третий этаж и несколько корпусов, и тогда обычный клуб строителей превратился во Дворец культуры строителей со множеством кружков, студий, спортивных секций, кинозалом, библиотекой - настоящий центр культуры, искусства и спорта для многих харьковчан и, в особенности, для жителей близлежащих домов. На публикуемом верхнем фото 30-х годов справа от клуба строителей видна боковая сторона нашего дома за деревьями (сейчас там располагается проектный институт, построенный в конце 50-х - начале 60-х годов. Фото 2010 года)

Церковь, окруженная зелёным сквером, располагалась напротив нашего дома. Церковный скверик, так мы называли его, служил центром притяжения всей округи. Летом там отдыхали бабушки и мамочки со своими чадами, прогуливались парочки в поисках свободных уединённых скамеечек. Случалось, их поиски оказывались небезуспешными. A зима превращала сквер с его горками в центр мироздания для детворы из всех домов не только площади Руднева, а также из района Левады, улиц Плехановской, Нетеченской, Змиевской и Руставели. Там всегда было оживлённо, шумно и весело. Лыжникам и любителям катания на санках горка, на которой стояла церковь, предоставляла большие возможности.

Но в 1961-м году Михайловскую церковь снесли, взорвали на наших глазах, да так, что повыбивало стёкла во всех окнах нашего дома, горку, т.е. бывший крепостной вал сравняли с землёй, покрыли асфальтом и на месте церковного скверика появился сквер имени первого космонавта Юрия Гагарина. Змиевское шоссе, непосредственно примыкавшее к церкви, стало называться проспектом Гагарина. В этом месте, где смыкаются сразу несколько улиц, Плехановская, проспект Гагарина, площадь Руднева и Нетеченская, проходила трамвайная линия, а затем появилась и троллейбусная магистраль, начинающаяся в аэропорту. По этой дороге ехали все кортежи с посещавшими Харьков высокими гостями. Мы, взрослые и дети нашего двора, всегда старались не упустить такую возможность. Помню наше ликование во время визита Юрия Гагарина, его добрую улыбку.

На это райское местечко и выходило единственное окошко нашей маленькой комнаты. До того, как проложили асфальт возле нашего дома, вид из окна открывался на палисадник с высаженными нами цветами, от них исходили изумительные запахи петунии, табака и метеолы, рядом росли кусты моей любимой арoматнейшей сирени, жасмина, и всё это великолепие окружали белые акации. Далее проходила дорога, по которой в те времена наряду с автомобилями можно было иногда увидеть телегу, запряженную лошадкой, развозившую уголь жителям нашего и соседних домов. Во дворах гнездились сараи, где и хранился этот ценный в зимнюю стужу источник тепла. За дорогой возвышалась церковь и рядом с ней утопал в кустах сирени, зелени акаций и тополей сквер.

В нашем дворе. Я на руках у соседки, 1948 г. Сзади справа - часть нашего дома,
слева - два этажа боковой стороны Клуба строителей

Летом мог нарушить тишину не только проезжавшие неподалеку трамвай или мотоцикл, а изредка и громкий говор расположившегося под нашими окнами цыганского табора. Однако, когда цыгане начинали петь, для нас это был завораживающий сердца необыкновенный концерт. С тех пор я влюблена в цыганские напевы, и это чувство не покидает меня никогда.

Заслуживает описания и наш двор, в нём всегда было очень оживлённо, дети играли в прятки, на языке нашего двора это звучало "в жмурки", а чаще - "в жмурка". Те, кто помладше, играли в песочнице, мужики тоже были заняты делом - кто сколачивал возле своего сарайчика различные вещицы, а кто гремел костяшками домино. В любое время дня сидели на скамейке старушки, обсуждая очередные дворовые новости, следили за каждым шагом соседей, находя в этом особое наслаждение, ведь им казалось, что они знают всё обо всех остальных. Наиболее значительным достоянием нашего двора являлся огромный дуб, о возрасте которого никто не знал, но называли его столетним.

Во дворе были разбиты соседками несколько шикарных клумб, что являлось предметом их гордости и тщательно охранялось. Посреди двора росла груша, её урожай никогда не дозревал до кондиции, мальчишки успевали оборвать ещё зелёные, не поспевшие плоды.

Таким мне запомнился дом моего детства (на фото – я в сквере, в 1954 году).
Воспоминания детства глубоко проникают в нашу память, трудно забыть и всё то, что хотелось бы никогда более не вспоминать. Это я о моих "университетах" в области моей национальной самоидентификации. Можно сказать, мне очень долго везло (или "везло"?), никто лет до восьми мне никогда не говорил о моем еврейском происхождении. Как-то раз соседская девочка, ученица 8-го класса, спросила: "Какой ты нации?". Я, впервые услышав слово "нация", не знала, что и ответить, просто растерялась, почувствовав ехидную интонацию в её вопросе. Но она мне сама объяснила, что к чему. Узнав, что я не просто девочка, ученица 2-го "А", а, что "гораздо важнее" - я еврейка, я поспешила домой к родителям за разъяснениями. К счастью, они посвятили меня в историю моего народа (видимо, они давно были готовы к моим вопросам), и их рассказы меня не разочаровали. Прошло несколько дней после этого разговора. Я решила записаться в детскую библиотеку, и там наряду с другими вопросами мне задали и такой: "Национальность?". Я как-то не связала, что на недавно услышанное мною во дворе слово "нация" и слово "национальность" нужно дать тот же ответ - "еврейка". Но мое молчание продлилось недолго, подошла другая работница библиотеки, видимо, заведующая, и произнесла: "Что ты у неё спрашиваешь? Разве не видишь, она же еврейка". И я это тут же подтвердила. После этого я окончательно поняла, что это так "важно" для всех. В тоне заведующей был такой негатив, что мне еще больше захотелось домой.

С тех пор начались мои "недетские" размышления.
Никогда не забыть мне и то, как одна из соседок, жена дворника, с которой у нас, казалось, были нормальные отношения, вдруг, обратившись к другой, да так, чтобы я это услышала (ведь она видела меня, проходившую мимо в этот момент), сказала: " Гитлер жидов бил, бил, но не добил".

В нашем дворе, как и во многих других, нашлось двое мальчишек, любителей стрелять из рогатки по воробьям, при этом приговаривая, что они бьют жидов-воробьев. На меня это всегда производило жуткое впечатление. Сегодня меня каждое утро будит пение птиц, они желают мне доброго утра и удачи. А я благодарю Всевышнего за это счастье, выпавшее на мою долю. И мне кажется ужасающей дикостью убивать эти прекрасные божьи создания, этих "вечных странников".

Как-то я зашла в дом к одной девочке, жили они в довольно темном подвале. В конце большой темной комнаты сидела старая еврейка, её бабушка, вид у нее был отрешенный, глаза полны страдания и тяжелой грусти. Внучка хотела чем-то отвлечь бабушку от её печальных мыслей и попросила меня прочитать стихотворение, я охотно согласилась и прочитала стих об отважном комсомольце. Старушка слушала с интересом, казалось, внимала каждому слову. Я прочитала всё стихотворение, после чего, она, немного помолчав, начала говорить: "Молодец! Ты хорошо читаешь стихи", и внезапно перешла на истерический крик: "Но они всё равно бы тебя убили, убили бы!". Мы с подружкой, как ошпаренные, выскочили на улицу, она рассказала мне о тяжелой судьбе бабушки, о том, что она потеряла почти всю свою семью во время войны. С годами, вспоминая этот случай, я в полной мере осознала, чем была вызвана такая реакция еврейской дочери, сестры, матери, бабушки. Это была трагедия её семьи - трагедия шести миллионов евреев, прошедших все круги ада, называемого Холокостом.

Мы с папой. Харьков, 1956 год

Мы жили возле церкви, но мне объяснили, что евреям туда ходить не следует, а у евреев есть, вернее, была синагога, а вот сейчас там располагается общество "Спартак", есть и харьковский планетарий, где раньше также находилась синагога.

Мы росли в такое время, когда о религии, а особенно об иудейской, не принято было вести Какие-либо разговоры. Но я все же помню рассказы отца об истории Моисея - Моше Рабейну, помню услышанные дома названия еврейских праздников: Пейсах, Пурим, Рошешуне, Сукес, Ханука. Мой папа всегда определял их наступление по отрывному календарю, где указывались фазы Луны. Свой секрет он мне не передал, но когда начался мой национальный ликбез в Израиле, все секреты еврейского календаря перестали быть для меня таковыми.


Я в 1961 году
В нашей маленькой комнате более двух квадратных метров занимала печь, служившая не только для обогрева, но это был и наш очаг. Вкус и аромат всех блюд, готовящихся на этой печи, мне очень трудно сравнивать с другими, не менее достойными вкусами. На Пурим мама выпекала в этой печи большие блестящие "ументашн" с маком, на Пейсах пекла мацу круглой формы.

А фаршированная рыба, приготовленная в специальном казане! О, это было что-то, не поддающееся описанию! У нас часто бывали гости, до сих пор удивляюсь, как нам удавалось всех рассадить, но хорошо запомнились мамины слова: "В тесноте, да не в обиде".

Однажды весной мы были приглашены к родственникам праздновать Пейсах, они устраивали застолье, на нем было обязательным присутствие мацы и других традиционных блюд. Даже нам, детям, разрешалось выпить немножечко сладкой вишневой наливки. Помню, было очень весело и уютно. Посидев со взрослыми, мы, дети, устремились на улицу и увидели соседний дом, все окна которого были тщательно занавешены. Но, несмотря на это, оттуда пробивался яркий свет и туда направлялся внушительный поток гостей. По секрету мне сообщили, что там живет раввин и скоро там состоится настоящий "С-Э-Й-Д-E-Р", но об этом нельзя никому рассказывать. Эта таинственность пробуждала еще больший интерес у детей, но воспитание не позволяло нам просто постучать в дверь и попроситься посмотреть и послушать это священнодействие.

Дом моего детства, наш двор, мое окружение - это незабываемые страницы начала моей жизни со всем, что не только притягивало к себе, но и омрачало жизнь. Это всё продолжает жить во мне, и до сих пор нередко приходит в мои сновидения...

Чем старше мы становимся, тем чаще возвращаемся к своим детским впечатлениям, вспоминая их свет и тени. А тем временем линия жизни из протяженной, почти прямой, незаметно начинает превращаться в замкнутую, в конце концов очерчивая круг - круг нашей жизни.
Количество обращений к статье - 4407
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (15)
Любовь Гиль | 20.12.2016 09:05
Приношу извинения за неточность

и вношу небольшое изменение:

На подписи под первым снимком следует читать:

"Сзади СЛЕВА - часть нашего дома,
СПРАВА - два этажа боковой стороны Клуба строителей"

Автор
Гость | 28.04.2016 20:07
Спасибо автору за этот талантливый, светлый и искренний рассказ о детстве. Какая красивая девочка! Милое, сердечное еврейской дитя ( "А идиш кынд"). Как все знакомо и узнаваемо. Спасибо, Любочка!
Гость | 01.01.2016 23:17
Люба,огромное спасибо за Ваши воспоминания!Жила на площади Руднева,4,в начале 70-х.Помню и люблю родной город,наш сквер и свой первый дом.
Любовь Гиль | 06.02.2013 17:38
Дорогие Георгий и Тамарочка!
Тронута вашими отзывами, спасибо огромное!
Георгий! С большим удовольствием просмотрела мою
площадь Руднева на Вашем сайте и оставила Вам свой
комментарий.
Всего доброго и удачи всегда и везде!
Ваша Люба.
Гость Tara Levin, NY | 06.02.2013 07:10
Любочка, спасибо, что добавили и личные фотографии, они еще глубже передают атмосферу того времени.
Конечно, мужчинам это видится по-своему, как и жителям Израиля в целом, где очаровательные личики везде и всюду, но меня просто умиляет Ваше чистое и светлое "а йдешер пунем".
Гость Георгий Никольский, Харьков | 20.01.2013 10:27
Уважаемая Любовь Гиль! Для меня, увлекшегося на склоне лет краеведением, особый интерес представляет Ваше неравнодушное описание родного дома и тех мест в Харькове, где прошло Ваше детство. Некоторые сведения, почерпнутые из очерка, я уже привёл в своём посте о Михайловской церкви ( http://the-past.in.ua ). Может быть, это не единственная Ваша публикация? Может, Вы что-то помните о домах, на месте которых были построены многоэтажки? Какой адрес был у Вашего дома?
Спасибо! Г.Н.
Любовь Гиль | 10.07.2012 18:17
Гость Л., к сожалению не знаю как Ваше имя,
и Вам спасибо большое за благожелательный отзыв,
отзыз человека, мысли которого очень близки моим.
То, что мы помним должно остаться нашим детям,
внукам,... Когда-нибудь они это поймут и оценят.
Всего Вам доброго. Люба
Гость Л. | 03.07.2012 22:51
Спасибо автору за проникновенный, светлый и печальный рассказ.
Ваши воспоминания ценны ещё и сохранением памяти исторической.
Ценны правдой, которую Вы утверждаете.Успехов Вам!
Любовь Гиль | 29.06.2012 15:28
Искренне благодарна
Акиве, Александру Гордону,Одесситу, Аарону Хацкевичу,
Эстер Пастернак, Науму Вольпе за их отклик на мой рассказ и теплые слова.
Всем желаю здоровья, благополучия и всего самого
доброго. Ваша - Л.Г.
Шабат Шалом!
Наум Вольпе, Харьков | 28.06.2012 14:06
В настоящее время в Харькове все изменилось. И синагога, прекрасно отреставрированная возродилась, и в доме раввина Моше Московича седеры проводятся безо всякой конспирации. Но бытовой антисемитизм неискореним. В убогих душонках обывателей бурлят еще антисемитские страсти, иногда выплескиваясь наружу в отдельных(к счастью не масштабных) проявлениях. А Ханукию перед синагогой зачастую приходят зажигать в качестве почетных гостей первые лица города. Модно перед горожанами слыть либералами. Спасибо Любови Гиль за трогательную историю ее детства и нашего общего города Харькова. Всяческих благ!
Гость Эстер | 28.06.2012 10:59
בס"ד
"Чем старше мы становимся, тем чаще возвращаемся…" к секрету детства –
таинству. Любовь Гиль в своих воспоминаниях смогла передать читателю
прелесть и искренность познавания самой прекрасной из реальностей – детства.
С симпатией к автору
Эстер Пастернак
Гость Аарон Хацкевич NYC | 28.06.2012 10:26
Очень интересное повествование. Судьбы людей переплетаются с судьбами домов, все окрашено добротой и талантом. Спасибо!
Гость Одессит | 28.06.2012 00:11
Глядя на фото 1961 года, не могу назвать Любу королевой красоты, но очень симпатична. Целеустремленный взгляд, проглядываются математические способности. Несколько наивна, но прямолинейна. Тяжеловато, видимо, ей было в СССР. Желаю ей всяческих удач!
Александр Гордон, Хайфа | 27.06.2012 19:02
Яркий, ёмкий, трогательный очерк. Спасибо большое Автору.
Гость Акива, Кармиэль, Израиль | 27.06.2012 15:37
По-моему, мы наблюдаем становление нового писателя. Этот рассказ, как и предыдущий содержателен и эмоционален. Желаю автору продолжать в том же духе. Спасибо.
Страницы: 1, 2  След.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com