Logo


Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!


RedTram – новостная поисковая система

Израиль
Монография как событие
Юлия Систер, Реховот

В Общинном доме Иерусалима прошла презентация коллективной монографии «Израиль: русские корни», изданной НИЦ «Русское еврейство в зарубежье» (ред.-сост. Ю.Систер, М.Пархомовский, Иерусалим, 2011, 664 с.). Презентация была посвящена двадцатилетию выхода в свет первого тома серии «Евреи в культуре русского Зарубежья».

Теперь с полным основанием можно сказать, что 20 лет назад произошло важнейшее событие в истории и культуре еврейского народа, которое положило начало новому направлению в иудаистике. В 1992 году вышел вышеназванный том (составитель Михаил Пархомовский, под общей редакцией М.Пархомовского и Леонида Юниверга).

Научно-исследовательский центр «Русское еврейство в зарубежье» - один из уникальных проектов, созданных представителями алии 90-х, который внес большой вклад в науку о еврействе. Он получил международное признание благодаря плодотворной издательской, просветительской деятельности, а также проводимым конференциям и семинарам, особенно совместно с Институтом Вейцмана и Музеем истории Гедеры и билуйцев.

Инициатором этого проекта является д-р М.Пархомовский (на снимке), приехавший в Израиль в 1990 г. и выпустивший в 1989 г. в Москве книгу о Зиновии Пешкове «Сын России, генерал Франции».

После выхода первого тома год за годом регулярно выходили книги этой серии. Затем ее сменила серия «Русское еврейство в зарубежье», в которой были свои разделы: «Русские евреи в Великобритании», «Русские евреи во Франции», «Русские евреи в Америке», «Русские евреи в Германии и Австрии», а также четыре тома о евреях – выходцах из России и бывшего СССР в Палестине/Израиле - под названием «Идемте же отстроим стены Йерушалаима». За двадцать лет издано 25 книг, в работе находится следующая; четыре Иерусалимских русско-еврейских вестника и пять номеров интернет-журнала «Еврей за границей».

В этот летний приятный вечер собрались поздравить с 20-летием выхода первой книги, ставшей бестселлером, многочисленные друзья Центра, авторы и редакторы, люди, интересующиеся историей еврейского народа. Кроме иерусалимцев, приехали гости из Хайфы, Кирьят-Яма, Хадеры, Кирьят-Экрона, Ришон ле-Циона, Модиина, Бейт-Шемеша, Маале-Адумим и др.

Научный руководитель и главный редактор Центра д-р М.Пархомовский, открывая заседание, поделился с присутствующими своей мечтой - на базе Центра создать Научно-исследовательский институт - пока есть опытные кадры, единомышленники, увлеченные темой. Новой ветви иудаистики уже два десятилетия – это вполне самостоятельная жизнь, и будем надеяться, что долгая.

Генеральный директор Центра д-р Юлия Систер зачитала приветствия, поступившие от ряда организаций и частных лиц. Многолетний автор и редактор, активный участник проекта д-р филологических наук, профессор, академик Международной академии информатизации (Нью-Йорк) Арон Черняк написал: «…Сегодня мы отмечаем крупнейшее культурное событие в научной и литературной жизни российских репатриантов в Израиле. Двадцать лет назад в Иерусалиме вышел в свет первый том серии научно-популярных книг «Русское еврейство в зарубежье». Начавшись со скромного, быть может, пробного издания, серия эта разрослась в масштабное издательское предприятие, которое насчитывает 25 томов, чей совокупный объем составляет около 15 тысяч страниц. Значимость серии, вокруг которой сформировался Научно-исследовательский центр, далеко выходит за рамки Израиля. Мне приятно сознавать, что и моей капле меда нашлось здесь скромное место...».

Д-р педагогических наук, научный сотрудник РЕЭ Акива Сейненский, давая оценку книге, отметил: «… Ее ценная особенность: высокая информативность, системность изложения, включение неизвестных и малоизвестных ранее материалов, глубокий научный подход и вместе с тем живой, яркий язык изложения. Особо хотелось бы сказать о познавательном характере тома для широкого круга читателей и значительных возможностях для организации учебно-познавательной и воспитательной работы в вузах (спецкурсы, дополнительные исследования) и в общеобразовательных школах, в т.ч. России и других стран СНГ (включение фактов и сведений в содержание уроков, факультативных курсов и бесед и др.)».

Участникам проекта дальнейших творческих успехов пожелали члены Клуба русскоязычных ученых штата Массачусетс из Бостона, коллектив Дома ученых Реховота, сотрудники КЕЭ, многие из которых являются нашими авторами, редакторами, консультантами и др.

Ю.Систер ознакомила собравшихся с кратким содержанием монографии. Книга посвящена вкладу евреев – выходцев из Российской империи и бывшего СССР в Эрец-Исраэль/ Государство Израиль и состоит из трех частей: «История», «Защита страны, народное хозяйство и здравоохранение» и «Наука, образование, культура и спорт».

В монографии отражены по возможности все аспекты деятельности иммигрантов из России, приезжавших начиная с конца XIX века и кончая алией 90-х годов, которая превратила нашу страну в индустриальную державу, по многим показателям занимающую передовые позиции – в сельском хозяйстве, космосе, хай-тэке, медицине и др.

Слева направо: З.Копельман, З.Ханин и Н.Дараган

Присутствующие с интересом слушали выступление д-ра Зои Копельман, автора одной из глав книги. Она сказала, что инициированный более 20 лет назад М.А. Пархомовским исследовательский проект "Евреи в культуре русского зарубежья" побудил считать Израиль культурной диаспорой России. И речь тут идет не столько о творчестве на русском языке, сколько о творчестве на иврите. Так, в недавно опубликованной в Германии статье З. Копельман показала, что воспитанные в русской словесной культуре ивритские авторы Леа Гольдберг и Элишева в 20-30-е годы ХХ века активно обогащали развивающийся иврит калькированием образных выражений русской поэтической речи. А в главе "Русский подтекст современной израильской литературы", опубликованной Копельман в последнем томе проекта, исследовательница обрисовала многие грани взаимодействия нашей литературы на иврите с русской. Это не только многочисленные и многократные переводы с русского на иврит произведений ХХ и ХХI веков, но и произведения, созданные по модели русской классики, цитаты из нее, а также те впечатления, которые произвело русское художественное слово на читающих в переводах на иврит и английский израильских литераторов. Например, израильская поэтесса на иврите Майя Бежерано, никоим образом к русскому еврейству не относящаяся, в детстве воспринимала себя Татьяной, безнадежно влюбленной в своего вожатого по скаутскому сионистскому движению, который в ее глазах был Онегиным. И та же поэтесса в более зрелом возрасте включила в число своих подруг Анну Каренину и жалела, что та покончила с собой вместо того, чтобы заняться литературным творчеством.

Затем выступила д-р Нина Сегал (Рудник) из Еврейского университета в Иерусалиме, «герой» нашей монографии, о которой мы написали в главе, посвященной высшему образованию. Она сказала: «Я бы хотела добавить несколько слов по поводу важности вышедшей в 1942 г. книге переводов русской поэзии конца 19-го – начала 20-го века под названием «Shirat rusiia» - «Русская поэзия», которая поистине является образцом переводческого мастерства. Вплоть до сегодняшнего дня мы рекомендуем израильским студентам начинать свое знакомство с русской поэзией с этой книги, а для любого преподавателя сопоставительный анализ русского и ивритского текстов открывает возможность совершенно нового прочтения шедевров русской лирики. Не будет преувеличением сказать, что направление эволюции поэзии на иврите в XX веке в определенной степени связано с этой книгой.

Небольшой сборник (199 страниц) включал в себя переводы русской поэзии Серебряного века от Вл. Соловьева до С. Есенина, а, кроме того, представлял ивритскому читателю новейшую советскую поэзию: стихи Э. Багрицкого, А. Безыменского, И. Сельвинского, А. Жарова, Н. Незлобина. Такая подборка говорит как о прекрасном вкусе редакторов – выдающихся израильских поэтов, переводчиков, критиков Авраама Шленского (1900-1973) и Леи Гольдберг (1911-1970), так и о глубокой академичности книги. Напомню, что Лея Гольдберг имела докторскую степень по философии и семитским языкам из Боннского университета (1933), что позволило ей впоследствии стать основательницей и главой кафедры сравнительной литературы в Еврейском университете в Иерусалиме, членом-корреспондентом Академии языка иврит. По ее инициативе в Еврейском Университете в 1960-х гг. начинается преподавание русского языка и литературы, а затем организуется кафедра русских и славянских исследований. Лея Гольдберг владела в совершенстве семью языками и была очень опытным и искусным переводчиком (особенно с русского и итальянского).

У микрофона Зеэв Грин; в зале – Ф. Ортенберг, М. Копелиович, Н. Салма

Состав сборника «Shirat rusiia» свидетельствует об эмигрантском взгляде, взгляде «извне», его редакторов на русскую поэзию в ее историческом развитии. В Советском Союзе 1940-х гг. ситуация соединения в одной книги поэзии Серебряного века и советских авторов представлялась совершенно невозможной прежде всего по причинам цензурного характера, напомню хотя бы о судьбе расстрелянного за контрреволюционную деятельность Н. Гумилева. Единственным примером такого соединения поэзии Серебряного века и произведений пролетарских поэтов была знаменитая книга «Русская поэзия XX века: Антология русской лирики от символизма до наших дней», составленная и опубликованная И. Ежовым и Е. Шамуриным в 1925 г. По своему масштабу и академической тщательности эта книга остается канонической вплоть до сегодняшнего времени. Нет никакого сомнения, что редакторы «Shirat Rusiia» были хорошо знакомы с этой антологией, кстати, запрещенной советской цензурой после 1929 г., поскольку в предисловии и в ряде текстов упоминалось в позитивном смысле имя Льва Троцкого. Публикация переводов на иврит переводов произведений столь разных по своим культурным и идеологическим установкам поэтов была выражением идеи о едином литературном процессе, характерной для части русской эмиграции, напомню хотя бы о литературных обзорах Ф.А. Степуна в парижских «Современных записках».

Не менее важен и взгляд «изнутри» той культурной ситуации, которая складывается в подмандатной Палестине – Эрец Исраэль к началу 1940-х гг. Именно Аврааму Шленскому и Лее Гольдберг принадлежала сама идея создания антологии - серии (из шести книг) переводов на иврит новейшей мировой лирики, открывать которую и должна была «Shirat rusiia». В предисловии редакторы тома обосновывают необходимость именно такого начала отнюдь не некими формальными соображениями, но настоятельной потребностью, как они пишут, даровать Эрец-Исраэль «портретный образ поколения» русских поэтов конца 19 – начала 20 вв., поколения «сеятелей бури», несущей «грозы уничтожения», и среди них – «секты футуристов», ломателей, ниспровергателей и творцов, по определению авторов предисловия. Музыка этой поэзии – контрапункт к пушкинскому «Есть упоение в бою», а строй ее подчинен хронометру «минут роковых» Тютчева. Отсюда два соответствующих эпиграфа к антологии и временные рамки отобранных текстов: от «Панмонголизма» Вл. Соловьева до стихотворения Н. Незлобина, написанного к пушкинскому юбилею 1937 г., - «Святое знамя». Таким образом, ивритскому читателю представлялся поэтический сколок эпохи конца XIX -30-х гг. XX вв. представленной как единое целое и оправленной в рамку «золотого века», Пушкина и Тютчева. Поэзия Серебряного века становилась в переводах на иврит частью единого движения в русской литературе, связанного в социальном плане с революционными потрясениями и образованием Советского Союза.

Антология «Yalkut shirat rusija» имела несомненный идеологический подтекст, соотносящийся с задачами сионистского движения и освободительной борьбы евреев в Палестине. Ни для кого не секрет, что СССР воспринимается в это время в Эрец-Исраэль как образец для подражания, не смотря ни на какие внутренние действия советского руководства в 1920 – 30-е гг., направленные против евреев. Намеренно высокий стиль предисловия к «Shirat rusiia», помимо искренней любви ее составителей к русской литературе, соответствовал этому высокому идеалу. Он должен был мгновенно настроить читателя на то, что перед ним не просто книга, а некое откровение. Так, выражение «matan dmut djukan shel ha-dor» -«даровать портретный образ поколения» - должно было неминуемо напомнить о словосочетании «matan tora» - «дарование Библии» на горе Синай. Таким поэтическим высшим даром и должна была стать эта книга, цель которой определялась Шленским и Гольдберг как нравственная биография эпохи, которая во всех народах и языках приходит в ее высоком откровении - в поэзии. В предисловии специально оговаривается тот факт, что антология русской поэзии на иврите выходит во время Второй мировой войны, в которой особая роль принадлежит Советскому Союзу.

Я.Сосновский, Л.Дымерская-Цигельман, Д.Харув, А.Кардаш, М. Гольденберг, Б.Бергинер-Тавгер

Появление в 1942 г. такой книги – флагмана серии переводов из мировой поэзии - глубоко символично. Существует, помимо прочего, легенда о том, что деньги, вырученные продажей этой антологии русской поэзии, должны были быть переданы Советскому Союзу для производства танка или самолета. Отсюда понятно, какое значение имела для израильтянина эта маленькая книжка, сопровождавшая его в боях войны за независимость 1948 г.

В литературном и культурном плане возможность представить таким образом антологию русской поэзии и поэзию Хлебникова ивритскому читателю была подготовлена предварительной «миссионерской» деятельностью второй волны израильских поэтов (после поколения Х.-Н. Бялика и Ш. Черниховского), которую представляли А. Шленский, глава направления «Yakhdav» - «Вместе», и входившие в него Л. Гольдберг, Натан Альтерман, Александр Пэнн и др. Так, А. Шленский уже напечатал в 1935 г. переводы ряда стихотворений Пушкина, «Бориса Годунова», «Маленькие трагедии», а в 1937 г. вышел его канонический перевод «Евгения Онегина». Группа «Yakhdav» в целом была новой поэтической волной, порожденной морем европейского и русского модернизма. Она принесла на берега Палестины в 1920 – 40 е гг. стихию русского Серебряного века и облекла ее в одежды древнееврейского языка. Поэтам этой группы, испытавшим сильное влияние Блока, Ахматовой, Маяковского, Хлебникова, выпала роль быть не только их переводчиками, но и непосредственно заниматься трансформацией древнееврейского языка в направлении, указанном русскими поэтами.

Д-р Наталья Дараган, председатель культурно-просветительского общества «Теена» и наш автор, кратко рассказала о своей статье: «Идеология, этика и эстетика освоения Эрец-Исраэль», подчеркнув выдающуюся роль и трагические судьбы женщин, участвовавших в создании ишува. Она также постаралась выявить связующую идею всех 25 томов, опубликованных за время деятельности Центра. Такой стержневой идеей оказалась культуртрегерская миссия русского еврейства. В культуре ли русского зарубежья, в культуре принимающих стран, наконец, в культуре Израиля значительная, а в некоторых областях основополагающая роль выходцев из Российской империи и бывшего СССР просматривается вполне отчетливо. Трудно было при этом умолчать о тех издержках, которые вызывает подобное положение. Претензии на продолжение культуртрегерской миссии вызывают отторжение русскоязычного еврейства от мелкобуржуазного большинства населения Израиля и препятствуют ассимиляции (абсорбции) этой группы. Недопредставленность или перепредставленность русской алии в различных социальных и профессиональных группах в одинаковой степени свидетельствует о нерастворенности русской общины в населении страны. Приверженность родному языку даже при высоком уровне овладения ивритом – важная причина и гарант востребованности трудов Центра.


К.Кикоин и Юлия Систер
Проф. Константин Кикоин рассказал о математиках и физиках в алие 70-х и 90-х годов ХХ века. Математическая школа мирового уровня существовала в России еще с XIX века, в то время как российская физическая школа набрала силу только при Советской власти. Поток политэмигрантов, наводнивших Западную Европу в первое десятилетие после переворота 1917 года, захватил некоторое количество математиков, но не физиков. Можно сказать, что история физико-математической алии в Израиле началась только в 70-е годы XX века. В эти годы физики и математики стали поставлять «кадры» для науки на Запад. Сначала это была тонкая струйка диссидентов и отказников, но в 90-е годы эта струйка превратилась в лавину. Евреи в этом процессе «утечки мозгов» принимали самое активное участие.

Несмотря на все усилия властей максимально затруднить евреям доступ в «стратегические» учебные и научные заведения после того, как с их существенным участием был успешно завершен проект ядерного сверхоружия, ученые с «пятым пунктом» составляли весьма заметную часть советской научной элиты к началу Большой алии. За кратчайший исторический срок, каких-нибудь 15–20 лет, огромное число бывших советских российских ученых стало частью четвертой волны еврейской диаспоры, расселившейся по всему земному шару от Сингапура и Австралии на востоке до Калифорнии и Аргентины на западе. Даже при учете того обстоятельства, что сливки с еврейской научной эмиграции из СНГ сняли университеты и научные центры США, Франции и Великобритании, немало осталось и на долю Израиля. Физики и математики в Советском Союзе были единым сообществом, которое составляло становой хребет академической науки и обеспечивало высокое качество естественно-научного высшего образования. Тридцатилетняя эпоха переселения «еврейских мозгов» в страны Запада и Израиль, в общем, была единым и непрерывным процессом.

Для понимания особенностей научной алии необходимо пояснить, что понятия «Российская математическая школа» или «Российская физическая школа» не имеют аналогов ни в одной из научных держав западного мира - от гигантских Соединенных Штатов до маленького, но весьма заметного на карте мира Израиля. Следует отметить и роль в абсорбции этой группы ученых профессоров Юваля Неэмана и Виталия Мильмана.

Главный ученый Министерства абсорбции и автор заключительной главы монографии д-р Зеэв Ханин выступил очень эмоционально, коснулся вопросов абсорбции ученых и специалистов разных специальностей, их интеграции в израильскую науку, а также отъезда из страны специалистов, причинах этого явления, прогнозов на будущее. Тут возникла дискуссия, но вопрос остался открытым.

Эмоциональным было и выступление друга и автора нашего Центра Зеэва Грина, который специально к этому вечеру написал исследовательскую работу «Евреи, Россия, Израиль», опубликовал ее в еженедельнике «Мы здесь». В Общинном доме многие присутствующие получили экземпляр этой фундаментальной статьи. Выступил также д-р экономических наук Яков Сосновский, который говорил не об экономике, а о некоторых терминах, употребляемых авторами книги, и внес свои предложения.

Вера Полякова и Даниэль Гольденберг старались запечатлеть это неординарное событие. Это их фотографии иллюстрируют памятный вечер в Иерусалиме.

Хочу от имени Совета Центра выразить искреннюю признательность Александру Штейнгаузу, одному из руководителей Общинного дома, за гостеприимство и помощь в организации вечера. Эта встреча помогла вновь встретиться коллегам, нашим друзьям, обсудить насущные проблемы, убедиться, что «есть еще порох в пороховницах», мы еще многое можем, а главное – есть планы на будущее. В сентябре с.г. мы проведем Всеизраильскую конференцию, посвященную 130-летию Первой алии, с которой началось возрождение еврейской жизни на земле предков, создание первых сельскохозяйственных поселений, а затем становление, создание и развитие Государства Израиль, успехами которого мы гордимся. Мы гордимся народом, который возродил не только свое государство, а и свой древний язык, ставший государственным в нашей стране, нашу землю превратил в цветущий сад.

Закончить свой рассказ мне хочется строками из стихотворения российского поэта Андрея Дементьева, посвященными Израилю:

Море катит изумруды
И крошит их возле скал.
Если есть на свете чудо,
То его я отыскал.
Количество обращений к статье - 1880
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com