Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Взгляд
Политическая эволюция в действии
Евгений Сатановский, Москва

Выступления на конференциях, в политшколах и на прочих публичных мероприятиях в стиле «гайд-парка» - особый жанр, имеющий мало общего и с университетскими лекциями, и с общением с прессой.

На лекции сидят студенты, причем, как правило, вы с ними еще встретитесь: на экзамене или зачете, защите курсовой или диплома. Что сильно стимулирует вежливость в общении с преподавателем и корректность задаваемых вопросов. Радио- или телевизионный эфир сам по себе определяет стиль, поскольку есть начальство, следящее за рейтингом программы, так что даже самые острые темы обсуждаются в приемлемом стиле. Интервью для печати, как правило, - жанр еще более цивильный: журналист-гость куда более уязвим, чем журналист-хозяин, так как ему в любой момент могут отказать в продолжении беседы, а в крайнем случае попросту спустить с лестницы.

Публичное мероприятие всех этих ограничений лишено: выступая на них, имеет смысл помнить, что слушатели почти наверняка видят оратора в первый и последний раз, и если родители и Господь Б-г наделили их пытливым умом и острым языком, ему придется на собственной шкуре испытать и то, и другое. Впрочем, конференции хуже: некоторые из них специально построены организаторами так, чтобы спровоцировать участников на конфликт или рукоприкладство, на чем, выполняя политический заказ, можно неплохо заработать. В свое время автор встретился именно с таким подходом к делу как бы делового телеканала, принадлежащего известному олигарху, который позиционировал себя в качестве либерального политика. Ведущий этого канала, чья лысая голова с глазками-бусинками, укрытыми за круглыми стеклами пенсне, напоминала крота из андерсеновской «Дюймовочки», то ли по велению души, то ли по политическим пристрастиям коллекционировал малопочтенную публику в лице исламистов, фашистов и националистов, периодически сталкивая ее лоб в лоб с публикой вполне нормальной. Бывает. В конце концов, не на все приглашения нужно откликаться.

Московская политическая школа, между тем – то самое мероприятие, на котором выступать интересно, участвовать в дискуссиях полезно и вспоминать о них не стыдно. Само по себе показательно, поскольку сторонние наблюдатели, полагающие российское политическое поле зачищенным в лучших традициях советского режима, на этом и множестве аналогичных примеров могут убедиться в том, что энтузиасты, стоящие во главе негосударственных организаций, делая то, во что верят, не за страх, а за совесть, способны пробить любое сопротивление бюрократии. Добавим, при посильном содействии той ее части, которая еще не потеряла интереса к жизни и стремления ее улучшить, что на отечественных просторах встречается чаще, чем это можно было бы предположить. Полтора часа дискуссии в зале и столько же в кулуарах способствовали налаживанию контакта с аудиторией, благо «арабская весна» - тема острая и дискуссионная, а ее итоги для демократии и диктатуры – острая и дискуссионная вдвое. Вопросы были заданы. Ответы, в силу разумения или его отсутствия, даны. Стороны расстались, взаимно удовлетворенные друг другом. И тут, практически на пороге расставания, раздался крик души.

Его испустил один из организаторов – наболело. В своем кругу тема обсуждалась наверняка и неоднократно, но автор был свежим слушателем, притом вполне своим, и не возопить в его адрес было просто невозможно. Крик, что объяснимо, касался той части закона о некоммерческих организациях, которая касается их финансирования из-за рубежа. Закон этот некоторые из них ставит на грань закрытия, другие рубит на корню и вообще дает простор для злоупотреблений и несообразностей, которых в отечественной жизни пруд пруди и без него. И в этом отношении крик души понятен. Тем более, что террористические и в целом радикальные структуры обойдут не то, что закон, но и всю правоохранительную систему с ее силовыми структурами, вместе взятыми. В чем граждане и убеждаются с каждым очередным терактом и убийством очередного гастарбайтера.

Отсечение от иностранного финансирования российского околополитического пространства по образу и подобию зачистки, устроенной в США перед Второй мировой войной – тогда в отношении агентов Третьего рейха, имеет мало оснований для воплощения, если не считать твердой уверенности высокого начальства, что «Отечество в опасности». Без чего закон не появился бы ни в нынешнем, ни в каком другом виде.

Увы, тут возникает непреодолимое противоречие между личным опытом автора и устремлениями российской общественности в лице лучших ее представителей, к которым, несомненно, относятся активисты затронутых за живое (а в организме человека нет ничего более живого, чем карман) движений. Опыт восходит к 80-м годам прошлого, ХХ века, когда еврейское движение в СССР становилось на ноги вопреки всему репрессивному и идеологическому аппарату государства, и на эти ноги встало. Нужны ли были на это средства? Да. Значит, их нужно было заработать. Или собрать. Или обойтись без них – благо, добровольцев в стране всегда хватало для любого дела. Или, если это были средства из-за рубежа, перевести из никому не нужной свободно конвертируемой валюты в советские денежные знаки и потратить на дело так, чтобы не сесть – причем, не по политической, а по самой что ни на есть, уголовной статье. Что и обеспечило кадровую базу для всего, что было построено евреями в 90-е и последующие годы, когда правящий в стране режим занялся собственными делами, перестав видеть в них угрозу. Каковой они, впрочем, для него никогда и не были, надеясь лишь на то, что начальство их, вместе с еврейским государством, оставит в покое.

Так вот, по глубокому убеждению автора, российские организации, которым инициатива российской власти по пресечению их финансирования из-за рубежа, мешает, вне зависимости от того, по делу эта мера введена или по идиотизму, могут с ней бороться или уживаться. Или делать то и другое одновременно. Пытаясь в то же время работать. Или менять работу в соответствии с велениями времени и житейскими обстоятельствами. Что сделает их жизнеспособными куда более против нынешнего состояния. Тем более, что стоны по поводу тягот и горестей нынешнего режима всем тем, кто помнит Советскую власть даже в самые вегетарианские ее времена – смешны. В стране, где действует частный бизнес, работает банковская система, открыт выезд за рубеж – не говоря уже о въезде, налажено круглосуточное сообщение с любой точкой планеты не найти денег на деятельность – если она действительно кому-то нужна? Ну, надо потрудиться. А кто обещал, что будет легко?


Колумнист «МЗ» Евгений Сатановский - президент российского негосударственного Института Ближнего Востока
Количество обращений к статье - 2190
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (3)
Гость | 28.08.2012 22:48
C.Р.! Мы хоть и не электрики, но тоже больше 20 лет в Израиле работаем. И с ивритом все в порядке. То же самое было бы и в других странах. Разве об этом речь? У Вас типичная болезнь обывателя: социальная тупость. Вы как та советская Надежда Заглада - аллилуйщица, выступавшая от имени народа. Режим правления в нашей стране был и остается преступным. Об этом писали и пишут многие. А у Вас - а коль беседер. Как и в СССР. Не всем израильтянам, однако, нравится, что их пальцы насильно суют в розетку.
С.Р. | 11.08.2012 23:54
Я живу в Израиле более 24 лет, ходил в милуим, 20 лет проработал инженером-электриком. Мои дети здесь выросли, прошли армию, заботятся о своих детях. периодически встречаю людей, которые обеими руками прдпишутся под "направило евреев СССР к новому репрессивному аппарату, который насаждает идеологическое мракобесие, судебный и полицейский произвол, лишает людей права на жилье, профессию, отбирает детей и насаждает расизм. Израиль стал опасным для жизни. Активизироаплись акты самосожжения. Грядет очередная кампания обстрела мирного населения добрыми соседями." Все они, тех что я встречал, пожилые или старые люди, получившие в нашей стране квартиры, деньги на жизнь, социальное и медицинское обеспечение, которые в СССР не имели. И все они не удосужились выучить иврит, озлоблены до крайности. Господа, кто д вас здесь насильно держит. Моя жена работает в купат холим и тоже рассказывает о таких людях. Что это, синдром какой-то?
Гость | 04.08.2012 18:47
Автор пишет, что еврейское движение СССР вопреки репрессивному аппарату стало на ноги. Настолько стало, что направило евреев СССР к новому репрессивному аппарату, который насаждает идеологическое мракобесие, судебный и полицейский произвол, лишает людей права на жилье, профессию, отбирает детей и насаждает расизм. Израиль стал опасным для жизни. Активизироаплись акты самосожжения. Грядет очередная кампания обстрела мирного населения добрыми соседями. А вы там деньги собирайте. Эх, нам бы ваши заботы...

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com