Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Времена и имена
Помню...
Самуил Иоффе, Беэр-Шева

Думается мне, мы были последними, кто виделся с Соломоном Михоэлсом и слушал его страстное обращение к нам. Я имею в виду наш третий курс, курс С.Михоэлса в Московском государственном еврейском театральном училище. Было это в январе 1948 года перед отъездом Михоэлса в Минск. Дело в том, что мужская часть нашего курса была занята в последней постановке Михоэлса - спектакле "Леса шумят" ("Велдер ройшн") в ГОСЕТе. Нужна была массовка - бойцы еврейского партизанского отряда. Труппа ГОСЕТа была не так уж велика, вот и привлёк Соломон Михайлович «в партизаны» своих студентов. И для нас это была прекрасная практика - репетировать с САМИМ Михоэлсом. Он уделял репетициям с нами очень много внимания.


Надо признаться, у нас далеко не всё получалось, как того хотел УЧИТЕЛЬ. Особенно там, где мы, партизаны, шли по беловежским лесам после изнурительных боёв с фашистскими войсками. Ну, никак молодым, полным оптимизма парням не удавалось пройти по авансцене, передавая состояния изнурённости и последних физических усилий. Не помогали ни беседы режиссёра, ни этюды, которые он заставлял нас делать. И тогда... "Иоффе, гэй цу цу мир!"("Иоффе, подойди ко мне"), - подозвал меня Соломон Михайлович, ухватил сзади за мою вельветовую куртку и приказал: "Гэй!" ("Иди!").

Я вспомнил об этом, глядя на сцепленные короткие пальцы его рук на письменном столе в его кабинете в театре, где проходила эта, как потом оказалось, последняя наша встреча. Последняя с живым Михоэлсом.

А потом - встреча с убитым.

Никто из нас ни на минуту не сомневался, что его убили, что официальная версия - фикция. Как только в театре узнали о гибели Михоэлса, актёры сообщали друг другу: "Соломона Михайловича УБИЛИ!".

Вот когда я вспомнил, каким был Михоэлс при той нашей встрече и что он говорил нам. Вот когда я окончательно убедился в том, что он говорил это неспроста, что он предчувствовал беду. И свою, и всеобщую...

"Еврейская культура, еврейский театр переживают не лучшие времена, - говорил он.- Понадобятся огромные усилия, чтобы не дать им погибнуть. Ваши усилия. Вы молоды, кому, как не вам подставить плечи и спасти всё это богатство нашего народа!".

Разве мог царь и бог Иосиф Сталин терпеть, чтобы кто-то был не менее авторитетен у людей, чем он? "Москва, Михоэлсу", - писали на конвертах граждане страны. Не Сталину адресовали свои просьбы, а какому-то Михоэлсу. Ну, и что, что он объединил всех евреев мира в борьбе с фашизмом, что уговорил их материально помочь Красной армии. Война кончилась, и Михоэлс со своим Антифашистским комитетом - уже отработанный материал.

Кем был для народа Михоэлс, показали его похороны. Знаю это не из печати, которая, по указанию ЦК КПСС, "скорбила" о гибели выдающегося деятеля советской культуры. Мы, студенты, следили за порядком во время прохождения перед гробом тысяч людей.

Проститься с другом пришли многие выдающиеся деятели советского театра, кино, литературы. И даже когда Михоэлса сделали американским шпионом, некоторые из них не побоялись помогать артистам ликвидированного ГОСЕТа, родным Михоэлса.

Вот Сталин и приступил к "окончательному решению еврейского вопроса". Арест членов Еврейского Антифашистского комитета, десятков еврейских писателей, расстрел цвета еврейской культуры 60 лет назад, 12 августа 1952 года. Потом дело "врачей-вредителей". И только смерть главного убийцы спасла этих ни в чём не повинных людей.

В числе тех, кто должен был погибнуть 12 августа, был и выдающийся еврейский поэт и драматург Самуил Галкин. Но случилось чудо: он остался жив. Он успел за несколько лет оставшейся жизни написать много прекрасного. Но пережитое сломило его. Так случилось, что мы с женой участвовали в похоронах С.Галкина. Жили мы тогда на Дальнем Востоке. Жена работала в театре, а я – в молодёжной газете. Ежегодно в отпуск мы прилетали в Москву.

На этот раз, листая "Литературку", я наткнулся на сообщение о кончине Галкина и его похоронах на Новодевичьем кладбище. Мы взяли такси и успели. Помню, на похоронах присутствовало несколько человек из посольства Израиля. Они ни с кем не общались. Стояли в стороне. Не хотели навредить участникам похорон. Тогда с Израилем были не лучшие отношения.

Когда я читаю имена расстрелянных 12 августа 1952 года выдающихся еврейских писателей Маркиша, Квитко, Бергельсона, Фефера, Гофштейна, я вспоминаю, какие это были люди. Мы с ними часто встречались и у нас в училище на показах и литературных вечерах, и в Союзе писателей, куда они нас приглашали. Вот они - пред моими глазами. Я помню! Помню,как будто это было вчера...

К сожалению, в Израиле как-то не очень помнят эту трагическую дату и тех, кто пал жертвой сталинского террора. Правда, есть исключение. Я с большой благодарностью прочитал статью Д.Якиревича "После расправы" в "Новостях недели". Автор проделал большую работу, изучив историю уничтожения языка и культуры идиш в СССР и со знанием дела, объективно проанализировал судьбу идиш в мире.
Количество обращений к статье - 1694
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (5)
Любовь Гиль, Беэр Шева | 10.08.2012 16:51
Дорогой автор, Самуил Иоффе!
Ваш впечатляющий рассказ, никого не может оставить равнодушным. Это - наша история с нашими восхищениями талантами Михоэлса, Зускина и их театральной школы, к которой принадлежите и Вы, и Ваша супруга, Пэрэлэ, с нашими восторгами талантливейшим поэтом Перецом Маркишем и другими замечательными еврейскими поэтами, писателями, видными деятелеми еврейской культуры. Это - и наше общее национальное горе, наши слезы, наша ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ о них.
Январь 1948 года и 12 августа 1952 года мы будем помнить всегда,
и в стихах Семена Цванга это прекрасно выражено.
СПАСИБО!
Гость Александр Гордон, Хайфа | 10.08.2012 13:19
Волнующие, сильные воспоминания. Большое спасибо Автору. Стихотворение Семёна Цванга мне очень понравилось.
Илья Войтовецкий | 09.08.2012 10:45
Браво!
Семен ЦВАНГ, Ашкелон | 09.08.2012 10:29
12 АВГУСТА 1952 ГОДА

Мы ежегодно печальные сходимся,
Чтобы почтить этим горестным днём
Имя Михоэлса, площадь Михоэлса,
Камень Михоэлса, память о нём.

Август далёкий, что нам вспоминается
Снова тревожит – тебя и меня:
С болью и дрожью в душе отзывается
Раннее утро расстрельного дня.

В тёмных подвалах гэбэшного ужаса
Пули в затылок, невинная кровь
Падали замертво маркиши, зускины,-
гордость еврейская, наша любовь.

Мы обвиняем систему и Сталина,
Всех юдофобов - подонков земли.
Вот почему люди в прошлом опальные
К этому камню сегодня пришли.

Мир, ты прислушайся к нашему голосу,
Произнесённому горестным днём
Здесь, где бессмертное имя Михоэлса,
Площадь Михоэлса, память о нём.

Семен ЦВАНГ
Ашкелон, Израиль
Илья Войтовецкий | 08.08.2012 18:17
Дорогой мой и любимый Сёма! Я с большой радостью и большой грустью прочитал твои воспоминания. Прочитал и подумал, что мы живём в одном городе и не так уж далеко друг от друга, а общаемся лишь на страницах журнала. Но и за это спасибо Всевышнему и Лёне Школьнику: лучше так, чем никак, лучше здесь, чем там...
И ещё - знаещь, о чём я подумал, читая твои воспоминания? В еврейской стране в еврейском журнале, написав фразу по-еврейски - "Иоффе, гэй цу цу мир!"("Иоффе, подойди ко мне"), ты вынужден перевести её на русский язык. Евреи не понимают по-еврейски!.. Усилия Гитлера и Сталина не пропали даром, и это чудо, что мы есть и что мы здесь. Будем довольствоваться хотя бы этим и надеяться на лучшее.
Обнимаю тебя и твою прелестную Пэрэлэ.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com