Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Времена и имена
Мой Канович
Зиси Вейцман, Беэр-Шева

Из всей внушительной библиографии писателя Григория Кановича у меня имеется в натуральном виде небольшая, но весомая часть списка, включая попавшуюся на глаза еще в конце шестидесятых в каком-то букинистическом магазине его вторую поэтическую книжку с бодрящим названием "Весенний гром". Так что мое знакомство с творчеством Кановича началось именно с этого тоненького сборника стихов, изданного двухтысячным тиражом в государственном издательстве художественной литературы Литовской ССР в 1960 году.



Если честно, то первоначально эти вирши, пусть и добротные, неизгладимого впечатления на меня не произвели. Стихи как стихи. Возможно, я их прочитал не под настроение - известно, что для поэзии необходима определенная аура, которая в тот момент у меня отсутствовала. Через много-много лет я взглянул на них другими глазами и догадался, что все-таки эти стихи, как часто бывает у пишущих людей, - предтеча дальнейшей удивительной прозы.

Пусть простит меня читатель за нескромность, но сейчас я перечислю лишь те книги писателя, которые он мне подарил. А случилось это (как бы выразиться помягче?) при содействии Леонида Школьника в один из моих приездов в Биробиджан в начале 80-х, куда я вырывался, как на праздник, из моих таежных армейских будней. В те еще добропорядочные времена люди делились не электронными, а домашними адресами, и я запросто заполучил от друга чужой адрес - писателя Кановича из Вильнюса, с которым он просто как человек и редактор газеты "Биробиджанер штерн" состоял в переписке. Примерно в то время и у меня началось, правда, не очень частое эпистолярное общение с писателем Кановичем. Иногда, преисполненный гордости от того, что переписываюсь с любимым писателем, я посылал ему газетные вырезки из "Биробиджанер штерн" со своей "бамовской" лирикой. В ответ Григорий Семенович присылал выходившие подряд в Вильнюсе свои книги: "Слезы и молитвы дураков"(1983), "И нет рабам рая"(1985) и "Козленок за два гроша" (1987). Последнюю я получил уже в Куйбышеве, куда меня после двадцати лет верной службы Отечеству на офицерском поприще перебросили тянуть дальнейшую лямку - из дальневосточной тайги к берегам Волги.

Разумеется, у нас с Кановичем был далеко не равноценный, как сказали бы сейчас, бартер. Стихи мои, зная великолепно идиш (литвак все-таки, да и окончил к тому же хоть и начальную, но не советскую еврейскую школу), он не хвалил и не ругал, обращался в своих коротких посланиях, что меня особенно удивляло, официально, по-советски: "товарищ Вейцман" и подчеркивал, что я делаю хорошее дело - пишу на языке, которого люди моего поколения не знают и на кот ором - уж тем более - не пишут.

Спустя много лет, перебравшись в Израиль, я позвонил Григорию Семеновичу и как бы вскользь поинтересовался, почему он тогда меня так официально величал. "Ну, во-первых, мы визуально не были знакомы, а во-вторых, вы же были все-таки военным человеком, кажется, в чине майора, а я лишь простой писатель, сын местечкового портного, на действительной военной службе никогда не состоявший. Субординация, знаете ли...". Эту иронию я расценил как уклонение от ответа на мой вопрос. Какая там субординация! Мыслю, что несмотря на его широкую известность, душевный круг людей, с которыми он близко общался, был тем не менее ограничен, и впускать в него человека, даже пишущего на мамэ-лошн, но которого в глаза не видел, ему не хотелось. Возможно, мои домыслы ошибочны, но спрашивать об этом Григория Семеновича во второй раз я не стал.

С Ароном Вергелисом, возглавляющим редакцию журнала "Советиш Геймланд", в котором я тогда печатался, у него были сложные отношения: главный редактор, считая себя к тому же "главным евреем Советского Союза", по идейным соображениям принципиально его не публиковал. В те годы в журнале изредка появлялась выдержанная в советских тонах художественная проза на еврейские темы нескольких почти никому не известных русских писателей - евреев (не буду упоминать их имена, - если читатель их не знает, то и не надо, поскольку "потеря" невелика ), которых Вергелис по дружбе привечал, переводил и публиковал в своем журнале. Конечно же, известный Анатолий Рыбаков со своим знаменитым романом "Тяжелый песок", появившимся первоначально в московском журнале "Октябрь" и высоко оцененным всем читающим миром, здесь не в счет, его блестяще перевел на идиш член редколлегии "Советиш Геймланд" поэт Авром Гонтарь, и в трех номерах журнала за 1978 год роман был полностью напечатан.

В 1986 году в Биробиджан, в обком КПСС, от главного редактора "Советиш Геймланд" Арона Вергелиса на имя первого секретаря Льва Борисовича Шапиро пришло письмо, в котором была, среди прочего, такая фраза: "Сигнализирую, что вверенная Вам газета ("Биробиджанер штерн" - авт.), вместо того, чтобы пропагандировать решения партийного съезда, занимается различного рода спекулятивными публикациями вроде "секретов еврейской кухни", стихов Велвла Чернина и...романа Г. Кановича "Птицы над кладбищем". Должен заметить, что "секреты" еврейской кухни на страницах газеты после долгих десятилетий умолчания всего, что касалось еврейской жизни и самобытности, раскрывали читателям я и мой брат Арон Вейцман, проживавший тогда в Гомеле (признаюсь, что именно я "подвигнул" брата на это "страшное" деяние). Он доставал невесть откуда полузабытые "майхолим фун дэр идишер ких" (блюда еврейской кухни ), которые когда-то готовили наши мамы и бабушки, и отправлял их Л. Школьнику в "Биробиджанер штерн".

Одна из публикаций романа Г.Кановича «Фейгл ибэрн бэсойлэм»
(«Птицы над кладбищем») в «Биробиджанер штерн»


Что касается упомянутого романа Г. Кановича, то из номера в номер газета публиковала это талантливое произведение в прекрасном переводе на идиш еврейского писателя Бэра hалперна (Бориса Гальперина, 1902-1984), кстати, тоже из Вильнюса, отличного стилиста и знатока идиша, чью книгу прозы "Майн йихэс" ("Моя родословная", 1978) мне довелось чуть раньше прочитать.

Редактора «Биробиджанер штерн» после каждого такого московского "сигнала" вызывали «на ковер» и, как он сам выражался, делали ему "чахотку", то есть требовали объяснений. К слову, не прекратились эти вызовы и через год, несмотря на перестройку и гласность, но уже по другому поводу: областная газета опубликовала под рубрикой "Тайерэ нэмэн" ("Дорогие имена") подборку стихов еврейских поэтов, казненных 12 августа 1952 года. Эту трагическую дату в своем письме А. Вергелис назвал днем, "когда на Западе сионистами спекулятивно отмечается память крупнейших советских еврейских писателей, репрессированных после войны и не вернувшихся с мест заключения...".


Григорий Канович.
Фото: «Биробиджанер штерн»
Вернусь в благословенные шестидесятые. Уже тогда фамилия Кановича или, как было принято в Литве удлинять имена и фамилии на свой лад, - Кановичюса, мне кое-что говорила, потому что в 1964 году я ее увидел в титрах ныне позабытой не только зрителями, но и киноведами ленты производства Литовской киностудии с довольно оригинальным, весьма несоветским, названием "Марш! Марш! Тра-та-та!". Это было нетипичное экранное произведение: так сказать, первая попытка политической комедии в литовском кино, фильм-памфлет, тонкий намек на толстые обстоятельства. А суть заключалась в том, что два неких государства готовятся к войне, которая так и не начинается. Звучат пышные, витиеватые фразы власть предержащих о патриотизме. Но пока эти речи произносятся, некая ловкая фирма наживается на предстоящей войне, поставляя оружие обеим сторонам. Что-то знакомое, улавливаете? Одним из авторов сценария был Григорий Канович. Конечно, фильму присвоили низшую прокатную категорию и, успев кое-где показазать, опомнились, взяли да и положили на полку - нечего, мол, советским людям смотреть то, что намудрили эти "литваки", да и недолгой хрущевской оттепели вроде конец пришел...

В те мои далекие доармейские годы я мнил себя горячим поклонником подобного стиля - лирической притчи, метафоричности. мистики - всего того, что позже Канович привнесет в свои романы.

Когда-то в автобиографических заметках Канович написал, что остерегается перечислять киносценарии и пьесы, по которым ставились фильмы и спектакли в Прибалтике, в частности, и в Союзе вообще, - их, кажется, около тридцати. Я же хочу вспомнить "Комендатский час" - одну из его пьес, постановку которой осуществил Вильнюсский еврейский народный театр, созданный энтузиастами еще в 1956 году. В 71-м почти вся труппа репатриировалась и организовала в Израиле известный ансамбль "Анахну кан" ("Мы здесь"). Пьеса эта нигде не публиковалась, на идиш ее перевел все тот же еврейский писатель Борис Гальперин, и на сцене она шла под идишским названием "Полицей-шо" ("Полицейский час"). Об этом спектакле всего лишь однажды (в 1976 году) в одной из статей в "Советиш Геймланд" просочилась информация о премьере самодеятельного еврейского театра Литвы, поставленной оставшейся частью труппы. Собственно, тогда я случайно и узнал об этой пьесе Г. Кановича, но не сам текст, ибо жесткое содержание драмы (Виленское гетто и выживание в нем узников, борьба евреев с нацистами) и ее автор, сам Канович, были не в тему правящей идеологии, как и его первая повесть "Я смотрю на звезды" (1959) со всеми последующими произведениями.

... Готовя эти заметки, я искал в своих беспорядочных бумагах легендарную "Еврейскую ромашку" Кановича, чтобы с нее начать этот текст, но так и не нашел. "Замылилась", пропала, исчезла - когда и куда, не помню. Что вообще-то немудрено: разойдясь в свое время миллионными тиражами, знаменитое произведение живого еврейского классика передавали из рук в руки, и отчаянный вопрос "ехать или не ехать" советские евреи, побросав на землю лепестки этой ромашки, решали в пользу репатриации...

Количество обращений к статье - 3285
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com