Logo
14-24 янв. 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
09 Фев 19
09 Фев 19
09 Фев 19
09 Фев 19
09 Фев 19
09 Фев 19
09 Фев 19
09 Фев 19
09 Фев 19












RedTram – новостная поисковая система

Всем смертям назло
Шестой побег
Алан Слепой, Бельмонт, Калифорния

Есть ли предел человеческому стремлению к свободе и жажде жизни? Нет.
Несколько дней назад мне посчастливилось познакомиться с необыкновенным человеком, который и был примером такого индивидуума. Он сам не считает себя необыкновенным. Его длительный расказ пестрит словами «и тогда я решил бежать», «мы совершили побег» - словно побег из лагеря военнопленных был очередной прогулкой в парке. Стремление к свободе было для него настолько чем-то обычным, что ничего другого, кроме очередного ухода из лагеря, несмотря на предстоящие жестокие избиения, голод, может быть мучительная смерть после очередной поимки, просто не существовали. Только жажда свободы, только бы оказаться за пределами лагеря. Там, за колючей проволокой - жизнь.



Теперь Семёну Шаевичу Дашевскому 90 лет. Его лагерная эпопея началась в августе 1941 года, закончилась - в мае 1945-го. Для этого надо было пройти десятки лагерей за исключением коротких перерывов до очередной поимки.

Семён окончил Тульское оружейно-техническое училище в звании техник-лейтенанта летом 1941 года. За несколько дней до начала войны прибыл по назначению на западную границу с Германией. Ранним утром 22-го июня началась бомбардировка расположения части, где он служил. Защищаться было нечем. Вероятно, по сговору Сталина с Гитлером за три дня до нападения на пограничные части военнослужащие сдали боеприпасы и получили совершенно бесполезные, холостые патроны и снаряды. Мосты через пограничные реки, в том числе через Неман, были взорваны. Не успевшие форсировать реку были уничтожены.

В три часа дня Семён получил приказ доставить в Вильнюс на грузовике группу раненых. 24-го июня все ожидали захвата Минска. Оставив раненых в Минском госпитале, Семён отступал в составе большой группы солдат и командиров в направлении Могилёва. Большую часть отступающих составляли молодые необстрелянные ребята. Если у кого-то из них и сохранилось оружие, его оставляли на полях. Целый месяц отступали под непрерывными бомбёжками. Наконец несколько генералов собрали большое количество в беспорядке отступающих солдат, отказались от командования ими и приказали спасать каждый сам себя, расходиться во всех направлениях.

Становится ещё более понятным поступок оставленного без всякой помощи генерала Власова. Но это произошло несколькими месяцами позже, когда Семён уже находился в плену. А пока большая группа изголодавшихся, израненных, обессилевших солдат почему-то двигалась в сторону Пинских болот. Среди них был и Семён. Как и другие командиры, он зарыл документы и пистолет, тем более, что документы прямо указывали на его еврейское происхождение, и стал рядовым солдатом. Так он превратился в Семёна Александровича.

Понятно, местное население враждебно относилось к оборванным убегающим «войскам», отказывало в приюте и пище. Во время очередной бомбардировки, когда Семён, насколько мог, глубоко врылся в землю, он почуствовал, что кто-то наступил ему на голову. Повернувшись, он увидел немца. Офицер, заметив знаки различия, назвал его комиссаром. Возможно немец и застрелил бы его, но Семён догадался показать пальцем на петлицы со знаком технических войск. В результате раздетый и разутый Семён последовал в строю таких же оборванцев в сторону Могилёва.

Через несколько дней он оказался за колючей оградой на сырой земле среди тысяч, которых и военнопленными не назовёшь. Отчего-то их перегоняли из одного лагеря в другой. Тех, кто едва был в состоянии передвигаться, не задумываясь, расстреливали. Свирепствовала дизентерия, происходили случаи людоедства. Семён в числе троих солдат, воспользовавшись ещё не налаженной системой охраны, впервые бежал из лагеря. Не надолго. Был немедленно схвачен и помещён в другой лагерь.

Наконец, наиболее крепкие были доставлены товарными вагонами на территорию Германии и выставлены, как рабы, на продажу. Покупателями были немецкие бауэры. Семёна купили и отправили в Штутгарт. Здесь произошла интересная встреча. Среди рабов-военнопленных появился немецкий фельдфебель, как оказалось позднее, по фамилии Штрауб, и потребовал, чтобы назвались те, кто по происхождению из Одессы. Лицо фельдфебеля показалось Семёну знакомым и он поднял руку. После непродолжительной беседы Штрауб и Дашевский вспомнили, что Штрауб жил а Одессе, был племянником одесских футболистов, с которыми Семён играл в футбол. К счастью, Штрауб не вспомнил, еврей ли Семён, а внешность его не выдавала. Штрауб был «фольксдойче», то-есть происходил из русских немцев. Фельдфебель приказал украинским «полицаям»-предателям обеспечить Семёна нормальным питанием, что, конечно, облегчило его пребывание в лагере.

Вскоре Семён оказался в составе группы из 50 человек, которую для чего-то готовили к отправке в Норвегию. В эти дни он нашёл на «плацу» небольшой компас, который, как оказалось, сыграл важную роль в его судьбе.

Движимый страстью к свободе, Семён с риском для жизни организовал группу из семи человек, готовую совершить побег. Для этого нужна была немедленная и в то же время, надёжная подготовка. Каждый вечер происходила перекличка пятидесяти заключённых. Нужно было очень ловко подготовиться к перекличке в подземелье, где и содержались пятьдесят пленников, чтобы обмануть охранников и сорок девять представить как пятьдесят. Один лишний скрылся в надёжном месте и с наступлением темноты с трудом управился с тяжёлым запором, освободив товарищей.

Разделившись на две группы, путники начали свой необыкновенно тяжёлый путь по Польше. Питаясь, «чем Бог подаст», они скитались, передвигаясь ночью и отдыхая днём в течение мучительных двух месяцев, пока добрались до Варшавы. Там беглецы попали в засаду польских предателей, служивших захватчикам. Семён был брошен на 21 день на гауптвахту и получил кличку «Беглец» с соответствующим знаком на рукаве. После отсидки мучители, найдя Семёна недостаточно изнурённым, бросили его в клетку еще на три недели. Они делали всё, чтобы он не совершил следующего побега. При изнурительной работе питание было минимальным. Мучители, издеваясь, поясняли, что голодный не сможет совершить побег и будет кротко подчиняться.

В Катовицах узники ежедневно проходили в лагерных колодках пять километров на работу и столько же обратно, чтобы провести рабочий день в шахтном подземелье. Узнав, что Семен – слесарь по заводской специальности, его отправили в Словакию для работы на заводе. И тогда в составе группы в несколько человек произошёл следующий побег. Чтобы по возможности незаметно переправиться через озеро, дышали, находясь ниже поверхности воды, через соломинки. Так они переправились в Словакию, но вновь были задержаны и брошены в тот же лагерь. После жестоких побоев бежавшие были направлены на очистку чугунных болванок. Если «рабочий» был не в состоянии выполнить почти невыполнимую норму, его лишали еды.

Семён помнит соседний лагерь военнопленых англичан, французов, других солдат, офицеров западноевропейских стран. Режим их содержания резко отличался от содержания русских солдат. Западные военнопленые позволяли себе отказываться от питания, которое и без того было более чем умеренным, в лагерь доставлялись продукты питания от Красного Креста, рабочий день длился не более восьми часов.

Многие угнанные в «неволю» из Советского Союза страдали как люди, оторванные от родных и привычных условий жизни. Они были обеспечены здоровым питанием, многие работали, получая достаточную заработную плату, иногда жили в семьях, выходили замуж. Единственно важным требованием было качество выполненной работы.

Осенью 1944 года в лагерях происходила насильная вербовка во власовскую армию. Для этого пленных вызывали на медицинский осмотр. Впервые Семён оказался перед опасностью быть разоблачёным, как еврей. И вновь его спас добрый русский человек Борис Лунёв, лагерный переводчик. Семёну пришлось с риском признаться Борису в своих опасениях. Борис, пользуясь своим положением переводчика, внёс имя Семёна в списки прошедших медосмотр. Светлая память Борису Лунёву.

Заканчивался 1944 год. Семён продолжал думать о побеге, но случай не представлялся. Отступающие через Словакию фашистские войска угоняли с собой пленных рабов. Многие не выдерживали, приходилось проходить по 25-30 километров в день всё в тех же лагерных колодках. Однако охранять пленников становилось всё сложнее.

И, наконец, ещё один, шестой и последний побег! В январе 1945 года удалось «сколотить» группу для побега. Проходя через железнодорожную станцию, несколько человек, среди которых был и Семён, вскочили в «теплушки». На этот раз им удалось надёжно скрыться. На одной из станций выскочили, разбежались и спрятались в огромном стоге сена. К вечеру услышали славянскую речь. Семён был в состоянии понять разговор по-чешски и вышел из соломенного укрытия. Вскоре добрые люди принесли хлеб, а затем приютили в своих домах, предложили баню, поменяли бельё, надёжно спрятали.

Но война продолжалась. Через Словакию продолжали отступать фашистские войска. Опасность поимки сохранялась. Новые друзья переводили пленников из дома в дом, спасителям пришлось вырыть ров, где Семён скрывался до самого прихода советских войск.

А потом... Нелёгкий год службы на Дальнем Востоке, ирония судьбы - работа на стройке, где он руководил группой немецких военнопленных, поиски семьи в родной Одессе, работа на заводе Октябрьской Революции, дети, жизнь в Израиле и НЕУЁМНАЯ ЖАЖДА ЖИЗНИ.

Сейчас он живет у самого Сан-Франциско среди добрых людей в доме для престарелых. Когда мы прощались, Семён произнёс, пожимая мне руку: «ОЧЕНЬ ХОЧЕТСЯ ЖИТЬ».
Количество обращений к статье - 1870
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (4)
Гость | 09.11.2012 15:13


Соломон Полячек мой дедушка. Он жив и пишет книгу.
Его тел- 0544685740 или 0544685741













Гость | 07.09.2012 12:45
Найдите в Израиле Соломона Полячека, если он ещё жив.
Его жизнь - настоящий роман. Пять раз уходил из расстрельной ямы. В 16 лет командовал взводом в партизанском отряде.
Если его уже нет, напишу о Соломоне Полячеке сама.
Гость | 06.09.2012 15:46
Почему? Очень даже понятно. Есть опыт. Великий человек!
Гость Кризман | 05.09.2012 17:26
Очередной хороший рассказ А. Слепого. Не понятно только как Семен из Израиля попал в Америку.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com