Logo
1-10 декабря 2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18












RedTram – новостная поисковая система

Это - мы
20-26 сент. 2012
Рубрику ведет Леонид Школьник

20 сентября

 

1890 - Национальная поэтесса Израиля Рахель (Рахель Блувштейн) родилась в Саратове. Ее отца Исера-Лейба Блувштейна восьмилетним ребенком выкрали из родительского дома и отдали в кантонисты. Когда через четверть века участник обороны Севастополя Исер-Лейб Блувштейн отслужил свой срок в царской армии, у него никого не было в целом мире. Но он сумел начать жизнь сначала - создал свое дело, разбогател, женился, стал отцом двенадцати детей. Мать Рахели - Софья Мандельштам - была женщиной образованной, знала языки, состояла в переписке с выдающимися деятелями русской культуры - в частности, со Львом Толстым. Семья переехала в Полтаву, где прошли детство и юность будущей поэтессы. Там она училась в еврейской школе с преподаванием на русском языке и брала первые частные уроки иврита; там же познакомилась с Владимиром Галактионовичем Короленко. С 15 лет писала стихи по-русски. С детства у Рахель были слабые легкие, и ее посылали в Крым на лечение. Окончив школу, она вместе с младшей сестрой Шошаной поехала учиться в Киев (Рахель — живописи, Шошана — литературе и философии). Тогда же под влиянием старшего брата Якова Блувштейна Рахель присоединилась к сионистскому молодежному движению. А в 1909 году она уже сошла с борта корабля на Землю Израиля. Это было время Второй алии, когда за одно десятилетие - с 1904 по 1914 год - на эту землю переселилось более 40 тысяч человек - в основном, выходцев из России. Рахель Блувштейн отправилась в Галилею и стала работать на сельскохозяйственной ферме, созданной на берегу озера Кинерет. Дни, прожитые там, стали самыми прекрасными в ее жизни. Рахель отправилась в Тулузу (Франция) учиться на агронома, но Первая мировая война отсекла ее от Эрец Исраэль. Рахель вернулась в Россию, где ее настигла революция и вместе с ней - бедность, голод, скитания, обострение туберкулеза. Судьба привела Рахель в Одессу. Там она работала учительницей, занималась переводами с иврита на русский, публиковала в еженедельнике «Еврейская мысль» стихи и очерки об Эрец Исраэль. В 1919 году на первом же корабле, отплывавшем после войны и революции в Эрец Исраэль, Рахель покинула Россию, чтобы навсегда вернуться на берега любимого ею Кинерета. Здесь одной из первых она вступила в члены киббуца Дгания, но неожиданно заболела скоротечной чахоткой. Из-за болезни она вынуждена была переехать в Иерусалим, потом - в Цфат, а оттуда - в Тель-Авив. Дальнейшая жизнь поэтессы событиями не очень богата - по настоянию врачей она, эта жизнь, проходила, в основном, в пределах ее комнаты. Но большой мир заменяли ей стихи. Они все чаще появлялись в печати, были узнаваемы и ожидаемы читателями. Рахель Блувштейн стали называть просто Рахелью, и именно так она подписывала свои произведения. Ее поздние стихи наполнены мотивами надвигающейся смерти. Рахель писала простые, сентиментальные стихи, проникнутые любовью к природе, сельским пейзажам. Некоторые из стихов Рахели, написанные на русском языке, были впоследствии переведены на иврит и прочно вошли в израильскую поэзию, так что многие и не подозревают об их русском источнике. Пример тому - одна из популярнейших в Израиле песен «Еш ве-нидме...», текст которой - перевод написанного Рахелью по-русски стихотворения «Мне часто кажется, что лгут воспоминанья...». Или, к примеру, ставшее популярной в Израиле песней очень известное ее стихотворение "Кинерет". Рахели было 20, когда иврит стал для нее языком общения, ей было уже за 30, когда литература стала делом ее жизни, а умерла она в 41 год, став национальной поэтессой еврейского государства. Чувствуя глубокую душевную связь с праматерью Рахелью, в одном из своих стихотворений она написала: "Ее голос звучит в моем...". Рахель - автор трех сборников стихов и ряда критических очерков. Переводила на иврит Пушкина, Ахматову, Есенина, Верлена, Метерлинка и других. Умерла Рахель 16 апреля 1931 года, похоронена на берегу Кинерета, на знаменитом кладбище, где покоятся многие выдающиеся деятели Израиля. Именем Рахели Блувштейн названы улицы в Иерусалиме, Петах-Тикве, Ашкелоне, Хайфе, Рамле, Тель-Авиве. К ее имени обычно добавляют слово "поэтесса", чтобы отличить от праматери Рахели...

 

21 сентября

1860 - В семье земледельца в еврейской земледельческой колонии Бобровый Кут, Херсонской губернии родился еврейский поэт, прозаик, публицист и переводчик Шимон-Шмуэль (Семен) Фруг. Писал по-русски, на идиш и – иногда - иврите. Учился Фруг в начальной школе колонии. В 1879 году впервые отправил в русско-еврейский журнал "Рассвет" свои стихотворения, сразу обратившие на себя внимание читателей. Молодому поэту-самородку дали средства приехать в Петербург, где он с тех пор и жил, посвятив себя литературной деятельности. Известность вне круга специальных читателей еврейских изданий Фруг приобрел в середине 1880 годов, когда стихотворения его стали появляться в "Вестнике Европы", "Русской мысли", "Неделе" и других изданиях. Затем вышел первый сборник его стихотворений, который тепло встретила критика. Отдельно в творчестве Фруга стоят куплеты и стихотворения на злобу дня, которые под псевдонимом Иероним Добрый он печатал в "Петербургской газете" и в "Петербургском листке". Поэзия Фруга, ныне забытая, была необыкновенно популярна и повлияла на становление многих еврейских поэтов. Он перевел на русский "Агаду", составленную Бяликом и Равницким. С горьким юмором и беспощадным реализмом Фруг описывал в поэтических и прозаических произведениях жизнь евреев-колонистов, их отношения с соседями - украинцами и русскими, разногласия и порою жаркие споры о достоинствах и недостатках различных диалектов идиш, на которых говорили евреи - выходцы из Литвы и Белоруссии или те, кто уже давно поселился в украинских местечках. В лучших стихотворениях на еврейские темы Фруг чужд узкого национализма, он - поэт, скорбящий вообще о горестях и несчастьях своего народа. Мечтая о том, что когда-нибудь "придет пора - исчезнет злоба; одной ликующей семьей под знамя света и свободы стекутся мирные народы", поэт, правда, исходит из тех преследований, которым подвергается его родной народ, но его мечты заключают в себе идеалы общечеловеческие. С 1912 года и до самой смерти он жил в Одессе. Там в 1913 году было напечатано шестое издание его трехтомного полного собрания сочинений. В последние десять лет своей жизни Фруг обращается к сионистскому движению, его притягивала страна предков. И это естественно для него, поэта, который был так проникнут древней еврейской культурой, миром Библии. Он пишет на русском языке два новых цикла “Песни Сиона” и “Песни исхода”. Кстати, Моше Шарет (Черток), будущий министр иностранных дел Израиля в ночь перед голосованием в ООН 29 ноября 1947 года перечитывал стихи Семена Фруга, чтобы глубже осознать те исторические минуты, которые судьба предоставила ему. Так гласят дневники Шарета. Перечитаем и мы хотя бы отрывок из того стихотворения «Рассеянные», которое читал первый глава МИДа Израиля, и будем помнить, что Рош ха-шана – нечто большее, чем кулинарный рецепт меда с яблоками...

«Я вас рассею — возгласил
Господь во гневе справедливом —
По пустырям, заглохшим нивам,
Среди развалин и могил,
Средь пепелищ необозримых;
Вблизи вам чуждых очагов
Я брошу вас, тоской томимых,
Отца отринувших сынов»...

И вот, в грозу Господня гнева,
Как зерна легкие посева
Дыханьем грозным непогод
Рассеян всюду мой народ...
Мертвящий зной степи песчаной

Палил и жег скитальца раны;
На стуже вечных ледников
Текли и стыли наши слезы;
Нас били северные грозы,
Душила тьма немых лесов.
И нет угла на всем просторе,
Где брат мой бедный не бродил,
Где не стонало наше горе,
Где наших не было б могил...


И всё же своей родиной Фруг считал Россию. “Я русский, — заявляет он в написанных по-русски “Песнях печали”, - с первых дней своих я не видел полей других, не слышал я других мелодий. Я русский. Вместе мы болели томительной болью...”. Однако поэт знал, что русский народ и правительство России - не одно и то же. И к стране он относился подобно Лермонтову, чью поэзию и образ он всегда почитал. “Россия - родина моя, - писал он в “Итогах”, - но мне чужда страна родная: где я чужим, чесоточным живу, обузданный запретами”. Невольно вспоминается Лермонтов: “Люблю Россию я, но странною любовью”. Шимон Фруг наследовал не только традиции великих русских поэтов - Пушкина, Лермонтова, Некрасова, он чтил и украинского кобзаря Тараса Шевченко, чьей светлой памяти посвятил большое стихотворение. Конец жизни Фруга был очень тяжел: нужда, физическая и моральная боль очень обострили его трагические переживания. Скончался он в Одессе 9 (22) сентября 1916 года. В последний путь его провожали Бялик, Спектор и другие еврейские писатели. Похоронили Фруга на Втором еврейском кладбище, которое в 1970 годы было разрушено. После этого прах поэта перенесли на интернациональное кладбище Одессы.

(На главной странице этого выпуска «МЗ» в колонке справа есть баннер новинки нью-йоркского издательства «Либерти» - полного собрания стихов и поэм Семена Фруга «Разбитые скрижали»).

22 сентября

1908 - В 2009 году в Третьяковке проходила выставка «Американские художники из Российской империи». Один из авторов «Живого журнала» едко заметил по этому поводу: «Среди нескольких десятков авторов обнаруживаются три-четыре потомственных дворянина, а все остальные - евреи, к Российской империи имеющие отношение лишь постольку, поскольку сами они или их родители бежали оттуда без оглядки - некоторые, впрочем, на безопасном расстоянии все-таки оглядывались, ностальгировали и даже испытывали симпатию к Советскому Союзу и социалистическому строю, жить предпочитая все же в капиталистической Америке. В связи с этим даже попытка русифицировать их имена, представить их в полном по русскому стандарту виде, с отчествами, выглядит довольно комично: Симхович Симха Файбусович, Мане-Кац Иммануэль Лазаревич, Слободкина Эсфирь Соломоновна...». Итак, сегодня я расскажу о последней из этого списка. Эсфирь Слободкина родилась в Челябинске. Отец ее - инженер Соломон Аронович Слободкин - работал в компании "Мазут", принадлежавшей семье Ротшильдов, мать - Ита Агранович - была модисткой. Девочка росла в Харбине, там стала учиться искусству и архитектуре. Затем по студенческой визе (в возрасте 21 года) она уехала в США и стала учиться в Национальной академии дизайна в Нью-Йорке. В 1937 году Эсфирь вместе со своим тогдашним мужем Ильей Болотовским основала объединение американских художников-абстракционистов (ААА - American Abstract Artists). В одном из интервью Слободкина вспоминала: «Мне было десять лет, когда я впервые увидела выставку современного искусства. Это было в Уфе. Я была поражена работами "главного" русского футуриста Давида Бурлюка. Огромные холсты, кричащие со стен выставки всеми цветами радуги, поражали своей дикостью. А когда гром Гражданской войны заставил нашу семью переехать во Владивосток, там я воочию повстречалась с Бурлюком. Помню его одетым в какую-то странную желтую рубаху-тогу и трусы, расшитые бабочками и еще Бог знает чем. В местной газете поместили карикатуру на него со стихами, в которых рифмовалось: футуризма - клизма. Что-то вроде: "хоть и отец ты футуризма, а тебе нужна клизма, чтобы избавиться от дурного груза". Затем мы из-за угрозы пленения красными эмигрировали в Харбин. Здесь образовалась огромная русская колония из остатков Добровольческой армии, казаков, деловых людей и людей искусства. Бурлюк, Вертинский, известные оперные певцы жили тогда там. Здесь-то и пригодилось мамино искусство шить. Вскоре она завоевала репутацию искусной портнихи. Мне было четырнадцать лет, и я служила ей моделью. В 1922 году я сдала экзамены в реальное училище и стала готовиться к карьере инженера или архитектора. В это время я поняла, что черчение может быть не только практическим упражнением, оно дало мне чувство линии и детали. Продолжить образование я решила в Америке. 8 января 1928 года я приехала в США». Эсфирь Слободкина принадлежит к могучей когорте американских абстрактных экспрессионистов - искусству, впервые вырвавшему американскую культуру из провинциального состояния и открывшему ему дверь в историю века. Вообще русских в американском искусстве немало. Имена Луизы Невельсон (по мужу), Ильи Болотовского, Марка Ротко, Ли Краснер, Бориса Лурье навсегда вошли в американскую историю. Голливуд, мюзиклы и американский абстракционизм во многом состоялись благодаря талантам выходцев из российских городков, украинских местечек и польских гетто. Именно в 30-е годы в Америке сформировалось поколение художников, тех, кому было суждено выйти на мировую арену. В те же годы Эсфирь Слободкина неожиданно для себя написала книгу. Одна известная детская писательница предложила ей написать текст книги и сделать к нему иллюстрации. «Я никогда не имела детей, - рассказывала Слободкина, - а потому не была сентиментальной и не умела сюсюкать. Начала писать просто, в лишенном сахарина тоне, так, как были написаны русские детские книжки, которые я помнила. И потом такая краткость могла защитить меня от моего невежества. Вскоре одна из этих книжек стала бестселлером на американском рынке детских книг. Вот уже пятьдесят лет она переиздается и приносит деньги. А недавно ко мне приехали издатели из России с предложением напечатать ее. Я была очень рада, подписала контракт, книжку издали, а денег не прислали. Обманули, да Бог с ними!». На вопрос нью-йоркского художника Леонида Пинчевского, почему Эсфирь выбрала именно абстрактное искусство, она ответила без раздумий: «Главным толчком был, конечно, Илья. Он был так увлечен, что передал мне азарт и радость от абстракционизма. Для меня - с моим врожденным чувством независимости - абстракт тоже был привлекательнее других направлений. Покупатели обычно хотят купить мои старые, 30-х годов, работы. Потому что я пионер абстракционизма. Все давно умерли. Погиб Джексон Поллок. Умерла Ли Краснер, повесился Марк Ротко, погиб, упав в шахту лифта, Илья Болотовский. Только я почему-то жива. Абстракционизм стал классикой мировой культуры. И продавцы картин хотят, чтобы я умерла. Мертвых легче и дороже продавать. Но я ни о чем не жалею. Я установила стипендию в Лонг-Айлендском университете. В Коннектикуте я построила большую библиотеку для детей. Я многое успела сделать. Я работаю каждый день - как и всю мою жизнь. Только встаю, тут же иду в мастерскую и либо рисую, либо пишу, либо занимаюсь скульптурой». Умерла Эстер Слободкина в Нью-Йорке в 2002 году, на 94-м году жизни.

23 сентября

1889 – В Нью-Йорке, в семье немецких евреев Якова Липмана и Дэйзи Баум родился будущий влиятельнейший американский журналист, писатель и политический комментатор Уолтер Липпман. Семья была состоятельной, и ежегодно мальчик вместе с родителями путешествовал по миру, часто бывал в Европе. В 17 лет он поступил в Гарвардский университет, стал изучать философию и языки (свободно владел французским и немецким). Способности и врожденное трудолюбие позволили юноше окончить престижный Гарвард за три года. В 1913 году Липпман и его коллеги Герберт Кроли и Уолтер Уэйл основали и возглавили журнал The New Republic, а во время Первой мировой войны Липпман стал советником президента США Вудро Вильсона. Липпман работает в тесном сотрудничестве со специальным советником президента, полковником Эдвардом Хаузом, вместе они подготавливают итоговый отчет, названный «Цели войны и условия мира», который послужил базой для знаменитых «Четырнадцати пунктов мирной программы» Вудро Вильсона. Поскольку Липпман ненавидел коммунизм, но имел доступ к национальным секретам США, специалисты тогдашнего МГБ завербовали Мэри Прайс, секретаршу Липпмана, и через нее пытались добраться до сведений, представлявших интерес для советского руководства. Уолтер Липпман известен еще и тем, что впервые использовал термин «стереотип», опубликовав в 1922 году книгу «Общественное мнение» (Public Opinion). Этим термином Липпман пытался описать метод, с помощью которого общество пытается категоризировать людей. Как правило, общественное мнение просто ставит «штамп» на основе некоторых характеристик. Липпман выделил четыре аспекта стереотипов (впоследствии появилось много других градаций, которые, тем не менее, во многом следовали идеям Липпмана: 1) стереотипы всегда проще, чем реальность; 2) люди приобретают стереотипы (от знакомых, средств массовой информации и пр.), а не формулируют их сами на основе личного опыта; 3) стереотипы очень живучи. Даже если люди убеждаются в том, что стереотип не соответствует действительности, они склонны не отказаться от него, а утверждать, что исключение лишь подтверждает правило; 4) все стереотипы ложны, в большей или меньшей степени. Всегда они приписывают конкретному человеку черты, которыми он обязан обладать лишь из-за своей принадлежности к определенной группе. Уолтер Липпман недолгое время числил себя в демократах, но в свете событий, приведших ко Второй мировой войне он поменял взгляды и стал как бы антитезой суперлиберала Ноама Хомского. Умер Уолтер Липпман 14 декабря 1974 года.

24 сентября

1939 – Колумнист «МЗ» и «Еврейского слова», израильский писатель Давид Маркиш родился в Москве в семье классика еврейской литературы на языке идиш поэта Переца Маркиша. В 1949 году отец Давида был арестован по «делу» Еврейского антифашистского комитета, судим закрытым судом и в разгар сталинского террора вместе со своими коллегами и единомышленниками по ЕАК расстрелян 12 августа 1952 года по сфальсифицированному обвинению в измене родине. В 1953 году, за месяц до смерти Сталина, Давид Маркиш вместе со всей семьёй был сослан в «отдалённые районы» Казахстана, в окрестности будущего космодрома Байконур как ЧСИР (член семьи изменника родины) сроком на десять лет. Проведя в ссылке два с половиной года, семья вернулась в Москву при Хрущёве. Первую попытку добраться до Израиля Давид Маркиш предпринял в 1958 году. Эта попытка нелегальной алии закончилась неудачей. В 1957 году Давид поступил в Литературный институт им.Горького. Первые его литературные публикации относятся к 1958 году. Его стихи на еврейскую тему появились в еврейском Самиздате и, переданные в Израиль, публиковались под псевдонимом «Давид Маген» в переводах на иврит. В 1966 году Давид Маркиш поступил на Высшие курсы сценаристов и режиссёров кино. В ноябре 1972 года, после двух лет отказа, он репатриировался в Израиль. Служил в боевых частях ЦАХАЛа во время войны Судного дня. Давид Маркиш написал и опубликовал на русском языке одиннадцать романов, большая часть из которых переведена на иврит и другие языки и опубликована в США, Англии, Германии, Франции, Швейцарии, Швеции и Бразилии. Маркиш удостоен семи израильских литературных премий, премии Британской книжной лиги, Международной литературной премии Украины и грузинской литературной премии имени Мачабели. Давид в своей жизни был разносчиком питьевой воды и кладбищенским музыкантом в казахстанской ссылке, грузчиком в Москве, горным каскадёром на съёмках кинофильма в таджикском кишлаке Тавиль-Дара, главным редактором журналов и газет в Израиле. Был он и президентом Клуба творческой молодёжи (КТМ) ЦДРИ (Центральный Дом работников искусств, Москва), председателем Союза русскоязычных писателей (Израиль), председателем Союза русскоязычных журналистов (Израиль). Но самыми острыми приключениями своей жизни считает казахстанскую ссылку, куда попал четырнадцати лет от роду и игру там на музыкальных тарелках в похоронном оркестре - ради кормления на поминках по усопшему, а также шесть своих восхождений летом и зимой, на лыжах, пешком и верхом, на величайший в мире горный памирский ледник Федченко. Приведу неполную библиографию изданий Давида маркиша в разные годы и в разных странах: «Пятеро у самого неба, Документальная повесть», «Гидрометеоиздат», Ленинград, 1966 (тираж 10 000); «Присказка», «Библиотека-Алия» (и «Масада»), Тель-Авив, 1978 (и 1991) тираж 6000 (продан); «Чисто поле», продолжающее «Присказку», увидело свет только на иврите (1980) и по-шведски («Odefaltet, «Forum», Stockholm, 1980); «Шуты, или Хроника из жизни прохожих людей (1689-1738)», «Слово», Тель-Авив, 1983. Перепечатки в бывшем СССР: «Исторические притчи», «Кыргызско-Российский Славянский университет», серия «Библиотека русской зарубежной литературы», Бишкек, 2001; «Еврей Петра Великого...», «Лимбус Пресс», Санкт-Петербург, 2001. Переводы: «Nаггеп des Zaren», «Klett-Cotta», Stuttgart, 1985; «Jesters», «Henry Holt and Company», New York, 1988. Русский тираж 10 000 (продан); «Пес», «Слово», Тель-Авив, 1984. Перепечатан в бывшем СССР: издательство «Интербук», Москва, 1990, тираж - 300 000 экз. (продан); «За мной!» Записки офицера-пропагандиста», «Слово», Тель-Авив, 1984, тираж 2 000 (продан); «Вершина Утиной полянки», «Слово», Тель-Авив, 1986. Под этим названием роман появился впервые в 1980 году, в трех номерах тель-авивского журнала «22» (№№ 12, 13, 14). В отдельном издании 1986 года, вопреки воле автора, появилось другое название - «Петушок». Тираж 1 500 (продан); «В тени Большого камня», «Слово», Тель-Авив, 1986. Снова неурядица с названием: в первой публикации (журнал «22», №№ 22 и 23, 1981-1982) значилось «Кадам, убивший сороку», для издания перевода на иврит было найдено новое название, которое автор перенес и в отдельное издание по-русски в Израиле. Роман перепечатан в сборнике: Давид Маркиш,«Азиатская проза», Бишкек, 2002. Тираж 1 000 (продан); «Гранатовый колодец», «Слово», Тель-Авив, 1986. Тираж 1 000 (продан); «Донор», «Jacob Tversky», Тель-Авив, 1987. Тираж 2 000 (продан); «Полюшко-поле», «Liberty Publishing House», Нью-Йорк, 1989. Этот роман, вместе с предыдущим, перепечатан в: Давид Маркиш, «Полюшко-поле. - Донор», «Известия», Москва, 1991. «Полюшко-поле» вошло также в названный выше сборник. Общий тираж 105 000 (продан); «Исторические притчи», Бишкек, 2001. Тираж 1 000 (продан); «Мой враг кошка и другие рассказы (1958-1988)», «Издательство ЛИМ», Тель-Авив, 1990. Перевод: «Mein Feind, die Katze», «Klett-Cotta», Stuttgart, 1991. Русский тираж 1 000 (продан); «Стать Лютовым. Вольные фантазии из жизни писателя Исаака Эммануиловича Бабеля», «Лимбус Пресс», Санкт-Петербург, 2001. Также в составе вышеназванного сборника «Исторические притчи», Бишкек, 2001. Тираж - 6 000 (продан); «Записки похоронщика», «Олимп», Москва, 2004. Тираж 1 000 (продан); «Белый Круг», «Изографус», Москва, 2004. Иллюстрированное издание. Тираж – 500 экз. (продан).

Мазлтов, Давид, будь в Новом 5773 году и во все последующие годы удачлив, неподражаем и здоров! Любящие тебя "эМЗэки" 

25 сентября

1912 – Талантливый еврейский поэт Меир Харац родился 100 лет назад в деревне Шурь близ города Сороки, в Бессарабии. Всю жизнь писал на идиш. В юности, покинув еврейскую сельскохозяйственную колонию Маркулешты, куда перебралась его семья, приехал в Черновцы, где работал, переменив немало профессий. Писать стихи начал рано. В начале 1930-х гг. дебютировал в журнале «Шойбн» (Бухарест). Затем в газете «Черновицер блетер» в 1935 г. опубликовал цикл стихотворений, среди которых были «Дон Кишот» и «А идене ойфн осен-марк» («Еврейка на осенней ярмарке»), обратившие на себя доброжелательное внимание критики. Харац публиковал свои произведения в «Литерарише блетер», «Найе фолксцайтунг», «Форойс» (все - в Варшаве), «Идише култур» (США), «Паризер шрифтн» (Париж), позднее — в советских еврейских изданиях «Эйникайт», «Штерн» и многих других. Юношей присоединился к сионистскому движению «Ха-шомер ха-цаир», работал на «Керен Кайемет ле-Исраэль». В 1940–41 гг., после присоединения Северной Буковины и Бессарабии к Советскому Союзу, работал учителем в Кишиневе в единственной оставшейся там средней школе с преподаванием на идиш – вплоть до оккупации Молдовы нацистами. В июле 1941 г. Харац эвакуировался в Среднюю Азию. В конце 1945 года приехал из эвакуации в Москву, но вскоре перебрался в Черновцы. В марте 1949 года был репрессирован и освободился из лагеря только в 1955 году. После сталинского разгрома еврейской культуры в Советском Союзе Харац вынужден был публиковать свои произведения в изданиях Польши: в газете «Фолксштиме» (1957, 1959), журнале «Идише шрифтн» (1960). Последовал партийный окрик: в областной газете «Радянська Буковына» в марте 1961 г. появилась статья, в которой писателю предъявлялось обвинение в «буржуазном национализме». Однако зигзаги национальной политики хрущевского руководства привели к тому, что новые стихи Хараца появились вскоре в первом номере московского журнала «Советиш геймланд» (июль-август 1961 г.). Стихотворные произведения Хараца вошли в изданную в 1965 году антологию современной советской еврейской поэзии под названием «hоризонтн» («Горизонты»). В 1972 году Харац переехал в Израиль, где начал редактировать (совместно с Иосифом Керлером) журнал «Иерушолаимэр алманах», публиковал стихи в газетах «Лецтэ найс», «Фолксблат» и других. В 1974 г. выпустил первый сборник стихов под названием «Ин фрэмдн ган-эйден» («В чужом раю», Тель-Авив). 1970–80-е гг. были для Хараца плодотворным периодом. Вышло несколько поэтических книг Хараца: «hимл ун эрд» («Небо и земля», Т.-А., 1974), «Лидер цу эйгенэ» («Стихи к близким», Т.-А., 1975), «Штерн ойфн hимл» («Звезды в небе», Иер., 1977), «Дос финфте род» («Пятое колесо», Иер., 1978), в которых поэт ведет доверительный разговор с читателем. Харац писал классическим размером в спокойной и внешне простой манере; лирика его посвящена вечным темам: жизни, смерти, совести, верности еврейству, его языку и культуре . Важным этапом в творчестве Хараца явился цикл книг под общим названием «Нохн сахакл» («После подведения итога»; 1-я книга — 1987, последняя, 4-я — 1993, издана посмертно). В эти сборники вошли старые стихи и новые стихотворные циклы, небольшие эссе и сентенции, наброски воспоминаний и очерки прошлых лет. Так, в последнюю книгу включены стихи начала 1990-х гг. и стихи 30-летней давности, которые как бы вступают в диалог друг с другом. Здесь же помещена и его проза: эссе, речи и выступления, посвященные еврейским писателям И. Керлеру, Ш. Горшман и другим. Харац переводил на идиш стихи румынского классика М. Эминеску и других поэтов. Он был удостоен нескольких литературных премий, в том числе премии Атран (США, 1975), литературной премии имени Яакова Фихмана (1976) и имени Ицика Мангера (1986). Умер Меир Харац в 1993 году в Иерусалиме.

26 сентября

1932 – Отмечающий сегодня свое 80-летие популярный писатель Владимир Войнович родился в Сталинабаде, в семье журналиста, ответственного секретаря республиканской газеты «Коммунист Таджикистана» и редактора областной газеты «Рабочий Ходжента» Николая Павловича Войновича (1905-1987) родом из уездного городка Новозыбков Черниговской губернии (ныне Брянской области), и сотрудницы редакции этих газет, а впоследствии учительницы математики Розалии Калмановны Гойхман (1908-1978), родом из местечка Хащеваты Гайворонского уезда Херсонской губернии (ныне Кировоградской области Украины). В 1941 году с недавно освободившимся отцом и матерью Володя переехал в Запорожье. После войны он часто менял место жительства, работал пастухом, столяром, плотником, слесарем и авиамехаником. В 1950 году на 4 года был призван в армию, во время службы (Польша) старался овладеть мастерством стихосложения. В 1956 году Войнович приехал в Москву, дважды поступал в Литинститут, но не был принят. Проучился полтора года в Московском пединституте (1957-1959), ездил на целину в Казахстан, где и написал свои первые прозаические произведения (1958). В 1960 году устроился редактором на радио. Вскоре написал стихи для песни о космонавтах, получившей всесоюзную известность (помните? - «На пыльных тропинках далёких планет останутся наши следы...»). Публикация повести «Мы здесь живём» («Новый мир», 1961 № 1) способствовала укреплению славы писателя. В 1962 году Войновича приняли в Союз писателей СССР. Роман «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина», писавшийся с 1963 года, ходил в самиздате. Первая часть была опубликована (без разрешения автора) в 1969 во Франкфурте-на-Майне, вся книга — в 1975 в Париже. В конце 1960-х Войнович принимал активное участие в движении за права человека, что вызвало конфликт с властями. За свою правозащитную деятельность и сатирическое представление советской действительности писатель подвергался преследованию — в 1974 исключён из Союза писателей СССР, но принят в члены ПЕН-клуба во Франции. В 1975 году, после публикации «Чонкина» за рубежом, Войнович был вызван для беседы в КГБ, где ему предложили издаваться в СССР. Для обсуждения условий снятия запрета на издание отдельных его работ состоялась вторая встреча — на этот раз в номере 408 гостиницы «Метрополь», где писатель был отравлен психотропным препаратом, после чего долгое время плохо себя чувствовал, что сказалось на его работе над продолжением «Чонкина». После данного инцидента Войнович написал открытое письмо Андропову и ряд обращений в зарубежные СМИ. В декабре 1980 года он был выслан из СССР, а в 1981-м лишён советского гражданства Указом Президиума Верховного совета СССР (в 1990 году возвращено указом М. Горбачева). Жил в Германии и США. За границей кроме "Чонкина" были впервые опубликованы книги "Путем взаимной переписки", "Иванькиада", "Шапка", "Москва 2042", "Антисоветский Советский Союз", пьесы "Трибунал" и "Фиктивный брак", рассказы, очерки, фельетоны, сказки и стихи. Книги Владимира Войновича переведены на 30 языков. Сотрудничал с радио «Свобода». По оценке Вольфганга Казака, «писатель-реалист, замечательно изображающий человеческие характеры и обладающий особым даром живо запечатлевать отдельные сцены». Занимается живописью - первая персональная выставка открылась 5 ноября 1996 в московской галерее «Асти». Интересная деталь: американский журналист В. Нузов в одном из интервью с В. Войновичем спросил, читал ли он ставший печально известным двухтомник Солженицына «Двести лет вместе». Войнович ответил: «Мне советовали прочитать этот «исторический труд», но я отказался... Книга Солженицына «Двести лет вместе» длинная, скучная и лживая». А в интервью Татьяне Бек Войнович однажды признался: «О себе я думаю приблизительно так. Божий замысел в себе, мне кажется, я более или менее угадал, хотя не сразу. Следовал ему не всегда. Иногда мешали объективные обстоятельства жизни, а чаще препятствия, которые сам необдуманно воздвигал. Было много ошибок, заблуждений, неоправданных страхов, уступок разным силам и условностям. Слишком много времени провел в праздности, лени, суете и застольях. В результате жизнь получилась, как первый блин, - комом, но второго блина испечь, увы, не придется... Впрочем, я считаю, основа Высшего Замысла в том, что всякая человеческая жизнь самоценна независимо от ее практических результатов. И к моей жизни это относится тоже».

_________________________________

При подготовке статей для рубрики "Это - мы" использованы материалы из   Литературной энциклопедии 1929-1939 годов, Краткой еврейской энциклопедии, Википедии, ЕжеВики и других авторитетных изданий, в том числе из различных энциклопедий on-line – российских и зарубежных, а также публикации "бумажных" и электронных СМИ, авторских блогов и страниц в "Живом журнале", отдельные авторские публикации
Количество обращений к статье - 3373
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com