Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Из домашнего архива
Музей человеческих лиц
Владимир Ханелис, Бат-Ям

- На великой русской литературе есть темное пятно, - начал разговор хранитель московского Музея предпринимателей, меценатов и благотворителей Лев Николаевич Краснопевцев (на снимке), - она оклеветала русских промышленников, фабрикантов, купцов. У наших писателей: Тургенева, Чехова, Куприна, Горького и других не нашлось никакой краски, кроме черной, чтобы их описать. (Больше других постарался драматург Островский).

Для дворян-рабовладельцев, крепостников нашлись другие краски, а для промышленников – нет. А ведь это они – купцы, предприниматели разбудили Россию от спячки. Началась новая жизнь. Благодаря им двинулись вперед и наука, и искусство.

- Как возникла тема, идея такого музея? Кто его создал?

- Меценатство и благотворительность – один из центральных вопросов жизни дореволюционного российского общества. Эта та часть нашей истории, которая всегда замалчивалась и истреблялась. Стало аксиомой, что наша дореволюционная история была временем непрерывного и беспощадного угнетения, подавления и эксплуатации. Но была же и другая сторона жизни! Было человеческое общество. Да, имевшее массу недостатков. Но оно существовало. И это общество создавало культуру, систему просвещения, социальной помощи, и прочая, и прочая... И это надо изучать, это надо показывать.

Нам удалось связаться с потомками дореволюционных российских предпринимателей: Алексеевых, Морозовых, Рябушинских, Бычковых, Прохоровых, Армандов, Григорьевых, Костеревых, Гучковых, Зиминых, Светиных, Рукавишниковых, Хлудовых, Кавериных, Большаковых... Вот они-то (с моим посильным участием) и создали этот музей. Они принесли сюда то, что у них еще оставалось, что сохранилось во всех потрясениях века. И вот создалась такая коллекция. Здесь и бизнес, и культура, и общественная жизнь... Мы собирали фотографии, портреты, документы, личные вещи и предметы быта, чтобы нашим современникам было ясно, что это были за люди и в какой обстановке они жили.

Потомки дореволюционных предпринимателей проводят в музее свои встречи, обсуждают книги, написанные ими – при нашей поддержке и помощи, устраивают юбилеи и даже свадьбы своих внуков. Они сплотились вокруг музея, он стал их домом.

... Но в первую очередь мы занимаемся проблемой человеческого лица российского бизнеса. Это человеческое лицо, и даже его элементы намертво отрицались не только большевиками, но и их предшественниками: социалистами-революционерами (эсерами), большинством народников и, как я уже говорил, многими писателями. Считалось, что это бандиты, жулики, воры. Так, например, говорил о них Салтыков-Щедрин. И вот они, дескать и создали русский капитализм. Но сейчас-то пора уже начать разбираться, почему эти "бандиты", "жулики" и "воры" строили университеты, музеи, больницы, школы, приюты? Да и промышленность, между прочим, за 60 лет после Николая I создали очень солидную, стоявшую на собственных ногах. Поэтому мы активно собираем материалы о человеческих качествах российских капиталистов. В нашем музее очень много их портретов, фотографий. О нем говорят – музей человеческих лиц. Убедитесь сами, пройдемся по залам...

... Но прежде, чем начать экскурсию по музею, несколько слов о его хранителе. Лев Николаевич Краснопевцев родился в 1930 году в Москве. Учился в МГУ на историческом факультете. Там же учился и в аспирантуре. В 1953 он создал неформальную группу молодых историков, считавших необходимым демократизировать советское общество, пересмотреть постулаты официальной истории России. Через четыре года Краснопевцев основал кружок с целью добиться десталинизации, либерализации в политике и экономике страны. В 1958 году вся группа была арестована. Лев Николаевич получил десять лет. Наказание отбывал в мордовских лагерях. Отказался написать прошение о помиловании. После освобождения с 1968 по 1990 работал на Московском станкостроительном заводе им. Орджоникидзе – слесарем, диспетчером. В 1985 создал Музей Октябрьского района Москвы, а после перестройки – музей, о котором идет речь.



... Елена Ивановна Калмыкова – директор музея, Лев Николаевич и я заходим в первый зал.
- Вот ткацкий станок. С таких и начинался русский капитализм. Ткани с фабрик Рябушинских, Морозовых шли уже не на потребление в деревенских избах, в которых они раньше и производились, а на продажу.

Вот стенд "От ручного ткацкого станка до "Билайна" и Большого театра" – двухсотлетняя история рода Гучковых-Зиминых. Основатели этих династий Федор

Гучков и Иван Зимин – крепостные, бородатые мужики. Начинали с одного ткацкого станка в избе. Первый Зимин был книжник, знал только два языка – русский и церковнославянский. Сын уже самостоятельно выучил немецкий и французский... Тяга к культуре, к знаниям у этой публики была железной... Сегодняшние представители рода – основатель и почетный президент крупнейшей фирмы, оказывающей телекоммуникационные услуги "Билайн", спонсор нашего музея Дмитрий Борисович Зимин и знаменитая балерина Екатерина Максимова (бабушка и прадед которой Гучковы).

Вот стенды Морозовых (портретов и фотографий первого поколения в музее нет), Рябушинских, Хлудовых, Мамонтовых... Вот Прохоров – монастырский крестьянин, впоследствии крупный предприниматель. Варгин, он снабжал российскую армию сукном во время войны 1812 года. Вот предки и родственники нашего выдающегося режиссера Константина Сергеевича Станиславского... Вы видите портреты его отца, матери, двоюродного брата, Николая Александровича Алексеева – знаменитый московский городской голова, которому город очень многим обязан.

Обратите внимание на женские портреты. Это, если снова воспользоваться современным языком, дореволюционные бизнесменши. Когда мы говорим о деловой женщине прошлого, то обязательно представляем ее Кабанихой из "Грозы" Островского или купчихой из "Женитьбы Бальзаминова". А на самом деле они были умными, хваткими, инициативными, образованными, хотя женщины в высшие учебные заведения не допускались.

Вот портрет Надежды Филаретовны фон Мекк, известной меценатки. Вот ее муж, Карл Федорович, прекрасный инженер, строитель железных дорог, один из железнодорожных "королей" России. После смерти мужа Надежда Филаретовна занималась его делами. Благодаря своей твердости и энергии она в нелегкие времена сумела сохранить семейную фирму. Замечу, у Надежды Филаретовны было девять детей. Вот портрет ее сына, тоже выдающегося инженера-путейца, Николая Карловича. После революции он работал в Наркомате путей сообщений и весной 1929 был расстрелян...*

- За что?

- За заботу о железных дорогах...

- ???

- Он заботился о сохранении и развитии железных дорог. Стали утверждать, что он потому так заботится, что надеется вернуть их в свою частную собственность... А кроме того, Николай Карлович выступал со всякой "ересью". Например, предлагал начать работы по замене паровозов тепловозами...

- Что конкретно сделали для Москвы дореволюционные благотворители и меценаты?

- Практически вся, выражаясь современным языком, система здравоохранения в Москве построена на деньги благотворителей. Прежде всего – три огромных медицинских городка. Первый – у Новодевичьего монастыря. За 20 лет в нем были построены 13 клиник. Первую клинику построила Варвара Алексеевна Морозова. Там строили клиники и Хлудовы. Второй комплекс – в Сокольниках. Это огромная Бахрушинская больница и десятки других больниц, приютов, богаделен, сиротских домов... И третий – 1-я Градская, 2-я Градская, Медведниковская, Морозовская больницы... На государственные деньги в Москве были построены всего девять больниц.

Театры. Большой театр в Москве был Императорским и содержался казной. Малый театр создал и содержал серпуховский мужик, имя которого я упоминал, Василий Васильевич Варгин. (Впоследствии Малый содержался государством). Все остальные театры, включая МХАТ, были созданы и существовали на деньги благотворителей.

Образование. Государство субсидировало только Московский университет, Высшее техническое училище и некоторые другие учебные заведения. Научно-исследовательских учреждений, например, в Москве вообще не было. Один из восьми братьев Рябушинских, Дмитрий Павлович, промышленник, банкир, крупный ученый в области аэродинамики, в 1904 году на свои средства основал в семейном имении Кучино под Москвой первый в мире Аэродинамический институт.

Василий Федорович Аршинов. Деревенский мужичок, начинал с нуля, стал миллионером и основал Геологический институт на Ордынке. Его сын, ученик Вернадского, Владимир Васильевич, руководил этим институтом до революции, а после 1917 года работал в нем до конца жизни. Кстати, Василий Федорович построил и консерваторию в Саратове.

Вологодским коммерсантом, купцом и общественным деятелем Леденцовым было создано Леденцовское общество поддержки практических наук. На деньги этого общества была построена лаборатория физиолога Павлова, работали Вернадский, Лебедев, Жуковский и другие выдающиеся ученые.

Вы видите документы, рассказывающие об университете Шанявского, Высших женских курсов, трех высщих учебных учреждений носящих сегодня названия Педагогический университет, 2-й медицинский и тонких химических технологий... Все они содержались частными лицами.

Благотворители прошлого искали способных, талантливых, перспективных детей и поддерживали их особо. Прежде всего – получить образование. Весь мир знает композитора Сергея Рахманинова, но мало кому известно, что он вместе с другими одаренными детьми, среди которых был Александр Скрябин, получил музыкальное образование в частном приюте профессора Московской консерватории Николая Сергеевича Зверева. Сережа Рахманинов в течение трех лет жил на полном обеспечении профессора. Тот его кормил, одевал, учил...

- Мне, естественно, хотелось услышать о благотворительной деятельности в Москве еврейских купцов, промышленников, финансистов.

- Их вклад в медицину, науку и культуру Москвы очень большой. Пройдемте в другой зал и посмотрим экспозицию, посвященную одному из крупнейших благотворителей, статскому советнику, главе крупного банкирского дома – Лазарю Соломоновичу Полякову. В этот банкирский дом, основанный в 1873 году, входили: Московский международный торговый, Московский земельный, Орловский коммерческий и Ярославско-Костромской банки. Помимо этого, Лазарь Поляков, происходивший из семьи кустарей Могилевской губернии, был хозяином Московской резиновой мануфактуры, Лесопромышленного товарищества, Общества сооружения и эксплуатации подъездных железных дорог и т.д. Он получал концессии на строительство шоссейных и железных дорог.

За свою благотворительную и общественную деятельность Поляков был избран членом Рязанского губернского попечительства детских приютов, а также Арбатского отделения заботы о бедных в Москве. В 1874 году за пожертвования в пользу детских приютов Лазарь Поляков получил орден Святого Станислава 2-й степени. В 1880 он принимал участие в организации Антропологической выставки в Москве. Поляков построил в Москве дом с дешевыми и бесплатными квартирами. Он пожертвовал 23 тысячи рублей на строительство в Музее изящных искусств зала греческой скульптуры. Лазарь Соломонович очень серьезно помогал еврейской общине города. Исследователи считают, что он потратил на благотворительные цели свыше трех млн. рублей. Благотворительностью занимался и его брат – Самуил. Хочу, кстати, заметить, что роль евреев в московском и российском бизнесе была заметной, но вовсе не такой, как об этом кричали пуришкевичи и компания.

В нашем музее есть экспозиции, рассказывающие о промышленниках-меценатах французского, немецкого, польского, швейцарского происхождения. Их вклад в благотворительность был очень высок.

- Я понимаю – точных цифр нет, но можете ли вы назвать примерное количество благотворительных обществ, благотворителей в Москве, и какие денежные суммы они жертвовали?

- К началу ХХ века количество благотворительных обществ приближалось к тысяче. Естественно, в каждое входили не два-три человека, а десятки и сотни. Одни несли туда тысячи, сотни рублей, иногда миллионы; у других годовой взнос колебался от рубля до трех, пяти, редко десяти рублей. Каковы же были максимальные размеры пожертвований в конце ХIХ – начале ХХ веков? Цифры очень впечатляющие. Семейство Бахрушиных пожертвовало на благотворительные цели 5,5 млн. рублей. Кузьма Терентьевич Солдатенков по крайней мере шесть млн. рублей. Павел Михайлович Третьяков – не менее пяти. Только учтеные вложения Павла Григорьевича Шалапутина в образование, медицину и культуру составили более восьми млн. рублей. Огромные деньги вкладывали Иван Дмитриевич Сытин, Николай Александрович Алексеев... Был и "рекордсмен" в этой области – Гавриил Гаврилович Солодовников, московский торговец, владелец Пассажа Солодовникова. Его отец был всего лишь купцом третьей гильдии, а капитал Гавриила Гавриловича составлял десятки миллионов рублей. Сам он жил очень скромно, можно сказать, вел аскетический образ жизни, и этим был известен всей Москве. Рассказывали, что Солодовников ходил обедать в один и тот же трактир, заказывая там одно и то же блюдо – гречневую кашу, причем вчерашнюю – подешевле. В мае 1901 года Гавриил Гаврилович скончался, и когда вскрыли завещание, то оказалось, что он оставил на благотворительные цели 20 млн. рублей! Семье досталось 800 тысяч.

- Солодовников – случай уникальный, но многие тогдашние миллионеры жили скромно.


- Российских предпринимателей, богатейших людей своего времени, отличала бережливость. Во всяком случае – многих из них. Скромными в быту были Третьяков, Шалапутин, Губонин, Сытин, Прохоровы... Морозова, чье состояние превышало 30 млн. рублей, говорила, что они жили как "богатые мужики". Учитывали каждую копейку в семье Бахрушиных. Один из первых банкиров России Алексей Иванович Путилов, создатель Русско-Азиатского банка и полутора десятков крупных фирм, состоял в советах еще трех десятков компаний. Он мог вложить "на риск" 30 млн. рублей в реорганизацию и модернизацию Путиловских заводов, но не позволял себе личного выезда – ездил на извозчиках, причем торговался с ними; был очень скромен в быту.

Было чему завидовать, и было за что ненавидеть таких людей, которые своим поведением, финансовыми успехами, самим своим существованием бросали вызов примитивным мечтам большинства о богатстве "на халяву". Возглавлять крупнейшие предприятия, иметь огромный доход – и при этом очень много работать, быть миллионером – и ездить на дешевом извозчике, носить старый сюртук. Таких людей ненавидели и белые, и красные. Уничтожали и те и другие, как могли. На истребление этого типа людей будущего, работающих не ради заработка, а ради интереса, думающих не только о себе, но радеющих о развитии страны и положении народа и была направлена Октябрьская революция.

- ... И до и после которой, как мы уже говорили, российский промышленник, купец, коммерсант описывался, изображался в литературе, кино, театре как вампир, негодяй, губитель душ человеческих, вырывающий у работающих на него людей кусок хлеба изо рта...


- Предприниматели прошлого были людьми цельными. Сам предприниматель и члены его семьи считали себя частью своего предприятия . Это было, как правило, семейное дело, добровольно взятый на себя их предками груз, который и им нужно было на себе тащить. Рабочих они тоже считали частью фирмы. Их учили, создавали условия для достойной жизни. При каждом крупном предприятии строился рабочий поселок – с домами для рабочих, больницей, банями, прачечными, богадельней, яслями, детскими садами, учреждениями начального и профессионального образования... А во многих случаях – и с театром, библиотекой, клубом. Причем, у Морозовых, Прохоровых и Коншиных рабочие не платили денег за жилье, а это была комната с центральным отоплением, канализацией, водопроводом.

До революции в России была известная фирма "Бари". Александр Вениаминович Бари много помогал рабочим, устраивал для них столовые, заботился, чтобы они нормально питались. Когда его спрашивали, зачем он это делает, Бари отвечал: "А мне кусок в горло не полезет, если я буду знать, что рабочие голодны. Так что моя благотворительнось объясняется только моим эгоизмом".

Это же простая истина – человек хочет жить в нормальном, цивилизованном обществе, а не в криминальном мире, в котором со всех сторон хулиганы, бандиты, нищие, беспризорные. Раз так, значит эти проблемы надо решать, этим людям надо помогать. Человек – существо социальное. Он не может наладить свою отдельную счастливую жизнь в несчастном и бедном обществе.

... Людей, стремящихся к большим деньгам, во все времена было немало. Однако в истории страны их имен не осталось – в нее вошли лишь те, кто честно заработал и трудом многих поколений преумножил свой капитал. Их лица смотрят на нас с портретов в музее. И в то же самое самое время рядом с этими людьми жили тысячи тех, кто хитрил, обманывал, воровал. Нам, потомкам, не осталось ни памяти о них, ни имен, ни дел их...

- Спасибо за беседу. Успехов и процветания вашему интереснейшему музею.

При подготовке интервью использованы
некоторые материалы из книги
Л. Краснопевцева "Записки хранителя".

____________________

*) О стойкости и несгибаемом духе Николая Карловича фон Мекка пишет Солженицын в "Архипелаге ГУЛАГ".



*     *     *


Книга Владимира Ханелиса (Израиль)

"РОДИЛИСЬ  И  УЧИЛИСЬ  В  ОДЕССЕ"

(Материалы к энциклопедическому словарю)


Стоимость книги:
в Израиле – 89 шек.;
в Европе, США и странах СНГ – $29.90 ;
в Австралии – 34.90 ам. долл.
В цену входит пересылка.

Для заказа обращаться:
V
. Hanelis Livorno str. 11 apt 31,
Bat-Yam, Israel, 59644
Tel\fax - +972-3-551-39-65
E-mail – vhanelis@gmail.com

Количество обращений к статье - 1928
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com