Logo
12-24 авг.2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
17 Авг 18
15 Авг 18
15 Авг 18
15 Авг 18
15 Авг 18
15 Авг 18
15 Авг 18
15 Авг 18
15 Авг 18





ЕВРЕЙСКИЙ ПИСАТЕЛЬ
БОРИС САНДЛЕР
в студии Черновицкого ТВ





RedTram – новостная поисковая система

Израиль
Сердце на разрыв
Александр Прилуцкий, «Новости недели»

Никогда не думал, что ничем не примечательный документальный фильм может вызвать такой интерес. Часовая лента Эстер Лондон, французской журналистки и режиссера с израильскими корнями, показанная на прошлой неделе в Тель-Авиве, оказалась в центре внимания кинематографистов и рядовых зрителей. Корреспонденту "Новостей недели" посчастливилось оказаться среди приглашенных на премьерный показ фильма "Братья по сердцу" в тель-авивской «Синематеке». Могу засвидетельствовать: фильм, его авторы и его герои были замечательно приняты публикой.


Надо отдать должное автору ленты - сюжет о пересадке сердца она постаралась превратить в своего рода современную притчу, рассказывающую о жизни и смерти, о благородстве и прямодушии, профессионализме и формализме, и о многих других важных вещах. Кое-чего, правда, на мой вкус, этой кинопритче все-таки не хватило... Но обо всем по порядку.

Название фильма "Братья по сердцу" - это не просто некий поэтический образ, но и медицинский факт. Лента повествует о том, как сердце погибшего израильского солдата, сына евреев-репатриантов из СССР, приехавших сюда в 1970-х годах, оказалось в груди молодого израильского араба-христианина, о том, как происходила пересадка и как теперь живется счастливому обладателю нового "мотора", а также о совершивших рискованную операцию медиках и всех прочих участниках этой драмы.

Почти все они присутствовали на кинопремьере, и еще около полутысячи зрителей заполнили зал, где проходил показ. То была не простая публика, а обладатели билетов и абонементов, по которым в престижную «Синематеку» регулярно ходит культурная элита страны. И, надо сказать, эта элита осталась в полном восторге от фильма. После показа авторам и героям была устроена овация, в первую очередь адресованная, разумеется, режиссеру картины. Аплодисменты с полным основанием предназначались и присутствовавшим на премьере французским дипломатам во главе с послом Франции в Израиле, а также израильским кинематографистам.

Янив Пожарик (слева), сердце которого пересажено
арабу-христианину Луаю Салиму. Фото: 9-й канал ИТВ


Последовавшее затем обсуждение показало, что публику заинтересовали не только затронутые в фильме человеческие и собственно кинематографические аспекты, но и серьезные профессиональные проблемы - в частности, сложившаяся в стране ситуация с острой нехваткой органов для пересадки и связанные с этим правовые и нравственные вопросы. Всё это предполагалось обсудить после киносеанса, и всё это было обсуждено, правда, не особенно глубоко, но что тут поделаешь: внизу, в фойе, уже были накрыты столы и разлиты по бокалам прекрасные израильские вина.

В стороне от всего этого творческого пиршества остались лишь те, о ком, собственно, и повествовала лента, - семья солдата ЦАХАЛа, 19-летнего Янива Пожарика, погибшего нелепой смертью. Мы, несколько русскоязычных журналистов, аккредитованных на показе (местных коллег я в зале не разглядел), с трудом отыскали семейство Пожариков в темном углу фойе. Они грустно поглядывали из этого закутка на валом валивший в зал довольный жизнью народ. В самом старшем члене семейства я с удивлением узнал медицинскую сестру нашей районной поликлиники Фаину. Замечательная, должен заметить, медсестра и прекрасный человек. Уже выйдя на пенсию, она по-прежнему, теперь как волонтер, приходит в тот процедурный кабинет, где проработала много лет, всегда принося какое-нибудь угощение для коллег и пациентов.

Обрадовавшись старой знакомой, я бестактно осведомился, какое отношение она имеет ко всему этому представлению. "Какое отношение? - грустно переспросила Фаина. - Я бабушка этого солдата...".

После этого с остальными родственниками я старался общаться предельно осторожно. И хотя после гибели Янива, как мне рассказали его родители, Лариса и Ефим, прошло уже больше пяти лет, для семьи его смерть - по-прежнему незаживающая рана. Отец солдата, по его словам, все эти годы постоянно видит сына в своих снах и никак не может примириться с его гибелью.

Эта смерть и в самом деле выглядит полной нелепостью. Погибнуть от пули соседа по казарме, заигравшегося в своего рода "русскую рулетку"!.. Правда, тема "донора" в фильме особо не акцентировалась и вообще оказалась на втором плане. Да не только тема - вся семья погибшего. И в фильме, и на премьере наши дважды земляки остались как бы за кадром. Даже благородное решение безмерно горюющей семьи предоставить органы погибшего сына израильскому Центру трансплантологии для пересадки пятерым (!) пациентам Центра особого интереса у создателей фильма не вызвало. Не особо взволновало оно и публику. Зато тот факт, что сердце юноши-еврея досталось, с согласия его родных, молодому арабу-христианину, вызвал неподдельный восторг. Весь сюжет фильма строится на переживаниях того, кому досталось "еврейское" сердце. О погибшем солдате больше не вспоминали...

Героем фильма, таким образом, оказался 30-летний программист и менеджер, полный, лысоватый, с виду вполне крепкий и здоровый мужчина по имени Луай Салим. Кстати, возможно, это будет интересно кому-то из наших читателей: реципиент оказался в определенной степени и нашим земляком тоже, поскольку провел несколько лет в Москве, изучая программирование в одном из столичных вузов, и довольно свободно говорит по-русски. Такое вот многозначительное совпадение.

Сердце Янива, пересаженное жителю приятной арабской деревни, исправно бьется в его груди уже пять лет. За эти годы "брат по сердцу" стал настоящим членом семьи донора. Мать Янива он называет мамой, его отца - папой. Правда, я что-то не заметил, чтобы до или после премьеры названный сын подошел к названным родителям. И на сцене он смотрелся как-то отчужденно, словно не о нем шел общий разговор.

Впрочем, по большому счету, и для авторов ленты, и для аудитории, и для французских и прочих кинокритиков ценность этого документального фильма заключается вовсе не в печальной истории о безвременно погибшем израильском парнишке (на экране он появляется всего на нескольких чудом сохранившихся кадрах), и даже не в реципиенте, а в самом этом уникальном факте: сердце еврея продолжает биться в груди араба.

И споры на экране идут, в основном, об этом, и все нравственные и религиозные проблемы возникают, так сказать, на национальной почве... Между тем, у убитых горем родителей Янива никаких сомнений по этому поводу не возникло. Да и вообще к вопросам, вокруг которых в фильме ломаются копья, они относятся подчеркнуто безразлично. Мы рады, что сердце сына сохранило жизнь другому человеку, как бы говорят они своим поведением, и мы желаем ему дожить до глубокой старости, хотя сына нам это не заменит и не вернет. Точка.

Возможно, именно потому, что мать, отец, бабушка, сестра Янива восприняли историю с пересадкой без всякого пафоса, а тем более, без эйфории, авторы фильма и организаторы его просмотра в тель-авивской «Синематеке» отнеслись к этой семье с таким необъяснимым равнодушием…
Количество обращений к статье - 1705
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (2)
Гость | 27.10.2012 22:55
При чём тут леваки праваки центраки? Где их можно увидить в чистом виде? Просто в силу состояния войны сама тема будоражит. И говорить обо всём этом трудно. Ну а клеить ярлыки всем сразу зрителям это примитивно.
Гость | 25.10.2012 11:01
Тут не сердце - тут общество разорвано. Просто в синематеке собираются леваки, и здесь не до русских. Потому как леваки - зашоренные экзальтированные идеофреники. И ничего более. Маргиналы.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com