Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Парк культуры
Сага о снежных евреях
Валентин Гринер, Окленд

(Продолжение. Начало в № 171)

Возвратилась она потрясённая приёмом, оказанным работниками гороно и школы-интерната, где ей назначено преподавать, и надо  немедленно перебираться, чтобы не платить за гостиницу очередные 40 рублей.

- Боже, какие люди! Какие прекрасные люди живут в этом городе, - то и дело повторяла счастливая жена, вспоминая  детали разговоров с заведующим гороно Коротяевым и директором школы-интерната  Мязиным. - Это же  настоящее Эльдорадо!..
(В скобках замечу:  восторженное отношение к Воркуте и тогдашним её жителям осталось во мне навсегда. Там прошла молодость - главная жизнь, на которую грех обижаться. 

После смерти советской власти началось торопливое умирание города. Самый высококачественный в стране, но дорогостоящий воркутинский уголь, идущий на производство кокса для чёрной металлургии, оказался никому не нужен. Сегодня одна за другой затопляются шахты и рушится вся инфраструктура Печорского угольного бассейна, построенного за Полярным кругом каторжным трудом нескольких поколений. Самых богатых и честных тружеников Заполярья Ельцин с Путиным превратили в самых бедных и обездоленных.

По традиционным законам кремлёвского сволочизма десятки тысяч вчерашних "строителей светлого будущего" брошены на произвол судьбы. Ветераны вымирают. А молодым шахтёрам некуда податься: бесплатных квартир теперь нигде не дают).

... К вечеру, который наступил неестественно рано, мы перебрались в школу-интернат. С торца жилого трёхэтажного корпуса имелась двухкомнатная квартирка, предназначенная для обслуги. В комнате побольше жила интернатовская медсестра с десятилетним сыном. Крошечную каморку, куда с трудом поместились две односпальные  кровати, отвели нам. И это представилось большой роскошью, поскольку на стене висели горячие батареи центрального отопления, а из коридорчика - дверь в благоустроенный туалет.

Завхоз в сопровождении старших воспитанников интерната доставили  матрасы, подушки и постельное белье. Затем пришла полубеззубая женщина неопределённого возраста и назвалась бухгалтером - Марией Антоновной. Она принесла большую кастрюлю рисовой каши с изюмом. Оказывается, бухгалтер тоже занимала комнату в этом же  здании, но с другого торца. Каша пришлась кстати: в дневных хлопотах мы забыли о хлебе насущном. И здесь, в присутствии Марии Антоновны, Эмма вдруг громко вспомнила о дне моего рождения.

- Да как же такое забыть? Да это же надо отметить! И приезд! И новоселье! И всё такое прочее!.. - восклицала она, поправляя сползающие очки. - Э-т-т-о мы сейчас заделаем. - И бухгалтерша исчезла за дверью.

Только собрались стелить кровати, пришла соседка, медсестра Клава. Начали знакомиться. Это была симпатичная белокурая женщина тридцати двух лет. Несколько месяцев назад она разошлась в Краснодаре с мужем, забрала сына и прикатила в Воркуту на поиски счастья. Не пройдёт и часа, как явится Клавино счастье в лице представителя Художественного фонда России, который прилетел на Крайний Север создавать филиал этой производственно-творческой  организации…

Возвратилась Марья Антоновна с подносом всякой закуски и бутылкой водки. В нашей комнате всё это некуда было поставить. И негде было сесть. Тогда Клава позвала к себе, где был большой казённый стол и стулья, и стаканы, и тарелки, и всё прочее, необходимое для неожиданного праздника. Бухгалтерша профессионально сколола с горлышка чёрный сургуч, мизинчиком сковырнула гнутую картонную пробочку и нетерпеливо  разлила водку в гранёные стаканы.

- Ну, молодёжь, не тяните резину, не рвите душу. Рассаживайтесь, приступайте, - по-хозяйски командовала Антоновна, ежеминутно поправляя сползающие очки. - Сколько тебе нынче стукнуло? - повернулась она ко мне.
-Тридцать…
-Зелень!.. Господи, где мои тридцать лет?! Дай тебе Бог ещё три раза  по тридцать, а мне - три по 150… под копирку… Ха-ха-ха… - И она  лихо опрокинула в широко раскрытый гуттаперчевый  рот «гранёную» дозу. Эмма глянула на меня с ужасом и механически  пригубила свой стакан: она  ни разу в жизни не пила ничего крепче шампанского.

- Ты что так?! - шумнула на неё бухгалтерша. - Давай до дна! За мужика твоего, за именинника…за успехи в прошлом, настоящем и будущем…    
- Я не смогу столько, - взмолилась жена, - у меня  ещё  есть  неотложное дело…
- Дело не Алитет, в горы не уйдёт, - сострила Марья Антоновна.
(В послевоенные годы  были  изданы огромными  тиражами насквозь фальшивые романы - обязательное чтиво каждого советского человека. Среди этих бездарных поделок оказалось и нагло пропагандировалось убогое сочинение Тихона Сёмушкина "Алитет уходит в горы», удостоенное Сталинской премии. После смерти тирана люди перестали оглядываться и бояться критики, даже шутили: "Дело не Алитет, в горы не уйдёт").

Бухгалтерша вдруг смилостивилась:
- Ладно. Ради знакомства на первый раз прощается.
Она взяла  стакан Эммы и отлила в свой большую часть водки.
- Только на первый раз, а то вы - как не русские…
- А мы и есть не русские, - призналась Эмма ни к селу, ни к городу.
- А кто же вы?
- Евреи…
У бухгалтерши отвалилась челюсть, очки сползли на кончик носа и едва не свалились совсем. Она вскочила со стула и кинулась обнимать жену, приговаривая:

- Милая ты моя…дорогая ты моя… Я сразу учуяла, что вы из евреев, по фамилии на заяве твоей. Со мной на двенадцатом ОЛПе сидели две евреечки-растратчицы из Бобруйска: Ася и Фира. Золотые были девки, делились последним куском, ни за что не скажешь, что нехристи. В жисть не заложат «оперу», как наши  раздолбайки за понюшку ржавой махорки…Завтра же утром приходи ко мне в кабинет - выпишу чёрные валеночки, высший сорт…даже без разрешения Алексея Петровича выпишу. В туфельках на Воркуте матку быстро отморозишь… а ты ещё молодая…Это мне, лапотошнице рваной, только и осталось водочкой согреваться. - И она вылила в свой стакан остатки из бутылки…

Хлопнула входная дверь,  в коридорчике послышалось шарканье ног, и тут же на пороге вырос человек средних лет, плотного телосложения, в пальто с чёрным каракулевым  воротником, в такой же шапке-«пирожке», и с толстым портфелем. Увидев застолье, он заметно смутился, снял «пирожок», обнажив лысеющую голову,  сказал:

- Клавдия Павловна, я  к вам по делу…на минутку…А у вас гости?..
- Чего уж там «на минутку», Иосиф Моисеевич. Эти гости надолго. Соседи они теперь, - сообщила медсестра.

- А я иду мимо…загляну, думаю, решить пару вопросов…
- Ладно тебе пургу гнать. Пару творческих вопросов ему понадобилось решить, - отозвалась бухгалтерша. - Хватит ли тебя на пару-то? Жижей не обделаешься? Клавдея баба - кровь с молоком… Вроде  руководство интерната не знает, что ты у неё через день пружинами шелестишь. Рассупонивай свой толстый портфель и садись в компанию. Разведчик хренов: - "Шпион Петров здесь живёт?" - "Нет, на  втором  этаже"…

Иосиф Моисеевич засмущался от тирады приблатнённой бухгалтерши, покорно расстегнул портфель, выставил на стол бутылку шампанского и, чуть помедлив (стоит-не стоит?), выложил большую коробку дорогих шоколадных конфет.
- Ну, а где выпивка? -  скривилась Марья Антоновна, устремив стекленеющий взгляд на серебряное горло бутылки. - И это он с кислой газировкой кандёхает к любимой женщине. Ты бы ещё букет цветов принёс заместо нормальной бутылки…
- Молодой, исправлюсь.
- Исправляйся. Не то посторонним ход в детское учреждение будет заказан, - грозно  пообещала  Антоновна, уже порядком захмелевшая.
- Из-под земли достанем, - пообещал представитель Худфонда, снимая пальто. - Нарисуем - будем пить…
(Иосиф Моисеевич станет моим первым литературным героем, встреченным в Воркуте. Я опишу его вместе с Клавой и её сыном  в рассказе "Портфельный художник". Публикацией этого рассказа начнётся моё многолетнее сотрудничество с официальной  прессой  и  литературным сообществом Крайнего Севера)…

*     *     *                                             

Утром я с трудом добрался до площади Мира, черпая снег  "легкомысленными" полуботиночками. Слава Богу, ждать пришлось недолго. Подошел служебный автобус ДСУ-19; там сидел Чебыкин и ещё несколько человек. В салоне было тепло и тошнотворно пахло водочным  перегаром. Тогда я не знал, что это характерный запах всех утренних автобусов - служебных и рейсовых.

Минут через сорок мы приехали в посёлок Дорожный, где Чебыкин представил меня начальнику участка №4 Валентину Корчуганову - моему ровеснику, низенькому толстенькому человеку, «взрывному», деятельному и компанейскому. Очень скоро я узнал, что все ИТР участка (кроме начальника) - из бывших носителей 58-й статьи, всех её параграфов - истинных и мнимых врагов советской власти. Причём,   мастера, прорабы, работники конторы были "практики", не только специального, но даже среднего общего образования многие не имели.

После недолгих разговоров меня проводили на склад и экипировали с ног до головы во всё тёплое: полушубок, ватные брюки, валенки, шапку-ушанку, меховые рукавицы. При этом не потребовали никакой расписки, а только лишь росчерк пера в замусоленной амбарной  книге…

ДСУ №19 выполняло субподрядные работы  для многочисленных строительных, шахтостроительных и монтажных организаций комбината «Печоршахтострой». Это давало мне (мастеру)  возможность познавать местную производственную жизнь в самой её сердцевине, знакомиться с руководителями генеральных подрядчиков, которые оплачивали работы по сооружению дорог, мостов, водоотводов, подъездных путей, благоустройству промышленных площадок и территорий жилых районов.…

Вот здесь на меня и посыпались, как из рога изобилия, начальствующие евреи. Каждому известно, что без денег нельзя ничего построить. А Воркута в те годы строила очень много: начались реконструкция шахт и возведение благоустроенного города на месте лагерных бараков. Финансировал все работы Стройбанк во главе с  Ильёй Наумовичем Сиротиным.

Наум Белоцерковский начал застраивать город и рабочие посёлки четырёх-пятиэтажными крупнопанельными домами, а мы сооружали проезды и благоустраивали внутриквартальные площадки.

Реконструкцию шахт западного крыла воркутинской Мульды вело шахтостроительное управление №2 под руководством Владимира Залмановича Ашкинази. Мне приходилось часто подписывать документы у молоденького директора шахты №25 Якубсона и у заместителя директора шахты №18 - старого воркутянина Михаила Давидовича Вязовского. Я восхищался оригинальностью технических новаций главного инженера управления "Шахтомонтаж" Семёна Яковлевича Миренбурга; на счету этого  гениального механика были десятки, казалось, невероятных, прямо-таки фантастических решений. Заслуги его уходили  корнями в военные годы, когда отсутствие многих необходимых материалов и конструкций приходилось изыскивать и менять по ходу дела. А ведь был он тогда «врагом народа» - заключённым с астрономическим сроком. Мне посчастливилось подружиться и часто общаться с начальником управления «Сантехмонтаж» Борисом Анатольевичем Маранцманом… 

Здесь я обязан сделать небольшое отступление и рассказать, что Маранцман - легендарный человек очень трудной судьбы. В начале Великой Отечественной он попал в плен и под псевдонимом  «лейтенант Комаров» был отправлен в лагерь, расположенный в Бельгии. Там он вошёл  в подпольный штаб интернациональной группы военнопленных. Заключённые готовили вооруженное восстание. В зоне имелась тщательно замаскированная рация и поддерживалась постоянная связь с участниками бельгийского Сопротивления.

Когда к Бельгии приближались войска союзников, военнопленные подняли мятеж, перебили немецкую охрану, вооружились и освободили лагерь. Союзники передали всех советских военнопленных представителям СМЕРШа. Несчастные снова попали в лагеря - контрольно-фильтрационные, теперь уже родные, бериевско-абакумовские. Почти все (офицеры - без исключения) после четырёх лет каторжных работ в фашистском плену были судимы знаменитыми «тройками» и приговорены к различным срокам наказания. Борис Маранцман получил 10 лет лагерей и оказался в «Воркутлаге». Его вина перед партией и народом заключалась не только в том, что советский воин, особенно  командир, не имел права сдаваться в плен («У нас нет военнопленных, есть изменники родины» - И.В.Сталин). Вина усугублялась ещё проклятой национальностью: по понятиям НКВД, еврей, если он не был сверхпредателем и супершпионом, не мог выжить в условиях  фашистского плена. (История подполья и восстания военнопленных бельгийского лагеря, где немало места уделено Маранцману-Комарову, рассказана участником событий на шестистах страницах книги «В чужой стране»; к сожалению, фамилию автора я запамятовал).

Будучи заключённым, Борис Маранцман работал кузнецом на ВМЗ - основной ремонтно-механической базе «Воркутугля». Кстати, в мое время директором этого завода был Давид Львович Зильберман (ныне живёт в Гамбурге), главным  конструктором с лагерных времён работал Илья Михайлович Фогельман, его заместителем и одновременно заместителем главного инженера завода - Марк Израйлевич Вассерман (живёт в Хайфе), главным энергетиком  - Александр Семёнович Штейн, начальником электроцеха - Яков Самуилович Иоффе (живёт в США)...



Д. Л. Зильберман с правнуками

Это очень приблизительный перечень заводских евреев. В середине 60-х Д.Л. Зильберман создал и полтора десятилетия возглавлял первый в угольной отрасли информационно- вычислительный центр…

*     *     *           

Через два года я перешёл на профессиональную журналистскую работу и получил возможность общаться с очень многими замечательными людьми, какими была переполнена Воркута тех незабываемых лет. Сталинская  система собрала на островах ГУЛАГа две категории советских граждан: незаурядных личностей и подонков. Оказавшись на свободе, подонки, кому было разрешено, отбыли в тёплые края; очень многие  незаурядные личности остались. Это были сотни, тысячи ненаписанных романов, повестей, поэм, драм и  трагедий, какие не мог представить себе даже Шекспир. Люди  выстрадали этот город в тяжких муках и не хотели расставаться со своим трудным ребёнком. Многим просто некуда было ехать. Да и привлекала высокая зарплата свободных людей. Среди «бывших» оказалось немало евреев. Их всегда оказывалось немало в тех клятых местах, где происходили  эпохальные  события: мировые революции, массовые «посадки» и массовые убийства.

Передо мной протокол первого массового расстрела политических заключённых, совершённый в Воркуте, на старом кирпичном заводе 2 марта 1938 года: из 173 расстрелянных в тот день - 64 еврея. Явных!  Ну, где тут знаменитая процентная норма?! И самое печальное, что расстрел организовал и лично приводил в исполнение еврей - Ефим Иосифович Скомаровский - кровавый палач, маскировавшийся под фамилией Кашкетин. И это была только первая партия смертников  из многих тысяч обречённых - "рядовой" факт из  далёкой гулаговской  истории  Воркуты.

А новая и новейшая история  города  (до  развала  советской  системы)  достигала  подлинного расцвета во всех сферах жизни: производственной, социальной, культурной. С начала 60-х произошёл мощный сдвиг, связанный с  генеральной реконструкцией Печорского угольного  бассейна, с приходом к руководству отраслью  очень  сильных   организаторов производства, в  числе которых было немало евреев. Вот  состав высшего  руководящего звена:    
Борис Николаевич Игнатьев - галахический  еврей, гендиректор;
Сергей  Самойлович  Столерман - главный инженер, первый заместитель генерального директора;
Александр Михайлович Басовский - заместитель гендиректора по кадрам и быту, сменивший на этом посту Григория Марковича Футера, ушедшего на пенсию;
Владимир Абрамович Гендон - главный механик  "Воркутугля";
Альберт Ефимович  Бернштейн - главный  энергетик;
Рэм Лазаревич Валерштейн - глава дирекции всех строящихся предприятий объединения (беспартийный!);
Эммануил  Яковлевич Бородянский - начальник ЖКУ;
Аркадий Израилевич Коган - начальник УРСа, заместитель гендиректора по рабочему снабжению и торговле.



Команда молодости нашей – 60-70-е годы; слева направо: Борис Игнатьев, генеральный директор «Воркутугля»; Сергей Столерман, главный инженер «Воркутугля» и его дочь Инна;
Валентин Гринер, пресс-секретарь «Воркутугля»

Коган! Ах, какая это легендарную личность! Недавно он отметил свой 97-й день рождения - правда, не в Воркуте, не в Сыктывкаре, даже не в Москве, а в Нью-Йорке. Никто другой  (ни  до, ни после)  не мог снабжать шахтёров так, как снабжал этот маленький гигант большого торгового веса и непререкаемого авторитета, имеющий за плечами ЦПШ -  церковно-приходскую школу (в смысле хэдэр). Об этом человеке до сих пор помнят не только рядовые граждане, но и высокие начальники в лице бывшего главы Коми Республики Юрия Спиридонова. Я был в полном изумлении и восторге, когда прочитал  в газете письмо из Америки Когана-Воркутинского Спиридонову- Сыктывкарскому. Это  прямо, как на Медном Всаднике: Первому - Второй.

Работая  много лет пресс-секретарём генерального директора, я был свидетелем и непосредственным потребителем неутомимой деятельности начальника УРСа. Он строил шикарные магазины и рестораны, холодильники и овощехранилища, кондитерские (до сих пор, и не я один, облизываю пальчики), кафе, какие в то время были не по зубам даже крупным областным центрам. Он открыл торгово-кулинарное училище и ковал собственные кадры под руководством галахического еврея Валерия Зайцева. А производственная дисциплина! А культура торговли! Коган мог лишить премии повара за плохо накрахмаленный колпак, мог снять с работы продавца за халат не первой свежести.

Он говорил мне: работник общепита должен начинать профдеятельность с колки дров (в чёрном халате); затем осваивать топку печей (тоже в чёрном); затем, получив синий халат, переходить в посудомойщики; а когда получал белый халат и допускался непосредственно на кухню - это уже была опара, способная подняться до уровня Мастера. Именно в такой практической последовательности строилась учебная программа Воркутинского кулинарного техникума…

Наконец, Коган воздвиг гордость Воркуты и окрестностей (вплоть до всего побережья Ледовитого океана) ликёроводочный завод, за что в своё время имел  столько больших и малых неприятностей от всяких инстанций, что не успевал подставлять то правую половинку, то левую. И я видел, как сильно бледнел и нервно курил очередную сигарету этот Давид-Строитель, когда разбирать тысячную анонимку прибыл в Воркуту лично председатель Комитета народного контроля СССР  товарищ Школьников (хотя волк овце не товарищ).

И вот что зафиксировал мой "Грюндиг", встроенный в корпус факсового аппарата на столе Аркадия Израилевича.
Вопрос: -Товарищ Коган, почему вы строили этот пьяный завод, вопреки запретам горкома партии,  горисполкома  и Минуглепрома? 
Ответ: -Мне разрешил это строить глава советского правительства Алексей Николаевич Косыгин, когда посетил наш город и лично встречался со мной в марте 1975 года.
Вопрос: - Но Косыгин  умер, а вы продолжали строить…
Ответ: - Косыгин умер, но дело его живёт и побеждает. Я строил завод, чтобы ликвидировать дефицит и спекуляцию водкой. Чтобы шахтёры покупали её не ящиками, а отдельно взятыми бутылками, без всякой очереди, и на этой почве не совершали прогулов, наоборот, не имели долгих запоев  и на этой,  опять  же, почве резко повышали  производительность труда; особенно  на очистке и проходке…

Школьников: - С очисткой всё ясно: это, как я понимаю, удаление из продукта сивушных масел и других примесей, вредных для здоровья, - глубокомысленно догадался Главный контролёр Советского Союза. -  А  вот с проходкой не очень понятно…

Коган: - Это, чтобы через проходную выносили как можно меньше готовой продукции и не могли вступать в преступные сделки с военизированной охраной, а больше проходили через специальные дырки в  заборе, где установлены высокопроизводительные электронно-ударные устройства под названием "проходка". Данная новинка современной технической мысли разработана конструкторским бюро научно-исследовательского института ПечорНИУИ под руководством специалиста высшей категории - Моисея Гинзбурга. Прибор награждён Золотой медалью ВДНХ и серебряной медалью Всесоюзного слёта юных изобретателей. Эта умная машинка обнаруживает и  разбивает бутылки непосредственно в карманах и других местах (вплоть до интимных), если злоумышленник  пытается пронести  более пяти единиц одноимённого изделия. Таким образом,  разбитые в карманах (и в других нательных местах) бутылки, при посредстве устройства "проходка" активно борются не только с хищениями соцсобственности, но и резко (на 213,7 %) усиливают борьбу с пьянством и алкоголизмом, согласно предпоследним и самым последним постановлениям партии и правительства по вопросам борьбы с пережитками прошлого, настоящего и будущего в нашей  великой стране…  

Школьников остался доволен полнотой  ответа, хотя и не обещал, что проверка сигналов трудящихся прекратятся. Несознательные жители  города продолжали строчить пасквили во все инстанции. Хочу признаться  честно и откровенно, что из-за меня Аркадий Израилевич тоже имел пару неприятных минут. Ответьте, пожалуйста, на простейший вопрос: если, к примеру, в Воркуте никогда не было,  нет и теперь уже наверняка не будет мехового ателье Литфонда, где бы мне, согласно  заслугам в области художественного свиста, полагалась шапка из драного кролика, то не легче ли было подъехать на промтоварную базу к Якову Моисеевичу Голубу и купить у него за наличные ондатровую шапку? Или ко мне в гости пообещал зайти заслуженный артист Чечено-Ингушетии  Иосиф Давидович Кобзон, гастролировавший (на заре предстоящей славы) в нашем городе, так что, я должен был поить будущую звезду сивухой вологодского разлива или же быстренько сбегать в ресторан «Север» к Боре Кацу и взять у него пару бутылок "армянского"? А  настоящий  советский человек всё это безобразие видел и писал, писал, писал…

В завершение контрольно-проверочной поездки на Крайний Север председатель Комитета лично посетил ликёро-водочный завод, где в специализированном магазине купил (за наличные) бутылку водки "КВ", что в переводе с местного диалекта означало (ни в коем случае не одноимённый "Коленчатый вал"). Это означало "Коган-Воркутинский"! И с тем сувениром высокопоставленный московский школьник отбыл в столицу для продолжения полноценного и всеобъемлющего народного контроля…



Аркадию Когану (в центре) – 97. Первый слева - Давид Зильберман; первая справа - Ада Коган (дочь Аркадия и жена покойного режиссёра Роберта Седлецкого). Нью-Йорк, май 2008

А жалобы (с чистыми правдами и грязными вымыслами) в адрес Когана ехали и летели в Москву, как летят перелётные птицы в полярной пурге снеговой. В конечном счете вся грязная муть  концентрировались в одних чистых руках. Это были руки  замминистра угольной промышленности по кадрам Фёдора Кузюкова. Сей высокий начальник отличался стойкой нелюбовью к Когану. Всеми своими  геройскими  силами (он был Герой соцтруда) Кузюков яростно вычёркивал Аркадия Израилевича из  наградных, выездных,  премиально-поощрительных и прочих приятных списков. С особым рвением и злорадством он препятствовал награждению начальника УРСа орденом Ленина по случаю его 60-летия. И таки добился успеха. Но Когана невозможно было ни сломить,  ни запугать, если родина родная и родная наша мать не наградили высшим орденом.  Подумаешь, кто увидит силуэт Ильича на парадном костюме среди более крупных (по габаритам) знаков отличия?! К тому же, парадный  костюм надевается раз в год по большим  праздникам. А вот стать почётным гражданином города, заслуженным работником торговли России, кавалером Знака «Шахтёрская слава» (он же, как шахтёр, всё добывал из-под земли), заслуженным работником народного хозяйства Коми Республики, трёхкратным обладателем значка "Отличник соцсоревнования СССР" и  пятикратным ударником коммунистического труда - это я понимаю! И ты, уважаемый читатель, понимаешь тоже!)…

Я пользовался слухом из высоких еврейских источников (в Минуглепроме СССР этих источников было достаточно много, потому что, -  открою тайну, -  у тогдашнего министра Бориса  Фёдоровича Братченко была еврейская жена, а гринером у него работал старик Левин, с которым мы периодически общались). Так вот, я пользовался эксклюзивным слухом, что Кузюков не любил Когана за псевдоним не только имени, но и отчества. Оказывается, по паспорту он был вовсе не Аркадий Израилевич, а Арон Срульевич. И тут я  почти согласен с Кузюковым. Тоже мне псевдоним: Иван Иванович вместо Ивана Никифоровича! На месте Когана я бы подправил не только имя-отчество, но и фамилию. Коганов! Или Когановский! Это звучит гордо! Особенно в ушах тех, кто не знает, что с незапамятных доисторических времён Коганы (Коэны), как и Левитины, Левитаны, Левины (Левиты), были привилегированной кастой среди 12 колен Израилевых…

Вот, например, сотрудник воркутинской «скорой помощи», мой друг - прекрасный врач-поэт-бард (как Розенбаум, но только не лысый и не такой поставленный) - Марк Яковлевич Каганцов, так он не только  «цов» имеет на конце, он ещё имеет поэтический псевдоним Мазлтов. Прекрасный псевдоним! Не то читателю-антисемиту было бы легко догадаться, что ноги Каганцова растут из Кагана, из привилегированной еврейской касты, как и у предыдущего героя. А  Мазлтов - совсем другой коленкор! Получается  "хорошее счастье". Правда, за долгую жизнь я не встречал плохого счастья, если исключить случаи, когда об этом говорят упавшим голосом и при печальном  покачивании  головой: «Ох, это еврейское счастье…» Но, насколько мне известно, Марик Каганцов, будучи моим прекрасным скоропомощным доктором и моим же любимым литературным учеником, во  время избрания псевдонима не знал идиш и не изучал  иврит. Он - сын политкаторжанина, родившийся в неволе, поскольку дети, явлёные миру от «врагов народа», автоматически зачислялись в пожизненные предатели и теряли основные гражданские права. А ведь кто-то великий утверждал, что сын за отца не отвечает.

Марик - замечательный  парень и прекрасный  врач. Как заступил 35 лет назад в скоропомощные воркутинские спасатели, так и трудится  в  этом качестве до сих пор, наращивая мастерство (хотя уже пенсионер).  И  не только врачебное, но и поэтическое. Теперь он специализируется на  "кошМариках",  соперничая с известными "гариками на каждый  день"  Игоря Губермана. Смею утверждать, что некоторые  "кошМарики" не уступают губермановским творениям. Северный юморист не только  родил  и  воспитал  (при  посредстве  своей прекрасной  Иринки) трёх замечательных сыновей, но и выпустил  в  свет  два  поэтических  сборника. Будем  ждать  третьего…

Несколько месяцев назад какие-то недоброжелатели распространили слух, что ушёл из жизни Аркадий Израилевич Коган. Я тут же связался по Интернету с бывшими воркутинцами, которые и в Америке поддерживают тесные связи. "Что за хохмочки? - удивился   мой добрый друг и постоянный интернетовский корреспондент Рэм Валерштейн. - Просто старик лёг в госпиталь на плановое обследование. Если хочешь, позвони ему на мобайл…Как настоящий еврей, он собирается жить до 120, а ему только ещё 96!.."

Мэр всея Заполярья


Игорь Шпектор.
В этом году ему исполнится 70

Ещё совсем недавно на разных языках говорили и писали о многогранной  деятельности  воркутинского  мэра. Таки да, он  стал широко известным  далеко  за  пределами  родины.  Как  утверждает  старая  еврейская  поговорка: полюби  меня  некрасивую, а  красивую  и  дурак  полюбит. Игорь Леонидович  полюбил  Воркуту,  когда  она  была  некрасивой,   почти  сплошь  барачной. За эту преданность холодный  город "отомстил"  ему  горячей   взаимностью!..

Где-то в середине  60-х в Воркуте появились  два очень   похожих молодых человека. Их  сходство  было  не  столько  внешним,  сколько  внутренне совпадающим  и  гармонично  созвучным. Примерно  одного  возраста. Оба  инженеры-строители.  Оба занимались  похожим  делом:  один в управлении "Сантехмонтаж", другой - в  управлении "Тепловодоканал". Оба  гордо  носили  княжеские  имена, а  фамилии  отличались  единственной  начальной  буковкой: Шпектор  и  Спектор. 

Самое  главное…Вы  уже,  конечно,  догадались,  в  чём  состояла  их  основная  и  главная  схожесть.  Вы  правы!  Но интернациональную  Воркуту это никогда не интересовало, и она приняла  молодых  инженеров  на  высокие  руководящие  должности. А  одного,  в  конце концов, вообще  вознесла  до небес. Шутка сказать: мэр Воркуты - еврей.  Как мэр Нью-Йорка! Согласен, немножно  другие масштабы.  Но пусть нью-йоркский Майкл Блумберг прилетит  в  Воркуту  и   попробует помЭрить  свои руководящие  силы с Игорем Шпектором, даже при наличии  муниципальных и собственных миллиардов.

Повторяю: о делах Шпектора меня довольно регулярно  информировала  мировая  пресса  в  лице  газет,  телевидения,  радио,  интернета…Вот  он  выступает  с  докладом на  Госсовете республики  с  каким-то  новым  законопроектом. А вот он  - председатель Союза городов Заполярья и Крайнего  Севера России -   присутствует  на  совещании у президента Путина при обсуждении  проблем местного самоуправления. Вот  он, академик (!) Международной  академии  наук,  поднимается  на  высокую трибуну этого уважаемого  форума…И  вдруг фотографии  - (от великого до малого всего один шаг):  в  воркутинском  родильном  доме мэр  держит  на  руках  двух  младенцев, а  в школе  отвечает  на  вопросы  учеников.  Мне  с  давних пор известно, что Игорь Леонидович очень  любит  детей (не меньше,  чем процесс их произвдства). А вот,  -  в обнимку  с хохочущей   Ларисой  Долиной. А  это -  "по  шампани"  с Валерой Леонтьевым - бывшим  воркутинцем. Как раз в то  самое  время, когда Игорь  Шпектор начинал свою деятельность в Воркуте, будущий звёздный  мальчик делал робкие  шаги  на сцене воркутинского  Дворца  шахтёров с единственной  песенкой "Про бранд-майора".

В 2003 году в жизни воркутинского мэра случился юбилей: Игорю  Леонидовичу исполнилось 65. И  был,  как  говорят  евреи,  не просто  фонтан. Было целое  Средиземное  море тёплых (даже  горячих!) поздравлений. Я  тоже  хотел  послать ему свой привет, но  вдруг подумал:  юбиляр  небрежно  покрутит  в пальцах красивую  заграничную бумажку,  но  даже  не  вспомнит  мою  фамилию. И  будет  совершенно  прав. Ведь  мы официально  не знакомы. Мы ни разу не посидели за приличным дружеским столом с фаршированной  рыбой,  уже не говоря о том, что даже не опрокинули  по "гранёнке" на  лютом морозе при  закладке или  сдаче  какого-нибудь стройобъекта. Отсюда  законный  вопрос: откуда  этот Гринер, давно живущий  в каких-то заграницах, достаточно много знает о теперешних (и  прошлых) делах воркутинского мэра?..

Древняя  еврейская  мудрость гласит: если бы портной  Шмулик сделался  вдруг царём, так  он имел бы немножко больше, чем  любой царь. За  счёт  чего? - спросите вы. И я отвечу: он бы еще немножко шил. В  своё время  я  тоже  имел  немножко  больше рядового  представителя моей  профессии. Используя  кое-какие  каналы  в  руководящих сферах, я  бескорыстно  устраивал  в Воркуте ребят  с  моей любимой  улицы. Но устраивал далеко не всех, кто  просился  на  Север за  длинным  рублём. Я устраивал  только  очень  надёжных  и  честных. Сегодня мог бы  доложить  господину мэру,  что среди  моих  протеже были два  человека, имевших к нему не самое последнее  отношение. 

Один  из  моих  людей - Вадим  Купрюхин,  бывший  главный механик  управления "Сантехмонтаж". Согласно неполному собранию  сочинений устных воркутинских историй, в своё время Игорь Шпектор и парень с моей улицы  имели  дружеские  сантехмонтажные отношения, которые, само собой, бывали тесно связаны с "брудершафтами" и  "гранёнками". Порой  это случалось  в  суровых  условиях,  когда  не  только  стекло  приваривалось к губам, но превращалось в ледяную шугу сорокаградусное  содержимое  стакана. "Разваривать" этот сплав был приставлен второй мой человек - Николай  Пономарёв, электросварщик филигранного  уровня.  Вот  эти  два "шпиона" регулярно и  восторженно  докладывали  мне  о  деятельности  Игоря Шпектора  на  боевом посту главного  инженера  "Тепловодоканала".  Пост  был  поистине  боевой,  как  у  врача  "скорой  помощи", пожарника, горноспасателя. Ведь когда  в  тридцатиградусный мороз выходит из строя система отопления   стоквартирного  дома  с  его  полутысячей  жильцов, то…вы  поняли, господа  евреи, о  чём  я  говорю?.. Мурики-шкурики  пробежали  по  вашему  телу?..

Деятельность Шпектора в Воркуте совпала с  тем  неповторимым  временем, когда  полным  ходом  шла  реконструкция  шахт  (но не  их умирание),  а  город  сметал  с  лица  тундры  лагерные  бараки  и  застраивался многоэтажным жильём. Не надо быть большим  специалистом, чтобы понять: одна благоустроенная квартира (с  унитазом и ванной)  расходует ежесуточно  столько  же  воды,  сколько  население  целого  барака. А где эту воду  взять? Возможности  городской  реки были  исчерпаны: Воркута  мелководна, в  иные  зимы  промерзает почти  до  дна.  И  здесь   громко заговорили  об  Усе. Причём  не  просто  о  водозаборе с  этой достаточно  мощной  реки. Заговорили  о  строительстве  водозаборной  плотины. Но, во-первых,  до  Усы  почти десять километров;  во-вторых, еще  никто  в  мире  не  строил  плотин  на  вечной  мерзлоте.  А  воркутинцы  построили! Нужно ли  говорить о доле участия в этом проекте главного инженера управления "Тепловодоканал"  Игоря  Шпектора?!

Пока  строилась плотина,  по  тундре  тянули  трассу  будущего  водовода:  сваривались  гигантские  плети  труб. Самые сложные  участки были доверены моему другу детства, ближайшему ирпенскому соседу - Николаю Васильевичу Пономарёву - филигранщику своего дела. Каждый шов  проверялся  специальной  аппаратурой   и  ставился  автограф исполнителя. Председателем постоянной комиссии по контролю  и  приёмке  всех  работ  был,  естественно, Шпектор. Там  он  и  проявил  себя  незаурядным  организатором. 

И вот вам  байка  из  тех  времён. После  проверки  очередной   трубной "плети" был  чёткий  доклад с отдаванием чести  под козырёк  пыжиковой  шапки:
- Участок Усинского  водовода  от  пикета  №99  до  пикета  №100  сдал   представитель генерального подрядчика  Юрий  Спектор!
- Участок Усинского  водовода  от пикета  №99 до пикета №100  принял  представитель генерального заказчика Игорь Шпектор! Вольно! Наливай!..

Печально,  что  не  только  уехали  из  Воркуты,  но   и  ушли  из  жизни  ребята   с моей  улицы. Вадим  Купрюхин  умер на моих  руках  совсем  ещё  молодым,  сорокапятилетним.  Похоронили и Колю  Пономарёва. Остались  от  этого  доброго  человека  многочисленные  автографы  на  усинской  трубе,  которая,  надеюсь, ещё  долго  будет  поить  город  своей  прозрачной  водой…

Продолжение следует

Количество обращений к статье - 6643
Вернуться на главную    Распечатать

© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com