Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Взгляд
Хеврон – несмотря ни на что
Пётр Люкимсон, «Новости недели»

Так случилось, что в тот день, когда начались празднования 25-летия со дня основания ХАМАСа, автор этих строк с большой группой религиозной русскоязычной молодежи оказался в поездке по Иудее. Из мечетей окрестных деревень неслись усиленные динамиками речи проповедников. В голосах ораторов вибрировала ненависть, доходя до апогея, чуть стихая и снова захлестывая собой округу. Впрочем, как утверждали знатоки, это была ненависть не только и даже не столько к евреям и Израилю, сколько к Абу-Мазену и всему нынешнему руководству ПА - ХАМАС явно готовится к захвату власти над всей автономией.

Все электронные СМИ сообщали о том, что в Хевроне неспокойно, и в какой-то момент у организаторов нашей поездки даже возникла мысль отменить ее. Но известный художник и русскоязычный гид по Хеврону (иногда его еще называют "хевронским сталкером") Шмуэль Мушник поспешил успокоить: в ситуации нет ничего неординарного, а волнения, если и происходят, то совсем не в той части города, где нам предстоит провести субботу. Словом, в Хевроне наблюдалась обычная для Ближнего Востока ситуация: если в пятистах метрах от вас стреляют и гремят взрывы, то это отнюдь не значит, что вы не можете посидеть в кафе и выпить чашечку кофе...

ДОРОГА ЖИЗНИ

То, что наша группа - далеко не единственная прибывшая в Хеврон для того, чтобы совершить субботнюю экскурсию по городу праотцев, стало ясно уже когда мы оказались на вечерней молитве в пещере Махпела. В предпоследний день Хануки здесь собрались сотни людей, и молитва шла сразу в нескольких залах. В одном из них по уже многолетней традиции молились на мелодии замечательного еврейского композитора и раввина Шломо Карлебаха. В другом молитву вел один из лучших хазанов Иерусалима, и его баритон невольно завораживал.

Уже по пути от Кирьят-Арбы к Хеврону стало ясно, что слова о том, что безопасность нам обеспечена, и туристы в любое время могут безбоязненно приезжать сюда, были отнюдь не пустым звуком. По всей дороге через каждые 30-40 метров стояли патрули, да и на крышах многих домов были видны ребята в зеленых беретах МАГАВа («Мишмар а-гвуль» - пограничная охрана).



Одновременно именно здесь, в Хевроне, становится особенно понятно, что разделить евреев и арабов так, чтобы при этом Израиль сохранил за собой контроль над пещерой, в которой покоятся праотцы и праматери еврейского народа, невозможно - ни на карте, ни в реальности. Неширокая дорога от Кирьят-Арбы к Хеврону идет мимо арабских домов, и вольно или невольно евреям приходится сталкиваться с их жителями.

Не случайно в прошлом именно в районе этого коридора было совершено немало терактов, и именно здесь в начале второй интифады попали в засаду подполковник Вайнберг и его бойцы, о чем и напоминает установленная на месте того кровавого ночного боя мемориальная доска.

Уже утром мне довелось видеть, как спешащие на молитву евреи обмениваются вполне дружелюбными приветствиями со стоящими в проемах дверей арабами. Причем, речь шла, судя по всему, о своеобразном ритуале, и все его исполнители давно знакомы друг с другом. В этот момент мне невольно вспомнились события 1929 года - тогда хевронские евреи наотрез отказались от размещения в городе отряда самообороны Хаганы, заявив, что у них прекрасные отношения с арабскими соседями, а появление в городе вооруженных людей может, наоборот, спровоцировать напряженность. Спустя пару дней те же «хорошие» соседи убивали евреев и громили их дома. Но были и те, кто прятал в своих домах евреев - и это тоже не стоит забывать.

На вопрос о том, какие у евреев Хеврона и Кирьят-Арбы взаимоотношения с местными арабами, Шмуэль Мушник отвечает коротко: "Сейчас - практически никаких!" Но тут же вспоминает, что в Старом городе и сегодня есть араб - владелец скотобойни, с которым он ведет вполне миролюбивые беседы.

- Было время, когда я, да и любой другой еврей, вполне мог зайти в арабское кафе в районе рынка, чтобы передохнуть и выпить чашечку кофе, - продолжает вспоминать Мушник. - Следует понять, что далеко не все арабы поддерживают террористов. Наоборот, немало тех, кто хотел бы мирно сосуществовать с евреями и торговать с ними, но им этого не дают делать. Помнится, когда-то я был знаком с портным, очень приличным человеком (нужно знать Мушника, чтобы понять, как много значит такой комплимент из его уст! - П. Л.). Так вот, в 1996 году он пришел ко мне домой и умолял голосовать за Нетаниягу. По той простой причине, что к тому времени большинство арабов Хеврона уже поняли, что такое жить под властью Арафата, и втайне мечтали, чтобы город остался под полным контролем Израиля.

Когда я спросил Шмуэля о взаимоотношениях с арабами одного из стоящих на посту магавников, тот ответил почти так же:
- Мы с ними не общаемся. Наше дело - обеспечивать безопасность евреев, а не общаться с арабами. Контакт возникает лишь тогда, когда кто-то из них начинает угрожать нам или какому-либо гражданскому лицу, - в этом случае мы должны среагировать.

И, видимо имея в виду недавнюю историю ликвидации террориста с игрушечным пистолетом, закончил:
- Как вам известно, реагировать мы умеем. Арабы это тоже знают, и только поэтому подобных инцидентов немного.

КАК ЖИВЕШЬ, ХЕВРОН?


Как известно, в рамках Хевронских соглашений 1996 года Хеврон, по сути дела, разделен на три части. Одна из них, составляющая порядка 3-4% от территории города и населенная евреями и арабами, находится под полным контролем Израиля. Вторая включает в себя практически всю оставшуюся часть города - под полным контролем властей ПА. И, наконец, есть небольшая зона, где наблюдение за порядком осуществляется совместно силами ЦАХАЛа и палестинской полиции. Нам, естественно, предстояло познакомиться с зоной, полностью подконтрольной Израилю.



Экскурсия по Старому городу Хеврона начинается с требования сдать оружие тем, у кого оно есть, и инструктажа офицера ЦАХАЛа.
- Прежде всего, помните, что мы - всюду, и вы находитесь в полной безопасности. По дороге вы не заговариваете с арабами, не заходите в их лавки и ничего у них не покупаете. Не отставайте от группы. В случае, если что-то произойдет, не впадайте в панику, ни в коем случае не разбегайтесь в стороны, а держитесь возле своей группы. Мы немедленно вмешаемся и устраним опасность. Вот и всё, можете проходить… - говорит он.

Однако не прошло и минуты, как нас попросили вернуться назад - на соседней улице "что-то" все-таки произошло. Мушник уже собирался вести группу другим путем, но тут нам снова дали разрешение на выход.

Мы начинаем двигаться в сопровождении не менее шести солдат и трех девушек-военнослужащих, одна из которых держит на поводке собаку, натренированную на поиск взрывчатки. Двое солдат следуют впереди, еще двое по бокам и двое замыкают нашу группу с хвоста. Одновременно с нами проводится экскурсия еще для двух групп. Одна из них состоит из молодых хабадников, другая - из американских евреев. За нами со стороны, оттесненные солдатами, с явным интересом наблюдают несколько десятков арабских подростков, а также небольшие, по 2-3 человека, группки западных журналистов с клетчатыми палестинскими платками на плечах и с профессиональными фотокамерами. Последние явно надеялись запечатлеть хоть какую-то, пусть и самую незначительную стычку солдат и туристов с местным населением, и сопровождали нас почти до конца. Краем уха я слышал, как сзади от меня переговаривались девушки-военнослужащие.

- …Ну и черт с ними, пусть снимают! Мы на своей земле, которую у нас украли! - сказала одна.
- Идиотка! - ответила другая, натягивая каску поглубже на глаза. - Армия рано или поздно закончится. Представь, что сейчас что-то произойдет, тебя заснимут, и этот снимок обойдет весь мир. Черта с два ты тогда выедешь куда-нибудь за границу. Англичанам ты эти майсы про свою землю не продашь!

Думаю, эта девушка, боящаяся фотокорреспондентов куда больше, чем террористов, - не единственная. Таких среди солдат немало. Как выяснилось чуть позже, любимый трюк наших коллег из западных СМИ - это подговорить арабских мальчишекза пару-тройку долларов побросать камни в солдат ЦАХАЛа, а затем заснять, как "израильские оккупанты" бросаются на палестинских детей. Именно поэтому и были введены инструкции, запрещающие открывать в ответ на метание камней стрельбу даже резиновыми пулями.

Тем временем мы в полном молчании проходим по арабскому рынку. Окружающие дома смотрят на нас зарешеченными окнами. В некоторых окнах выбитые стекла кое-как закрыты фанерой (при том, что зимой в Хевроне довольно холодно!) - свидетельство вопиющей бедности их обитателей. Время от времени на балконе одного из них появляются дети, и кто-то из солдат делает в их сторону жест автоматом, требуя зайти внутрь. Дети продолжают стоять, и тогда из двери возникает женская рука, которая силой втягивает их в квартиру. Зрелище это, честно говоря, малоприятное, и в такой момент начинаешь понимать палестинцев, которые говорят о "тяготах оккупации".



Но ведь все могло быть совсем по-другому, и дела у местных торговцев могли идти куда лучше, если бы они сами выбрали путь сосуществования, а не конфронтации и террора. Да и на улицах, возможно, было бы куда меньше вони, грязи и крыс - за 16 лет, которые все арабские кварталы Хеврона находятся под опекой своего палестинского муниципалитета, последний так и не удосужился улучшить инфраструктуру города.

На стенах домов мы то и дело встречаем надписи на английском "Это Палестина!". Но никакие надписи не могут стереть следы от мезуз, выбитые на стенах магендовиды и ханукальные меноры, а также многие другие свидетельства того, что некогда значительная часть этих строений принадлежала евреям, которые в них молились, изучали Тору, торговали, ремесленничали, лечили местных жителей вне зависимости от национальности…

Уже через пару сотен метров мы натыкаемся на "Палестинский центр по сохранению наследия Хеврона", построенный и существующий на деньги Испании, о чем свидетельствует соответствующая надпись с изображением испанского флага. Чуть дальше нам встречается трехцветный флаг Германии - эта страна, как выясняется, тоже в немалой степени спонсирует деятельность организаций, пытающихся доказать, что Хеврон, включая построенное легендарным царем Иродом здание над пещерой Махпела, - это часть не еврейского, а арабского религиозного и культурного наследия. Ну как тут, скажите, было не вспомнить поговорку о том, что с такими друзьями никакие враги не нужны?! Вопрос о том, как наши испанские и немецкие друзья воспринимают неоспоримые свидетельства того, что в Хевроне всегда жили евреи, вообще повисает в воздухе. Но самое главное заключается в том, что этим своим отрицанием нашего права на колыбель еврейского народа так называемые миротворцы на самом деле не только не приближают мир, а делают его невозможным - и странно, как они сами этого не понимают.

Наконец, наша экскурсия заканчивается, и мы аплодисментами благодарим солдат за охрану. И все-таки было бы куда лучше, если бы туристические группы и в субботу, и в будни могли передвигаться по этому древнему и по-своему прекрасному городу без такого сопровождения. Возможно, тогда и туристов - как евреев, так и неевреев - было бы значительно больше.

БОИ МЕСТНОГО ЗНАЧЕНИЯ

Как выяснилось позже, в тот самый день, когда мы находились в Хевроне, в городе произошел целый ряд событий, которые еще могут получить свое развитие.

Во-первых, в ходе столкновения с патрулем ЦАХАЛа пострадал фотокорреспондент агентства Рейтер. Журналист вынужден был прибегнуть к медицинской помощи, а агентство обвинило ЦАХАЛ в неправомочном применении силы.

Во-вторых, группа хевронских активистов ХАМАСа опубликовала видеозаявление с призывом к началу третьей интифады и провозгласила, что в ответ на убийства палестинцев начнет убивать израильтян и захватывать в плен солдат.

В-третьих, в районе хевронского рынка силы ЦАХАЛа арестовали палестинского полицейского, подозреваемого в связях с террористами.

В-четвертых, в том же районе произошло нешуточное столкновение палестинских полицейских с местными активистами ХАМАСа.

Должен заметить, что я все-таки позволил себе нарушить указание армии и заговорил с каким-то палестинским чиновником (вычислить его оказалось довольно просто: он был в костюме и при галстуке), стоявшим неподалеку от "Палестинского центра по восстановлению Хеврона". Времени у меня было немного, и потому я с ходу задал вопрос о том, насколько велика напряженность в городе?

- Напряженность, безусловно, чувствуется, - ответил он. - И виноваты в этом только вы, израильтяне, и ваша армия. Сразу после голосования в ООН вы стали нам мстить за его результаты. Как не может не быть напряженности, если вы разрушили мечеть в Яте (которая была построена незаконно. - П. Л.)?! Или, скажем, зачем вашим солдатам понадобилось арестовывать нашего полицейского прилюдно, нанося тем самым удар по авторитету палестинской полиции в глазах местного населения, с которым и так немало проблем?! Неужели нельзя было передать нам его данные, и мы бы сами выдали этого полицейского Израилю в рамках действующих договоренностей? Иначе, чем сознательными провокациями, я это назвать не могу.

На этом, собственно, наш разговор закончился. Как всегда на Ближнем Востоке, у каждой стороны была своя правда и свои аргументы, на которые вот так, с ходу, трудно что-либо возразить. Но правда заключается в том, что в Хевроне сегодня живут 94 еврейские семьи, а учитывая, что в семьях нередко по 10-12 детей, общее число населяющих Хеврон евреев сегодня приближается к тысяче. И, по их словам, все эти годы в городе идет непрерывная "война Осло", начавшаяся после подписания Норвежских соглашений. Теракты, аресты еврейских активистов, демонстрации левых радикалов, судебные иски вокруг купленных евреями домов - все это лишь очередные бои все той же войны.

Когда я спросил, заселили ли уже евреи "Бейт-Шалом" (как выяснилось, "Шалом" - это фамилия конкретного человека, а потому перевод этого названия как "Дом мира" был ошибочным), Мушник только саркастически улыбнулся. Да, наконец, после многих лет тяжбы суд признал, что покупка дома была совершенно законной. Да, подчиняясь этому решению, министр обороны разрешил его заселение. Но в последний момент движение "Шалом ахшав" подало новую апелляцию в БАГАЦ, и вселение законных хозяев снова было отложено. Замурованным и заброшенным стоит и другой большой дом, приобретенный евреями - "Дом Шапира"…

Уже возвращаясь в сумерках в Кирьят-Арбу, я спросил солдат, как прошел день. - Нормально, - ответили они. - Думали, что может возникнуть напряженность, но было всего два-три мелких инцидента. Рутина…

- Ты сам захотел служить в Хевроне? - не удержался я от вопроса, обращенного к одному из ребят. - Я захотел служить в этом батальоне, - ответил он. - Но я знал, чем он занимается. Так что можно сказать и так, что я сам сюда напросился. По-другому здесь служить трудно.

ПРИЕЗЖАЙТЕ К НАМ В ХЕВРОН


Кажется, по логике вещей Хеврон должен быть одним из центров еврейского и международного туризма в Израиле. Туристический поток, как выяснилось, здесь и в самом деле существует, но складывается он из нескольких зачастую попросту несовместимых друг с другом составляющих.

- Значительную часть туристов, приезжающих сюда ради того, чтобы посмотреть на пещеру Махпела, составляют религиозные евреи из Израиля и различных стран мира, а также христиане-евангелисты. В основном из США, но есть группы и из Кореи и ряда других стран. В последнее время мне довелось несколько раз вести по Хеврону группу евангелистов из России - оказывается, там это христианское течение в последние годы тоже набирает силу, - рассказывает Шмуэль Мушник. - Вместе с тем есть и группы христиан, придерживающихся откровенно антисемитских взглядов и приезжающих сюда, чтобы еще раз убедиться, что евреи - это "мировое зло". Есть "радикальный туризм", то есть посещение Хеврона израильскими и зарубежными левыми радикалами для ознакомления со "зверствами израильских оккупантов" и организации демонстраций и очередных провокаций. Что самое интересное и показательное - мусульманского туризма в Хеврон почти нет. Если кто-то и приезжает, то небольшие группы индийцев-мусульман из Индии. И это еще раз доказывает, что на самом деле никакого особого исторического и религиозного значения Хеврон для мусульман не имеет.


Лично у меня сложилось впечатление, что огромный туристический потенциал Хеврона до сих пор не реализован. Между тем, несмотря на все трудности, в Хевроне можно и должно проводить экскурсии, и министерству туризма стоило бы рекламировать их гораздо более активно, чем это делается сегодня. А заодно и разбить стереотипы о том, что прогулка по Хеврону небезопасна - на самом деле она не опаснее, чем экскурсия по Старому городу Иерусалима. И уж точно, не менее впечатляюща. Именно здесь, в Хевроне, в самом древнем городе Эрец-Исраэль, как нигде ощущается дыхание вечности. Именно здесь Тора из некоего умозрительного текста становится реальностью. Ну а сказок и легенд о Хевроне сложено, пожалуй, даже больше, чем о любом другом городе Израиля. Так что добро пожаловать в Хеврон!

Количество обращений к статье - 1901
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (6)
Гость S. | 31.12.2012 18:22
Формально и юридически Хеврон в миниатюре отображает положение евреев в нем,примерно таким же, каковым оно является во всех поселениях Иудеи и Самарии.У них и общая не легкая судьба со всеми не разрешимыми в обозримом будущем политическими проблемами.
Ж.Букова | 30.12.2012 15:22
Я несколько раз проезжала через Хеврон на автобусе по дороге в Иерусалим. Арабский город на тот момент. Я не говорю об истории, а о том, что 99% населения на момент отдачи были арабы.
И что мы хотели делать с Хевроном? В чём проблема? В том, что исторически он когда-то был еврейским? Был, верно, но целые поколения наших политиков ничего не делали для того, чтобы остановить арабскую экспансию, не Нетаниягу. Факт был налицо! Отдал то, что уже по факту нам не принадлежит! По факту! Увы!
Объявлять Хеврон неофициальной второй столицей Израиля? Конечно можно, если есть желание быть смешным.
Гость | 30.12.2012 14:40
почему бы не объявить Хеврон - пусть неофициальной - но второй столицей Израиля?
Гость | 28.12.2012 17:48
Хеврон был передан арабам Натаниягу "под давлением" бывшего президента США Билла Клинтона. Ословское соглашение было заключено "под давлнением" Билла Клинтона. Прекрасная Моника также не смогла устоять
"под давлением" Билла Клинтона. Но запрет на строительство жилья для евреев Израиля Натанигу принял "под давлением" Госсекретаря США Хиллари Клинтон.
Гость | 27.12.2012 11:43
..."Мы начинаем двигаться в сопровождении не менее шести солдат и трех девушек-военнослужащих, одна из которых держит на поводке собаку, натренированную на поиск взрывчатки. Двое солдат следуют впереди, еще двое по бокам и двое замыкают нашу группу с хвоста."...
спасибо продажной шкуре пэресиденту и болтуну-премьеру за ТАКИЕ экскурсии в СВОЕЙ стране!
Ж.Букова | 27.12.2012 09:35
Очень интересно. Спасибо.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com