Logo
18-29 сент. 2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
08 Сен 18
08 Сен 18
08 Сен 18
08 Сен 18
08 Сен 18
08 Сен 18
08 Сен 18
08 Сен 18
08 Сен 18











RedTram – новостная поисковая система

Времена и имена
Двойная жизнь
Александр Гордон, Хайфа

Фрагмент из готовящейся к печати книги


В 1783 году на сцене Берлинского театра состоялась премьера пьесы Готхольда Эфраима Лессинга «Натан Мудрый». Спектакль стал литературной и театральной сенсацией и потрясением для Германии, а, может быть, и для всего христианского мира. До сих пор евреи считались и изображались аморальными и презренными. Это положение хорошо описал Вальтер Скотт в романе "Айвенго" (1819): "…его (Исаака из Йорка – А. Г.) опасения были простительны, если принять во внимание, что в те времена не было на земле, в воде, в воздухе ни одного живого существа, только, пожалуй, за исключением летающих рыб, которое подвергалось бы такому всеобщему, непрерывному и безжалостному преследованию, как еврейское племя. По малейшему и абсолютно безрассудному требованию, так же как и по нелепейшему и совершенно неосновательному обвинению, их личность подвергалась преследованиям, а имущество отнималось. Норманны, саксонцы, датчане, британцы, как бы враждебно ни относились они друг к другу, сходились в общем чувстве ненависти к евреям и считали прямой религиозной обязанностью всячески унижать их, притеснять и грабить". Герой Лессинга Натан, житель Иерусалима во время крестового похода, - умный, благородный, дальновидный человек, выразитель идей Просвещения. Лессинг бросает вызов Шекспиру, его антиеврейскому показу еврея Шейлока в пьесе «Венецианский купец».

Пьеса Шекспира «Венецианский купец» (1596) считается комедией. Однако для евреев она стала трагедией, ибо образ Шейлока оказался значительным вкладом в антисемитизм. Еврейский ростовщик Шейлок требует фунт мяса с тела венецианского купца Антонио за просроченный вексель. В образе Шейлока отражены два популярных антиеврейских стереотипа: 1) евреи угрожают здоровью христиан, 2) евреи-ростовщики завладевают чужим имуществом. Юдофобы использовали шекспировский текст против евреев. Хотя в Англии не было собственных евреев с конца XIII до середины XVII века, это не означало, что не было юдофобских литературных произведений. Один из основателей английской литературы Джеффри Чосер, ещё в XIV веке, за два столетия до Шекспира, написал «Рассказ настоятельницы» («Кентерберийские рассказы»), в котором описал убийство Малыша Хью, восьмилетнего христианского мальчика, убитого евреями в ритуальных целях. Чосер никогда не видел ни одного еврея, так как в его время их уже давно изгнали из Англии, тем не менее, этот классик английской литературы сочинил кровавый навет на евреев, основанный на ложных слухах, не совместимых с принципами иудаизма. Шекспир никогда не видел евреев и писал образ Шейлока на материале юдофобской пьесы знаменитого английского драматурга Кристофера Марлоу «Мальтийский еврей» (1592). Марлоу также не встречал евреев. У Шекспира, однако, был, по-видимому, ещё один источник антиеврейского вдохновения. В заговоре против королевы Елизаветы, помимо графов Эссекса и Саутхемтона, покровителя Шекспира, был обвинён португальский врач, крещёный еврей, марран Родриго Лопес, личный врач королевы, признавшийся под пыткой, что стремился отравить её по заданию испанского короля за 50000 дукатов. Лопеса обвиняли в шпионаже в пользу Испании и попытке убить королеву. Хотя Лопес был крещёным евреем, на судебном процессе его именовали «еврейским врачом-убийцей», похоже на «врачей-отравителей» 1953 года в СССР. Шекспир был вдохновлён судебным процессом против заговорщиков, за которым следил с вниманием и волнением.

Пьеса Лессинга была запрещена во Франкфурте и Вене и вскоре сошла со сцены. Лишь восемнадцать лет спустя совместными усилиями Гёте и Шиллера она была поставлена на сцене Веймарского театра (1801), но к тому времени уже не было в живых её автора, пессимистичного в отношении успеха пьесы в германском театре, и его друга, прототипа главного героя, философа Моисея Мендельсона.

Лессинг устами Натана утверждает, что главное в религии не вера, а моральное поведение. Его герой озвучивает принципы Просвещения: терпимость, братство и любовь ко всему человечеству, а не только к единоверцам и соплеменникам. Даже «Кандид» Вольтера не вызвал такую ярость «немцев» и «христиан», как «Натан Мудрый». Реакция евреев на пьесу была прямо противоположной. Они увидели на сцене немецкого театра гордого еврея с независимыми взглядами, представителя древней культуры. Немецкие евреи были воодушевлены невиданной перспективой. Они ошибочно считали, что пьеса представляет собой чуть ли не билль об их гражданских правах, хотя речь шла лишь о литературном произведении, о нравственной аномалии, о редчайшем отступлении от немецкого отношения к еврейскому народу. Прототип Натана Моисей Мендельсон, наследник богатой еврейской культуры, смуглый горбун маленького роста, стал властителем дум германской интеллектуальной элиты. Великий художник Лессинг вывел на сцену великого еврея. Автор и его герой стояли у истоков трагедии о крушении больших надежд еврейского народа в Германии.

Моисей Мендельсон (1729-1786), сын писца Торы из города Дессау (Германия), философ и мыслитель, победил своего знаменитого коллегу Иммануила Канта на конкурсе Прусской академии наук: Академия вручила Мендельсону первый приз за сочинение «Свидетельства в метафизических науках» (Кант получил второй приз). Религиозный еврей Моисей Мендельсон, не получивший образования в германских университетах, покорил великих немецких писателей и мыслителей. Лессинг и Кант, Шиллер и Гёте преклонялись перед ним. Гёте посетил Берлин в мае 1778 года и «не встретился ни с одним поэтом, а только с Мендельсоном». Мендельсон был для Канта «самой важной личностью». Немецкий философ хотел «поддерживать постоянную связь с подобным человеком, имеющим столь мягкий и живой характер и столь светлую голову…» Прусская академия наук единогласно избрала Мендельсона, «немецкого Сократа», академиком, но Фридрих Второй не утвердил избрание. Президент Академии известный французский математик и астроном Пьер-Луи де Мопертюи вторично подал просьбу об избрании Мендельсона, но король наложил на неё вето. Мопертюи заявил, что для присоединения к Академии Мендельсону не хватило только одного – крайней плоти.

В книге «Иерусалим» (1783) Мендельсон пытался показать, как его версия еврейской жизни, основанной на разуме, полностью соответствует главным идеям Просвещения. Можно быть евреем, соблюдающим заповеди, и просвещённым немцем. Он считал, что евреи – культурная, религиозная, но не национальная группа. Мендельсон продолжал соблюдать заповеди религии и при этом требовал перемен в ортодоксальном иудаизме. По его мнению, ортодоксальные евреи теряют творческий импульс и слишком много заняты пассивным самооплакиванием вместо действий. Он критиковал евреев и антисемитов. Евреям он говорил: «Примите обычаи и законы страны, в которой вы живёте, но придерживайтесь веры отцов». Противникам евреев он говорил: «Вы связываете нам руки и обвиняете нас в том, что мы не можем ими двигать». Он требовал, чтобы евреи одевались, как немцы, и настаивал на ограничении власти раввинов. Он критиковал религиозный истеблишмент за пренебрежение светским образованием. Он считал, что традиционное, только религиозное воспитание молодёжи ослабляет, а не усиливает народ. Он был уверен, что упорная изоляция от всего нового наносит немецким евреям большой вред. Мендельсон считал, что евреи больше не могут быть нацией внутри нации. Соблюдавший заповеди еврейской религии, Мендельсон считал, что ортодоксальное еврейство мешает народу стать полноценным членом цивилизованного общества и что евреи не могут себе позволить окаменеть в своём национальном развитии. По его мнению, традиционное еврейство теряет свой творческий потенциал, закрываясь в еврейской среде. По Мендельсону, подлинная вера «не признаёт никакого авторитета, кроме логического убеждения... рационализм – путь к счастью». Рациональный же подход, по его мнению, не допускает оторванности евреев от культурных ценностей нееврейского мира. Мендельсон утверждал, что изоляция еврейства от немецкой культуры обедняет не только евреев, но и немцев. Когда появилась его книга «Иерусалим», великий немецкий философ Иммануил Кант написал, что автор - уникальный мыслитель, ибо способен думать одновременно о пользе немецкого и еврейского народов. После выхода в свет книги «Иерусалим» Мендельсон получил от Канта письмо, полное похвал, в котором тот выражал уверенность, что такого свободомыслия, глубокого и оригинального мышления не существует ни в одной религии. Кант считал, что Мендельсон намного опередил всех христианских идеологов. Он выразил надежду, что христианские церкви последуют примеру идеолога иудаизма Моисея Мендельсона.

В книге «Иерусалим» Мендельсон требовал отделения религии от государства. Это восстановило против него правление еврейской общины Германии, так как применение этого принципа в еврейском обществе могло способствовать ослаблению власти раввинов. Еврейские общины германских государств взвешивали отлучение Мендельсона по примеру амстердамской общины, изгнавшей Спинозу. Однако слава Мендельсона была так велика, что раввины не решились подвергнуть его остракизму.

Еврейское просвещение, Гаскала (Просвещение), выступало за синтез еврейской культуры в мировой. Его идея состояла в том, что еврей мог оставаться евреем и пользоваться всеми гражданскими правами страны проживания, но для этого требовалось разомкнуть общину и открыть её для получения нерелигиозного образования. Мендельсон не только требовал включения светских наук в программу обучения молодёжи, но и считал, что лишь самые одарённые мальчики должны изучать Мишну и Талмуд. В сущности, Мендельсон следовал по пути Маймонида, большого знатока и последователя Аристотеля, на учение которого он опирался при написании своих книг. Маймонид получил хорошее светское образование, изучив, помимо философии, математику, астрономию и медицину. Мендельсон был согласен с Маймонидом в том, что религиозные истины могут быть доказаны разумом. Маймонид был первым, кто заявил, что в случае, если Пятикнижие противоречит логике, необязательно понимать это место буквально: «всякое место из Писания, которое может быть опровергнуто доказательством, не принимается прямо» («Путеводитель растерянных» -1187 -1191). Ахад Гаам (Ашер Гинцберг, 1856-1927), известный еврейский публицист в статье «Верховенство разума (1905) так описывает то, что считает квинтэссенцией книги «Путеводителя растерянных»: «идите – говорит он (Маймонид – А. Г.) своим заблудшим ученикам – только за разумом, и религию толкуйте так, чтобы она согласовывалась с разумом. Ибо разум – цель человека, религия только средство к цели». За эту позицию ортодоксальные интерпретаторы, включая Нахманида, критиковали Маймонида, как их единомышленники выступали через шестьсот лет против Мендельсона.

Известный немецкий философ-неокантианец, религиозный еврей Герман Коген (1842-1918), единственный полный профессор философии в Германии, получивший это звание без крещения, возможно, последний последователь Маймонида, полагал, что иудаизм - первая религия, которую можно квалифицировать как «религию разума». По его мнению, Германия является единственной страной, в которой разум и религиозное чувство легко могут сочетаться благодаря её философскому идеализму. Гармоничное сосуществование немцев и евреев – вывод Когена из его представлений об особенностях обоих народов. Своё заключение об идиллии совместного проживания немцев и евреев Коген сделал во время ожесточённой дискуссии с историком-антисемитом фон Трейчке, называвшим евреев «нашим несчастьем». Коген безуспешно пытался уговорить своего студента по Марбургскому университету Бориса Пастернака остаться в Германии, продолжить изучение философии и обратить внимание на «религию разума» (эта попытка описана в моём очерке «Поверх испанских барьеров» в книге «Этюды о еврейской дуальности»).

Мендельсон был религиозным евреем. Он верил в божественное откровение, но доказывал, что истины иудаизма, как основанные на разуме, не нуждаются в откровении. Почти всё, что он написал в последние семнадцать лет жизни по-немецки и на иврите, предназначалось для проведения гражданской и культурной реформы жизни евреев в Германии. Он призывал к замене священных текстов, переведенных на идиш, на тексты на иврите. Он считал, что грубые переводы на идиш искажают красивую поэтику и глубину оригинала на иврите. Он убеждал евреев в необходимости оживить иврит и вместе с тем использовать немецкий язык, который, по его мнению, освободит, возвысит евреев и выведет их из гетто. Он перевёл Библию на современный ему немецкий язык (1778). Немецкие евреи, включая его собственных детей, отвергали иврит и тянулись к немецкому языку. Переводом Библии на немецкий язык он хотел ознакомить своих детей с Книгой. Его перевод во многих местах выгодно отличался от перевода Лютера. Франц Шуберт взял текст Мендельсона для мелодии к псалму 23. Внук философа, знаменитый композитор Феликс Мендельсон-Бартольди предпочёл для того же отрывка текст Лютера.

По сути, Мендельсон стал предтечей еврейского либерализма. Еврейский либерализм отличался от европейского либерализма ХIX века, ибо родился на волнах эмансипации, явления особенного, характерного только для евреев. Его идеология с самого начала была похожа на классический либерализм с его веротерпимостью и отделением религии от государства. Однако «еврейский акцент» в этом либерализме легко ощутим. Он был результатом стремления евреев снять с себя традиционный облик обитателя местечка или гетто, читающего и изучающего одну единственную книгу, единственную в своём роде Книгу, но только одну. Еврейский либерализм должен был решать две противоречившие одна другой задачи: 1) «улучшить» и «модернизировать» еврея, показав его «нормальность» и «равенство» не евреям, 2) не потерять собственно сущность еврейства, которая, по определению, не должна подвергаться изменениям. В Германии либерализм по-еврейски стал ассоциироваться с реформизмом в иудаизме, а затем с равнодушием к религии и с санкционированным законом 1876 года о выходе из еврейской общины без обязанности присоединяться к другой религиозной общине. Еврейский либерализм в Германии получил большой удар в день убийства министра иностранных дел еврея Вальтера Ратенау в 1922 году.

Либерализм евреев начался с движения Гаскала, пересматривавшего традиционные национальные ценности и освобождавшегося от того, что считалось «средневековым» в иудаизме. Моисей Мендельсон был вождём немецкой Гаскалы. Призывы к ассимиляции еврейской культуры в мировой дали толчок к ассимиляции немецких евреев в германском обществе. Либерализм Мендельсона привёл к радикальным и скорее всего неожиданным и неприятным для него результатам: четверо из шести его детей и восемь из девяти его внуков крестились.

В довоенных Германии и России либерализм евреев конкурировал с их радикализмом. После окончания Первой мировой войны и революций в России, Германии и Венгрии ношение звания революционера стало для евреев Европы рискованным и вынуждало их приобрести более безопасный облик: они стали либералами. Этот либерализм был очищением от национальной ноши, от особенностей народного сознания и нередко сочетался с идейным экстремизмом, направленным на передел и переделку страны проживания. Либерализм был для евреев входным билетом в клуб местного народа. Космополитизм стал неотъемлемой компонентой еврейского существования в европейских странах.

Мендельсон был, вероятно, первым, кто предложил дуальность как образ жизни. В книге «Иерусалим» он утверждал, евреи должны быть немцами и евреями одновременно. Он заявлял, что в исповедовании иудаизма и принадлежности к немецкой нации нет никакого противоречия. Поэт XIX века Иегуда-Лейб Гордон, сторонник Просвещения, так выразил эту дуальность: «Будь евреем в шатре своём и человеком, выходя из него». Эмансипация стала наполняться новым смыслом, но равенство в правах всё чаще воспринималось как право на ассимиляцию. Историк Пол Джонсон в книге «История евреев» пишет (Paul Johnson, Harper Perenial, New York, 1988, p. 304): «В Европе Просвещение принесло им (евреям – А. Г.) надежды, которые оказались иллюзиями, и возможности, которые превратились в новую серию проблем». Такой исход эмансипации евреев в Германии предсказывал в 1862 году в книге «Рим и Иерусалим» один из предшественников сионистского учения Моисей Гесс: «Ещё Спиноза воспринимает еврейство как национальность и полагает (сравните конец третьей главы его «Богословско-политического трактата»), что восстановление еврейского царства зависит лишь от мужества еврейского народа. Даже Мендельсон, при всём его рационализме, не говорит ещё ничего о космополитическом еврействе. Лишь в новейшее время сочли необходимым , исходя из соображений эмансипации, отрицать еврейскую национальность, и при этом люди настолько утратили чувство реальности, что вообразили, будто отрицание сокровеннейшей сущности иудаизма не является угрозой для дальнейшего существования евреев как народа. Да, дорогой друг, какие бы доводы ни приводили против этого наши германские реформаторы, желающие уподобиться христианам, еврейская религия – это, прежде всего, еврейский патриотизм». Отчаяние еврея Просвещения выразил известный польский педагог, писатель и врач, доктор Эрш Хенрик Гольдшмит, взявший польское имя Януш Корчак, считавший себя поляком по национальности и евреем по вероисповеданию и погибший в лагере смерти Треблинка в 1942 году: "Таким евреям, как я, живущим двойной жизнью и лишённым фундамента традиции, стало очень скверно. Я выбился из привычной жизненной колеи и никак не мог выбрать новую".

Немецкие националисты считали, что евреи участвуют в маскараде, рядятся в немцев, играют роль патриотов и крадут у тех отечество. Их не интересовала вторая часть трагического уравнения – уход евреев из своего национального дома, отказ от солидарности и общности, служивших защитой евреев от чужой и враждебной окружающей среды. Просвещение, эмансипация индивидуализировали еврея, не давая ему желанного «я» и лишая его национального «мы», коллективного бытия. Дуальный образ жизни вёл к двойному поражению евреев. Нееврейское общество относилось к поднимающимся, маскирующимся, мимикрирующим евреям с недоверием и нелюбовью. Евреи начали относиться к своему народу всё хуже и хуже. Еврейский мир традиции, общины, местечка, гетто, защищавший еврея, рушился. Еврей оказывался один на один с чужим и враждебным нееврейским миром. Он отрезал свои корни и превращал себя в человека в ниоткуда, в подражателя, имитатора немецкой культуры. Даже великий поэт Генрих Гейне был отвергнут многими немцами как национальный поэт. Раздвоение души народа, требуемое Моисеем Мендельсоном для нормализации жизни евреев, создало иллюзию равенства и привело общину немецких евреев к краху.
Количество обращений к статье - 4870
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (17)
Александр Гордон, Хайфа | 17.01.2013 22:33
Дорогие Sava, Марк, Ирина,Любовь,Владимир,Ильяи Тара! Очень благодарен вам за высокую оценку моего сочинения и других произведений. Илья, спасибо Вам. Я пишу новую книгу. Надеюсь, она будет не хуже предыдущей. Тара, очень признателен Вам за высокую оценку моих опусов.
Tara Levin, NY | 14.01.2013 03:52
Александр, на ум приходит "Душа обязана трудиться" Заболоцкого... Спасибо, что даете нам эту духовную пищу!
ГостьИлья Гураий,Нью Джерси,США. | 13.01.2013 19:30
Уважаемый Александр.Спасибо за Ваши работы,несущие такую важную сегодня,правдивую исторически выверенную просветительскую миссию,особенно важную для эмигрантов из бывшего Союза,лишенных,в своё время,возможности знания базовых национальных культурных ценностей, особенностей национальной ментальности,трагического антогонизма с народами стран проивания на протяжении всей истории изгнания.Думаю разумно было бы Ваши книги включить в программы школьного обучения для утверждения самодостаточности национальной индентификации молодого поколения.
Владимир Янкелевич | 02.01.2013 21:42
Статья чрезвычайно интересна. Что мне в ней не хватило, так это авторской позиции. Что думал Мозес Мендельсон, чего хотели к чему стремился в статье прекрасно изложено. Это своевременно, это нужно знать.
Вместе с тем для меня в изложенных взглядах Мендельсона есть некое внутреннее противоречие.
Идея, что "Он верил в божественное откровение, но доказывал, что истины иудаизма, как основанные на разуме, не нуждаются в откровении" вызывает сомнение. То, что основано на разуме не есть вера. Возможно ли назвать верой квантовую механику или теорию поля? Верой и называется то, в основе чего лежит акт веры. «На том стою и не могу иначе…» Каждый может верить во что угодно, только при чем здесь иудаизм? Видимо в вере должно быть нечто, что позволяет назвать эту веру иудаизмом, и, на мой взгляд, отбрасывая Синайское откровение, человек отбрасывает иудаизм. Он от этого не становится ни хуже, ни лучше, просто иудаизм отходит в сторону, стоит себе спокойно, улыбается в и думает - Ваши внуки и есть ответ!
Идея, "пользоваться всеми гражданскими правами страны проживания открыть её для получения нерелигиозного образования" лежит на поверхности, но открывая нужно не потерять главного, что Мендельсон хотел сохранить - иудаизм. Хотел, но не смог, потому что мало кому (или вообще никому) удается "быть немцами и евреями одновременно".
Еще раз - спасибо автору.
Любовь Гиль | 31.12.2012 08:30
Накануне Нового года так хочется помечтать, задумываясь о предстоящем... И навеянная, дорогой Александр, Вашим ярким, запоминающимся, превосходным
эссе, моя мечта - это мечта о единой душе единого
еврейского народа. А раздвоение души нашего народа
пусть останется в прошлом.
Поздравляю автора и его читателей с Новым годом!

Гость Irina Leishgold | 30.12.2012 18:54
"Немецкий Сократ", мыслитель и философ, маленький горбун широких взглядов, победивший гиганта Кантв на конкурсе Прусской академии наук явился для Лессинга прототипом героя его драматической поэмы "Натан Мудрый", перенеся его в Иерусалим, в эпоху крестовых походов. Натан, как и Мендельсон, был великим евреем, и выведение на сцену ТАКОГО еврея вызвало скандал и последующий запрет пьеся. Мендельсон считал, что еврей может быть религиозным и в то же время просвещенным немецким гражданином - немцем, быть полезным и своей общине, и Германии. А для этого нужно просвещение, еврейской молодежи нельзя ограничиваться традиционным религиозным воспитанием.
Стоявший во главе еврейского либерализма Мендельсон, как доказывает Александр Гордон, стал первым, кто предложил дуализм образом жизни.
Марк Фукс, Израиль | 30.12.2012 08:56
А.Я!

Эта публикация в некоторой степени, в плане Вашей литературно-общественной деятельности, подводит итоги уходящего года.
Мы прожили его вместе, как и в Стране с ее проблемами, свершениями, чаяниями и победами, так и виртуально общаясь на страницах Интернетизданий, обмениваясь информацией и мнениями.
Ваша приверженность избранной теме, последовательное исследование и развитие высказанных идей и поставленных перед собой и читателем задач заслуживает самой высокой оценки.
Мне было интересно ознакомиться и с этой статьей также и потому, что почти одновременно на страницах «Мастерской» появилась публикация А. Зелигера «О пьесе Вильяма Шекспира “Венецианский купец”» и активное обсуждение ее читателями.
Корреляция этих двух публикаций последнего времени (Вашей и упомянутой А. Зелигера) наводит на мысль о своевременности постановки вопроса и актуальности публикаций на эту тему.
Вам - наше уважение, добрые пожелания в новом году.
Марк Фукс
Гость Sava | 29.12.2012 21:46
Очень интересная и познавательная публикация уважаемого А. Гордона.
Мудрые мысли Моисея Мендельсона по ограничению властных полномочий ортодоксальных раввинов на образ жизни евреев актуальны и для современного Израиля.В той же мере, как и его соображения по отделению религии от государства, ибо это соответствует убеждению большинства еврейского населения страны.
В своем предложении дуальности, как образа жизни современного еврея,М. Мендельсон, видимо, заблуждался, не приняв во внимание очевидную неготовность немцев к совместному обитанию с евреями в одной стране.
Александр Гордон, Хайфа | 28.12.2012 15:28
Я благодарен всем откликнувшимся на мой очерк.

Я не понял замечания первого комментатора, видимо, Юрия Каца. Ноосфера - термин, введённый математиком Эдуардом Леруа, и католическим философом Пьером Тейаром де Шарденом. Как ноосфера связана с тем, о чём я пишу, не могу понять. Спасибо за добрые слова и пожелания, но я остаюсь в неведении относительно написанного Вами.
Гринфельд Татьяна | 28.12.2012 15:00
Я могу читать страницы нашего прошлого и знать, что антисемитизм жив и в сегодняшнем мире,только находясь в Израиле.Спасибо, Саша, за яркую, образную и содержательную новую твою работу.
Александр Бизяк | 28.12.2012 13:38
Саша, дорогой, ты каждый раз меня сражаешь своим высочайшим интеллектом, широтой и глубиной познаний в различных областях, неуёмной жаждой творчества.
Прости, что снова повторюсь (и готов бесконечно повторяться): ЕСЛИ ЧЕЛОВЕК ТАЛАНТИВ, ТО ВО ВСЁМ. Это о тебе.
Поздравляю с Новым годом.Пусть он принесёт тебе много новых творческих побед!
Обнимаю,
Алик
Наум Вольпе, Харьков | 27.12.2012 23:44
Религиозный философ славянофил И.В. Киреевский утверждал:"Вера есть не столько знание истины, сколько преданность ей". Замечательная работа А. Гордона лично меня (думаю, не только меня) укрепляет в преданности вере и целеустремляет познать истину. Спасибо, дорогой Александр! С наступающим Новым 2013 годом и, прежде всего с ШАБАТОМ!
Гость Эстер Пастернак | 27.12.2012 16:45
"Мендельсон продолжал соблюдать заповеди религии и при этом требовал перемен в ортодоксальном иудаизме. По его мнению, ортодоксальные евреи теряют творческий импульс…" На память приходят слова одной из молитв рабби Михла из Злочева: «Отец небесный! У меня только одна просьба: не допусти меня воспользоваться разумом против истины».
Вот уже несколько лет как А.Гордон работает над важной, отдельно стоящей темой - евреи прошлого, настоящего и, думаю, - с пользой для истории будущего. Желаю автору неисчерпаемых сил и настоящей радости творчества.
Эстер
Валерий,Германия | 27.12.2012 16:01
Великолепно написано.Чем хороши публикации Александра Гордона, тем, что
побуждают," мыслить и страдать"…и задавать вопросы себе и миру…
кто я, куда мне идти, как жить..а ведь раздумье это главное человеческое свойство,
вместе с воображением, гораздо более важное чем формальный интеллект..
Автор переносит нас в разные эпохи и мы примеряем разные маски, но сняв их
всегда остаемся вечными странниками на безжалостных дорогах еврейской судьбы.
И где бы мы ни шли, мы должны пройти наш путь гордо, с поднятой головой,
вопреки всему…а покоя не будет нигде, полагаю, что именно такова была ЕГО
задумка, иначе он бы не создал нас евреями…
Дорогой Александр, спасибо за радость познания!
Гость Кризман | 27.12.2012 06:53
Удивительно, столько было умных евреев, столько дискуссий, столько борьбы и страданий, и никто не догадался до создания еврейского государства. Нужно было столько антисемитских стараний, злобы, ненависти, смертей и унижений, чтобы после Дрейфуса и Бейлиса, появился Герцль. И даже после Герцля дела шли ни шатко, ни валко, пока не произошел Холокост. Целая армия деятелей, описанных Александром Гордоном, не могли прийти к мысли об отделении евреев от остального мира на отдельном клочке земли! Сейчас мы знакомимся с талантливыми рассказами А.Гордона, и поражаемся уму его героев!
Гость Аарон Хацкевич, NYC | 27.12.2012 01:59
Очень хороший очерк. Спасибо!
Гость | 27.12.2012 00:21
Очень интересеая работа в плане историко-культурном, но достаточно узкая в плане этнологическом. То, о чем пишет автор, ныне уж не является только проблемой евреев. "Глобализация", а с позиций низвергнутой ныне науки - ноосферизация - приводит к полнейшей экосистемной перестройке этносферы. И в наибольшей мере это почувствовали не евреи, а русские. Федоров поставил проблему Родового Человека как проблему мировой доминанты в плане этическом, культурном и генетическом. Вернадский в лекциях в Сорбонне поразил западных религилзных философов (вообще-то философы нерелигиозными быть не могут!) энергетической составляющей "психозоя" или этносферы. Тогда же и был предложен термин "ноосфера". Сегодня не только евреи задумываются об этнической экологии и экологии культуры. За тем, что так интересно изложил автор очерка стоят огромные проблемы современности и особенно проблемы нашего будущего. Евреи - подопытные кролики истории. Энергетизм еврейского интеллекта, о котором пишет автор - зиждется в сложнейшей мировоззренческой и образовательной системе этого народа. Она основана на трех логиках, тогда как Европейская цивилизация опирается в основном на Аристотелеву логику - дуализм. Все противоречия сегодняшнего дня так или иначе связаны с крахом этой системы мышления. Автор напрасно педалирует дуалистскую составляющую нашего бытия. Я не раз писал, что такой подход глубоко архаичен. Автор, как всякий образованный еврейский человек, владеет логической системой предков. Она сполна проявляется в его дивной, заворащивающей историко-культурной публицистике. Работы Александра Гордона всегда оказываются на диво злободневными. Это редко кому удается. Добрых Вам свершений и новых находок!
Страницы: 1, 2  След.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com