Logo
September 2019


Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!


RedTram – новостная поисковая система

Мимоходом
«Купите, койфт же папиросн...»
Геннадий Эстрайх, «Форвертс», Нью-Йорк

Через каких-нибудь пару недель исполнится шестнадцать лет с того светлого дня, как я бросил курить. Истины ради, скажу, что день этот вначале выглядел не очень светлым, поскольку было тяжело, даже очень тяжело - все время хотелось затянуться табачным дымком. Всё же мне тогда удалось удержаться. Вспоминаю сей героический поступок в связи с тем, что, полностью оторвавшись от так называемой "культуры курения", не знаю, продаются ли теперь папиросы марки "Беломорканал".


Несведущему читателю требуется сначала объяснить разницу между сигаретой и папиросой. Внутри сигарета полностью напичкана резаным, размельченным табаком, тогда как папироса на две трети - пустая, и лишь малая часть ее нутра забита табаком. Кроме России, папиросы были (и, наверное, остаются до сих пор) в Турции. Так что, когда поют "Купите, койфт же папиросн, трукенэ фун рэгн нит фаргосн" ("Купите папиросы, сухие, не промокшие под дождем"), подразумевают предмет для курения, которого нет в Америке.


Это буквально понял Давид, дядюшка моей жены, когда в 1989 году, прибыв в Нью-Йорк, он поселился на Брайтон-Бич. Следует сказать, что дядя Давид, офицер на пенсии, полковник Советской армии, нещадно курил, причем, только папиросы "Беломорканал". При этом он дымил не простым "Беломором", а папиросами производства ленинградской фабрики имени Моисея Урицкого, первого председателя городской ЧК - советского аналога тайной полиции. В советские времена имя Урицкого цепляли на всё, что еще не успели назвать именами Ленина, Маркса и Розы Люксембург.

Уже и не припомню, каким образом мы с ним (имею в виду не Урицкого, а дядю Давида, разумеется) поддерживали контакты, потому как телефон был дорогим удовольствием, но дядя как-то прознал, что я собираюсь в поездку из Москвы в Нью-Йорк в мае 1990 года. Приглашение в Америку я получил от организации "Арбэтер ринг" и газеты "Форвертс". Я поинтересовался у дяди Давида, что привезти ему из России. Ответ родственника был такой: "Здесь намного лучше живется, чем в России. У нас есть всё, кроме ленинградских папирос".

Сам я "Беломор" не курил, разве что изредка, когда не было сигарет. При этом у нас в столице продавался свой, московский "Беломорканал". Помнится, я попросил знакомого, ехавшего по своим делам в Ленинград, купить "настоящие" папиросы. Более того, мне удалось привезти в Нью-Йорк большее количество папирос, чем было разрешено к вывозу табачных изделий согласно советских таможенных правил. Тогда в первый и последний раз я ехал как сотрудник Союза советских писателей, и потому на границе на меня смотрели несколько иначе, чем на простого смертного.

Бумаги для поездки мне оформили в Иностранной комиссии Союза писателей. В этом здании, описанном в романе Льва Толстого "Война и мир", нынче все изменилось до неузнаваемости. В помещении, где когда-то заседала Иностранная комиссия, сейчас располагается ресторан, в котором содержал свой штаб «центровой» русской мафии Аслан Усоян. более известный как "дед Хасан". Совсем недавно его настигла пуля снайпера, когда криминальный авторитет выходил из этого ресторана. Такая вот почти голливудская история разыгралась в доме, где еще бродят тени прежнего литературного мира.

Но всё это - сегодняшние дела. А тогда я впервые приехал в Нью-Йорк и был гостем на солидном собрании, на котором решалось, издавать ли английский "Форвертс". Насколько помню, собравшиеся восприняли этот план без особого энтузиазма. Но аргументы у его сторонников были железные: английская версия газеты через некоторое время превратится в ежедневную и будет финансово подпитывать еврейскую газету. Такую стратегию выработали в те дни. Никто тогда себе и представить не мог, что благодаря интернету обе газеты станут ежедневными.

Тем временем, придя к дяде Давиду, я с удовольствием вытащил из своей сумки папиросы "Беломорканал". Мне почему-то думалось, что он пустится в пляс. Но он по-прежнему оставался сидеть на месте, только произнес: "Спасибо! Я их, конечно, выкурю, но вообще-то я уже привык к американским сигаретам. Они мне нравятся больше...".

Перевод с идиша: Зиси Вейцман, Беэр-Шева
Оригинал: "Форвертс", № 31947, февраль 2013
Количество обращений к статье - 2777
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (2)
Гость | 21.02.2013 07:31
Простенькая публикация, а внимание привлекает, да и переводчик знакомый, добрый и темы интересные подбрасывает. Жму руку. Иванов-Ардашев.
Гость | 16.02.2013 23:55
А мне в Израиле в ординаторской анестезиолог отд где курили все и говорили по русски в 89г предложили курить беломор ленинградского разлива на улице

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com