Logo



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!



RedTram – новостная поисковая система

Времена и имена
Этот прекрасный, этот кошмарный,
этот одноразовый сеанс...
Григорий Канович, Бат-Ям

Господи, говорю я себе, неужели столько лет прошло с того дня, когда мы, Герц, познакомились с тобой в чинной, родовитой, как бы причесанной на пробор, Риге? Неужели жизнь через юбилеи и через инфаркты, словно через вырытые снарядами воронки, умчала нас так далеко, что мы уже почти приблизились к тому рубежу, за которым человеческая дорога неотвратимо сокращается до размеров орфографического знака - рокового тире на надгробном камне?

А ведь, кажется, еще вчера мы были самонадеянно и надменно молоды! А ведь, кажется, еще вчера, по выражению низвергнутого ныне с пьедестала Владимира Маяковского, у нас "в запасе была вечность". А ведь, кажется, еще вчера мы с тобой, как единокровные братья, бродили по пустынному берегу вдоль коченеющего, отравленного нечистотами Рижского залива и под шум единственно не усмиренных в тогдашней Латвии, накатывавших на песок волн, под вольнолюбивый свист ветра в старых, бесцензурных соснах изливали друг другу свои наболевшие еврейские души.

Крикливые чайки, картавившие, как аристократки, влетали в наши воспоминания, усаживались на руины наших родных, разоренных в войну местечек - моей Йонавы и твоей Лудзы - и вспархивали к небу.

О чем мы тогда с тобой говорили?
Ну, конечно, о том, о чем всегда - в диаспоре ли, не в диаспоре ли - говорят евреи. О реках Вавилонских. О тех, кто сидел над ними и плакал.

Разве мы - кто открыто, кто тайно – сами не пополняли их своими слезами? Разве не протекали они через все наши изгнаннические годы? Разве не протекают они через наши души и сегодня - тут, на Земле обетованной?

Никогда не забуду, как там же, среди вековых, угрюмых, как древние латышские витязи, сосен я впервые от тебя, немногословного, сдержанного, по-аптекарски неспешно и точно взвешивающего каждое свое суждение, не в переводе, а в оригинале услышал стихи Торы, помню, как в остекленевшем от заморозка воздухе в Дубултах прозвучал язык царя Соломона и Иеремии, Исайи и Иова.

До сих пор в моих ушах звучит судьбоносный для каждого из нас услышанный из твоих уст на дачном Рижском взморье призыв:
- Лех леха! Встань и иди!

Увы, не все встали вовремя, не все вовремя пришли, но нет и никогда не будет на Вратах Земли обетованной расписания времени прибытия, обязательного для каждого. Может, тем она и велика, что Врата ее открыты для всех - для тех, кто спешит, и для тех, кто до поры не поспешает.

Наверное, кому-то мое утверждение покажется странным, но меня с тобой, Герц, связывало и связывает не только то, что ты сделал - а сделал ты ого-го как много и как хорошо, - а может, прежде всего то, чего ты не сделал, но носил долгие годы в себе и что, надеюсь, ты еще сделаешь в Израиле. Я не пророк, не прорицатель, я не знаю, во что всё это выльется - в новый фильм, в новую ли книгу, в новый ли фотоальбом, но верю, что ты еще нас не раз удивишь - ведь ты и прекрасный кинорежиссер, и оригинальный писатель, и замечательный фотограф, хотя давно и упорно не даришь мне ни одного из десятков снимков Кановича, которого с беспощадной любовью запечатлел на пленке, видно, приберегая их в отместку к моему семидесятилетию.

Спору нет, велики твои заслуги перед документальным кинематографом - ты тут всемирно признанный мэтр. И мне нечего добавить к твоей заслуженной славе - все лавры я тебе раздал задолго до юбилея. Единственное, что мне все же хочется тебе как истинному художнику, мудрецу, талмид-хахаму и моему старому другу пожелать, - это не оглядываться на былые курильни фимиама, забыть его одуряющий, приятно щекочущий ноздри запах, а смотреть без страха вперед, если угодно, в покрытое мраком неизвестности будущее, ибо только из него те, кто называет себя верными и не очень счастливыми служителями искусств, извлекают снопы немеркнущего света, равные по своему качеству и по своему теплотворному влиянию солнечным.

Если и стоит на что-то оглядываться - да и то не слишком злоупотребляя двигательными возможностями шеи, - это на нашу, Герц, выброшенную на берег Балтийского моря, как обломки затонувшей субмарины, израненную войной и заблуждениями молодость да на песок, который тогда, в те стародавние годы, не имел никакого другого значения, кроме прямого, и не ассоциировался в нашем сознании ни с чем иным, как с галькой и пахучими водорослями.

Есть юбилеи, в которые отказываешься верить. Господи, говорю я себе, неужели столько лет пробежало? Неужели впереди осталось меньше, чем уже прожито? Разве это справедливо? Ведь впереди как будто бы должно быть больше. Вели, Господи, киномеханику помедленней крутить ленту - пусть еще долго-долго длится этот прекрасный, этот кошмарный, этот одноразовый сеанс, который мы называем жизнью человеческой.

Ад меа вэ эсрим, Герц Франк!

Сегодня, в день твоего высокого, печально-радостного праздника, я возвращаю тебе свой долг - на зоревом языке нашего народа из-под облаков, с борта самолета кричу тебе в Иерусалим:
- Лех леха! Встань и иди!
И да укрепятся твой дух и шаг!
Количество обращений к статье - 4437
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (5)
Гость | 12.03.2013 14:25
Уважаемый Ефим из Бруклина! Прежде всего,давайте пожелаем Григорию Кановичу ад мэа вэ-эсрим. Он, слава Богу, с нами. И согласимся, что поминаем мы здесь Герца Франка. Я виделся с покойным лет 10 тому назад. Он показывал на встрече ивритской и российской интеллигенции свой фильм о рождении ребёнка. Это 10-минутное действо незабываемо. Незабываема и личность самого создателя фильма.
Ефим, Бруклин | 11.03.2013 12:30
Согласен с проф. Гордоном. Капнович - не просто писатель. Это, прежде всего, явление, айсберг в еврейском море. Видимая его часть - литовское еврейство, литваки, их судьбы и жизни, их история и традиции, их мудрость и философия быта. А невидимая часть этого айсберга - душа писателя, наполненная голосами его родных и близких, и он дает нам, читателям, счастливую возможность эти дорогие ему голоса услышать, понять, принять и полюбить.
Гость | 10.03.2013 22:23
Совершенно замечательная статья, спасибо!
Александр Гордон, Хайфа | 10.03.2013 18:29
Предыдущий комментарий мой.
Гость | 10.03.2013 18:27
Великолепный материал выдающегося мастера о другом выдающемся мастере.
Я не был знаком с Герцом, но был хорошо знаком с его блестящим братом, чудесным человеком Львом Франком.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2020, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com