Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Это - мы
9-15 мая 2013
Рубрику ведет Леонид Школьник

9 мая

 

1866 – В Гродно, в семье мелкого коммерсанта, родился Лев Бакст (Лейб-Хаим Израилевич Розенберг), будущий художник. Учился в гимназии, четыре года был вольнослушателем в Академии художеств, но, разочаровавшись в академической подготовке, покинул это заведение. Занимался живописью самостоятельно, подрабатывая иллюстратором детских книг и журналов. Впервые представил свои работы на выставке в 1889 г., приняв в качестве псевдонима сокращенную фамилию бабушки по матери (Бакстер). В начале 1890-х годов выставлял свои работы, в основном, пейзажи, в «Обществе акварелистов». С середины 1890-х примкнул к кружку писателей и художников, объединившихся вокруг С. Дягилева и А.Бенуа. Графические работы для журнала «Мир искусства» принесли Баксту широкую известность. Художник продолжал заниматься и станковой живописью, исполнив множество графических и живописных портретов известных писателей и художников — Ф. Малявина (1899), В. Розанова (1901), Андрея Белого (1905), З. Гиппиус (1906) и др. По необходимости содержать семью, — овдовевшую мать и малолетних братьев и сестер, Бакст стал учителем рисования детей великого князя Владимира, а в 1902 г. получил от царя заказ — изобразить «Встречу русских моряков» в Париже. Период с 1893 по 1899 г. провел в Париже, при этом часто наезжая в Петербург. В 1898 году Бакст выставляется на первой выставке русских и финских художников, устроенной С. Дягилевым, а с 1899 года принимает постоянное и деятельное участие в выставках Secession в Мюнхене, до 1910 года — в выставках «Союза русских художников», а также в различных художественных выставках в Праге, Венеции, Риме, Брюсселе, Берлине. В годы первой русской революции сотрудничал с сатирическими журналами «Жупел», «Адская почта» и «Сатирикон», затем оформлял журналы «Золотое руно» и «Апполон». Занимался книжной графикой и декоративным искусством, оформляя интерьеры и выставки. К концу 1900-х г.г. Бакст ограничил себя работой в театре, благодаря которой и вошел и вошел в историю как выдающийся театральный художник. Дебютировал в театре он еще в 1902 г. Позднее художник делал театральные костюмы для артистов (например, для балерины Анны Павловой). Бакст стал ведущим художником «Русских сезонов» и «Русского балета С. Дягилева» и создал декорации и костюмы к таким балетным спектаклям как «Клеопатра» (1909), «Шехерезада» и «Карнавал» (1910), «Нарцисс» (1911), «Дафнис и Хлоя» (1912) и др., поражавшие зрителей своей фантазией, сказочной роскошью, утонченной изысканностью костюмов, новыми и смелыми сочетаниями красок. Все эти годы Бакст проживал в Европе, что было вызвано необходимостью находиться возле балетной труппы, а также тем, что, как еврей, он не имел вида на жительство в Петербурге. В 1914 г. Бакст был избран членом Императорской Санкт-Петербургской Академии художеств. Нараставшее напряжение в отношениях Бакста и Дягилева привело к тому, что в 1918 г. художник был вынужден покинуть труппу. Умер он 27 декабря 1924 г. в Париже от отека легких.

 

10 мая

1918 - В украинском еврейском местечке Екатеринополе, где 95 лет назад родилась и до отъезда к старшему брату в Москву жила еврейская актриса Мария Котлярова, говорили на идиш, в быту придерживались еврейской традиции. Язык идиш, еврейские песни, танцы, шутки-прибаутки были для Мани (так ее звали дома и в театре) органичны. Поэтому, когда 16-летней девчонкой она пришла в студию ГОСЕТа, ей не пришлось учить язык, как многим другим студийцам. Талантливую студентку вскоре начали привлекать к участию в массовках спектаклей. На старших курсах ей уже доверяли небольшие роли. Окончив студию, Котлярова играла в ГОСЕТе роли бабушки в спектакле «Гершеле Острополер», Генриетты Швалб в «Блуждающих звездах», Фрейдл в «Капризной невесте», Ханеле в «Цвей кунилэмлэх», американки Ричи в «Стоит жить», монашки в «Восстании в гетто», одну из шести служек в «Фрейлэхсе».
Сама Маня Котлярова так вспоминала о своей творческой жизни: «Наступили шестидесятые, время «оттепели». Многое менялось в стране, менялось и отношение к еврейской культуре. Начал выходить журнал Арона Вергелиса «Советиш геймланд». В 1961-м мы, шестеро уцелевших артистов ГОСЕТа, организовали, хотя и не без труда, при Москонцерте Московский еврейский драматический ансамбль – единственный в ту пору театральный коллектив, игравший на идиш, и постарались возродить спектакли ГОСЕТа. Нам удалось это, хотя тексты пьес и постановочные листы не сохранились. Многое пришлось мне восстанавливать по памяти. Мы играли «Тевье-молочника», «Фрейлэхс», «Двести тысяч», «Испанцев», «Колдунью» и другие спектакли. Своего помещения у нас не было, базировались в «Цыганском театре», выступали на его сцене, на различных площадках, гастролировали по стране и пользовались неизменным успехом у зрителя.
В 1977 году меня пригласил на должность режиссера-преподавателя в Камерный Еврейский музыкальный театр (КЕМТ) его создатель и художественный руководитель Юрий Шерлинг. Вскоре преподавать идиш привлекли и замечательного человека, талантливого актера ГОСЕТа Сашу Герцберга. КЕМТ набирал труппу. Абитуриентов-евреев оказалось немного, помнится, зачислили человек пять-шесть, но и они не знали идиш. Работая над ролями на идиш с артистами КЕМТа, я старалась передать им все, что когда-то сама получила в ГОСЕТе, не уставала напоминать им завет Учителя: «Не играйте в еврея. Играйте характер, вам поможет мамэ-лошн». Совместной работой Шерлинга, преподавателей и артистов мы сделали КЕМТ знаменитым. Но в 1985 году из-за внутренних распрей, столь характерных для театральных коллективов, Шерлингу пришлось расстаться с КЕМТом.
Это стало началом конца. Какое-то время театр, руководимый Михаилом Глузом, еще жил старым багажом. Распался и наш ансамбль, в котором я, работая в КЕМТе, продолжала играть. Но я осталась верна своей миссии возрождать и пропагандировать еврейскую культуру. Помогала артистам в постановке еврейского сюжета, танца, песни. Несколько лет преподавала идиш, еврейскую литературу в Туро-колледже, организованном израильским профессором Гершоном Вайнером. Часто ездила в Киевский еврейский театр, где обучала балетмейстера еврейским танцам, пропела для нее весь «Фрейлэхс». Подготовила программы на идиш для Романа Карцева и Виктора Ильченко перед их гастролями в США, а Валентине Толкуновой - перед ее гастролями в Израиль. На концертах певицы Марины Бухиной в Олимпийской деревне и певицы Анны Шевелевой в городах России, Украины, Прибалтики, исполняла еврейские песни, читала «Камни Треблинки» А. Вергелиса, поэмы Ш. Дриза, Ш. Галкина. В начале самостоятельной работы Ильи Авербуха на льду поставила ему танец «Хава нагила». В 2002-м создала при Международной студенческой организации «Гилель» театральную группу, выступавшую в клубах и еврейских средних школах. Я поставила еврейский танец в спектакле «Улица Шолом-Алейхема, 40» в Драматическом театре им. Станиславского, в Тбилисском русском театре им. Грибоедова... Пять лет преподавала идиш в Еврейской академии им. Маймонида. Я и по сей день принимаю активное участие в Михоэлсовских фестивалях, организуемых Михаилом Глузом и Ириной Горюновой. Всех проделанных работ не перечесть...». Мне довелось много раз встречаться с Маней Котляровой – и на Таганской площади в Москве, и в Биробиджане, и в Иерусалиме, где в то время училась ее внучка. Манечка всегда была весела, жизнерадостна, много шутила, театральные байки так и сыпались из ее уст, а когда однажды после интервью для «Еврейского камертона» я захотел ее сфотографировать, она сказала: «Знаешь что, давай фото сделаем завтра, я должна привести в порядок и лицо, и прическу». А вот что на своей страничке в «Живом журнале» написала о ней 27 сентября 2008 года московская журналистка Анна Баскакова: «Сегодня похоронили замечательного человека - актрису Марию Котлярову. Последнюю, кажется, актрису ГОСЕТа. Мария Котлярова прожила долгую и довольно тяжелую жизнь. Когда убили Михоэлса и разогнали театр, она зарабатывала на жизнь изготовлением искусственных цветов. Потом вернулась в театр. Выпустила книгу воспоминаний - "Плечо Михоэлса". И всегда оставалась легкой и веселой, как девочка...
Мария Ефимовна сломала ногу на следующий день после празднования своего 90-летия, когда пыталась уложить в ванну девяносто красных роз. Несколько месяцев пролежала в гипсе, я все хотела приехать к ней в гости - и все не могла, находились более важные дела. Я так и не отвезла ей фотографии с ее 90-летия. Так и не сняла ее хороший портрет, который собиралась сделать много лет. И вдруг ее не стало. Перед своим 90-летием Мария Ефимовна всё переживала: вдруг люди не придут на вечер? Зал был полон, Мария Ефимовна пела и танцевала. А теперь прошло всего несколько месяцев - и почти столько же людей стояли над ее могилой...».

11 мая

1885 - Страшная судьба, постигшая евреев Европы в годы Второй мировой, не миновала Ицхака Каценельсона. Живя над смертельной бездной, он активно участвовал в вооруженной борьбе гетто, защищая свое достоинство еврея и человека. Вспомним о нем в день его рождения. Он появился на свет в городке Каралиц, Минской губернии, в семье, чьи предки были знаменитыми раввинами и толкователями Торы. От отца, Яакова-Беньямина Каценельсона, одного из талантливейших учеников Воложинской иешивы, интеллектуала, ивритского писателя, Ицхак унаследовал не только знание иврита. Талантливый педагог, Каценельсон-старший был автором ряда книг на иврите и на идиш, руководил реформированным хедером, где преподавание велось не на идиш, а на иврите.
С 1896 года семья Каценельсонов обосновалась в Лодзи и жила там вплоть до Второй мировой войны. С 1904 года в доме Каценельсонов собирался единственный в этом городе еврейских ткачей и торговцев кружок любителей иврита и литературы на нем. На этих вечерах впервые заблистал талант юного Ицхака, который выделялся в среде сверстников своими литературными способностями: в 12 лет он написал пьесу и поставил спектакль, и даже начал публиковать свои первые стихи в ивритских журналах.
Как и отец, Ицхак Каценельсон всю жизнь занимался преподаванием и воспитанием, значительную часть времени отдавая литературному творчеству на двух языках — на иврите и на идиш, которое, главным образом, было адресовано детям и юношеству.
В отличие от других ивритских писателей своего поколения, Ицхак Каценельсон много сил отдал театру, был также составителем и автором ряда школьных учебников. Поэт много путешествовал, объездил страны Европы, побывал в Америке, дважды посетил Эрец Исраэль, отразив все это в циклах стихов.
В момент германского вторжения в Польшу Ицхак Каценельсон жил в Лодзи. Еврейскую школу, директором которой он был, тотчас же объявили закрытой. Каценельсон спасается бегством в Варшаву, где готовит убежище для семьи, присоединившейся к нему в январе 1940 года. В условиях ужасающей тесноты и террора, которым подвержены были евреи польской столицы, поэт и его семья стали тоже жертвами нужды и голода.
Летом 1940 года в жизни поэта произошло знаменательное событие: в течение шести недель он преподает на семинаре, организованном движением "Дрор" (Свобода). С тех пор он продолжает активную деятельность в халуцианском подполье Варшавского гетто, публикует стихи в газете "Дрор", организует драматическую труппу, инструктирует молодежь в сиротских домах, обучает детей ивриту и Торе, становится видной фигурой в коммуне "Дрор".
Более 30 произведений поэта было написано и опубликовано в Варшавском гетто в самый тяжелый и страшный период жизни под ежедневной угрозой смерти. С началом массового истребления евреев Варшавского гетто 22 июля 1942 года поэт находится в постоянной опасности. Друзья-халуцим снабжают его поддельными документами, благодаря которым он может получить работу на предприятии, управляемом немцами.
Тяжкий удар обрушился на поэта, когда 14 августа его жену и двух сыновей отправили вместе с тысячами депортированных в Треблинку. Поэт остается со своим сыном-первенцем. В январе 1943 года, когда начался второй этап истребления узников Варшавского гетто, вслед за первым восстанием под руководством боевой еврейской организации, поэт и его сын вливаются в ряды сражающихся бойцов, которых он напутствовал перед боем: "Нет, нет, никогда не поздно! Последний иудей, убивая убийцу, освобождает народ свой! И народ убиенный можно еще спасти — спасайте!". Уже на грани уничтожения гетто бойцы сумели перевезти поэта в убежище вне стен гетто. «Там, в убежище своем, я слышал грохот орудий день и ночь, а в ночи видел огонь, охвативший улицу — гетто горит, пылают стены и последние сражающиеся в нем евреи".
Общественная комиссия, пытавшаяся спасти оставшихся в живых евреев, сумела в мае снабдить поэта документами гражданина Гондураса, и он был интернирован во Францию, в лагерь Витал. Казалось бы, появилась надежда на выживание, но спасшийся из ада сожженного гетто, живущий под знаком безнадежности и бессмысленности дальнейшей жизни, когда "была нация и нет ее больше", поэт находился в состоянии, близком к безумию.
Каценельсон пишет поэму о погибшем народе: "Пой же последний псалом о евреях Европы последних... Как же мне петь, чем насыщу уста, одинокий бобыль, стоя в людской пустыне?..". 21 июля 1943 года поэт начал восстанавливать по памяти события в "Дневнике лагеря Витал". Только 3 октября он смог набраться сил и духа начать писать поэму на языке идиш. Пятнадцать ее глав поэт завершил за 4 месяца — 18 января 1944 года. Все три экземпляра поэмы и дневника были спасены и затем тайно переправлены в Эрец Исраэль. Об истории их спасения рассказала исследователь еврейской литературы ХХ века Зоя Копельман: «Нам повезло, поэт, творивший вплоть до последних дней, сложил в две банки списки своих произведений и закопал на территории гетто, о чем знали несколько евреев и польская прачка, приходившая туда на работу. После войны она помогла найти этот "архив". Ицхак Каценельсон остался в памяти людей жизнерадостным поэтом-песенником, нежным и смешливым, еврейским лицедеем и учителем, автором многих пьес, стихов и поэм на идиш и на иврите».
29 апреля 1944 года польские евреи с документами южноамериканских граждан были отправлены в Аушвиц. Среди них был и поэт Ицхак Каценельсон. В один из майских дней душа его взошла дымом в небо из трубы крематория.

12 мая

1851 - Польский математик, историк науки и педагог еврейского происхождения, один из основателей польской еврейской партии «Zjednoczenie» Самуэль Дикштейн родился в Варшаве. В 1869 году он окончил Центральную школу, которая вскоре была преобразована в университет. В 1879 году в этом университете ему была присвоена научная степень магистра математики. С 1870 года Самуэль Дикштейн преподавал математику в варшавской гимназии и в Школе экономики Гроненберга. В 1884 году вместе с А. Чаевичем он основал математическо-физическую библиотеку, целью которой стало издание научных трудов по математике и физике.
В 1897 году Самуэль Дикштейн основал математический журнал «Wiadomości Matematyczne» (Математические новости). До начала II Мировой войны вышло 47 номеров этого журнала. В 1951 году издание «Wiadomości Matematyczne» было возобновлено Польским математическим обществом. Самуэль Дикштейн также основал журнал «Prace Matematyczno-Fizyczne» (Математическо-физические работы), который вышел в 48 номерах с 1888 года по 1951 год (в настоящее время выходит под названием «Commentationes Mathematicae (Prace Matematyczne)».
В 1890 году Самуэль Дикштейн стал членом Познанского общества друзей науки. В 1893 году он стал членом-корреспондентом Польской академии наук. В 1906 году основал "Математическо-физический клуб", который позднее сыграл значительную роль в развитии польской математической науки. В 1907 году принимал участие в основании Варшавской публичной библиотеки. С 1915 года Самуэль Дикштейн был профессором в Варшавском университете, где занимался алгеброй и теорией чисел. Самуэль Дикштейн занимался также историей науки. Материально поддерживал польского математика Эдварда Штамма. В конце XIX века Самуэль Дикштейн основал в Варшаве несколько средних общеобразовательных учреждений. Издал несколько учебников по математике и физике для средних школ.
В 1921 году Варшавский университет присвоил Самуэлю Дикштейну титул доктора философии Honoris causa.
Талантливый ученый Самуэль Дикштейн погиб 28 сентября 1939 года во время бомбардировки Варшавы и был похоронен на варшавском еврейском кладбище.

13 мая

1923 - Композитор, автор музыки ко многим театральным спектаклям и кинофильмам Исаак Шварц родился 90 лет назад в городе Ромны Черниговской области, Украина. Исаак вырос в интеллигентной, хорошо образованной семье. Его дед по отцовской линии был раввином, в начале XX века переехал в Ромны из Прибалтики. Бабушка по линии матери была в родстве с известным скульптором Антокольским. Отец будущего композитора, Иосиф Евсеевич, - филолог, окончил Петербургский университет, мама, Рахиль Соломоновна, - выпускница Киевского коммерческого института, преподавала математику, литературу и русский язык в школе. Родители с ранних лет привили Исааку и его сестрам Софье и Марии любовь к чтению и музыке, которую Иосиф Евсеевич очень любил, сам был обладателем красивого, сильного голоса.
В 1930 году семья Шварц переехала в Ленинград, где Исаак начал заниматься в Доме художественного воспитания детей (ДХВД) по классу рояля у преподавателя А.С. Замкова. В доме часто собирались друзья отца по университету и устраивали настоящие музыкальные вечера. В Ленинграде Иосиф Евсеевич познакомился с молодым Д.Д. Шостаковичем, творчество которого очень ценил и талантом которого не переставал восхищаться. Старшая сестра Шварца - Софья, в то время уже студентка консерватории, была прекрасной пианисткой. Именно она познакомила брата с произведениями Моцарта, Бетховена, Чайковского, Бизе и других классиков.
В 1935 году в жизни 12-летнего Исаака Шварца произошло очень важное событие: он принял участие в концерте молодых дарований в Большом зале Ленинградской филармонии - в сопровождении оркестра блестяще исполнил 1-ю часть Первого концерта Шопена. Юного пианиста заметил выдающийся музыкант и педагог профессор Леонид Владимирович Николаев. Шварц начал брать у него уроки, не оставляя занятий у А.С. Замкова.
Однако вскоре случилось несчастье, в корне изменившее его судьбу - 9 декабря 1936 года отец Исаака, едва оправившийся после перенесенного инфаркта, был арестован органами НКВД. Этот день стал роковым для всей семьи. После изнурительных допросов, в марте 1937 года Иосиф Евсеевич был осужден по 58-й статье за "антисоветские разговоры" и приговорен к 5 годам лишения свободы. Из заключения он не вернулся - погиб в лагере...
Летом того же года Рахиль Соломоновну с детьми выслали из Ленинграда в Киргизию, в город Фрунзе. Здесь она устроилась работать на швейную фабрику. Роль кормильца в семье занял 14-летний Исаак: он начал давать частные уроки игры на фортепиано детям местных чиновников. Учась в школе и давая по 3-4 урока в день, он выкраивал время для самостоятельных музыкальных занятий, как только удавалось найти где-либо "порядочный" инструмент. В ссылке судьба свела Шварца со многими образованнейшими людьми (среди "спецпереселенцев" были филологи, историки, философы), общение с которыми обогатило его на всю жизнь, во многом предопределило будущую работу композитора над музыкальным оформлением спектаклей и кинофильмов по произведениям русских классиков: Ф. Достоевского, А. Пушкина, А. Островского, А. Гончарова, И. Тургенева, А. Чехова, Л. Толстого, М. Горького. В 1938 году Исаак Шварц начал брать уроки композиции у замечательного педагога В.Г. Фере. В последующие годы ссылки он приобрел профессионально ценные навыки, работая концертмейстером в Киргизском государственном театре. Во время Великой Отечественной войны он руководил хором и оркестром Красноармейского ансамбля песни и пляски Фрунзенского военного округа. В 1943 году он женился, вскоре родилась дочь Галина. Во Фрунзе Шварц познакомился с сестрой Д.Д. Шостаковича Марией Дмитриевной, пианисткой, сосланной по аналогичному поводу. Когда в 1945 году срок ссылки окончился, по ее просьбе Дмитрий Дмитриевич принял Шварца в Ленинграде. Шостакович обратился к профессору Ленинградской консерватории Б.А. Арапову с просьбой принять талантливого музыканта, несмотря на его слабую теоретическую подготовку, в свой класс композиции на 1-й курс, с условием, что Шварц интенсивно займется теоретическими дисциплинами. Исаак Иосифович вспоминает, что при первой же встрече Дмитрий Дмитриевич отнесся к нему с большой теплотой и участием. В дальнейшем Шостакович следил за развитием его творчества, помогал советами, радовался его удачам. Занимаясь у Б.А. Арапова, Исаак Шварц написал Сонату для скрипки и фортепиано (соль минор), струнный квартет, романсы на стихи Пушкина, Тютчева, Фета, Полонского, Гейне, Вариации для фортепиано, Арию для скрипки с фортепиано. Плодотворным оказалось и творческое общение с композитором О.А. Евлаховым, у которого Шварц учился последние два года своего пребывания в консерватории (1950-1951). Под руководством О.А. Евлахова написана кантата "Дума о Родине" на стихи А. Чепурова для солиста (баса), хора и симфонического оркестра в трех частях, баллада для баритона с оркестром "Солдат и вьюга" на стихи М. Светлова, романсы на стихи В. Орлова, С. Щипачева, а также 1-я часть Симфонии фа минор - сочинения, принесшего Шварцу первый серьезный успех. Работа над симфонией была окончена в 1954 году. Это произведение, тепло принятое слушателями, с момента премьеры 6 ноября 1954 года неоднократно исполнялось в Большом зале Ленинградской филармонии (дирижеры Б. Хайкин, А. Янсонс, К. Элиасберг, Н. Рабинович, К. Зандерлинг, Э. Крикуров). В 1955 году симфония прозвучала на VIII Всесоюзном пленуме правления Союза композиторов в Москве (дирижер А. Гаук), на котором Исаак Шварц был принят в Союз композиторов. В 1958 году была издана партитура симфонии.
В последующие годы И. Шварц пишет светлую, колоритную по оркестровке Молодежную увертюру для симфонического оркестра (1957), балеты "Накануне" (либретто А. Белинского) и "В стране чудес" (либретто Л. Якобсона). Возможность творческого сотрудничества с виднейшими мастерами театра и кино привлекла Шварца к работе над музыкальным оформлением драматических спектаклей и фильмов. В конце 1950-х годов им была написана музыка к знаменитым постановкам Георгия Товстоногова "Идиот" Ф.М. Достоевского и "Горе от ума" А.С. Грибоедова в Ленинградском академическом Большом драматическом театре имени М. Горького. В дальнейшем прославленный режиссер вновь обратился к музыке Шварца, работая над спектаклями "Не склонившие головы" Н. Дугласа и Г. Смита и "На всякого мудреца довольно простоты" А. Островского. В разное время композитор сотрудничал также с другими театрами Ленинграда и Москвы. В 1958 году И. Шварц дебютировал в кинематографе, став автором музыки к картинам "Неоплаченный долг", "Наш корреспондент" и "Балтийское небо". С этих пор работа в кино на долгие годы стала главной в творчестве композитора. Он успешно сотрудничал с такими крупнейшими кинорежиссерами страны, как И. Пырьев, М. Ромм, И. Хейфиц, С. Микаэлян, В. Венгеров, М. Швейцер, Ю. Карасик, В. Мотыль, С. Соловьев, Н. Губенко, Г. Аронов, А. Бобровский, А. Герман, П. Тодоровский, Р. Нахапетов, С. Бодров, П. Лунгин, В. Бортко, Е. Татарский. Исаак Шварц написал музыку более чем к 110 фильмам, многие из которых вошли в золотой фонд отечественного и мирового кинематографа: "Братья Карамазовы", "Живой труп", "Дикая собака Динго", "Семейное счастье", "Карусель", "Бегство мистера Мак-Кинли", "Соломенная шляпка", "Егор Булычов", "Станционный смотритель", "Сто дней после детства", "Дерсу Узала", "Из жизни отдыхающих", "Избранные", "Белое солнце пустыни", "Звезда пленительного счастья", "Обрыв", "Нас венчали не в церкви", "Мелодия белой ночи", "Блондинка за углом", "Проверка на дорогах", "Каникулы Кроша", "Необычайное пари", "Не стреляйте в белых лебедей", "Последняя жертва" и другие. С Исааком Шварцем в кино работали замечательные дирижеры Ю. Темирканов, Э. Хачатурян, А. Лазарев, В. Понькин, Е. Колобов, В. Джордания, М. Эрмлер. Когда знаменитый японский режиссер Акиро Куросава начал снимать в России свой фильм "Дерсу Узала", среди многочисленных композиторов, с чьей музыкой он познакомился, он выбрал именно Шварца. Многие мелодии, песни и романсы Шварца из кинофильмов сошли с экрана и получили самостоятельную жизнь в музыкальном быту и на эстраде, принесли автору всенародную любовь: Вальс и "Песенка кавалергарда" из кинофильма "Звезда пленительного счастья", песня "Ваше благородие, госпожа разлука" ("Белое солнце пустыни"), романс "Наряд подвенечный" ("Нас венчали не в церкви"), песни из кинофильма "Соломенная шляпка" и многие другие. В концертах исполнялись сюиты из кинофильмов "Егор Булычов", "Звезда пленительного счастья", "Мелодия белой ночи", "Станционный смотритель". Исаак Шварц удостоен Гран-при на многих международных кинофестивалях, ему трижды присуждалась высшая кинематографическая награда России - премия "Ника". Особую роль в жизни композитора сыграли дружба и многолетнее плодотворное сотрудничество с поэтом Булатом Окуджавой, на стихи которого он написал 32 песни и романса. Многие из них стали поистине народными ("Не обещайте деве юной", "Ваше благородие...", "Любовь и разлука", "Капли датского короля", песенки из кинофильма "Соломенная шляпка" и др.). Окуджава очень высоко ценил редкостный дар Шварца "извлекать музыку из самого стихотворения, ту самую, единственную, которая только и существует для каждой строки".
В 2000 году композитор вновь обращается к симфоническому жанру, с которого начиналась его творческая жизнь. Он пишет Концерт для оркестра "Желтые звезды" (или «Пуримшпиль в гетто») в 7 частях. Идея создания этого сочинения возникла у него под впечатлением документальных записок одной из узниц каунасского гетто, особенно потрясших композитора описанием празднования Пурима - веселого еврейского праздника, ставшего в нечеловеческих условиях лагеря смерти праздником "с петлей на шее". Исаак Шварц посвятил свой концерт памяти шведского дипломата Рауля Валленберга, в годы Второй мировой войны спасшего от смерти десятки тысяч евреев. Концерт "Желтые звезды" - лирический гимн мужеству, мудрости, достоинству и чувству единства людей, преодолевших страх гибели. После премьеры, состоявшейся 10 мая 2000 года в Большом зале Санкт-Петербургской филармонии имени Д.Д. Шостаковича (дирижер - В. Альтшулер), концерт исполнялся в Москве Российским национальным оркестром (дирижер - П. Сорокин), в Киеве (дирижер - Р. Кофман) и снова в Петербурге (дирижер - Н. Алексеев) - каждый раз с неизменным успехом. В 2002 году концерт "Желтые звезды" был записан на компакт-диск в исполнении Владимира Спивакова и Российского национального оркестра. И.И. Шварц - народный артист России, лауреат Государственной премии России.
С 1964 года и до конца своих дней композитор жил и работал в посёлке Сиверский (железнодорожная станция Сиверская) Гатчинского района Ленинградской области. Здесь его посещали В.Высоцкий, А.Миронов, А.Куросава, З.Гердт, И.Смоктуновский, С.Соловьёв, И.Бродский, Б.Окуджава, В.Мотыль и многие другие творческие деятели и друзья. В Петербург Шварц выбирался редко, творческие вечера обычно устраивал в местной библиотеке им.А.Майкова. Скончался Исаак Шварц во сне 27 декабря 2009 года, похоронили его 30 декабря 2009 года на Литераторских мостках Волковского кладбища в Санкт-Петербурге. Согласно воле композитора, похороны прошли в соответствии с еврейским погребальным ритуалом. Поминальную молитву «Кадиш» над гробом Исаака Шварца произнес один из раввинов Санкт-Петербургской еврейской религиозной общины.
Во флигеле дачи в Сиверской, где творил композитор, с 2011 года открыт Мемориальный дом-музей И.И.Шварца. К сентябрю 2012 года музей посетили более 5000 человек.
Исаак Шварц был женат дважды. Супруга с 1979 года — Антонина Нагорная (р.1959), экономист, с 2011 года — директор Мемориального дома-музея И.И.Шварца в Сиверской. Первая жена (с 1943 до середины 1960-х) — пианистка Соня Полонская. Дочь — Галина Лапшова (р.1944). Репатриировались в Израиль в 1989 году. Внуки Кирилл и Магда, правнуки — живут в Израиле.

14 мая

1925 – В Тель-Авиве родился Юваль Неэман - известный физик, член Академии наук Израиля и Национальной АН США, президент и профессор Тель-авивского университета, министр науки Израиля, автор работ в области атомной физики, предложивший (независимо от М. Гелл-Манна) систематику элементарных частиц, лауреат Государственной премии Израиля. В 15-летнем возрасте Юваль Неэман вступил в Хагану. Во время Войны за независимость Неэман прошел путь от заместителя командира батальона до заместителя командира бригады "Гивати". После войны остался в армии, где был заместителем начальника Оперативного управления Генштаба, а затем начальником Отдела планирования и заместителем начальника военной разведки ЦАХАЛа. После увольнения из армии в звании полковника занялся наукой. Был президентом Тель-авивского университета (1971-1975 гг.), написал множество книг по физике, астрономии и философии, был удостоен премии Израиля и многих международных научных премий. Юваль Неэман был одним из основателей Израильского национального космического агентства и стоял у истоков первых космических программ. В 1975 году стал стратегическим советником министра обороны. В 1979 году явился одним из основателей партии "Тхия", в составе которой избирался в кнессет 10-го, 11-го и 12-го созывов. В начале 80-х годов был министром науки и развития, науки и технологий, а в начале 90-х – министром энергетики и инфраструктур. Начало работ в рамках израильского космического проекта было положено в 1981 году, когда начальник военной разведки генерал Йегошуа Саги приказал проработать идею создания разведывательных спутников. В 1982 году было основано Израильское космическое агентства (СЕЛА), под эгидой которого развернулась разработка разведы-вательных спутников для ЦАХАЛа. В 1986 году был создан Институт космических исследований. Руководителем СЕЛА был назначен Юваль Неэман, которого по праву считают отцом израильской космической программы. В жизни Юваля Неэмана удивительным образом соединились, казалось бы, несовместимые области деятельности: он начал военную службу бойцом элитной бригады «Гивати» и вырос до заместителя начальника военной разведки ЦАХАЛа. Одновременно он стал профессором физики, специалистом в области элементарных частиц. Будучи военным атташе Израиля в Великобритании, вел интенсивные научные исследования в области ядерной физики. Открытия, сделанные им, позволили обосновать одну из интереснейших гипотез современной ядерной физики – гипотезу кварков. За свои выдающиеся научные достижения Юваль Неэман стал членом многих академий, был удостоен ряда престижных научных премий. Скончался Юваль Неэман 26 апреля 2006 года в тель-авивской больнице «Ихилов» на 82-м году жизни.

15 мая

1906 - Еврейская писательница, критик и литературовед Ривка (Ревекка Рувимовна) Рубина родилась в Минске. Писала на идиш и русском языках. В 1930 году окончила литературный факультет Минского пединститута, училась в аспирантуре Белорусской Академии наук. С 1931 г. начала публиковать литературно-критические статьи в журнале «Штерн» (Минск), позднее — в альманахах «Советиш» (1941), «Геймланд» (1947-48; была членом редколлегии этого альманаха), в варшавской газете «Фолксштиме» (с 1947 г.), редактировала сборник очерков «Биробиджан» (1936). С середины 1930-х гг. Рубина написала ряд работ, посвященных творчеству классиков литературы на идиш, в том числе монографию «Ицхок-Лейбуш Перец (1851–1915)», вышедшую незадолго до войны (1941). Участвовала в подготовке собрания сочинений Менделе Мойхер-Сфорима (в 4-х т., 1935-40), Шолом-Алейхема (в 16-ти томах, 1935-41). Составитель «Избранных сочинений в двух томах» И.-Л. Переца (1941). В 1943 г. Рубина опубликовала сборник очерков «Идишэ фройен» («Еврейские женщины») об испытаниях и стойкости в годы Холокоста. Рассказы Рубиной военных лет были напечатаны также в сборнике произведений советских еврейских писателей «Аф найе вэгн» (1949, Нью-Йорк). В 1961 году Рубина вошла в состав редколлегии журнала «Советиш геймланд» (главный редактор Арон Вергелис), в котором публиковались ее очерки, рассказы и литературно-критические статьи. Рубина — автор творческих портретов еврейских писателей Шмуэла Галкина, Зелика Аксельрода, Льва Квитко, Эзры Фининберга, Ицика Кипниса, Давида Бергельсона и других. Итогом многолетней работы Рубиной как литературного критика стала книга «Шрайбэр ун вэрк» («Писатели и произведения», Варшава-Москва, 1968). Участвовала в издании (редактура и перевод) шеститомного собрания сочинений Шолом-Алейхема на русском языке (Москва, «Художественная литература», 1971-73), а также переводов произведений И. -Л. Переца на русский язык. Переводила на русский произведения советских еврейских писателей. В 1970-80-х гг. Рубина написала повести и рассказы, составившие сборники «Эс шпинт зих а фодем» («Вьется нить», 1975, русский перевод - 1978) и «Аза мин тог» («Странный день», 1984, русский перевод - 1986). Умерла в Москве в 1987 году. А в Израиле с 1991 года живет ее дочь, известная поэтесса и переводчица Елена Аксельрод.

_________________________________

При подготовке статей для рубрики "Это - мы" использованы материалы из   Литературной энциклопедии 1929-1939 годов, Краткой еврейской энциклопедии, Википедии, ЕжеВики и других авторитетных изданий, в том числе из различных энциклопедий on-line – российских и зарубежных, а также публикации "бумажных" и электронных СМИ, авторских блогов и страниц в "Живом журнале", отдельные авторские публикации
Количество обращений к статье - 3192
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (4)
Гость | 13.05.2013 19:51
Спасибо за очень ценную рубрику!
Гость | 13.05.2013 00:18
Чрезвычайно интересно о Манечке Котляровой. Об Ицхаке Каценельсоне. Да обо всех.
Л. Школьник, Иерусалим | 08.05.2013 15:11
Ефим, если у тебя есть нормальная статья об этих двух датах, а не куцая заметка, я готов предоставить тебе "жилплощадь" в очередном номере "МЗ". А оставлять подобный текст в виде комментария под календарем знаменательных дат - по меньшей мере, странно. Только прошу: не отвечай пространно на эту мою записку, а просто ответь, согласен или считаешь, что этого твоего комментария достаточно.
Гость Ефим Майданик | 08.05.2013 14:40
B”H
ДВЕ ЦИФРЫ, заслуживающие, по моему мнению, нашего внимания:
1.Позади – более 10000 дней провел в американской тюрьме еврей Джонатан (Еонатан) ПОЛЛАРД.
2.Впереди – почти 45 лет назад, в июне 1968 г. была создана «Лига защиты евреев» (основатель – рабби Меир КАХАНЕ).
Предлагаемый посетителям и авторам мат-л «связывает» два эти имени.
Он остается, по моему убеждению, АКТУАЛЬНЫМ.
(На СЕМИНАРЕ "КОНСЕНСУС", Центр консервативного иудаизма, Иерусалим, руководитель Иосиф Бегун, 25.08.2010 г., я говорил на тему «РАББИ КАХАНЕ И ДЖОНАТАН (ЕОНАТАН) ПОЛЛАРД - ПРЕДАННЫЕ ЕВРЕЯМ И ИЗРАИЛЮ И ПРЕДАННЫЕ ИМ»)
ЕМ
-------
РАББИ МЕИР КАХАНЕ (да будет благословенна память праведника!) о Джонатане Полларде – 25 лет назад (отрывки из трех статей, включенных в 7-томное собрание трудов рабби Меира Кахане на англ. яз.).
(1) «Джонатан Поллард шпионил в пользу Израиля и раскрыл американские секреты. За это он должен быть наказан, справедливо и без злого умысла. Однако он действовал для блага Израиля и в его интересах, для поддержки Еврейского государства. За это Израиль обязан ему чем-то. Государство не бросает человека и не поворачивается спиной к человеку, которого оно на действительно направляло и действиями которого руководило. Израиль должен был помочь Полларду до этого, и сейчас он не должен бросать его на съедение акулам, независимо от того, в какой степени это может обеспокоить американских неевреев ИЛИ ЕВРЕЕВ, мыслящих как истеблишмент» (статья «Джонатан Поллард», 20 марта 1987 г.).
(2) «Лавина статей и заявлений различных американских евреев по следам дела Полларда представляет собой болезненный и в то же время захватывающий пример глубокого чувства неуверенности, которую испытывает община, публично похваляющаяся ощущениями своей политической и гражданской безопасности. Ничем не сдерживаемые нападки еврейских лидеров и обозревателей на Полларда, гневная критика Израиля, преувеличенные обвинения и реакции в жалкой попытке отмежеваться от Еврейского государства – все это демонстрирует неприятную реальность еврейского истеблишмента, который не мог в прошлом и никогда не сможет преодолеть свои фундаментальные страхи перед призраками антисемитского прошлого. В потаенных уголках сознания истеблишмента лежит подозрение, что «это» может случиться и в Америке (…). Истинный урок дела Полларда: не надо писать болезненно неприятные статьи о самообмане и «приносить жертвы, чтобы ублажить неевреев». Истинный урок для американского еврея – время ехать домой. Домой в Израиль» (статья «Истинный урок», март 1987 г.).
(3)«Оно никогда не исчезнет – это пятно, пачкающее одежду Израиля, пятно, вину за которое должен искупать каждый имеющий совесть еврей. Это позорное пятно предательства, совершенного по отношению к Джонатану Полларду, пятно, марающе нас, и вместе с тем проявление неверности, намного превосходящей все, в чем обвиняют Полларда (…) То, что Джонатан Поллард сидит сегодня в тюрьме, отбывая ПОЖИЗНЕННОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ, - вопиющее беззаконие, от которого просто разит антисемитизмом. Однако действия неевреев не идут ни в какое сравнение с тем, что сделали Полларду евреи, на которых он полагался и ради которых рисковал всем (…) Информация, переданная Израилю, никогда не вредила Соединенным Штатам. Но ведь с ним обошлись более жестоко, чем с американскими морскими пехотинцами, которые создали угрозу США, когда они позволили советским агентам разгуливать по американскому посольству в Москве. Однако когда Поллард, спасая свою жизнь, бросился к тем, ради кого он рисковал всем, - ему дали испить горькую чашу предательства. Перед ним закрыли дверь. Его по сути передали в руки властей.
Я не ожидаю многого – да и вообще ничего – от правительства Израиля, но надеюсь на многое, когда речь заходит об обычных, порядочных евреях (…) Пишите, продолжайте писать; пусть сотни ваших друзей и знакомых затопят офис"… (статья «Пятно дела Полларда», январь 1988 г.).
---------
Как и прежде, я готов ответить на разумные вопросы и поделиться имеющейся у меня информацией, в т.ч. о моем выступлении на Семинаре.
Е. МАЙДАНИК 8.05.2013 г.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com