Logo
8-16 мая 2017


 
Free counters!
Сегодня в мире
25 Май 17
25 Май 17
25 Май 17
25 Май 17
25 Май 17
25 Май 17
25 Май 17











RedTram – новостная поисковая система

Эксклюзив «МЗ»
Анна Нива:
«Всё начинается с диалога»
Наталья Голованова, «МЗ»

Это интервью по телефону началось с небольшого казуса. Стоило мне сказать: «Запись разговора рассчитана на час, потом прервемся и я еще раз наберу вас», как в ответ я услышала отнюдь не горделивое, но решительное: «Какой час?! У меня свободных всего 20 минут!». И легендарная французская журналистка Анн Нива предложила начать беседу немедленно.
Три года назад она прилетала из Парижа в Иерусалим к Леониду Школьнику, собирая материал для книги о Биробиджане. Леонид тогда сделал с ней интервью и опубликовал его в «МЗ» (№ 245, 4-10 февраля 2010 г.).
С того времени прошло три года, книга о Биробиджане месяц назад появилась на прилавках французских магазинов, и три дня назад, в условленное с Анной время я набрала ее парижский номер. И наш с ней разговор продолжался не 20 "договорных" минут, а более часа... 



Аня, вы работаете корреспондентом Le Point?

Нет, я фрилансер. Работаю для разных изданий. Что писать – определяю сама. Постоянно бываю в разных странах. Сирия, Ливан, Чечня, Ирак, Афганистан, Россия… Мне интересно описывать жизнь людей.

С русскоязычными медиа работаете?


Да, пишу для «Новой газеты», «The New Times»…

Вы нашумели книгой «Проклятая война» (другие названия – «Сволочная война», «Сучья война») о Чечне. Вы постоянно в горячих точках. Но это ж попасть туда надо, да еще вне каких-то официальных пресс-туров. Помогает отец, Жорж Нива?

Я военный журналист. Я приезжаю в страну и скромно делаю свою работу. Для этого мне не нужно какое-то протеже.

У вас с 1997-го по 2011-й вышло 11 книг, практически все они - о войне. И вдруг - 12-я – выламывающаяся из этого ряда - «Сталинская еврейская республика» (так сама Анна перевела ее название, а по-французски книга названа - La Republique juive de Staline, Anne Nivat, Fayard, Paris, 2013)... Почему вдруг Биробиджан?

Понимаете, я жила в Москве десять лет, в возрасте с 25 до 35, это важные годы жизни. Поняла, как мало я знаю о Биробиджане. О том, кто такие евреи, как живут там. А я любопытный человек. И решила об этом написать. Так в 2007-м я впервые прилетела в Биробиджан. Оказалось, там очень мало евреев, всего два-три процента населения, они все уехали в Израиль, совершили алию. По сути, Биробиджан сейчас – просто один из обычных регионов России. Но мне было интересно написать о людях, которые там живут. И, конечно, о людях, живущих теперь в Израиле. О людях в Китае – евреи компактно живут и там.

С кем встретились в Биробиджане?

Со многими. Очень интересно было в редакции «Биробиджанер штерн». До сих пор часть тиража этой газеты выходит на идише. Там работает художник Владислав Цап, много с ним общалась. Общалась с членами компартии, которая в ЕАО очень влиятельна и находится в оппозиции президенту Путину. С пропрезидентскими политиками. С преподавательницей французского и английского, нееврейкой. С раввином, приехавшим в Биробиджан из Израиля. Со стариками, которые приехали туда еще в конце 20-х. С представителями еврейского общества «Фрейд» - оно располагается там, где синагога, - среди других членов общества запомнилась Альбина Сергеева. Общалась с заместителем председателя правительства области Валерием Гуревичем, он теперь на пенсии.

А в каком году ездили в Израиль и в Китай?

В Израиле я была в конце декабря 2009 года, в Китае – во время Летних Олимпийских игр в 2008-м. Была в Харбине и в маленьком селе на границе Китая и Биробиджана. Мне было интересно. Самое любопытное, Китай ближе к Биробиджану, чем Москва, и там сильны связи. Да, задумав книгу о Биробиджане, я поехала и туда. Кстати, книга состоит из трех частей: первая – «Израиль», вторая – «Китай», третья – «Биробиджан». Названия частей точно с французского на русский не переведу, но в названии о Китае смысл такой, что это как маленькая остановка в пути, и эта вторая часть книги - самая маленькая. Конечно, главные части – Израиль и Биробиджан. В названии третьей части – о Биробиджане – присутствует смысл «на месте». Первая часть – об Израиле. В книге 366 страниц и очень много героев. Сколько точно – не помню, около 150, наверное. Это и люди, которые уехали в Израиль, и те, которые вернулись из Израиля в Биробиджан. В Израиле, как и в Биробиджане, я жила у израильтян, - не в гостинице. Всегда так делаю – живу в домах людей. В Израиле и Биробиджане все удивлялись: почему я, известная французская журналистка, этим так интересуюсь, зачем об этом пишу. Ведь далеко не каждый журналист берет у них интервью, о них мало пишут! Конечно, я брала интервью и у президентов, но главные герои моих книг – просто люди. И им всегда интересно потом это прочесть.

Но книга на французском. Перевод на русский и на английский не планируете?

Мне бы очень хотелось. Но это зависит от моего издательства. Кроме того, я бы очень хотела, чтобы она вышла и в переводе на иврит. Для меня очень важно, чтобы книгу прочли в Израиле. Моя книга – в основном, о русских израильтянах последней алии, и через них – попытка понять Биробиджан.

С людьми, с которыми встречались, связи поддерживаете?

Конечно. Вот с Леонидом из Иерусалима. До сих пор вспоминаю, как мы сидели с ним два дня в кафе на улице Бен-Иегуда. Не скажу точно, какой у него цвет глаз, но он запомнился мне приятным и очень любознательным человеком. В кафе было довольно холодно, а он был легко одет, - видимо, горячий, как настоящий русский человек - вернее, как настоящий еврей. Мы о многом говорили, он стал одним из главных рассказчиков о Биробиджане, к тому же он человек необыкновенной судьбы, известный журналист, редактор, в том числе и газеты «Биробиджанер штерн» в советские годы. Не могла с ним наговориться, даже времени для общения мало показалось. Надеюсь, не раз еще встретимся. Слушая Леонида тогда, три года назад, я понимала: вот он, такой всё понимающий, такой хороший и добрый, - он уже далеко от тех мест, от Биробиджана, он теперь вне России. Конечно, у каждого уехавшего своя связь с родиной. Но жизнь ведь не останавливается. Он уехал – и жизнь там, в Биробиджане, не остановилась, и Биробиджан уже другой. Для Школьника почти четверть века назад родиной стал Израиль. И это тоже особая судьба – найти себя в другой среде обитания. Именно – найти себя.

Для Вас важна дорога, Анна?

О да, это важная вещь в жизни. Дорога дает возможность увидеть, как живут другие люди. Увидеть и написать - не судя их и не оценивая. У каждого своя тропинка, своя дорога. Знаете, Наташа, я со всеми людьми чувствую себя хорошо. Мой интерес к каждому, с кем встречаюсь, проходит красной нитью через все мои книги, проходит и через эту книгу, которую я посвятила Биробиджану. Думаю, она будет интересна и жителям Китая, и, главное, Израиля.

Вы военный корреспондент. Каков Ваш, так сказать, стаж военной журналистики? Вы этому где-то учились?

Работаю военным корреспондентом уже 15 лет. Я доктор политологии, окончила Институт политических наук в Париже.

Когда бываете в последнее время, последние месяцы в Сирии, Ливане - не страшно? Как воспринимаете исламизм, джихад в Европе, США?

Наверное, потребовалось бы много часов, чтобы обсуждать эту тему. Но страх, боязнь друг друга здесь, в Европе, в России, на Ближнем Востоке, – это самая большая беда. А вот я являюсь ярким примером, который показывает нечто противоположное страху: хоть немного внимания друг к другу, взаимного любопытства, - и тогда всё может быть по-другому. Потому что всё начинается с диалога, а не наоборот. Страх – это ужас. Когда страх – тогда и вражда. Поэтому я и пишу свои книги. И продолжаю ездить в «горячие точки». Да, я хочу показать: там, где живем не мы, там и живут не так, как живем мы. Там другая религия, другие традиции. Да, терроризм. И мы уже с этим живем. Но чтобы жить дальше и решить, наконец, что с этим делать, надо знать, о чем мы говорим. А чтобы знать, о чем и с кем мы говорим, надо идти туда и смотреть. По-другому невозможно. Если не будешь хотя бы минимально знать своего врага, или человека, который не такой, как ты, у тебя не будет шансов с ним договориться.

Тогда важен и язык общения. Вы знаете арабский?

Да, знаю. Как и русский. В Израиле, например, с бывшими биробиджанцами, как вы понимаете, я общалась не на французском, а на русском.

Аня, по поводу России и русского. В конце 90-х вы писали о российских СМИ. Вы прожили 10 лет в Москве. А в феврале прошлого года вас, можно сказать, выслали из России по недоразумению с документами. Через несколько дней визу, правда, восстановили. Что для вас Россия?

Анн Нива в годы работы в России

Россия для меня – всё. Это почти моя родина, она очень близка мне. Я ее люблю, я прожила там 10 лет, в свои очень важные годы. Там у меня две избушки в Рязанской области. Россия - это часть моей жизни. Иногда я думаю, что Россию знаю лучше, чем свою Францию. Сейчас как раз начинаю работать над двумя книгами. Одна – о России, о следах советского мышления и советизма в жизни людей, другая – о Франции. Я только начинаю работу над ними, но эти книги очень важны для меня. Я живу в Париже, родилась под Женевой. Но написать о Франции могу, только написав сначала о России, через ее призму. Мои родители до сих пор живут возле Женевы. Я там тоже жила, но короткое время. С 16 лет начала путешествовать. Вот скоро мне исполняется 44 (18 июня – Н.Г.), всё это время я в дороге. И всё время пишу свои книги. Иногда мне даже трудно представить, когда же я столько успела сделать?

Ань, вы ездите по миру – за счет гонораров? И если да, их хватает, чтобы обеспечивать все ваши интересы, вашу жизнь?

Ну конечно. Мое парижское издательство «Fayard» полностью оплачивает мне поездки – дорогу и командировочные расходы. И выплачивает гонорар за книги. Это, так сказать, мое издательство. Не мое в смысле собственности, а издательство, с которым я многие годы работаю.

Еще такой вопрос. Какие издания, каких журналистов вы читаете?


Каждое утро начинаю с того, что читаю разные издания – в Интернете. Читаю по-итальянски, по-немецки, по-английски, по-французски и по-русски. Читаю много и знаю, какие издания читать, где что найти. Всегда читаю с большим удовольствием американские «The New York Times» и «The Washington Post». Ну, французские я почти не смотрю, зачем? - я и так знаю, как они пишут и о чем будут писать. Конечно, всегда читаю русские СМИ, смотрю российское ТВ. К тому же, надо знать разные взгляды на происходящее. То, что я прочту в российских СМИ, я не найду во французских и американских. Это богатство – читать на разных языках. Евгений Киселев с его программой «Итоги» был для меня сильным журналистом, в свое время всегда его смотрела. Но в то же время нельзя тратить слишком много времени на то, чтобы читать. Надо найти баланс между чтением и своей собственной работой.

Сколько времени позволяете себе читать?

Я читаю быстро. Где-то час-полтора утром, не больше. Если больше, не останется времени для работы. А ведь надо писать самой. Надо думать – о том, что ты читал, это тоже важно. Это раз. Потом – надо думать о том, как ты будешь писать и о чем. И это важно. Нельзя либо только думать, либо только писать или читать. Надо всё это делать одновременно.

Читаете «Мы Здесь»?


Да, конечно. Мне интересны все материалы в этом издании. И о Ближнем Востоке, и об Израиле, о США, и полемика, которая там ведется. Но я не могу сказать, что это мне нравится. Это не мой стиль. Статьи интересные. Но надо всегда иметь критический, собственный взгляд, на всё, это важно. Поэтому, читая «Мы Здесь», я остаюсь собой, я сама автор, и у меня в голове – своё. Как и при чтении любого любимого мной издания. На меня не влияют другие взгляды, я открыта.

Сколько сейчас вашему сыну?

Да, Луи, ему будет семь.

С вашим супругом Жан-Жаком Бурденом у Вас есть какие-то пересечения в журналистике?


Он делает то же, что и я, только для ТВ. Тоже – жизнь других стран. И мы оба интересуемся людьми в этих странах, простыми людьми. Мы им даем слово. Мы их уважаем. Мы через них описываем сложные ситуации. Это и есть журналистика.

Не люблю определение – простые люди...


А, и я тоже. Скажем так: просто люди. Согласна. Продолжу мысль. Надо рассказывать просто о людях, о событиях – через них. Журналистика – это серьезное, ответственное дело. А в наше время, мне кажется, журналисты забыли об этом.

О чем именно забыли?

Многие из нашей братии работают быстро. И это получается несерьезно. Они дают однобокий взгляд. Присутствуют – современные уже – стереотипы. Нельзя быть чиновником в журналистике. Надо быть любопытным. Наш «материал» – это люди.

Издание может зацикливаться на отдельных темах, не позволять себе цитировать, скажем так, «вражеские» издания? Например, западное издание не будет ссылаться на азиатское, дабы не делать рекламу «врагу»?

Ни в коем случае так нельзя. Надо видеть мир во всем его многообразии. Надо видеть все, что ты можешь увидеть – в том числе все сайты, все издания. Мир – это огромное богатство, зачем же сужать свое знание мира какими-то ложными табу? Слушать друг друга - это не значит соглашаться на все. Надо иметь побольше уважения к своим материалам. Ведь вы посмотрите, СМИ потеряли доверие во всем мире. А почему? Потому что плохо работаем.

Как относитесь к правой и левой политическим идеологиям?

Я не политик и для меня все равны: правые, левые, голубые и так далее. Я брала интервью у президентов, королей, террористов, - это все равноценные вещи. Если человеку есть о чем рассказать, я к нему иду. Надо быть открытым и интересоваться каждым. Нельзя выслушать близкую тебе сторону, кого-то одного, и сказать себе, что ты всё узнал. В таком случае не надо быть журналистом, надо найти себе другую работу.

Аня, такой вопрос, он будет интересен израильскому читателю, да и не только израильскому, и уж тем более авторам «Мы Здесь!». Ваш отец, Жорж Нива, - всемирно известный славист, специалист по России, в прошлом профессор Женевского университета, академик Европейской академии в Лондоне, почетный профессор многих европейских университетов и президент Международных Женевских встреч. Он по сей день активно выступает и пишет. Среди авторов «МЗ» есть такой интересный человек – Давид Маркиш, известный израильский писатель и публицист. Его брат Шимон Маркиш, сильнейший славист, историк русской литературы, насколько мне известно по информации главного редактора «МЗ» Леонида Школьника, общался с вашим отцом. Это так?

О!.. Вы своим вопросом вызвали во мне дорогие воспоминания. Симон Маркиш был очень близким другом моего отца. Он знал меня с детства, и я его очень любила. Вы взволновали меня этим сообщением, честное слово. Хочу познакомиться с редакцией «МЗ» поближе. Хочу увидеть Леонида. Хочу увидеть Ясена Засурского, Елену Вартанову и вас на конференции журфака МГУ в Москве, если мне удастся приехать. Я рада новым друзьям.

Дорогая Анн, еще раз примите поздравления с выходом книги о Биробиджане, которая, судя по всему, удалась и, надеюсь, будет прочитана и русским читателем, а также на иврите и других языках. Спасибо Вам, и до встречи!
Количество обращений к статье - 3026
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (2)
Гость | 10.06.2013 04:28
Я думаю, Анн могла бы заглянуть и в Хабаровск, где также немало интересного по близкой теме. Иванов-Ардашев.
Моисей, Бат-Ям | 07.06.2013 11:29
А почему бы Анне Нива не предложить что-то написать для "МЗ" - тем более, если она в хороших отношениях с редактором? Или, может, главу из книги про Биробиджан?

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2017, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com