Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Израиль
Спасая Надру
Лазарь Берман, «The Times of Israel»

Корреспондент «The Times of Israel» сопровождал первую сирийскую пациентку-сердечницу в Израиль — четырёхлетнюю девочку, семья которой отдала её жизнь в руки «врага», — на заключительном этапе этого беспрецедентного путешествия...


Надра и Раха во время последнего осмотра ребёнка.
Фото: Лазарь Берман, «Times of Israel»


Солнечным утром на прошлой неделе сирийка и её четырёхлетняя дочь вышли из дома - девочке требовался окончательный осмотр после сложной операции. Они сели в машину, припаркованную на соседней замусоренной стоянке. Малышка поначалу заволновалась, но быстро успокоилась, когда ее мама устроилась рядом.

Период восстановления ребенка после операции - особый. Но эта история поистине уникальна — беспрецедентная, замечательная, трогательная и вдохновляющая. Мать-сирийка и ее ребенок не были на их разрушенной войной родине, не шли по опасным улицам лагерей беженцев, куда бежали сотни тысяч их соотечественников.

Они находились в самом центре Иерусалима, в нескольких минутах ходьбы от площади Сиона и здания муниципалитета. И я ехал с ними в холонскую больницу «Вольфсон» на последнюю эхокардиографию этой маленькой девочки - как раз прошло чуть меньше месяца после операции на её сердце.

Две сирийки бежали от жестокой гражданской войны, ища убежища в соседней стране. Маленькая девочка Надра (её настоящее имя, как и местоположение её семьи в настоящее время не называем в целях безопасности) страдала от врождённого порока сердца. Это заболевание не позволяло крови надлежащим образом окисляться легкими, придавая лицу Надры синеватый оттенок. Без лечения она не смогла бы дожить до своего 18-летия.

Тем не менее, вот она сидит и хихикает на заднем сиденье автомобиля. Крепенькая, румяная, немного озорная — и где? Не в родной Сирии, а в Израиле!

Их привезла к нам израильская христианская организация «Шевет Ахим», которая и была создана для того, чтобы палестинские, иорданские, курдские, а теперь и сирийские дети могли приезжать в Израиль в течение почти двух последних десятилетий и проходить здесь спасительные для них операции на сердце.

Один из ветеранов сообщества «Шевет Ахим», который попросил не называть его имени, вез нас в больницу. Я начал разговаривать с Рахой, матерью Надры, а водитель тем временем выехал на оживлённую улицу Иерусалима. Атмосфера была несколько напряжённой, поскольку было уже много поездок на эти осмотры. Если всё нормально, они смогут, наконец, покинуть Израиль и воссоединиться с семьёй уже на следующий день. Если нет, то ситуация чрезвычайно усложнится - отчасти потому, что Раха была на девятом месяце беременности.

«Он вверил нам свою семью»

Затянувшийся конфликт в Сирии расшатал нацию, унеся более 70 000 жизней и создав при этом беспокойство для соседей Сирии на Ближнем Востоке. Иордания, например, - страна, население которой составляет всего лишь шесть миллионов с небольшим, - приняла более 500 000 сирийцев, которые оказали значительное давление на королевство. Беженцы также устремились в Турцию, Ливан и Ирак.

Израиль решил, что он не позволит беженцам хлынуть в страну, хотя и предоставил лечение некоторым раненым сирийским гражданам в израильских больницах вблизи Голанских высот. Но Надра - первая в Израиле сирийская пациентка с больным сердцем.

Раха отказалась сообщить мне, где именно в Сирии живет её семья. Тем не менее, она рассказала, что её родной город стал свидетелем серьёзных боевых действий, и она видела смерть и кровь на улицах. Она, её муж и их дети бежали из Сирии в прошлом году и арендовали дом недалеко от крупного лагеря беженцев. Остальные члены семьи, в том числе её пожилые родители, остались там.

Христианские миссионеры в лагерях беженцев узнали о состоянии здоровья Надры. Они связались с организацией «Шевет Ахим», которая сразу же направила опытных сотрудников на встречу с этой семьёй. Сначала родители Надры колебались. Но когда состояние девочки ухудшилось, они решили рискнуть. «Мой муж положился на Бога», — сказала Раха.

После некоторого обсуждения с Джесси Тиллман, штатной сотрудницей «Шевет Ахим», и другими, было решено, что Раха будет сопровождать Надру в этой поездке, поскольку она лучше всех способна удовлетворить её потребности. Хотя сама идея о поездке во вражескую страну звучала устрашающе, Джесси Тиллман сказала: «Нет матери, которая не хочет сделать для своей дочери всё, что в её силах».

На следующий день Тиллман встретила их на углу улицы. «Отец расцеловал жену и дочь, — вспоминала Тиллман, — а затем вверил их нам». Они взобрались в фургон.

Оттуда мать с ребёнком и сотрудники «Шевет Ахим» вместе с 8-летней курдской девочкой и её матерью, которые тоже направлялись на операцию на сердце, двинулись к пограничному перекрёстку. Пограничный контроль проходили медленно, у Рахи и Надры не было паспортов, только документы Красного Креста, удостоверяющие их личности.

Израильские пограничники действовали быстрее. Тем не менее, израильтяне настаивали на более тщательной проверке автомобиля, и женщина-охранник отвела Раху в сторону для личного досмотра. Раха выглядела несколько нервозной, но когда израильский дежурный офицер раздал всей их компании фруктовое мороженое, Раха расслабилась. «Я так счастлив, что вы привозите сирийцев, — признался чиновник г-же Тиллман. — Мы должны что-то делать доброе для сирийского народа».

Поездка в больницу «Вольфсон»

Мы выехали из Иерусалима, проехали каменные дома Лифты (покинутая жителями палестинская деревня у западной окраины Иерусалима — И.Ф.), возвышавшиеся на склонах.

«В самом начале я боялась, — призналась мне Раха. — Я опасалась, потому что была первой сирийкой, приехавшей сюда. Но я вошла в больницу, увидела арабов и самых разных людей, и почувствовала себя комфортно».


Раха и Надра в больнице с сотрудником
«Шевет Ахим». Фото: Лазарь Берман,
«Times of Israel»
Эти врачи были первыми евреями, которых она когда-либо в жизни видела. Она ожидала встретить враждебность со стороны израильтян, потому что была сирийкой, но приятно удивилась их гостеприимству. «Все там хорошо ко мне относились, особенно врачи», — рассказала Раха.

Персонал «Шевет Ахим» скоординировал поездку Рахи, чтобы она помолилась в мечети Аль-Акса на Храмовой горе, и ей понравилось, как их приняли в Иерусалиме. «Приятно видеть, как люди разной веры живут вместе», — сказала она. Кроме того, они повезли её и Надру на пляж в Яффо, там они впервые в жизни увидели море.

Во время поездки Раха избегала говорить о гражданской войне и о том, что хотя бы косвенно касалось политики.

«Я всегда думаю о моей дочери, я так хочу, чтобы ей стало лучше, — говорила она твёрдо. — Сейчас я думаю только об этом».

«Надре сделали операцию на сердце 8 мая, — говорила Раха. - Операция прошла гладко, но она должна была оставаться в больнице в течение 10 дней».

Однажды, когда Надра выздоравливала, Раха взяла дочь на прогулку по холлу больницы. Они ходили недолго, так как Надра была ещё слаба после перенесённой операции. И вскоре они вернулись в палату.

У кровати Надры их поджидал человек, которого Раха никогда не видела прежде. Раха заметила у него на бедре пистолет.

Он начал говорить на чистейшем арабско-сирийском диалекте. «Я — Абу-Салим, — сказал он, — и я услышал, что вы здесь. Вы меня не знаете».

Раха была в шоке.
«Как разведслужба Ассада выследила нас в этой больнице?» — подумала она.

Брат из Бат-Яма


Меир Хазан, или Абу-Салим, как он известен среди арабов, бежал из Дамаска в возрасте 17 лет. Он до сих пор разговаривает со своей семьёй на дамасском наречии, как в юности. Он сидел за чтением газеты «Едиот ахронот» в своём доме в Бат-Яме, как он это делает каждое утро, когда вдруг наткнулся на рассказ о Рахе и Надре. Хазан решил немедленно поехать, чтобы повидать их.

«Для меня это было естественно, чисто по-человечески, — сказал Хазан. — И мне неважно, какой религии она придерживается».

Раха не знала, что ей с ним делать. Кто он такой, этот сириец в больничной палате?

Хазану потребовалось некоторое время, чтобы объяснить, что он просто сирийский еврей, живущий в Израиле, и что ей нечего бояться. «Она и представить себе не могла, что может случиться подобное, — вспоминает Хазан. — Клянусь вам, у меня слёзы навернулись на глаза. Мы оба очень расчувствовались».

«Она была глубоко тронута, — продолжает Хазан. — Она сказала мне: «В Сирии люди убивают друг друга, но вы пришли сюда, чтобы посетить другую сирийку, с которой вы не знакомы, и в ваших глазах нет никакой ненависти».

Сначала Хазан хотел пригласить маму с дочкой поехать в местный сирийский ресторан, но здоровье Надры не позволяло этого. К счастью, по сирийской традиции, он привез с собой приготовленные для них Kubbeh, Tabbouleh, маринованные овощи и другие сирийские блюда и оставил их в больничной палате.

Они больше часа проговорили о семье Рахи и об их бедственном положении. Когда они сидели и ели принесённое им, Хазан вдруг посмотрел на Раху и сказал: «Я хочу, чтобы ты думала обо мне, как о своём брате». Раха заверила его, что она так и сделает. «Не имеет значения, где вы окажетесь в конце концов после этого, — сказал Хазан, — но обещай мне, что вы не вернётесь в Сирию». Раха сказала, что её родители всё ещё там, но она возвращаться туда не хочет.

Когда Хазан поднялся, чтобы уходить, Раха остановила его. В комнате повисла тишина, так как Раха колебалась. Наконец, она набралась мужества, чтобы сказать: «Мы сейчас — семья, — молвила она с выражением стыда на лице. — Послушай, у меня здесь ничего нет. Ничего. Я стесняюсь говорить об этом».

«Я вынул свой бумажник и положил всё, что в нём было, в её руку, — вспоминает Хазан. — Я сказал Рахе, что если ей когда-нибудь ещё что-то понадобится, пусть немедленно мне позвонит».

Раха позвонила Хазану в воскресенье, чтобы сообщить, что они планируют возвратиться в приютивший их Израиль. Хазан сказал ей, что если её семья снова окажется в бедственном положении, пусть не стесняется и обращается к нему. Он также дал ей номер телефона друга, живущего, как и она, в Сирии, которому она может позвонить, если окажется в беде.

Она взяла с Хазана обещание, что он приедет навестить их. Он заверил ее, что приедет. «В конце концов, — сказал мне Меир Хазан, - мы все люди».

До сих пор под впечатлением

Мы подъехали к больнице и поднялись на лифте в кардиологическое отделение на втором этаже. Дети со всего мира бегали по отделению и возбуждённо переговаривались между собой. Маленькая израильская девочка хвасталась повязками на своей руке перед курдским мальчиком из Ирака. Надра принялась играть с африканским мальчиком, пока они не начали бороться за место посидеть в красном кресле, и оба убежали, чтобы пожаловаться мамам.

Слева - Меир Хазан; Надра играет с курдским мальчиком в ожидании осмотра;
д-р Раухер-Штернфельд (слева) с Рахой и Надрой после осмотра.
Фото: Лазарь Берман, «Times of Israel»


После нескольких часов ожидания доктор Алона Раухер-Штернфельд, детский кардиолог, член общества «Спасти сердце ребёнка», родственного израильской организации «Шевет Ахим», вызвал Надру на эхоскопию сердца. Раухер-Штернфельд лечила Надру с тех пор, как девочка впервые приехала в Израиль.

Несмотря на огромную медицинскую практику, Алона до сих пор под впечатлением от общения с Надрой. «Да, мы медицинские работники, но мы же ещё и люди, и нас трогают человеческие истории. Это даёт мне надежду на будущее. Я надеюсь, что это — начало истинного сотрудничества между нашими народами, как с медицинской, так и с политической точки зрения».

Эта операция дала Надре шанс на нормальную жизнь. «Она может теперь ходить в школу, играть в лёгкие спортивные игры, — говорит доктор Раухер-Штернфельд. - Она, вероятно, будет и в состоянии родить».

Надра вбежала в смотровой кабинет и легла на стол. Раха расположилась в кресле рядом с ней. В детском шоу по телевизору над головой израильские дети пели о маленькой птичке, которая учится летать. Надра хихикала, когда врач начала двигать свой прибор над её грудью, проверяя, не исчезла ли жидкость, накопившаяся в её сердце после операции.

Затем врач положила свой прибор и посмотрела вверх. В кабинете воцарилась тишина, все — Раха, сотрудники «Шевет Ахим» и я, журналист, — с нетерпением ждали её слов. Собираться ли Надре домой?

Впечатляющее откровение

История основания организации «Шевет Ахим», как и многие истории в этой стране, просто невероятна.

Один из основателей этой организации в 1990-е гг. был волонтёром в Израиле, помогая акклиматизироваться иммигрантам из бывшего Советского Союза. Одна украинская семья, члены которой не были гражданами Израиля, услышала о его работе и приехала к нему. Родители сказали ему: «Наш мальчик болен лейкемией, а больница хочет за его лечение $64 000. Не поможете нам?».

Он понятия не имел, как им помочь. «Я не мог сказать им «нет», — вспоминает он, — хотя у нас было около $100 на каждую нуждающуюся семью». Сказал, что подумает.

Он поехал в медицинский центр «Хадасса Эйн Керем» в Иерусалиме и искал, пока не нашёл, профессора Шимона Славина, известного специалиста, который возглавлял центр костного мозга в этой больнице. «Без лечения он умрёт, — сказал Славин, — и мы, вероятно, можем его спасти». Но родственникам придётся придумать способ оплатить эту дорогую процедуру». «Мне не нравится эта ситуация, — посетовал Славин, — но по этому методу работают передовые медицинские центры во всём мире».

И волонтер «Шевет Ахим» решил, что постарается сделать всё, что в его силах. «Это меня потрясло. Мы могли бы спасти красивого мальчика. Я решил помолиться и поделиться его историей. И что вы думаете? Вокруг спасения жизни ребёнка объединились люди из всех слоёв общества. Иудеи, христиане, верующие, светские». И еврейские матери взялись помогать. Международная женская сионистская организация (WIZO) пошла на прием к тогдашнему президенту Израиля Эзеру Вейцману и с его помощью убедила больницу снизить цену на лечение.

«Этот мальчик узнал, что он так же значим для страны, как и любой другой ребёнок», — вспоминает сотрудник WIZO.

Организация взяла старт именно с этой акции. WIZO начала привозить палестинских детей из сектора Газы, затем расширила сферу своей деятельности на Иорданию. После свержения режима Саддама Хусейна в 2003 году WIZO начала работать и в иракском Курдистане.

Израильское правительство и больницы стали активными партнёрами в этом жизненно важном проекте. «Правительство ясно дало понять, что когда стоит вопрос жизни и смерти, оно будет делать всё, что необходимо, чтобы пациент получил стационарное лечение, — отмечает руководящий сотрудник общества «Шевет Ахим». — Я не видел, чтобы они отклонялись от этой политики в течение 18 лет».

Кроме того, больницы не только соглашаются не взимать плату с пациентов со статусом иностранца, они запрашивают лишь 50% того, что требует израильская система страхования, просто покрывая больничные затраты, чтобы было видно, что больницы не выкачивают деньги из израильского налогоплательщика.

Тем не менее, есть цена всему. «Она распространяется и на человеческую инфраструктуру, — признаёт сотрудник «Шевет Ахим». - Эти врачи могли бы работать в своих частных клиниках или быть со своими семьями, вместо того, чтобы видеть чужих детей. Но они преданы делу».

Он напомнил один случай, когда много специалистов-кардиологов этой больницы поехали за пределы страны на большой еврейский праздник. И в это время у одного ребенка из Газы начался кризис, а ближайший хирург был на своей яхте в Средиземном море. Когда он услышал о ситуации с этим мальчиком, он развернул яхту и направился в больницу, прервав свой короткий отпуск.

«Эти семьи отмечают, что в их собственных странах ценность каждой человеческой жизни зачастую недооценивается, — рассказывает член «Шевет Ахим». — Это является для них впечатляющим откровением, поскольку «враг» первым приходит на помощь, чтобы лечить их детей, как будто они по-настоящему важны для него. И родители больных детей идут по домам и рассказывают каждый свою историю».

Через весь Ближний Восток

Доктор Раухер-Штернфельд улыбнулась. «Надра хорошо выглядит. Она может собираться домой». Раха испытала настоящее облегчение. Это был ответ, которого они так ждали! Самая наилучшая новость из всех возможных.

Но прежде, чем они должны были уехать, им надо было получить историю болезни без упоминания об Израиле или названии больницы, и это было нужно в течение нескольких часов. Доктора согласились послать такой документ по электронной почте, и сказали, что нет абсолютно никакой проблемы отрезать логотип в верхней части послания.

Но это был не последний раз, когда Рахa и Надра находились под опекой доктора Раухер-Штернфельд. Она сказала, что им нужно будет вернуться через год для прохождения второго этапа операции.

А сейчас Раха и Надра должны воссоединиться со своей семьёй.
На обратном пути из больницы домой Надра спала, а Раха просто смотрела в окно. «Я счастлива, — сказала она. — Очень счастлива!».

На следующий день руководящий сотрудник «Шевет Ахим» отвёз мать и ребёнка в их семью. По дороге они шутили по ее поводу, держа ребёнка на руках, пока не прибыли на место. «У нас было достаточно бюрократических препон, чтобы не впутывать незарегистрированного сирийского ребёнка в неприятную историю», — пояснил он.

Муж Рахи, стараясь не попасться на глаза своим соседям, попросил, чтобы жена и дочь ждали его на том же самом углу улицы, где он видел их в последний раз. Он подарил сотруднику «Шевет Ахим» две коробки конфет и куртку на меху.

«Его радость и возбуждение отразились даже на мне в виде нескольких поцелуев в губы», — сказал сотрудник «Шевет Ахим».

Другие сирийские семьи, озабоченные поездкой в Израиль, прежде чем согласиться послать туда собственных детей, ждали благополучного возвращения Надры. Раха и Надра встретились с этими семьями в среду, а в четверг израильскому правительству был представлен запрос на визу для второго сирийского ребенка с приглашением его в медицинский центр «Шиба» при больнице «Тель ха-Шомер».

Доктор Раухер-Штернфельд считает Раху настоящей героиней:
— На девятом месяце беременности она согласилась подвергнуть свою жизнь опасности, чтобы поехать в страну, в которой она никогда не была, во «вражеское» государство – лишь бы спасти своего ребёнка... Эта мама пересекла весь Ближний Восток ради своей дочери...

Оригинал статьи
Перевод с английского:
Игорь Файвушович, Хадера
Количество обращений к статье - 2263
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com