Logo
1-10 декабря 2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18












RedTram – новостная поисковая система

Это - мы
8-14 августа 2013
Рубрику ведет Леонид Школьник

8 августа

 

1898 – 115 лет назад в Екатеринославе (ныне – Днепропетровск) родился будущий заслуженный артист России (1974) Эммануил Геллер (настоящая фамилия – Хавкин). В 1925 году он окончил театральный техникум им. Луначарского (класс В. Мчеделова). По окончании техникума вступил в труппу агит-театра "Синяя блуза". Играл в Театре миниатюр, Театре сатиры, Мюзик-холле. В кино Эммануил Геллер начал сниматься в 1930 году. Проявив себя ярким, острохарактерным актёром, он стал настоящим мастером эпизода, одним из наиболее снимаемых "эпизодников" советского кино. Чаще других Геллер играл пиратов, швейцаров, пенсионеров и "лиц кавказской национальности". Даже бессловесное появление актёра на экране вызывало у зрителей улыбку. В комедии Г.Александрова "Весёлые ребята" герой Геллера произносит всего лишь одну фразу - восхищается женой, которая плачет на концерте симфонической музыки (на самом же деле, ей жали туфли). В фильмах "Волга-Волга" и "Первая перчатка" Геллер играет суетливых фотокорреспондентов, у которых вся гамма чувств отражается лишь на лицах. А в "Сердцах четырех" он появляется за несколько секунд до финала и догоняет поезд. Эти кадры стали настоящей классикой, энциклопедией киноэпизода, по которой впоследствии постигали азы многие талантливые комики. Тот же Савелий Крамаров десятки раз бегал на "Сердца четырех" именно из-за эпизода с Геллером. Среди других работ Геллера: шашлычник ("Кавказская пленница"), Циммер ("Алые паруса"), приемщик ("Семь нянек"), церемониймейстер ("Неисправимый лгун"), Савельич ("Покровские ворота"). Эммануил Геллер прожил долгую жизнь и работал до последних дней. Он снимался у многих известных режиссёров, причем по нескольку раз, был частым гостем сатирического киножурнала "Фитиль". Среди фильмов с его участием – «Алешкина охота» (1965), «Иду на грозу» (1965), «Операция "Ы" и другие приключения Шурика» (1965), «Прощай» (1966), «Ехали в трамвае Ильф и Петров» (1971), «Под крышами Монмартра» (1975), «Ах, водевиль, водевиль...» (1979), «Покровские ворота» (1982), «Принцесса цирка» (1982), «Человек-невидимка» (1984), «Семь криков в океане» (1986), «Мой муж – инопланетянин» (1990). Умер Эммануил Геллер 6 мая 1990 года.

 

9 августа

1945 - Cоветский фигурист, серебряный призер Олимпийских игр, тренер, телекомментатор Александр Горелик родился в Москве. Первой его партнершей в фигурном катании была Татьяна Шаранова, с которой они стали серебряными призёрами чемпионата СССР 1964 года и бронзовыми призёрами I зимней Спартакиады народов СССР (1962 год). Но наибольших спортивных успехов Горелик добился в паре с Татьяной Жук, с которой они завоевали серебряные медали на Олимпиаде 1968 года в Гренобле. Они были первой спортивной парой со значительной разницей в росте. Не раз становились призерами первенства мира и Европы. Конечно, невозможно было тогда обыграть корифеев Людмилу Белоусову - Олега Протопопова, которым Александр и Татьяна проиграли на чемпионате мира 1966 года лишь одним судейским голосом. В 1969 году Татьяна Жук решила закончить спортивную карьеру и собиралась родить ребенка. Горелик начал тренироваться с Ириной Родниной, но тренер Станислав Жук не видел их как пару, и Горелик завершил любительскую карьеру. После этого он работал в спортивной редакции Всесоюзного радио, где его партнером был великий комментатор Николай Озеров. В 1968 году Александр окончил ГЦОЛИФК по специальности «тренер-преподаватель». В 1969 году он снялся в главной роли Сергея Берестова в фильме о фигурном катании «Голубой лед». После того, как Татьяна Жук вышла из декрета, они вместе выступали в цирке на льду. В последующие годы Александр также работал тренером по фигурному катанию - он был тренером сборной СССР на XII зимней Олимпиаде в Инсбруке. А с 2001 года работал на телеканале «Спорт» спортивным комментатором в паре с Николаем Поповым. Позднее Попов вспоминал: «Саша был необычайно жизнерадостным, обаятельным человеком с потрясающим чувством юмора, всегда становился душой любой компании. Помню, как в пресс-центрах крупных турниров, где было достаточно много российских журналистов, он всегда был в центре внимания. Всегда шутили, всегда пародировали самих себя, мы с ним устраивали пародийные репортажи с чемпионатов мира 2030-х годов, вызывая гомерический хохот наших журналистов». Вспоминая рассказы Горелика о своей жизни, Николай Попов выделил историю о его популярности среди фигуристок мира. «Он же был одним из популярных фигуристов мира! Ему был даже присужден титул «Мистер фигурное катание». Конечно, фигуристки всего мира были в него влюблены. Саша даже рассказывал историю, когда у него был роман с одной швейцарской фигуристкой, которая не была слишком известной. Она влюбилась в Сашу, и он ей симпатизировал. Вроде даже собирался жениться, тем более на один из крупных турниров приехал ее отец, который оказался швейцарским олигархом, владельцем крупных химических заводов. Он хотел, чтобы Саша женился на ней, потому что дочь очень его любила. Тогда я спросил Сашу, что же помешало его браку? А как раз в то время случилась история Людмилы Белоусовой и Олега Протопопова, которые после одного из выступлений остались на Западе. Саша на мой вопрос ответил так: если бы он женился тогда, то пострадали бы все его родственники». И последний факт, о котором рассказал Николай Попов: «В тот мой приезд к Саше он сказал, что написал завещание... Я у него спросил: «Саш, а не рано ли нам завещания писать?» Он ответил: «Пусть будет». Это было за несколько месяцев до его смерти. Может, он что-то чувствовал...». Скончался заслуженный мастер спорта СССР Александр Юдаевич Горелик 27 сентября 2012 года на своей даче в Тучково, под Москвой, после тяжелой болезни.

10 августа

1921 – Имя родившегося в местечке Малин Житомирской области на Украине еврейского поэта Пини Киричанского было известно любителям еврейской словесности ещё со второй половины 30-х годов, когда его стихи появились на страницах еврейских газет и журналов, а одно из стихотворений 16-летнего поэта вошло даже в сборник "Детское творчество", изданный в 1937 году харьковской пионерской газетой "Зай грейт". Великую Отечественную войну молодой поэт-рабочий встретил солдатом в июле 1941-го и закончил в поверженном Берлине в мае 1945-го. Не удивительно, что в послевоенном творчестве Пини Киричанского военные мотивы занимали преимущественное место. И не только в воспоминаниях. Его цикл, вошедший в поэтическую антологию, изданную в 1965 году московским издательством "Советский писатель" совместно с редакцией журнала "Советиш геймланд", открывается стихотворением "Осколок". Речь идёт об осколке мины, который на поле боя едва не задел мозг поэта, но путь ему преградили колосья пшеничного поля, - и им, этим колосьям, спасшим жизнь солдату, воздаётся благодарность в проникновенных поэтических строках. А начался путь Пини Киричанского в советскую еврейскую литературу с цикла стихотворений «Нет, не опоздал я!», присланного поэтом из Киева в редакцию «Советиш геймланд» в начале 60-х. Поэту тогда уже исполнилось сорок лет, но для еврейской литературы, жестоко обескровленной советским режимом, это был ещё вполне цветущий возраст. Пини Киричанский принадлежал к плеяде еврейских советских поэтов, к которым судьба была благосклонна, и они успели воплотить хоть частицу своего творческого потенциала. Ему писалось нелегко, но он обязательно каждый день после утомительной трудовой смены на одной из киевских кожевенных фабрик, где работал несколько десятков лет, садился за письменный стол - и рождались все новые и новые вдохновенные строки. И эти строки собирались в новые поэтические сборники - "Рассвет", "Яблоневый звон", "Солнечные стволы". Немало стихотворений поэта было переведено на украинский и русский языки. Умер Пини Киричанский в 1986 году.

11 августа

1903 - Артист, певец, композитор, поэт, драматург, режиссёр, продюсер Герман Яблоков (имя и фамилия при рождении – Хаим Яблоник) родился 110 лет назад в Гродно (Российская империя, ныне Беларусь) в бедной семье. Отец Хаима, Алтер Яблоник, был мостильщиком дорог, а мать, Рива-Лея Шиллингофф, занималась домашним хозяйством. С двенадцати лет Хаим начал играть детские роли в местном еврейском театре, участвовал в работе молодёжной сионистской организации. В 1920 году он присоединился к группе актёров, дававших представления на идиш в городах и местечках Литвы и Польши. В 1924 году, через Германию и Голландию Яблоков эмигрировал в Америку. (На Эллис-Айленде ему пришлось дать импровизированный концерт для иммиграционных чиновников, не веривших, что он профессиональный артист). После нескольких лет на еврейских сценах Торонто, Монреаля и Лос-Анжелеса Яблоков был принят в Еврейский актёрский союз и поселился в Нью-Йорке. В 1930-х и 1940-х он становится одной из самых заметных личностей в театральном мире Второй Авеню в эпоху расцвета американского театра на идиш. Среди наиболее удачных спектаклей, в которых он участвовал, - "The King of Song", "Goldela Dem Bakers", "Mein Veise Blum", "Der Dishwasher", "My Son and I". Одним из лучших музыкальных спектаклей, которые он написал и поставил, был "Der Payatz" ("Клоун"); маску клоуна он позднее использовал в своих еженедельных радиопрограммах на идиш. В одной из этих программ в 1932 г. впервые прозвучала его песня "Купите папиросы", которая была сочинена им за десять лет до этого, - как вспоминал сам Яблоков, под впечатлением от страданий детей, осиротевших во время погромов после Первой мировой войны. Предлагаю вам послушать эту песню в исполнении знаменитого дуэта сестёр Бэрри:



Эта песня, благодаря своей чудесной (во многом фольклорной) мелодии и трогательным словам, сразу стала очень популярной, a в 1935 г. была им использована в спектакле "Папиросн", основанном на сюжете песни. Мемуары Яблоковa "Дер Паяц" имеют подзаголовок "Вокруг света с еврейским театром". Он много гастролировал со своей труппой по Южной Америке, Израилю, по Скандинавии и другим европейским странам, и часто играл вместе со своей женой, известной актрисой и певицей Беллой Майзель. Но самой важной его поездкой был семимесячный тур по лагерям перемещённых лиц в Германии, Австрии и Италии в 1947 году, когда Яблоков дал более ста представлений для 180,000 еврейских беженцев, переживших Холокост. В одном из этих лагерей он нашёл свою племянницу - как оказалось, единственную уцелевшую из его гродненской родни. С 1945 г. и до конца его дней Герман Яблоков был президентом Еврейского актёрского союзa, а также в разные годы возглавлял Еврейский театральный альянс и Еврейский Национальный театр в Нью-Йорке. Скончался Герман Яблоков 3 апреля 1981 года в Нью-Йорке.

12 августа

1884 – Один из классиков еврейской литературы Давид Бергельсон родился в местечке Охримово Киевской губернии. Сын богатого торговца зерном, он рано осиротел. Кроме учебы в хедере, получил в детстве основы светского образования. Много читая на иврите и русском, еще подростком начал писать на этих языках. Дебютировал в 1909 г. в Варшаве повестью "Арум вокзал" («Вокруг вокзала»), в дальнейшем писал только на идиш. В рассказе "Дэр тойбэр" ("Глухой", 1910) Бергельсон продолжает традицию Шолом-Алейхема. Утончённый психологизм и образный язык Бергельсона получили яркое выражение в повести "Нох алэмэн" («После всего», 1913), переведённой на многие западноевропейские языки (в русском переводе - «Миреле», 1941). Трагическую историю красивой и одаренной девушки Мирл критика причислила к наиболее значительным достижениям прозы на идиш: никто в еврейской литературе до Бергельсона так не раскрыл психологию, духовный мир, переживания женщины. В еврейской литературе произведения писателя знаменовали собой отход от повествовательной манеры Шолома Аша к импрессионизму. В 1917 г. Бергельсон стал одним из основателей "Идише култур-лиге". Под его редакцией вышли литературные сборники "Эйгнс" ("Родное", 1918) и "Уфганг" ("Восход", 1919). Поиски ориентиров в действительности, сложившейся после революции 1905-07 гг., отражены в его романе "Опганг" («Отход»), написанном до Февральской революции 1917 г. и опубликованном в 1920-м. В 1921 г. Бергельсон уехал в Берлин, где жили в ту пору многие еврейские писатели, сотрудничал в журналах демократической направленности, часто печатался в нью-йоркской газете "Форвертс". С середины 20-х гг. склонялся к коммунистической идеологии. С 1925 г. издавал в Берлине журнал "Ин шпан" ("В упряжке"), в котором призывал еврейскую творческую интеллигенцию служить революции. В 1926 г. посетил СССР и объявил себя советским писателем, но окончательно вернулся в Советский Союз лишь в 1929 г., в 1934-м поселился в Москве. Тема правомерности Октябрьской революции и гражданской войны нашла выражение в романе "Мидэс hа-дин" («Мера строгости», 1926-27) и в сборнике рассказов "Штурэм-тэг" («Бурные дни», 1927), где он призывал евреев к участию в социалистическом строительстве. По возвращении в СССР Бергельсон писал очерки и романы, посвященные советскому быту: "Биробиджанэр" ("Биробиджанцы", 1934); "Трот нох трот" ("Шаг за шагом", 1938). Видным достижением советской еврейской литературы явился его роман "Бам Днепэр" («На Днепре»: кн.1-2, 1932-40, рус.пер. 1-й ред. вышел в 1935) - эпопея о жизни и борьбе народных масс в начале ХХ века. В романе впервые даны колоритные образы профессиональных революционеров. После начала Второй мировой войны Бергельсон участвовал в работе Еврейского антифашистского комитета, публиковал рассказы в газете "Эйникайт". Его военная проза, собранная в книге "Найе дэрцейлунген" («Новые рассказы», 1947), по своим художественным достоинствам приближается к лучшим ранним произведениям. Особое место занимала в творчестве Бергельсона драматургия. В 1929 г. Белорусский ГОСЕТ поставил инсценировку повести "Дэр тойбэр", а в 1933-м Московский ГОСЕТ - спектакль по "Мидэс hа-дин". Перу Д.Бергельсона принадлежат также пьеса «Принц Реубэйни» (1946) и "Мир вэлн лэбм" ("Мы хотим жить"). В январе 1949 года Давид Бергельсон был арестован, а 12 августа 1952 года, в день своего рождения. - расстрелян по делу ЕАК. (Подробней об этом читайте в «МЗ» 12 августа 2013 года в интервью Владимира Ханелиса с 95-летним сыном писателя, проф. Львом Бергельсоном, живущим в Маале-Адумим).

13 августа

1913 – Композитор Модест (Манус) Ефимович Табачников родился в Одессе. Рано увлекся музыкой, играл в духовом оркестре, в оркестре народных инструментов при фабричном клубе. С 1931 по 1936 гг. учился на дирижерском факультете Одесского музыкально-театрального института. Первой широко известной песней Табачникова стала "Мама" (1937), написанная с поэтом Г.Гридовым и исполненная Клавдией Шульженко. Получила популярность и шуточная песня "Дядя Ваня" (1939). В 1940 - 1941 гг. Табачников заведовал музыкальной частью Одесской киностудии. В годы Великой Отечественной войны Модест Ефимович был художественным руководителем ансамбля песни и пляски 2-й Гвардейской армии, руководил музыкальной частью фронтового театра "Весёлый десант", был автором многих полюбившихся фронтовикам песен ("Давай закурим", "Ты одессит, Мишка"). За годы своей композиторской деятельности Модест Табачников написал оперетты ("Сенсация", "Люблю, люблю" и др.), музыку к 50 драматическим спектаклям и 7 кинофильмам, более 230 песен. Исполнителями его песен были самые популярные певцы того времени: Клавдия Шульженко, Леонид Утесов, Пётр Лещенко, Марк Бернес, Эмиль Горовец, Владимир Трошин, Гелена Великанова и т. д. Послушайте одну из популярнейших песен М. Табачникова на слова Семена Кирсанова «У Чёрного моря» в исполнении Леонида Утёсова:



В 1976 году Модесту Табачникову было присвоено звание заслуженного деятеля искусств РСФСР. А через год, 31 января 1977 года, композитора не стало. Его похоронили в Москве на Востряковском кладбище.

14 августа

1910 - Он был энергичным сторонником движения за неделимый Израиль, то, что на иврите называется «Эрец Исраэль ха-шлемА», всецело посвятив публицистическую деятельность идеям этого движения. Сегодня мы отмечаем день рождения этого выдающегося израильского поэта - Натана Альтермана.
Он родился в Варшаве, в семье Ицхака и Беллы Альтерман. Отец будущего поэта был одним из организаторов первого в Польше "ивритского" детского сада, где с детьми разговаривали исключительно на иврите. Поэтому «лушн койдеш», наряду с идиш, был впитан Натаном с детства. Во время Первой мировой войны семья Альтерман переехала вглубь России, и конец войны, и время революций застали их в Москве, где Ицхак Альтерман в начале 1917 года открыл еврейские педагогические курсы (недалеко от Яузского моста). С той поры русский язык на всю жизнь стал для Натана Альтермана языком чтения, языком русской и мировой литературы.
А стихи на иврите Натан начал писать в Кишиневе во время учебы в сионистской религиозной гимназии для мальчиков "Маген Давид", но это были лишь первые опыты.
В 1925 году Альтерман с родителями переехал в Палестину, поступил в гимназию "Герцлия", которую окончил в 1929-м, хотя особыми способностями в школьные годы не отличался, оставшись в памяти учителей молчаливым застенчивым отроком, прятавшимся от любопытных глаз на последней парте.
Как отмечает израильский историк и педагог д-р Зоя Копельман, отец будущего поэта сразу включился в педагогическую работу и стал активным участником строительства еврейского «национального очага» в Палестине. Он был знаком со всеми местными знаменитостями, боготворил Бялика, ходил на все спектакли театра «Габима» в Тель-Авиве. Звезда театра Хана Ровина, как показал исследователь творчества Альтермана Дан Мирон, поразила воображение мальчика и стала его «Прекрасной дамой» – ей он посвящал первые стихи. Альтерман и женился впоследствии тоже на актрисе (правда, из тель-авивского Камерного театра) Рахель Маркус, которая стала и матерью любимой и единственной дочери Тирцы, красавицы, актрисы, поэтессы, трагически погибшей в Тель-Авиве.
Кстати, о Рахель Маркус. Израильский писатель Владимир Фромер в "Иерусалимском журнале" рассказал трогательную историю любви поэта: "Альтерман встретил ее в 1935 году в тель-авивском кафе "Ливанский снег", где собирались художники и поэты. Сама Рахель об этой встрече вспоминала так: "С той поры, как я увидела его, я не смотрела больше ни на кого на свете всю свою дальнейшую жизнь". И еще рассказывает Рахель: "С Натаном я жила, как у подножья действующего вулкана. Знаешь ведь, что извержение может произойти в любую минуту. Неделями тянется абсолютное спокойствие. Натан погружен в себя. В нем идет напряженная внутренняя работа. Я понимаю, что происходит, и воспринимаю как должное его уход от действительности. Не то чтобы меня это не печалило или не огорчало. Просто я смирялась. И ждала... Зато какое это было счастье, когда Натан читал мне свое новое творение. Это поднимало меня на такие высоты, каких мне бы никогда не достичь без него. Душевный взлет, который я переживала в эти минуты, суждено испытать лишь очень немногим. Я всегда знала, что нелегко быть женой большого поэта. И не испугалась. Есть во мне сила для того, чтобы выдержать всё. Я никогда на него не сердилась... Мое кредо — это слова Ноэми из пьесы Натана "Корчма духов": "Ну, а если я расплатилась за всё, то разве не имею на это права? Разве не может один человек подарить другому свою душу? Да, душу. В обмен на душу, на мечту, на иную жизнь? Подарить просто так...".
Но Рахель знала, что у нее есть соперница... Циля Биндер, художница, была прекрасной дамой Натана Альтермана. Когда они встретились, ей было девятнадцать, ему — за сорок... Однажды он увидел в кафе девушку с нежным овалом лица. Вот и всё. С тех пор — свыше двадцати лет — ее жизнь не сходила с орбиты его жизни. Она была счастлива, потому что любила, и страдала из-за того, что так мало значила в его жизни. Вот отрывок из ее письма, из которого сразу становится ясно, как эта женщина умела любить: "Мой Альтерман, что мне делать с моей тоской по тебе? Что мне делать с моей любовью, которая становится все огромней с каждым часом, с каждой минутой? Она больше и сильнее меня. Помоги мне, мой Альтерман. Ведь мне суждено навсегда остаться на обочине твоей жизни. Никогда ты не будешь моим. Никогда мне не гладить твоих рубашек. А ведь для меня это было бы высшим счастьем. Мне ничего не надо в жизни, кроме твоей любви...".
Свое первое стихотворение Натан Альтерман опубликовал в 1931 году. С самого начала творчество поэта развивалось в двух направлениях. С одной стороны, он рано получил известность как автор популярных злободневных стихов, выражавших политические устремления ишува в борьбе против британских колониальных властей в 30–40 гг., с другой — он выступал как утонченный поэт-лирик, один из признанных лидеров литературного авангарда своего времени. В 1934 г. Альтерман начал систематически печатать свои политические стихи на страницах газеты “ха-Арец”, сотрудником которой оставался до 1943 г., когда перешел в рабочую газету “Давар”, где вел еженедельную колонку, публикуя актуальные, часто сатирические, стихи под рубрикой “Ха-тур ха-швии” (“Седьмая колонка”). В них он выступал против британских властей, запрещавших репатриацию евреев в Палестину, поддерживал борьбу еврейского народа за национальное возрождение на родине. Там, в этой колонке, были, в частности, опубликованы стихи, посвященные «Итальянскому капитану», который в 1945 году провел утлый бот «Хана Сенеш» через заслон британской морской охраны и высадил нелегальных иммигрантов на берег Земли Израиля в Нагарии. В декабре 1947 года Альтерман, по свидетельству Зои Копельман, не побоялся опубликовать свое знаменитое стихотворение «Серебряное блюдо» – оно увидело свет в той же «Седьмой колонке» спустя две недели после исторического голосования в ООН 29 ноября 1947 года, когда евреи в ишуве и во всем мире ликовали: им обещали государство на Земле Израиля. Две недели поэт привыкал к этой мысли, сживался с ней, взвешивал настоящее и будущее. И вот, в разгар всеобщей радости и ощущения выстраданной и заслуженной политической победы, он написал стихи, эпиграфом к которым выбрал недавно прозвучавшие в Европе слова Хаима Вейцмана: «Государство не преподносят народу на серебряном блюде».
В своем творчестве Альтерман всегда откликался на общественные проблемы Израиля. После Шестидневной войны он стал энергичным сторонником движения за неделимый Израиль. Для него, потомка праотца Авраама, актуальными оставались слова Торы: «И сказал Господь Аврааму: Возведи очи твои и с места, где ты теперь, посмотри к северу и к югу, к востоку и к западу, ибо всю землю, которую ты видишь, тебе дам Я и потомству твоему навеки» (Бытие / Берейшит, 13:14-15).
В первом сборнике стихов Натана Альтермана “Кохавим ба-хуц” (“Звезды на просторе”, 1938) заметен поиск путей разрешения конфликта между духовностью Земли обетоваанной и реалиями будней зарождающегося государства евреев. Одним из таких путей было утверждение существования закономерности во Вселенной: порядка, симметрии, ритма, что воплощено и в структуре стихов Альтермана.
В “Ширей маккот Мицраим” (“Песни о казнях египетских”, 1944) Альтерман развивает свои идеи. Опыт еврейской истории он переносит на все человечество. Десять казней, поразившие Египет, толкуются как символ неизменной цикличности человеческой истории, проходящей в чередовании добра и зла, кровопролития и мира, разрушения и возрождения. Последний сборник стихов Альтермана “Ир ха-иона” (“Город плача”, 1957) передает мироощущение поэта в связи с двумя историческими событиями в жизни еврейского народа — Катастрофой европейского еврейства и возрождением Государства Израиль. В большинстве стихов этого сборника сохранены основные черты лирики Альтермана с ее яркой образностью и изощренной символикой, некоторые же из них близки по стилю злободневным политическим строкам из "Ха-тур ха-швии".
К контрасту между современным городом и сказочным миром Альтерман возвращается и в последней написанной им поэме “Хагигат каиц” (“Летнее празднество”, 1965). Драматические произведения Альтермана включают пьесу “Кинерет, Кинерет” (1962), посвященную Второй алие (поставлена Камерным театром); “Пундак ха-рухот” (“Гостиница духов”, 1963), поэтическая драма о художнике; “Мишпат Питагорас” (“Теорема Пифагора”, 1965) - о роботе, обладающем чувствительностью человека; и “Эстер ха-малка” (“Царица Эсфирь”, 1966). Альтерман написал также ряд критических статей, собранных в книге “Ха-масеха ха-ахрона” (“Последний слиток”, 1968) и многочисленные стихи для детей.
Кроме всего прочего Натан Альтерман — один из самых значительных переводчиков мировой художественной литературы на иврит. Среди его работ — комедии Мольера, трагедии Шекспира, баллады Бернса и многие другие, в том числе и «Доктор Айболит» Корнея Чуковского, который на иврите стал называться «Ай-ли-мар». Собрание сочинений Альтермана в четырех томах вышло в 1961–62 годах, а второе многотомное издание полного собрания сочинений - уже после смерти поэта (он умер 28 марта 1970 года в Тель-Авиве) в 1971–79 гг. Издан сборник стихов Альтермана и в русском переводе (в 1974 году в Тель-Авиве).

_________________________________

При подготовке статей для рубрики "Это - мы" использованы материалы из   Литературной энциклопедии 1929-1939 годов, Краткой еврейской энциклопедии, Википедии, ЕжеВики и других авторитетных изданий, в том числе из различных энциклопедий on-line – российских и зарубежных, а также публикации "бумажных" и электронных СМИ, авторских блогов и страниц в "Живом журнале", отдельные авторские публикации
Количество обращений к статье - 2103
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (2)
Гость | 12.08.2013 09:48


Сегодня 12-е августа...
Зиси Вейцман. Беэр-Шева. | 10.08.2013 13:50
В начале 80-х я встречался в Киеве с Пиней Кири-

чанским. Как и остальные последние еврейские пи-
сатели Украины,он был весьма активен в творческом
плане.Он бы многое смог, если б не душили...

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com