Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

На еврейской улице
Биробиджанское дело
Исроэл Эмиот

(Хроника страшного времени)


На русском языке публикуется впервые.

Перевод с идиш Зиси Вейцмана, Беэр-Шева

(Продолжение. Начало в «МЗ», №№ 409-415)


Еврейский «переводчик» и японские генералы


Мои следователи убедились: "шпионаж", который хотел повесить на меня Озирский, не годится даже для типично состряпанного "дела", как мое. И совсем не потому, что я не шел на уступки следствию (это мало помогало), а из-за того, что при столь медленном ходе следствия по-прежнему нет даже веских доказательств моей вины, - лишь показания "липовых" свидетелей. Очевидно, что меня все- таки будут судить, хотя следствие и поубавило скорость, и меня гнобят с меньшим усердием. Но мой "национализм" "отчетливо" показан "свидетелями" и кучей ложных документов, представленных следователями. Но все же я полагаю, что мои действия нельзя классифицировать как преступление, подпадающее под статью 58-ю. Пытаюсь себя убедить, что эти действия входили в мои трудовые обязанности, но следствие настаивает на своем.

К примеру, следствие считает, что я охаивал советскую Украину, утверждая, что там существует антисемитизм. "На Украине, - говорит мой следователь, - не может быть антисемитизма хотя бы потому, что там наличествует советская власть, которая против этого явления..." Каждый вызов на допрос - лишь повторение, новые вариации старых: где-то обнаружили еще одно мое стихотворение, нашли еще какую-то статью или заметку "националистического толка".

Мои стихи на русский язык переводил капитан МГБ, еврейский парень из Биробиджана, который, вернувшись с фронта, после неудачных попыток на литературном поприще, стал внештатным переводчиком в этом ведомстве. Сначала он цинично поинтересовался, удовлетворяют ли меня как автора его переводы? Ехидно улыбаясь, добавил, что, по его мнению, каждый толковый еврейский поэт хотел бы иметь такого переводчика, как он. Я уже привык проглатывать подобные горькие пилюли и, когда мне показали постановление специальной комиссии, которую МГБ назначило из хабаровских русских писателей, я уже не был столь удивлен и взволнован. На основе изученных литературных материалов комиссия "действительно установила", что все труды биробиджанских писателей являются буржуазно-националистическими.

Гораздо позже мне стало известно, что подобные комиссии были организованы в Киеве, Минске и Москве. Пытаясь придать масштабному еврейскому погрому видимость чистой работы, МГБ при своих амбициях стремилось еще заполучить одобрение писателей. К этому пишущих людей принуждала обстановка в стране - страх и террор.

Я уже не удивлялся, когда мне зачитали бумагу, в которой Дер Нистер (вечная ему память!), один из самых светлых и прекрасных советских писателей, сам себя оговорил, заявив, что является прародителем еврейского национализма. За долгие тюремные месяцы я уже достаточно неплохо узнал методы работы МГБ.

К поведению тюремных охранников я уже привык и знал? примерно кого и как из них можно провести, чтобы хотя бы немного вздремнуть днем. Наша общая хитрость заключалась в том, что во время игры в домино каждый из сокамерников по очереди, сидя спиной к дверному "глазку", дремал по десять минут. К слову, сокамерникам привыкать к друг дружке ни в коем случае не давали, часто переводя их из одной камеры в другую.

Однажды меня определили в просторную, чистую камеру, в которой были деревянные лежаки на пять человек. Неожиданно моему взору в своей амуниции предстали три японских генерала. Старший из них - низкорослый, толстоватый, с белой седой бородкой, спросил меня по-немецки, кто я такой и откуда. И тут же самолично представился: генерал-полковник Усуруфу.Он представил также своих коллег: генерала артиллерии и генерал-майора авиации. Оказалось, длительное время генерал Усуруфу занимал пост военного атташе в посольстве Японии в Берлине. Он отлично владел немецким языком, по отношению ко мне был настроен дружески, и уже в первый день он поведал свою родословную.

В годы Второй мировой войны Усуруфу был заместителем генерала Отодзо Ямады, командующего Квантунской армией, дислоцированной в Маньчжурии, на границе с Советским Союзом. В результате победы над Японией большое число вражеских генералов было взято в плен советскими войсками. В специальном лагере для военнопленных, размещенном в Хабаровске, их содержали довольно неплохо, кормили по генеральской норме.

Когда в Хабаровске начался знаменитый процесс над группой военнослужащих Квантунской армии, обвинявшихся в создании и применении бактериологического оружия, семнадцать генералов во главе с Ямадой были арестованы и заключены в тюрьму, в которой пребывали уже не как пленные генералы, а как военные преступники.

Японские генералы держались со мной по-приятельски, играли в домино, шашки, лепили из хлеба фигурки для игры в шахматы. Два других генерала говорили только по-японски и по-английски, но мы понимали друг друга через их старшего - генерала Усуруфу.

Последний рассказал о предъявленном ему обвинении: якобы еще в двадцатых годах, во время японской интервенции на Дальнем Востоке он устроил кровавую расправу над советскими партизанами в Чите.

- Я всего лишь солдат, - оправдывался Усуруфу, - выполнял приказ, разве я виноват?

По этому поводу в длинные дискуссии я с ним не вступал, здесь мы оба зэки и одинаково считаемс считаемся преступниками. Генерал продолжал мне рассказывать про свой великолепный дом и ухоженный двор с прислугой из двадцати человек, о своих сыновьях - высокопоставленных армейских офицерах. Следует заметить, что помимо улучшенного пайка, у генералов был облегченный режим: могли спать днем в дневное время, их не заставляли заниматься непотребным делом - выносить "парашу" или обливать горячей водой деревянные нары, избавляясь от клопов. У командующего Квантунской армии генерала Ямады была даже отдельная обслуга, и возле его камеры всегда стояла специальная охрана.

Спокойную жизнь нашей камеры нарушил новый арестант, которого к нам привели. Это был предводитель воровской шайки по имени Володя. Долговязый крепыш с интеллигентным лицом, одетый в добротный синий костюм и в черных лакированных башмаках. Войдя в камеру, он сходу мне представился:
- Володя, русский человек, - и ткнув указательным пальцем в сторону японцев, ехидно улыбнувшись, спросил: "А что здесь делают эти фашисты-самураи?"

Позже из наших бесед я узнал, что его брат, полковник Красной армии, в 1938 году погиб в бою с японцами на озере Хасан. Отсюда и его личная неприязнь к японским генералам, которым он в камере стал отравлять жизнь.

В одной из бесед Володя поведал историю своей жизни.


Примечания переводчика:

Квантунская армия под командованием генерала Отодзо Ямады в ходе маньчжурской операции советских войск потеряла около 84 тысяч солдат и офицеров, свыше 15 тысяч умерли от ран и болезней на территории Маньчжурии, около 600 тысяч чел. попали в плен.

Процесс над группой японских военных Квантунской армии проходил в Хабаровске в период с 25 по 30 декабря 1949 года. Им вменялось в вину нарушение Женевского протокола 1925 года - создание в Квантунской армии спецподразделений по заражению людей, в т. ч. советских военнопленных чумой, холерой, сибирской язвой и др. бактериологическими заболеваниями. Вина всех обвиняемых была доказана, но к высшей мере никто не был приговорен, так как смертную казнь в СССР отменили указом Президиума Верховного Совета от 26 мая 1947 года.
Количество обращений к статье - 2681
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (8)
Гость | 17.09.2013 12:39
Ничего антисоветского еврейские писатели Биробиджана не писали. Наоборот, они восхваляли новую жизнь. Задача была уничтожить носителей еврейского языка и культуры.
Зиси Вейцман | 13.09.2013 14:34
Да, С.Боржес сидел.Но сидел в1937-39гг.По послевоенному "биробиджанскому делу" не проходил.Хотя лучше бы сидел,наверное - над ним так власти тогда поиздевались...
Гость | 13.09.2013 13:02
Биробиджанцам - коренному и некоренному. Оба неправы: Боржес сидел, как и другие. а Бронфман - единственный не сидевший из евр. писателей.
Зиси Вейцман, переводчик. | 13.09.2013 12:58
Несколько сборников стихов на идиш у И.Эмиота выходили в Польше в тридцатые годы и в 1957-м (Варшава). В 1940г.в Москве вышла поэтич.книжка "Лидэр"(тоже на идиш). В Биробиджане в 1947г.была издана книжка"стихов Уфганг"("Подъем"). Стихи Эмиота на идиш выходили отдельной книгой и в Аргентине(1957), а также на англ.-в США.Думаю, что в переводе на русский язык его стихи никогда не выходили. Возможно, за редким исключением(в Биробиджане?). Но где их сейчас найдешь?
МИХАИЛ | 13.09.2013 11:27
Где можно найти стихи И.Эмиота в переводе на русский язык?
Биробиджанец некоренной. | 13.09.2013 08:12
Все правильно. Не тронули еще и поэта Ицика Бронфмана, успевшего издать в Биробиджане книжку стихов "Аф ди лихтике вэгн" в 1948г.
биробиджанец коренной. | 13.09.2013 06:06
Посадили всех еврейских писателей биробиджана; Миллера, Рабинкова, Любу Вассерман, Эмиота, Дер Нистера, остался нетронутым Боржес, который почти ничего не написал. Эмиот умер в США в Рочестере.
Игорь. Маалот. | 12.09.2013 20:36
Большевики своей смертельной косой вырезали все еврейское, что оставалось в Биробиджане. В первую очередь досталось еврейским писателям. Судьба автора книги "Биробиджанское дело" типична. Живя в Биробиджане, я знал всего 2-3 еврейских писателей, а больше их, кажется, и не оставалось.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com