Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Это - мы
19-25 сент. 2013
Рубрику ведет Леонид Школьник

19 сентября

 

1953 – Сегодня свой юбилей отмечает Дина Рубина, израильская писательница, книги которой известны и любимы на всем постсоветском пространстве и в тех странах, где проживает «бывший наш народ». Дина родилась в Ташкенте, окончила специализированную музыкальную школу при Ташкентской консерватории, в 1977 году окончила консерваторию и преподавала в Институте культуры в Ташкенте. Первый рассказ юной писательницы, который назывался «Беспокойная натура», был опубликован в журнале «Юность» в 1971 году. Литературную известность Дине Рубиной принесла публикация в 1977 году повести «Когда же пойдёт снег?..». В ней девочка встречает свою любовь накануне смертельно опасной операции. По этому произведению был снят фильм, поставлены теле- и радиоспектакль, написана пьеса, которая много лет шла на сцене Московского ТЮЗа. В том же году, в возрасте 24 лет, она стала членом Союза писателей УзССР — на тот момент самым молодым в стране членом подобных организаций. С 1979 года - член СП СССР. На съёмках фильма по повести «Завтра, как обычно» писательница познакомилась со своим вторым мужем-художником Борисом Карафеловым и уехала с ним в Москву. Фильм получился неудачным, но после него Дина Рубина написала одну из лучших своих вещей - «Камера наезжает». В Москве писательница жила и работала до отъезда на постоянное место жительство в Израиль в конце 1990 года. По приезде в Израиль Дина работала литературным редактором в еженедельном литературном приложении «Пятница» к русскоязычной газете «Наша страна». В те же годы работы Рубиной начинают публиковать российские журналы «Новый мир», «Знамя», «Дружба народов». В 2001-2003 годах Рубина работала в Москве в должности руководителя культурных программ Еврейского агентства (Сохнут). «Итог» ее работы в этой еврейской организации – роман «Синдикат», вызвавший буквально шквал откликов – от гневных до одобрительных. Александр Френкель («Народ Книги в мире книг», №54, декабрь 2004) отвечая на резко критическую заметку Дмитрия Прокофьева о «Синдикате» в журнале «Лехаим», свой отклик озаглавил вполне однозначно: «Спасибо, Дина, за правду». Вот цитата из публикации А.Френкеля: «Дмитрий Прокофьев в московском журнале «Лехаим» договорился до того, что в романе Рубиной «разоблачение сохнутовских безобразий не состоялось, ибо слишком много литературной выдумки». Да нет в романе никакой выдумки! Уж во всяком случае, выдумки в «Синдикате» много меньше, чем в журнале «Лехаим», на страницах которого и Главный Раввин России всего один, и Владимир Путин «с детства знает о Хануке». Это нужно на другой планете жить, чтобы предположить, что придумана столь не понравившаяся Прокофьеву сцена «заседания еврейских “общественных деятелей”, спекулирующих на памяти жертв Холокоста, чтобы покрепче присосаться к спонсорским деньгам». Или что придуманы многочисленные «обращения в Синдикат», показавшиеся другому рецензенту «анекдотами». Придумывать все это не было никакой необходимости. Да это и невозможно придумать!». И еще: «Но дело совсем не в том, что Рубина написала правду о «сохнутовских безобразиях». Она написала правду о нас всех — о нынешнем состоянии российской еврейской «тусовки», иногда торжественно именуемой общиной, о поголовной потере ценностных ориентиров, об отсутствии подлинных духовных лидеров и общепризнанных авторитетов, о бюрократизме еврейских организаций, о лицемерии и меркантильности помыслов, о пустоте произносимых речей и публикуемых статей. Не случайно со страниц романа «пошли в народ» и широко используются сегодня «узкими кругами» такие выражения, как «загрузка ментальности», «мандат на Восхождение», «юные стражи Сиона», «УЕБ», да и само это экзотическое слово «синдикат». Даже придуманная лексика столь точно легла на реальность, что перестала быть придуманной». А Дина Рубина, которая живет в городе Маале-Адумим, продолжает работать, ездить по разным городам и странам, встречаясь со своим главным читателем. Среди ее литературных наград - премия министерства культуры Узбекистана за пьесу «Чудесная дойра» для театра музыкальной комедии, написанную совместно с поэтом Рудольфом Баринским в конце 70-х годов XX века в Ташкенте по мотивам узбекских народных сказок, а также премии им. Арье Дульчина (Израиль) за книгу «Один интеллигент уселся на дороге», Союза писателей Израиля - за роман «Вот идёт Мессия!», российская премия «Большая книга» за 2007 год - за роман «На солнечной стороне улицы», 2008 год — премия Благотворительного фонда Олега Табакова за рассказ «Адам и Мирьям», опубликованный в журнале «Дружба народов» (№ 7, 2007 год), в апреле 2009 — премия «Портал» за лучшее фантастическое произведение (крупная форма) - роман «Почерк Леонардо». А на экране компьютера – страницы «Русской канарейки – ее будущей книги...

 

20 сентября

1978 – Популярная израильская певица Сарит Хадад (настоящее имя - Сара Худайдатова) родилась в израильском городе Афула в многодетной семье горских евреев - выходцев из дагестанского города Дербент. Была младшим ребенком в семье, где росло четыре дочери и столько же сыновей. Когда Саре было три года, семья Худайдатовых переехала в Хадеру. В возрасте десяти лет Сара участвовала в конкурсе молодых талантов, на котором исполнила фортепианное произведение, а в 15 лет она уже выступала с группой «Цеирей Хадера» («Молодёжь Хадеры»). На одном из выступлений группы в Нетании юную певицу заметил продюсер Ави Гуэта, которого впечатлили вокальные данные Сары и он там же решил "раскрутить" талантливую певицу. После долгих разговоров с ее родителями Ави получил-таки на это согласие и занялся имиджем и репертуаром новоявленной звезды. Кстати, сама Сарит вспоминает, что родители вообще были резко против того, чтобы она стала певицей, тем более, в столь юном возрасте. Чего греха таить, в кавказской общине бытует мнение, что певица, выступающая в ночных барах, это, может, чуточку лучше, чем проститутка. А Сару уже с восьми лет тянуло в клубы на берегу Нетании, где она и начала петь. “Я знала все песни Офры Хазы и Зоара Аргова и исполняла их превосходно”, - рассказывает Сарит. “Выступала тайком от родителей, живя двойной жизнью. Будто бы шла спать, а когда гасили свет, одевалась и через окно убегала выступать в клуб. Родители долго ничего не замечали. Мне было 10 лет, когда соседка сказала маме: “Какой голос у твоей дочки, кaкой чудный голос! Вчера в клубе она всех поразила”. Реакция была суровой: конечно, не били, но скандалы стали повседневностью”. Сегодня за плечами Сарит Хадад - сотни выступлений по всему Израилю, во Франции и Иордании, других странах. Она поет на иврите, грузинском, арабском. Для многих знакомство с ней состоялось в 1997 году, когда она в дуэте с Коби Озом – лидером группы “Типекс” – спела “Лама халахт мимено” (Зачем ты ушла от него) и позже - “Кше ани итха - ани кмо даг” (Когда я с тобой - я как рыба). Популярность Сарит еще более возросла после забойной “Аколь caгур” (Все заперто), эффектно исполненной ею в дуэте с лидером группы “Этникс” Зеэвом Нехама и ставшей дежурным хитом в последний месяц на израильском ТВ, а еще “Лев захав” (Золотое сердце), поднявшейся на 3-е место в хит-параде радио “Решет Гимел”. Сарит Хадад несколько раз удостаивалась звания "Певица года", и ее популярность вышла далеко за рамки Израиля. Песни Сарит на иврите, французском, английском, арабском, грузинском и турецком языках лидировали в хит-парадах США, Европы и Иордании, ее фотографии красуются на плакатах, брелках, календарях, часах, вазах и.т.д. На конкурсе песни «Евровидение 2002» в столице Эстонии Таллине она представляла Израиль с песней " Light a candle". A не так давно в Иордании разразился скандал. Раскрывшие ее секрет газеты запестрили броскими заголовками: “Певица, въехавшая в Иорданию как арабка, оказалась еврейкой!” Или - “Сарит Хадад, певица – еврейка из Израиля – соучастница ужасного заговора против арабов!”. Однако, как показало время, интерес к творчеству и личности Сарит Хадад в соседней с Израилем стране после этого скандала еще больше возрос.

21 сентября

1876 - Американский журналист, переводчик, писатель, дипломат Герман Бернштейн родился в приграничном уездном городе Владиславов на устье реки Ширвинты Сувалкской губернии (во времена прусского владения не разделённый ещё границей на две части городок назывался Нейштадт-Ширвинты). Его дядя З. Х. Бернштейн был основателем первой газеты на идише в США — «Идише Пост» (1870). В 1893 г. Герман эмигрировал в Америку и поселился в Чикаго. В 1901 женился на Софи Фридман. Занимался журналистской и переводческой деятельностью, переводя с русского на английский. Сотрудничал в газетах и журналах New York Evening Post, The Nation, The Independent и Ainslee’s Magazine. Как специальный корреспондент New York Times, Бернштейн ездил в Европу в 1908, 1909, 1911 и 1912 годах. В 1913—1916 издавал газету на идише «Дер Тог». В 1917—1919 годах освещал события гражданской войны в России. В 1919-м писал о работе Парижской мирной конференции. Среди переведенных им произведений русской классики на английский язык – романы и повести Льва Толстого, Максима Горького, Леонида Андреева, Ивана Тургенева. В 1924-1926 годах Герман Бернштейн издавал The Jewish Tribune. Поддерживал Герберта Гувера на президентских выборах 1928 года. В 1930 году Гувер назначил Бернштейна американским посланником в Албанию. На этом посту он оставался до 1933 года. Умер 31 августа 1935 года в Шеффилде, штат Массачусетс. Сегодня в Америке популярны внуки Бернштейна – Ричард Эльфман, актер, режиссер, продюсер, сценарист и издатель, и Даниэль Эльфман – автор музыки к популярному мультсериалу «Симпсоны».

22 сентября

1908 – Несколько лет назад в Третьяковке проходила выставка «Американские художники из Российской империи». Один из авторов «Живого журнала» едко заметил по этому поводу: «Среди нескольких десятков авторов обнаруживаются три-четыре потомственных дворянина, а все остальные - евреи, к Российской империи имеющие отношение лишь постольку, поскольку сами они или их родители бежали оттуда без оглядки - некоторые, впрочем, на безопасном расстоянии все-таки оглядывались, ностальгировали и даже испытывали симпатию к Советскому Союзу и социалистическому строю, жить предпочитая все же в капиталистической Америке. В связи с этим даже попытка русифицировать их имена, представить их в полном по русскому стандарту виде, с отчествами, выглядит довольно комично: Симхович Симха Файбусович, Мане-Кац Иммануэль Лазаревич, Слободкина Эсфирь Соломоновна...». Итак, сегодня я расскажу о последней из этого списка. Эсфирь Слободкина родилась 105 лет назад в Челябинске. Отец ее - инженер Соломон Аронович Слободкин - работал в компании "Мазут", принадлежавшей семье Ротшильдов, мать - Ита Агранович - была модисткой. Девочка росла в Харбине, там стала учиться искусству и архитектуре. Затем по студенческой визе (в возрасте 21 года) она уехала в США и стала учиться в Национальной академии дизайна в Нью-Йорке. В 1937 году Эсфирь вместе со своим тогдашним мужем Ильей Болотовским основала объединение американских художников-абстракционистов (ААА - American Abstract Artists). В одном из интервью Слободкина вспоминала: «Мне было десять лет, когда я впервые увидела выставку современного искусства. Это было в Уфе. Я была поражена работами "главного" русского футуриста Давида Бурлюка. Огромные холсты, кричащие со стен выставки всеми цветами радуги, поражали своей дикостью. А когда гром Гражданской войны заставил нашу семью переехать во Владивосток, там я воочию повстречалась с Бурлюком. Помню его одетым в какую-то странную желтую рубаху-тогу и трусы, расшитые бабочками и еще Бог знает чем. В местной газете поместили карикатуру на него со стихами, в которых рифмовалось: футуризма - клизма. Что-то вроде: "хоть и отец ты футуризма, а тебе нужна клизма, чтобы избавиться от дурного груза". Затем мы из-за угрозы пленения красными эмигрировали в Харбин. Здесь образовалась огромная русская колония из остатков Добровольческой армии, казаков, деловых людей и людей искусства. Бурлюк, Вертинский, известные оперные певцы жили тогда там. Здесь-то и пригодилось мамино искусство шить. Вскоре она завоевала репутацию искусной портнихи. Мне было четырнадцать лет, и я служила ей моделью. В 1922 году я сдала экзамены в реальное училище и стала готовиться к карьере инженера или архитектора. В это время я поняла, что черчение может быть не только практическим упражнением, оно дало мне чувство линии и детали. Продолжить образование я решила в Америке. 8 января 1928 года я приехала в США». Эсфирь Слободкина принадлежит к могучей когорте американских абстрактных экспрессионистов - искусству, впервые вырвавшему американскую культуру из провинциального состояния и открывшему ему дверь в историю века. Вообще русских в американском искусстве немало. Имена Луизы Невельсон (по мужу), Ильи Болотовского, Марка Ротко, Ли Краснер, Бориса Лурье навсегда вошли в американскую историю. Голливуд, мюзиклы и американский абстракционизм во многом состоялись благодаря талантам выходцев из российских городков, украинских и польских местечек. Именно в 30-е годы в Америке сформировалось поколение художников, которым было суждено выйти на мировую арену. В те же годы Эсфирь Слободкина неожиданно для себя написала книгу. Одна известная детская писательница предложила ей написать текст книги и сделать к нему иллюстрации. «Я никогда не имела детей, - рассказывала Слободкина, - а потому не была сентиментальной и не умела сюсюкать. Начала писать просто, в лишенном сахарина тоне, так, как были написаны русские детские книжки, которые я помнила. И потом такая краткость могла защитить меня от моего невежества. Вскоре одна из этих книжек стала бестселлером на американском рынке детских книг. Вот уже пятьдесят лет она переиздается и приносит деньги. А недавно ко мне приехали издатели из России с предложением напечатать ее. Я была очень рада, подписала контракт, книжку издали, а денег не прислали. Обманули, да Бог с ними!». На вопрос нью-йоркского художника Леонида Пинчевского, почему Эсфирь выбрала именно абстрактное искусство, она ответила без раздумий: «Главным толчком был, конечно, Илья. Он был так увлечен, что передал мне азарт и радость от абстракционизма. Для меня - с моим врожденным чувством независимости - абстракт тоже был привлекательнее других направлений. Покупатели обычно хотят купить мои старые, 30-х годов, работы. Потому что я пионер абстракционизма. Все давно умерли. Погиб Джексон Поллок. Умерла Ли Краснер, повесился Марк Ротко, погиб, упав в шахту лифта, Илья Болотовский. Только я почему-то жива. Абстракционизм стал классикой мировой культуры. И продавцы картин хотят, чтобы я умерла. Мертвых легче и дороже продавать. Но я ни о чем не жалею. Я установила стипендию в Лонг-Айлендском университете. В Коннектикуте я построила большую библиотеку для детей. Я многое успела сделать. Я работаю каждый день - как и всю мою жизнь. Только встаю, тут же иду в мастерскую и либо рисую, либо пишу, либо занимаюсь скульптурой». Умерла Эстер Слободкина в Нью-Йорке в 2002 году, на 94-м году жизни.

23 сентября

1923 - Российский литературовед, историк литературы, военный инженер, биограф, старший сын писателя Бориса Пастернака от первого брака с художницей Евгенией Владимировной Лурье (1898-1965) Евгений Пастернак родился 90 лет назад в Москве и в одном из дневников написал: «Когда в 1931 родители расстались, для меня это было самым большим горем в жизни». По окончании школы в 1941 году вместе с матерью Евгений оказался в эвакуации в Ташкенте, там поступил в Среднеазиатский государственный университет на физико-математический факультет, где проучился один курс. С 1942 по 1954 годы служил в армии, участник Великой Отечественной войны. В 1946-м окончил Академию бронетанковых и механизированных войск по специальности «инженер-механик по электрооборудованию и системам автоматического управления». В 1969 году защитил диссертацию, кандидат технических наук. С 1954 по 1975 г.г. - старший преподаватель факультета автоматики и телемеханики Московского энергетического института. Из МЭИ Е. Б. Пастернака, как он сам вспоминал, фактически выгнали за то, что он провожал в аэропорту Шереметьево семью Александра Солженицына, отбывавшую для воссоединения с ним. С 1960 года — историк литературы, текстолог, специалист по творчеству Бориса Пастернака. С 1976 — научный сотрудник Института мировой литературы АН СССР (РАН). Автор первой отечественной биографии Б. Л. Пастернака, созданной на основе богатейшего и эксклюзивного архивного материала, прежде всего — из семейного архива. Составитель и комментатор первого полного 11-томного собрания сочинений Пастернака, вышедшего 5-тысячным тиражом в издательстве «Слово» (октябрь 2005). Был постоянным участником и докладчиком научных конференций, посвящённых творческому наследию Пастернака. Выступал с лекциями в ряде европейских университетов и ведущих университетах США. Имел около 200 печатных работ, посвящённых жизни и творчеству Пастернака, его отношениям со знаменитыми современниками. Под редакцией Евгения Борисовича вышло ещё несколько изданий собраний сочинений поэта, а также переписка, сборники, воспоминания и материалы к биографии Б. Л. Пастернака. В 1989 году в Стокгольме Евгений Пастернак получил медаль и диплом Нобелевского лауреата, которые не смогли вручить его отцу Борису Пастернаку в 1958 году. Награждён медалями «За Победу над Германией», «За боевые заслуги» и другими государственными наградами. Скончался 31 июля 2012 года в Москве, похоронен на кладбище в Переделкино рядом с отцом и братом Леонидом.

24 сентября

1897 - Румынская и молдавская оперная певица (колоратурное лирическое сопрано), примадонна Бухарестской оперы 1930-х годов, музыкальный педагог, доцент Кишинёвской консерватории (1944) Лидия Бабич родилась в Артёмовске (ныне - Луганская область Украины) в еврейской семье, переселившейся в город из Бендер Бессарабской губернии. Отец Лидии, Осип Соломонович Бабич, был коммерсантом и провизором; мать, Елена Абрамовна Хиракер, занималась благотворительной и общественной деятельностью. Вскоре после рождения дочери семья вернулась в Бессарабию и поселилась в Кишинёве, где мать будущей оперной дивы 18 апреля 1920 года открыла сиротский девичий приют, впоследствии названный её именем. В 1910-1915 годах Лидия Бабич училась в музыкальной школе и училище кишинёвского отделения Русского музыкального общества по классу фортепиано, в 1918 году окончила музыкально-драматический институт имени Людвига ван Бетховена в Одессе по классу фортепиано и вокала. Уже в годы учёбы в училище у Лидии Бабич обнаружился певческий голос и её первым учителем вокала стал баритон Яков Горский. В 1918-1922 годах Бабич выступала в организованной в Кишинёве «Бессарабской опере» и одновременно продолжила обучение у Лидии Липковской (1884-1958) в частной кишинёвской консерватории (впоследствии «Униря»), затем в Консерватории Дж. Верди в Милане у Витторио Ванзо (1922-1925). 27 декабря 1925 годa Лидия Бабич дебютировала в Бухарестском лирическом театре (Бухарестский королевский оперный театр) в роли Виолетты в опере Дж. Верди «Травиата». Одновременно с выступлениями на оперной сцене до 1934 года была хористкой в капелле Общества румынской песни (Societatea Cântarea României). На протяжении 1930-х годов была ведущей солисткой (прима-сопрано) Бухарестской оперы, исполнила роли Виолетты и Джильи в операх Дж. Верди «Травиата» и «Риголетто», Маргариты в «Фаусте» Ш. Гуно, Манон Леско в «Манон» Ж. Массне, Констанцы в «Похищении из сераля» Моцарта, Лакме в одоимённой опере Л. Делиба, и других. Выступала с рециталами в различных городах Европы с такими видными румынскими дирижёрами как Альфред Александреску, Эджицио Массини, Ионел Перля, Нона Оттеску и Исаак Бейн. Была замужем за основателем и директором Румынской королевской оперы дирижёром Эгицио (Эджицио) Массини. После смерти матери, возглавлявшей сиротский девичий приют, в 1934 году была избрана членом его ревизионной комиссии. В 1931 году Лидия Осиповна . Бабич была удостоена ордена и диплома «Meritul cultural» за выдающиеся заслуги в оперном искусстве страны, а в конце 1939 годa, с ростом профашистских настроений в Румынии, была уволена из театра вместе с другими музыкантами еврейского происхождения — концертмейстером оркестра И. Л. Дайлисом и дирижёром И. Б. Бейном. После присоединения Бессарабии к СССР Л. Бабич возвратилась в Кишинёв, где в ту пору не было оперного театра. До начала Великой Отечественной войны была солисткой симфонического оркестра городской филармонии под управлением Б. С. Милютина, а когда началась война, 44-летняя Лидия Бабич, уже солистка Кишиневской филармонии, вместе с другими артистами покинула город. Начались скитания по стране. В эвакуации Д. Г. Гершфельд, председатель Союза композиторов Молдавии, преобразовал свою хоровую капеллу «Дойна» в Молдавский ансамбль песни и пляски, куда пригласили и Лидию Бабич. Три года артисты в выделенном поезде колесили по Советскому Союзу, выступая на оборонных заводах, в госпиталях и рабочих клубах. Её постоянным аккомпаниатором в те годы была Гита Страхилевич. В 1945 году Лидию Бабич в числе некоторых других участников коллектива наградили медалью «За доблестный труд»…В 1944-м ансамбль (вслед за наступавшими советскими войсками) прибыл в Кишинев. Давид Григорьевич, возглавивший Госконсерваторию, пригласил Л.О. Бабич педагогом на вокальную кафедру. Однако 50-летнему педагогу, чтобы иметь диплом советского образца, пришлось окончить консерваторию по классу фортепьяно. Но, увы, диплом не помог Бабич сразу получить должность доцента кафедры, она многие годы оставалась и. о. Новый директор консерватории П. Аравин на ходатайства коллег Лидии Осиповны давал отказы. «Принимая во внимание, что тов. Бабич, – мотивировал он свои решения, – росла и воспитывалась в условиях западноевропейского буржуазного быта и еще недостаточно знает русскую вокальную школу, а также музыкальную культуру советского народа, – представления совета консерватории поддержать не могу. Тов. Бабич нужна продолжительная и большая работа над собой, чтобы она выработала в себе качества, необходимые для советского педагога – доцента Госконсерватории». Тем не менее, на протяжении последующих двух десятилетий Лидия Осиповна Бабич была ведущим вокальным педагогом республики, и у нее занимались среди прочих народные артистки Молдавии Валентина Савицкая, Тамара Чебан, Полина Ботезат, заслуженная артистка республики Я. И. Левицкая, заслуженные артистки России Ж. Полупанова и Р. Бабенко. С 1958 года Лидия Бабич была консультантом по вокалу хоровой капеллы «Дойна» под управлением народного артиста СССР В. Н. Минина. Скончалась Лидия Бабич 7 августа 1970 года в Кишинёве.

* * *

1939 – Колумнист «МЗ» и «Еврейского слова», израильский писатель Давид Маркиш родился в Москве в семье классика еврейской литературы на языке идиш поэта Переца Маркиша. В 1949 году отец Давида был арестован по «делу» Еврейского антифашистского комитета, судим закрытым судом и в разгар сталинского террора вместе со своими коллегами и единомышленниками по ЕАК расстрелян 12 августа 1952 года по сфальсифицированному обвинению в измене родине. В 1953 году, за месяц до смерти Сталина, Давид Маркиш вместе со всей семьёй был сослан в «отдалённые районы» Казахстана, в окрестности будущего космодрома Байконур как ЧСИР (член семьи изменника родины) сроком на десять лет. Проведя в ссылке два с половиной года, семья вернулась в Москву при Хрущёве. Первую попытку добраться до Израиля Давид Маркиш предпринял в 1958 году. Эта попытка нелегальной алии закончилась неудачей. В 1957 году Давид поступил в Литературный институт им.Горького. Первые его литературные публикации относятся к 1958 году. Его стихи на еврейскую тему появились в еврейском Самиздате и, переданные в Израиль, публиковались под псевдонимом «Давид Маген» в переводах на иврит. В 1966 году Давид Маркиш поступил на Высшие курсы сценаристов и режиссёров кино. В ноябре 1972 года, после двух лет отказа, он репатриировался в Израиль. Служил в боевых частях ЦАХАЛа во время войны Судного дня. Давид Маркиш написал и опубликовал на русском языке одиннадцать романов, большая часть из которых переведена на иврит и другие языки и опубликована в США, Англии, Германии, Франции, Швейцарии, Швеции и Бразилии. Маркиш удостоен семи израильских литературных премий, премии Британской книжной лиги, Международной литературной премии Украины и грузинской литературной премии имени Мачабели. Давид в своей жизни был разносчиком питьевой воды и кладбищенским музыкантом в казахстанской ссылке, грузчиком в Москве, горным каскадёром на съёмках кинофильма в таджикском кишлаке Тавиль-Дара, главным редактором журналов и газет в Израиле. Был он и президентом Клуба творческой молодёжи (КТМ) ЦДРИ (Центральный Дом работников искусств, Москва), председателем Союза русскоязычных писателей (Израиль), председателем Союза русскоязычных журналистов (Израиль). Но самыми острыми приключениями своей жизни считает казахстанскую ссылку, куда попал четырнадцати лет от роду, и игру там на музыкальных тарелках в похоронном оркестре - ради кормления на поминках по усопшему, а также шесть своих восхождений летом и зимой, на лыжах, пешком и верхом, на величайший в мире горный памирский ледник Федченко. Приведу неполную библиографию изданий Давида Маркиша в разные годы и в разных странах: «Пятеро у самого неба, Документальная повесть», «Гидрометеоиздат», Ленинград, 1966 (тираж 10 000); «Присказка», «Библиотека-Алия» (и «Масада»), Тель-Авив, 1978 (и 1991) тираж 6000 (продан); «Чисто поле», продолжающее «Присказку», увидело свет только на иврите (1980) и по-шведски («Odefaltet, «Forum», Stockholm, 1980); «Шуты, или Хроника из жизни прохожих людей (1689-1738)», «Слово», Тель-Авив, 1983. Перепечатки в бывшем СССР: «Исторические притчи», «Кыргызско-Российский Славянский университет», серия «Библиотека русской зарубежной литературы», Бишкек, 2001; «Еврей Петра Великого...», «Лимбус Пресс», Санкт-Петербург, 2001. Переводы: «Nаггеп des Zaren», «Klett-Cotta», Stuttgart, 1985; «Jesters», «Henry Holt and Company», New York, 1988. Русский тираж 10 000 (продан); «Пес», «Слово», Тель-Авив, 1984. Перепечатан в бывшем СССР: издательство «Интербук», Москва, 1990, тираж - 300 000 экз. (продан); «За мной!» Записки офицера-пропагандиста», «Слово», Тель-Авив, 1984, тираж 2 000 (продан); «Вершина Утиной полянки», «Слово», Тель-Авив, 1986. Под этим названием роман появился впервые в 1980 году, в трех номерах тель-авивского журнала «22» (№№ 12, 13, 14). В отдельном издании 1986 года, вопреки воле автора, появилось другое название - «Петушок». Тираж 1 500 (продан); «В тени Большого камня», «Слово», Тель-Авив, 1986. Снова неурядица с названием: в первой публикации (журнал «22», №№ 22 и 23, 1981-1982) значилось «Кадам, убивший сороку», для издания перевода на иврит было найдено новое название, которое автор перенес и в отдельное издание по-русски в Израиле. Роман перепечатан в сборнике: Давид Маркиш,«Азиатская проза», Бишкек, 2002. Тираж 1 000 (продан); «Гранатовый колодец», «Слово», Тель-Авив, 1986. Тираж 1 000 (продан); «Донор», «Jacob Tversky», Тель-Авив, 1987. Тираж 2 000 (продан); «Полюшко-поле», «Liberty Publishing House», Нью-Йорк, 1989. Этот роман, вместе с предыдущим, перепечатан в: Давид Маркиш, «Полюшко-поле. - Донор», «Известия», Москва, 1991. «Полюшко-поле» вошло также в названный выше сборник. Общий тираж 105 000 (продан); «Исторические притчи», Бишкек, 2001. Тираж 1 000 (продан); «Мой враг кошка и другие рассказы (1958-1988)», «Издательство ЛИМ», Тель-Авив, 1990. Перевод: «Mein Feind, die Katze», «Klett-Cotta», Stuttgart, 1991. Русский тираж 1 000 (продан); «Стать Лютовым. Вольные фантазии из жизни писателя Исаака Эммануиловича Бабеля», «Лимбус Пресс», Санкт-Петербург, 2001. Также в составе вышеназванного сборника «Исторические притчи», Бишкек, 2001. Тираж - 6 000 (продан); «Записки похоронщика», «Олимп», Москва, 2004. Тираж 1 000 (продан); «Белый Круг», «Изографус», Москва, 2004. Иллюстрированное издание. Тираж – 500 экз. (продан).

25 сентября

1903 – Художник-абстракционист Марк Ротко (настоящие имя и фамилия – Маркус Роткович) родился 110 лет назад в Двинске (ныне – Даугавпилс, Латвия). Он был четвертым ребенком в семье двинского фармацевта Яакова Ротковича и Анны Гольдиной. Когда мальчику исполнилось 10 лет, семья эмигрировала в Америку и поселилась в Портленде, штат Орегон. Марк окончил там школу и в 1921 году поступил в Йельский университет, начал изучать там английский и французский языки, историю Европы, элементарную математику, физику и биологию, историю философии и психологию, мечтая, в конце концов, стать инженером или юристом. Однако осенью 1923 года Марк Ротко бросил учебу и перебрался в Нью-Йорк, где встретился и подружился с художником-модернистом Милтоном Эвери, оказавшим большое влияние на всё дальнейшее творчество Ротко. Дом Эвери стал местом еженедельных встреч и творческих сессий молодых художников. Бернард Карфиол, инструктор студенческой Лиги искусств, впервые представил работы Эвери и Ротко на групповой выставке молодых художников в 1928 году. А уже в 1929 году Ротко начал преподавать рисование детям в Еврейском центре Бруклина, и эту профессию он не оставлял в течение двадцати лет. В 1930-х годах Ротко занялся уличной графикой. Отвергнув общепринятые методы художественного творчества, он, прежде всего, ценил в творчестве эмоциональный подход, и в угоду ему жертвовал и деформацией избражаемого, и якобы случайным подбором цветовой гаммы. Его первая персональная выставка прошла в 1933 году в Музее искусств в Портленде, а спустя несколько месяцев – в Музее современного искусства в Нью-Йорке. В 40-х годах образность его картин все более и более приближалась к символизму, хотя зревшее в социальном климате беспокойство, связанное со Второй мировой войной, подталкивало художника к общепринятому и более понятному творчеству. И эти «ножницы» между трагедией человеческого существования и невозможностью изменить своим принципам в творчестве, помноженные на жесточайшую депрессию, вынудили Марка Ротко страдать долгие послевоенные десятилетия и, в конце концов, добровольно уйти из жизни, что он и сделал, покончив с собой 25 февраля 1970 года. Кстати, официальная версия смерти художника — будучи на пике славы и богатства, он принял смертельную дозу транквилизаторов и вскрыл себе вены. Никаких записок, объясняющих этот шаг, Марк не оставил. Спустя менее полугода внезапно умерла его 48-летняя жена. Якобы из-за сердечного приступа. В прессе тогда активно обсуждалась версия убийства: уж очень выгодна была смерть семьи Ротко целому ряду лиц. В особенности - его другу, советнику по финансовым вопросам и душеприказчику Бертрану Рейсу. Последний, как выяснилось, вел двойную игру — параллельно работал на галерею «Мальборо», которой Ротко по его настоянию передал эксклюзивное право продавать свои работы в Европе. После смерти художника Рейс продал галерее «Мальборо» значительное число картин «друга» за бесценок. Но тут вмешалась 19-летняя дочь Ротко Кейт. Она возбудила уголовный процесс против душеприказчиков отца, который пресса окрестила «Уотергейт в искусстве». По свидетельству рижской газеты «Час», ответчики пытались успокоить юную искательницу правды чеком на миллион долларов, но Кейт демонстративно его разорвала. Через пять лет суд был выигран: дочь назначили единственной управляющей имуществом отца. Контракт с галереей «Мальборо» признали недействительным, семье заставили вернуть непроданные 658 картин. Сейчас большая часть из них подарена 25 американским, четырем европейским и двум израильским музеям.

_________________________________

При подготовке статей для рубрики "Это - мы" использованы материалы из   Литературной энциклопедии 1929-1939 годов, Краткой еврейской энциклопедии, Википедии, ЕжеВики и других авторитетных изданий, в том числе из различных энциклопедий on-line – российских и зарубежных, а также публикации "бумажных" и электронных СМИ, авторских блогов и страниц в "Живом журнале", отдельные авторские публикации
Количество обращений к статье - 3060
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (3)
Дан Рогинский | 25.09.2013 12:48
Вчера (24.9.13) в "Овражках" (на ставшей традицией ежегодной встрече "бойцы вспоминают минувшие дни" в парке БЕН ШЕМЕН) были запланированы два выступления: Лазаря Любарского о Вениамине Файне ז'ל и Тины Бродецкой (о себе).

Руководители (Йона Шварцман и Арон Гуревич) предоставили и мне несколько минут для выступления.

Оба выступления были замечательны. Лазарь Любарский очень ярко рассказал и об активной творческой сионистской деятельности Вениамина Файна в Москве и в Израиле, и о строительстве им моста, соединяющего науку с Торой.

Выступление Тины Бродецкой произвело на меня такое впечатление, что я начал с выражения своего смущения: как можно после неё говорить?

Она сумела рассказать о своей героической жизни так содержательно, и выразительно, и красочно, и сдержанно-эмоционально...

Не чудо ли, что такая убежденная, отважная, самоотверженная и стойкая патриотка Израиля смогла появиться на свет и вырасти в атмосфере большевистского "интернационализма" тридцатых годов? Сама возможность такого чуда убеждает в избранности Народа Израиля.

Ниже - моё выступление, слегка отредактированное.

В прошлый шабат мы читали "Коэлет" ("Экклезиаст"). Можно сказать, пожалуй, что один из главных лейтмотивов "Коэлет" - סגירת מעגל - замыкание круга.

40 лет назад произошло замыкание круга. Война Судного дня закрыла эпоху, когда Израиль как бы был великой державой в масштабах Ближнего Востока. На протяжении 6 лет между Шестидневной Войной и Войной Судного дня так чувствовали евреи в Израиле, так чувствовали и мы - далеко от Израиля.

Шестидневная Война окрылила, влила силы.

Ощущение "мы - великая держава", "мы - побеждаем" создавало уверенность в будущем, направляло мысли вперёд, ввысь.

Тина рассказала нам сейчас, как она бесстрашно смотрела вперёд, ввысь. И она победила, взошла (сделала алию, а вслед за ней и многие-многие).

Праотец Яаков, увидев во сне лестницу до небес, по которой ангелы и восходили, и спускались, устремил свой взор ввысь, и именно поэтому увидел там, наверху, Бога; и именно поэтому Бог предсказал ему великое будущее.

Ввысь восходит лишь тот, кто устремляет взор ввысь.

40 лет назад замкнулся круг. Несмотря на сокрушительную победу в войне, начался период отступления. Многие перестали устремлять взор ввысь. Перестали верить "мы можем". (Слава Богу, далеко не все.)

Круг отступления открылся 40 лет назад. Столько же лет шли Бней Исраэль по пустыне после Исхода из Египта, готовясь начать строительство новой жизни в Земле Обетованной. И по истечении этих 40 лет замкнулся круг их сомнений и нерешительности. Началось восхождение ввысь.

Пора и нам теперь начать (точнее, продолжить прерванное) восхождение ввысь. Прежде всего - снова поверить в нашу правоту и в нашу силу.

40 лет назад замкнулся и мой личный круг. Я сделал алию за 4 дня до той субботы, когда началась Война Судного дня. Мой первый шабат в Израиле начался с чтения КОЛ НИДРЕЙ.

Одиннадцатью годами раньше я впервые увидел ивритские буквы - в тексте КОЛ НИДРЕЙ. Моё изучение иврита началось с чтения КОЛ НИДРЕЙ. Круг замкнулся на чтении КОЛ НИДРЕЙ в мой первый израильский шабат.

КОЛ НИДРЕЙ освобождает нас, прежде всего, от обетов и клятв, чуждых нам и навязанных нам. Начиная учить иврит по КОЛ НИДРЕЙ, я (не зная того) как бы освобождал себя и от пионерского "будь готов", и от комсомольской присяги... Мой первый КОЛ НИДРЕЙ в Израиле освобождал меня уже не от моих клятв, а от всего балласта лжи, который обрушивала на нас вынужденная жизнь в "царстве лжи".

Завтра вечером начинается СИМХАТ ТОРА - праздник замыкания годового круга чтения Торы и открытия нового круга чтения Торы. 40 (и более) лет назад СИМХАТ ТОРА на ул. Архипова в Москве была для многих праздником замыкания круга и открытия нового круга. Евреи приходили в этот день на ул. Архипова, чтобы быть среди евреев, чтобы заявить "я - еврей", чтобы стать на деле частью Народа Израиля, чтобы начать устремлять взор вперёд, ввысь, и начать восхождение.

Пусть праздник СИМХАТ ТОРА в этом году знаменует возобновление восхождения Народа Израиля ввысь!
Коллега | 24.09.2013 20:14
Шалом, уважаемый Давид! С днем рождения Вас!
И Вам пламенное поздравление шлет Анна Нива, с которой только что был разговор. Она просила передать Вам, написать в "Комментарии" "Это - мы": она Вас заочно любит, читает, потому что любила как родного Вашего отца Переца Маркиша, который был дружен с ее отцом Жоржем Нива там, в Женеве. Сама Аня весь сентябрь в полетах-перелетах: США, только что из Турции, на днях в Польшу, потом в Пакистан, Чечню, Киев и Россию. Аня шлет горячий привет всей редакции "МЗ", каждого обнимает, целует, скучает и мечтает прилететь в Иерусалим. Давид, мазаль тов и от нас, твоих коллег по "МЗ"!
КАЛЕНДАРЬ "МЗ" | 22.09.2013 12:07
КАЛЕНДАРЬ «МЗ» на СЕНТЯБРЬ
12 сентября отметила день рождения Юлия Систер, активный пропагандист научных знаний, автор многих израильских и зарубежных изданий, член президиума Союза ученых-репатриантов Израиля
19 сентября мы поздравили с юбилеем Дину Рубину, израильскую писательницу, книги которой известны и любимы на всем постсоветском пространстве и в тех странах, где проживает «бывший наш народ».
24 сентября – день рождения у колумниста «МЗ» и «Еврейского слова», израильского писателя Давида Маркиша (родился в Москве в семье классика еврейской литературы на языке идиш поэта Переца Маркиша).
29 сентября – день рождения владельца и главного редактора «Мы Здесь!» Леонида Школьника (в 80-е гг. - главный редактор единственной в СССР газеты на идиш "Биробиджанер штерн", в 90-е гг. - редактор газеты «Новости недели» (Т-А) и её литературного приложения «Еврейский камертон»; с конца 90-х по 2004 гг. - главный редактор нью-йоркской газеты «Форвертс» на русском языке).
Дорогие друзья, НЕ ЗАБУДЬТЕ ПОЗДРАВИТЬ ВСЕХ СЕНТЯБРЬСКИХ ИМЕНИННИКОВ!
В «Комментариях» к «Это – мы» в № 416 «МЗ» мы написали еще и о тех, кто из авторов и друзей «МЗ» отметил день рождения летом, у кого в этом году юбилей.
Поздравляем всех, кто уже отметил день рождения в этом году!
Достаточно интересен разговор и о знаменательных событиях. Например, "некруглые" юбилеи еще и такие:
в январе 2013 г. исполнилось 25 лет пребывания в Израиле Дмитрия Якиревича;
ровно 5 лет назад книга Юрия Окунева «The Axis of World History» получила награду “The National 2008 Best Book Awards” и вошла в число лучших книг США в категории Мировая история.
Есть и другие события и даты года.
29 мая с. г. исполнилось 50 лет со дня рождения Эллы Школьник. Ее не стало 14 января с. г.
В этом году не стало Полины Фишелевны Менделевич – Полиночки
15 февраля с. г. исполнилось 90 лет со дня рождения Елены Боннэр.
Уважаемые читатели и авторы, просим дополнять в "Комментариях" рубрики "Это - мы" даты и важные факты, связанные с авторами, читателями и друзьями "Мы Здесь!" Будем вместе писать нашу "Историю МЗ".
В начале месяца будем называть именинников месяца наперед, чтобы знать и не забывать поздравить. Если у Вас есть желание рассказать что-то специально - о себе, авторах и друзьях "МЗ", своем сотрудничестве с "МЗ", - будем рады, электронную почту редакции вы знаете.
С уважением, редактор «Календаря «МЗ»

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com