Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Почти cерьезно
Как я избавился от наркозависимости
Илья Войтовецкий, Беэр-Шева

Моя жена сделала мне подарок – инсталлировала в мой компьютер одну модную штуку под кликухой "Фейсбук". Слово это английское – "Facebook", что, если разобраться, означает "мордокнига" или "книга лица", описание, то есть, личности. "Описывай, – говорит мне благоверная, – свою личность, самовыражайся".


Присел я к компьютеру, вошёл в эту самую "мордокнигу" – сперва с опаской: шарю, читаю, потом вижу – вроде интересно.

– Френди меня, – говорит жена. – Это для начала. Потом других френдить будешь.

Посмотрел я на неё с некоторым подозрением, даже в сторонку отошёл, а она мне:
– Ты куда пошёл? – говорит. – Ты меня в компьютере френди, в фейсбуке.

Короче, обучила жена меня кое-чему, и почувствовал я, что потихонечку увлекаюсь. Сижу перед экраном, читаю, начал собственные мысли записывать, а мне другие люди отвечать стали. Вижу, отношения потихоньку завязываются, появились знакомые, ну, не личные, а "виртуальные", даже друзья, френды то есть. И стала меня эта мордокнига как в воронку засасывать. Я пишу – мне отвечают, мне пишут – я отвечаю, иногда с кем-то пререкаюсь, но так, по-хорошему, необидно спорим и точки согласия в конце концов находим.

Прошло время. Чувствую, не могу без фейсбука, вроде хронического курильщика или алкоголика стал – тянет.

– Сходи в магазин, – просит жена. – И мусор по пути вынеси.
– Погоди, – отвечаю, – дай я этому профессору истории растолкую моё понимание Алой и Белой розы. И молочу по клавишам.

– Пора спать, – зазывает жена, – я уже и постель приготовила.
– Иди, – говорю, – скоро приду, вот только даме одной рецепт фаршированных рябчиков с печёными яблоками и сушёным инжиром под грибным соусом поподробнее опишу.

Стал я встречать в фейсбуке интересные имена. Вот, например, часто попадается Соломон Волков. Как увижу это имя, сразу – по ассоциации – Питер, Америка, Иосиф Бродский, Сергей Довлатов приходят на ум.

Предложил я Соломону Волкову: давайте, мол, дружить. Он тут же откликнулся, да ещё добавил: "Вы у меня как раз тысячный". Дружим, он пишет – каждый день пишет, а то и по несколько раз в день, и всё интересно, даже, можно сказать, захватывающе. Я читаю, иногда свои реплики вставляю, мысли, рассуждения разные. Он обязательный такой, всегда отвечает, иногда соглашается, даже нет-нет и похвалит, а иногда и поспорит, но необидно, интеллигентный человек, воспитанный.

Ещё артист Шифрин встречается – ну, просто – очень часто. Но не Ефим, а Нахим Шифрин. Имя-то у него другое, а по внешности – тот самый. Нахим – что за имя такое? Либо это Нахум, то есть Наум по-русски, то ли уменьшительное от Мена́хем, но мама, наверно, его в детстве Фимой звала, у еврейских мам такое бывает, вот от этого и путаница. Я предложил артисту: "Фима, давайте дружить!" Да не тут-то было, много, видно, в мордокниге охотников на дружбу с популярным юмористом Ефимом Шифриным. Он мне в дружбе отказал, а оставил "в подписке", то есть я его записи читать могу, а до моих ему ни дела, ни времени нет. Ну, решил я, подписка так подписка.

Интересные записи у Нахима Шифрина. Иногда это его собственные воспоминания – о детстве, об учёбе, о друзьях, о других артистах. А то вдруг цитаты, даже целые главы из чужих размышлений или воспоминаний. Я даже книги читать перестал, телевизор совсем не включаю, так увлёкся его заметками. Читаю их, читаю… почитаю, задумаюсь и собственные мысли тут же вставляю – в виде реплик. Раз вставил, второй, третий… Неожиданно получаю предложение от самого Нахима Шифрина: давайте дружить! Ну, я – что, я – пожалуйста, с превеликим удовольствием. Вот с тех пор мы с Фимой просто – неразлей-вода: я его читаю, он читает меня, чем не жизнь? Общение!

Да, забыл я сказать, что и я в фейсбуке кое-какие собственные тексты стал в изобилии записывать. Ну, а воспоминаний у меня – ведь целую жизнь прожил, уже восьмой десяток заканчиваю. И работал, и с КГБ вплотную столкнулся, и из СССР в Израиль ещё в 1971 году уехал, и повоевать тут довелось – в войну Судного дня, и людей разных интересных повидал, вот об этом и пишу в "книгу лица", самовыражаюсь. Теперь о самом главном расскажу, о самом-самом.

Встретилось мне в фейсбуке имя такое – Татьяна Толстая. Писательница. Даже, добавлю, хорошая писательница, очень хорошая. В начале нынешнего тысячелетия зашёл я по обычаю, заведённому мною ещё в тысячелетии предыдущем, в книжный магазин "Арбат" у нас в Беэр-Шеве, в старом городе. Наташа, хозяйка магазина, вкусу которой я всегда доверял, посоветовала:
– Не пропустите вот эту книжку, возьмите, не пожалеете.

Протягивает она мне малоформатную, но весьма упитанную книжицу в мягкой сероватой обложке, ни иллюстраций на ней, ни глянца, скромно так изданна, приятно. Название странное какое-то – "КЫСЬ", а автор – Татьяна Толстая. Я из Союза-то давно уехал, многих нынешних имён не знаю.

– Это что, родственница? – спрашиваю.
– Внучка, – отвечает Наташа. – Алексея Николаевича.

Стал я читать эту самую "Кысь". Странно читалась она. Не могу сказать, что неинтересно, больше скажу – очень интересно. Такие книжки запоем надо проглатывать. А тут запоем-то и не получается. Трудный запой какой-то, словно идёшь против ветра, даже против урагана, силы тратишь, а с места почти не сдвигаешься. Но останавливаться не хочется, сила какая-то увлекает вперёд, вот и прёшь – супротив, вот и прёшь – супротив, одолевая страницу за страницей.

Дочитал я "Кысь" эту, задумался. Подумал-подумал, открыл книгу с первой страницы, да и стал перечитывать заново – уже с чувством, с толком, с расстановкой. Словно попутный ветер в спину мне подул.

По второму прочтению наступила в голове ясность. К этому времени я уже знал кое-что об авторе – что пожила она в Штатах, что там преподавала в университете, что кое-что успела уже и написать, и опубликовать.

Вот эту "Кысь", подумал я, точно в два этапа она написала. Первая часть, которая побольше, явно написана в России, а вторая – вторая американская, вот так мне кажется. Может, я и неправ, но вот разные запахи у этих частей, дух не один и тот же.

Попросил я Наташу подобрать мне ещё какие-нибудь книжки Татьяны Никитичны, и стала она одной из почитаемых мною писательниц.

А тут ещё "Школа злословия"!

Вообще, нынешнее НТВ я терпеть не могу, на дух не переношу. Ну, просто такая махровая дешёвка, такая невыносимая безвкусица – одна передача за другой. И вдруг посреди смердящего болота благоухающий оазис с двумя блестящими ведущими и одним великолепным гостем – "Школа злословия" с Т. Толстой и Д. Смирновой. Неподражаемая Дуня Смирнова – тоже ВНУЧКА, её дед – Сергей Сергеевич Смирнов (Брестская крепость!). Какие две принцессы, а!

И вот теперь, окунувшись в фейсбук, с радостью увидел я обилие, не такое, как у Шифрина и Волкова, но множество записей, снимков, рисунков, шаржей и карикатур, публикуемых Татьяной Н. Толстой. Счастье!

Незамедлительно отправил я весточку: Татьяна Никитична, пожалуйста!.. Пришло непререкаемое "нет!" – знай, холоп, своё место. Но, тем не менее, широким жестом было даровано мне "добро" на подписку: читай, мол… Спасибо, Татьяна Никитична, премного благодарен, мне большего и не нужно.

Читаю, восхищаюсь, наслаждаюсь, часто перепечатываю на моей странице – вот вам, друзья, это от Толстой, от Татьяны Никитичны, читайте и вы. И друзья читают и благодарят, и просят перепечатывать ещё.

А тут дёрнула же нелёгкая мою любимую, мою обожаемую Татьяну Никитичну опубликовать фотоснимок с какой-то, наверное, сортирной стены, а на ней пьяный рисовальщик-бомж изобразил некую мужскую фигуру, изрыгавшую ругательство, и матерное слово в этом ругательстве было изображено с грамматической ошибкой – "блять". Увидев ТАКОЕ, осмелевший холоп позволил себе (тоже дёрнула же нелёгкая) ПОШУТИТЬ (!) с владелицей поста: что же Вы, уважаемая Имярек, публикуете у себя такое слово, написанное неправильно! Ай-я-яй…

Холопу почудилось, что он обладает чувством юмора и ему позволительно этим чувством воспользоваться. В ответ, вместо ожидаемого "хи-хи" он получил обширную лекцию о том, что именно в данном случае данное слово, изображённое в данном конкретном месте, по всем правилам следует писать именно через "т", а не через "д", как думал зазнавшийся радетель русской словесности.

Я оторопел, перечитал суровую отповедь ещё раз и, как ро́вне, как обычному смертному, в простоте душевной отписал: да полноте, уважаемая Татьяна Никитична, я же, рассчитывая на ответное чувство юмора, позволил себе просто пошутить, не более того. Но несмотря на произошедшее недопонимание продолжаю любить Вас преданно и верно. Так и написал.

Последовало молчание. Оно было долгим. Дня три или четыре или даже больше того Татьяна Никитична ничего в фейсбуке не публиковала, и я всполошился: не отказала ли любимая писательница мне в подписке. Проверил – нет, действительно, в прошедшие дни записей она не делала. И вздох облегчения вырвался из моей исстрадавшейся за несколько дней груди.

А тут вчера или позавчера опять появился у Татьяны Никитичны вот такой текст – для "прикола", как это часто бывает в фейсбуке, в пространство – всем-всем-всем: "Существует легенда, что есть такие женщины, которые, открывая шкаф, знают, что наденут", – и мне был дозволен к этой записи доступ, и я позволил себе расслабиться и… пошутил: "Простите, не могу судить, никогда не был женщиной". Неудачно? Может быть. Очень хотелось смягчить произошедшее перед тем недоразумение.

И тут последовал окрик моей любимой писательницы Татьяны Никитичны Толстой, графини Толстой: "Тогда зачем вы тут вообще болтаетесь, Илья?"

Обескураженный, я отписал графине:
"Простите, мы не из Толсты́х, наши гувернёры учили нас даже на хамство не отвечать хамством".

Как ни странно, этот маленький инцидент вдруг излечил меня от наркотической зависимости, я почувствовал, что обрыдла мне "мордокнига", что опять хочу я смотреть телевизионные передачи и с нетерпением буду ждать выхода очередного выпуска "Школы злословия", что мне не терпится взять в руки книжку, и я, пожалуй, с удовольствием перечитаю любимую и уже подзабытую "Кысь", что две мои собаки ждут, когда я, наконец, выйду с ними на прогулку, а любимая жена…


– Где твой мусор? – крикнул я жене. – Что тебе нужно в магазине?
– Мусор я уже вынесла, – ответила жена, – и в магазин тоже сходила.
– Ну, тогда, – резюмировал я, – готовь постель, а я пошёл в душ.

Жизнь опять стала приобретать вкус, цвет, запах и смысл.
Количество обращений к статье - 1807
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (1)
Зиси Вейцман | 19.10.2013 16:15
Илья, оригинально и замечательно!

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com