Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Корни и крона
Обычная еврейская история
Сергей Шафир, Ашдод

(Продолжение. Начало в «МЗ», № 418)

В ИЗРАИЛЕ

Итак, мы в аэропорту имени Бен-Гуриона. Первое, что я хорошо помню, это когда к нам подошли какие-то люди, отметили наши фамилии в списках и меня одного пригласили в другую комнату.

И там минут сорок разговаривали со мной – расспрашивали о том, как нам все-таки удалось выехать. Ведь была еще эпоха "железного занавеса" и приезд "отказников" в Израиль был редкостью.

Потом, позже, я подумал, что те, кто разговаривали со мной, могли предположить, что как-то связан с КГБ. Это предположение подтвердилось позже, когда меня вызвали в какую-то военную организацию, я уже и не помню какую, и там конкретно спрашивали о возможных связях с КГБ, о моей службе в советской армии.

Спросили и номер моей части. Я начал только вспоминать первые цифры, и тогда один из присутствующих назвал полностью номер моей воинской части. Они знали все обо мне.

Когда после прохождения всех формальностей мы вышли из здания аэропорта с тележками, набитыми чемоданами, я почувствовал что-то вроде теплового удара.

Мы прилетели 21 июня, вечером, и в этот день был жуткий хамсин, а я одет был в злополучную тройку. Жара, много света, пальмы...

Тогда такого как сейчас зала ожидания не было и все стояли на улице. Сознание я, конечно, не потерял, но состояние было очень странное, очень странное...

Нас встречала сестра Софа с мужем и мы поехали в Хайфу, где они жили. Первым делом мы начали снимать лишнюю одежду – пиджак, галстук, жилет.

Хочу еще раз тебе сказать, что состояние мое было очень странным, непонятным. С одной стороны – радостное и приподнятое. Страх и тревога исчезли. С другой, нас ждала неизвестность, новая обстановка, новые люди, другая жизнь. Присутствовала неуверенность, неловкость какая-то. Но страха не было.

Три недели мы прожили в Хайфе. Это был сплошной праздник! Но пришло время обустраиваться и самим. Софа и Павлик решили, что мы должны поселиться в центре страны и выбрали Нетанию. Но позже я понял, что это было ошибкой. Нам нужен был Тель-Авив или Иерусалим. Я понимаю это сейчас, но тогда Нетания, море...

Такая безумная радость!

Нам сняли две квартиры. Одну - для папы с мамой, другую - нам с Аней и двумя детьми – Ильей и Нелли.

Наша квартира оказалась рядом с центром абсорбции, куда мы ходили учить иврит. Тогда в таких центрах жили и новые репатрианты, и они, постоянно бывая вместе, только и говорили о своих проблемах. Мы же на все это не отвлекались. Учили иврит и уходили домой.

Буквально с первых же месяцев нашей жизни в Израиле мы с Аней пытались узнать о том, что делается на рынке труда в нашей телевизионной среде. И хотя перспектив, казалось, не было никаких, мы продолжали думать только о телевидении и искать контакты...

С. Ш.
– Гриша, спустя два года, ты все эти поиски, которые в итоге завершились трудоустройством на телевидении, подробно описал в своей первой и пока единственной книжке "По обе стороны экрана". Это интересно с точки зрения истории Алии и может быть полезным опытом для новых репатриантов. Жаль, что нельзя ее процитировать всю.

ПАМЯТНИК


С.Ш.

Итак, позади более 25 лет работы: у Гриши - на Первом израильском телеканале, у Ани место работы менялось, но она всегда оставалась востребованным специалистом. Те, кто смотрит передачи 9-го телеканала, могут в титрах увидеть и ее имя – «Видеозапись: Анна Гершзон».
Вырос старший сын Эли. После юношеских поисков и неизбежных метаний он окончил трехгодичный курс режиссуры на факультете кино и телевидения Иерусалимского колледжа "Адасса". Одновременно изучал и видеомонтаж. Сегодня он режиссер, снявший несколько фильмов, и видеомонтажер. Работает много. Женат. Души не чает в дочери.

Нелли, которую везли в Израиль в 10-месячном возрасте, недавно вышла замуж. Она нашла свое призвание в работе с больными людьми.

Родители – Борис Давидович и Роза Евсеевна, слава Б-гу, живы и здоровы. Здравствуют сестры – Софа и Рая. Растут внуки и внучки.

Фильм, с которого я начал свой рассказ, завершен. И теперь я могу подробней рассказать о работе над ним. Конечно, со слов Гриши и Эли. Как помните, все началось с желания сделать фильм к 90-летию Бориса Давидовича.

Гриша и Эли начали собирать сведения о Большовцах, детстве и юности папы и дедушки, о погибших родственниках...

Как признался Эли потом, вначале им руководило просто чувство долга, а историческое прошлое было не очень интересно.

Эли:
Я воспитывался в Израиле на других исторических и культурных примерах и такое далекое прошлое дедушки, честно признаюсь, меня не особенно волновало. Но по мере проникновения в материал и особенно в то, что было связано с погибшими в концлагере дедушкиными родственниками, мне, как потомку этих родственников и как режиссеру, эта история, эта жизнь становились все ближе и интересней. Я ведь и сам взрослел. Растил дочь, заботился о семье.

Гриша:
Сергей, ты помнишь, как находясь с тобой на съемках в Варшаве, мы зашли в Институт польского еврейства и стали спрашивать, нет ли у них сведений о евреях местечка Большовцы.

Нас направили в нужный отдел и сотрудник – пожилой поляк, услышав мою просьбу, тут же поднялся по стремянке к верхним полкам стеллажей и достал папку. На титульном листе папки было написано на польском языке: «Список депортированных в Белжец из Большовцов 21.09.1942 года».

Я испытал настоящий шок, увидев три фамилии Попик в списке евреев, расстрелянных в концлагере Белжец. Это было первое документальное подтверждение о гибели папиных родственников, оставшихся в Большовцах. Нам сделали копию и, вернувшись домой, я показал эти списки папе и Эли.

И когда разрозненные воспоминания дедушки и другие сведения стали складываться в одно целое, было принято решение поехать в Большовцы и самим увидеть место, где начинался их род.

Ну, и конечно, побывать в архивах, встретиться с жителями Большовцов, поискать следы жизни большого еврейского рода Попиков. Без этого цельного представления о жизни папы и дедушки не получилось бы.

БОЛЬШОВЦЫ


Первые упоминания о местечке приходятся на 1426 год. Евреи же поселились там в 1695 году. Самостоятельная еврейская община возникла уже, по-видимому, в конце 18 века. К 1910 году население Большовцов увеличилось до 5000 тысяч человек. Они занимались торговлей, ремеслом и сельским хозяйством.

С начала 19 века местечко Большовцы находилось под суверенитетом четырех стран - Австро-Венгрии (начало 19 века – начало 20 века), Польши (1919-1939годы), СССР(1939-1991 годы) и Украины - с 1991 года.

В конце 19 века в местечке появилась мельница на воде, кирпичный и пивной заводы.

Между прочим, согласно легенде поселок Большовцы (прежнее название – Бушивец) возле Галича основали прямые потомки библейского Ноя. Якобы, какие-то там пра-пра-правнуки Ноева сына Яфета, по имени Буш и Вец, пришли на эту землю и заложили базар (рынок).

Так ли это было, или это просто легенда, но рынок в Большовцах и сейчас существует и главным базарным днем является понедельник, как и раньше, при евреях.

Большовцы тридцатых годов прошлого века – это типичное еврейское местечко Галиции. Жило в Большовцах около 2000 евреев, примерно 70% от общего населения. Большинство занималось ремеслом, торговлей. Жизнь была достаточно однообразной – семья, дом, синагога, рынок, кладбище…

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ

Местечко расположено на холмах. Если посмотреть с самого высокого их них, то увидишь только крыши домов, утопающих в зелени садов. Самое высокое здание, которое возвышается над местечком – костел кармелитов 18 века, реставрированное недавно на средства Республики Польша.

Полупустынные улочки поражали своим спокойствием и тишиной. Дома очень старые и очень разные. У каждого свой характер. В самом центре местечка здание ратуши – вся жизнь местечка, его сердце всегда было здесь.

Чуть левее от ратуши – уникальное здание синагоги. Два этажа с центральным входом с колоннами придает ему торжественность. Построена синагога в 18 веке и расширена в конце 19 - начале 20 века.

Сразу за синагогой дом – дворец пана Кшешуновича. Огромный надворный фасад с большой лестницей, входом в дом. Дом стоял в лесу и был окружен высоким забором. Буче всегда очень хотелось перелезть через этот забор, но сторож, по фамилии Старуцкий, внимательно следил за тем, чтобы никто не мог проникнуть в парк, занимавший 10 гектаров, и поэтому шансов было мало.

За парком Кшешуновича находится еврейское кладбище. На этом кладбище похоронено много родных Буче – его родной отец Моше Глоцер, дедушка и бабушка Моти и Ривче Попик, прадед Барух…

Сегодня Большовцы – это поселок городского типа в Галичском районе Ивано-Франковской области Украины. По переписи 2001 года его население насчитывало 2254 человека. Преимущественно украинцы. В переписи евреи не значатся.

Эли:
Словно машина времени перенесла меня в другую эпоху. Я ходил по улочкам - все спокойно, тихо. Издалека слышалось пение птиц. Вот проехала телега. Где-то лаяли собаки. Другой ритм жизни. С одной стороны приятно, но внутри что-то защемило...

Гриша:
А мне казалось, что места знакомые. Было такое чувство, что я вернулся туда, где я когда-то был...

Все осталось без изменений. Кроме одного – уже 70 лет здесь не живут евреи...

Мы расспрашивали местных жителей о семье Попиков, о прошлой жизни, искали дом нашего папы. А вдруг он сохранился?

Но старушки, повстречавшиеся нам в этот день, мало что помнили. Ведь они сами были детьми в сороковые годы.

– Мы очень дружно жили с жидами...
– Они приходили до нас, мама давала им есть...
– У нас школа была и все вместе учились – украинцы, поляки и евреи...
– Ну, русские пришли. Люди радовались. Но были и мудрые, начитанные, как моя мама. Она говорила – вы еще увидите, что с вами будут делать...
– Вы помните такую фамилию, Попик?
– Помню.
– Помните где они жили?
– Ну, я вам не скажу... Что я вам, мала була...
– Сколько вам было лет?
– 10 рокив...
– Попика? Такой был еврей здесь...
– А где жил? На Розе, там был?
– Во, на Розе, на Розе там... Там, где Шевченко парк. То на том угле Попик жил, по дороге в церковь... Сберкасса была наша, напротив. Забор там.
– Я знала семью Попик. Но позабывала уже... старость. Речка была, заросли в речке, а речка там... Погибло богато (много)...
- А тут по всей улице хаты, тут все евреи жили...не знаю фамилии...не помню.

Эли:
На главной улице, возле Ратуши, так зовут здание местного совета, стояли небольшие мастерские, аптека, сапожная, парикмахерская Бриля. Сохранились лишь развалины. Вот это, видимо, была парикмахерская...

Я ходил по развалинам и представлял себе как это могло выглядеть- Представьте себе, что здесь была стена, на стене зеркало, кто-то сидит и дедушка бреет его...

Буквально тут, вот так...
Один здесь, еще здесь...
А отсюда выходили на улицу...

ДЕНЬ ВТОРОЙ

Олександр Береговский, директор исторического музея города Галич:
И 20, и 50, и 100 лет назад тут был рынок...
– Морозное утро в Большовцах. Местные жители торопятся на рынок. Крестьяне – украинцы приезжают сюда с близлежащих деревень, для того чтобы торговать – куры, свиньи, лошади, вещи – все это можно было найти на лавках рынка. Евреи здесь торговали по понедельникам... И по всей округе знали – рынок открыт и в понедельник. И все приходили покупать и продавать...
Так и сегодня...

ДЕНЬ ТРЕТИЙ

Эли:
Нам показали еврейское кладбище.
Его невозможно было распознать. Шесть надгробных камней, которые сохранились, с трудом видны сквозь буйные заросли травы.
Между надгробными камнями свежие следы трактора...

Это день закончился для нас еще одной встречей. Очень неожиданной и шокирующей. Во дворе одного дома мы увидели пожилого человека в пилотке и поношенном мундире военного образца. Мы подумали, что этот человек, наверное, бывший полицай.

Полицай:

– Эта пилотка – эсэсовка. Ну, СС Галичина, там были наши...
Гриша:
– А зачем вы носите это?

Полицай:
– Зачем ношу? Ну, а что? Погоны сняты, пуговицы гладкие... нема свастики. Ну и шо?
Гриша:
– А что вы делали во время войны? Где были? Полицай:
– Не понимаю... Не слышу...
Гриша:
– Во время войны где был?

Полицай:
– Ну где был? В Карпатах, в горах. Я сюда попал уже осужденный был, коммунисты эти ... нас, бандеровцев... Я с Воркуты попал сюда.

Гриша:
– А за что сидел?
Полицай:
– За что? Вы что – не понимаете? За партизан, за украинскую повстанческую армию. Вы что, из Австралии, что ли? Не знаете?..
Гриша:
– Из Израиля.
Полицай:
– Израиля... Ну, тогда не знаете, спросите местных, местные евреи хорошо знали, что здесь было...
А я имею еще один костюм, можете посмотреть...
Эли:
– Интересно посмотреть, покажите нам...
Полицай:
– Вот я взял тут немецкую форму, одна женщина дала мне...
Гриша:
– Медали за что?


Полицай:
– 60 лет основания на Волыни ОУН УПА, еще один, Степана Бандера, и Роман Шухевич - генерал, главнокомандующий СС Галичина. Романа Шухевича хотели поймать живым. Он не дался, сам застрелился, они потом отрубили его голову и повезли Сталину, чтобы он посмотрел.
И немцев, и коммунистов били... Оккупанты...Мы не шли на их землю, они на нашу землю пришли. Вот. Всякое было...

Эли:

– Было, что полицаи убивали евреев?
Полицай:
– Были среди полицаев сволочи...
Старуха Величко:
– Я не могу сказать, что наши полицаи их обижали... Так они не били их. Нет.
Гриша:
– Полицаи убивали евреев?
Старуха Величко:
– Нет, нет.
– А кто убивал?
Старуха Величко:
– Немцы, немцы... Приезжали и убивали...и забирали все. Немцы. Акции делали у нас поляки и немцы.
Старуха Абраменко:
– Я не видела... Убивали тут, убивали...так... убивали... Все тикали, так боялись, чтобы его не забили. Каждый боялся...
Старик Пудрый:
– Видел я своими глазами, когда вели еврейку с двумя детьми и потом расстреляли. Это были не немцы, а в гражданской одежде два человека с карабинами, с винтовками. И эту еврейку расстреляли... Местная полиция называлась украинской полицией.
И они были такие, ну, как бы вам сказать, командированные, или как их называть... Например, из другого села - сюда, а отсюда – туда... меняли, значит.
Но они не имели никакой формы, чтобы были в немецкой форме, скажем, они были в обычной гражданской форме.
Вот рядом село Слободка, то там тоже украинцы поляков ночью разгромили полностью, порезали, побили от 30 до 40 человек , ни в чем не повинных и детей...

ДЕНЬ ЧЕТВЕРТЫЙ



Эли:
Это здание стоит здесь уже более 100 лет. Когда здесь жили евреи это была действующая синагога. Были еще две, но от них не осталось ничего...

Гриша:

Дедушка твой помнит отлично это место, так как Моти Попик, его дедушка, был габаем в этой синагоге.

Эли:

Мы прошлись по всем помещениям, Здание в плохом состоянии, стены обваливаются, полы трещат, запах гнили в воздухе.

Гриша:
Но нам показалось, вернее, мы почувствовали, как бы ощутили, что еврейский дух здесь все же присутствует. Несмотря ни на что. И тогда мы позвали приехавшего из Ивано-Франковска главного раввина области Моше Колесника, и он произнес молитву. Первую - после 1941 года.

ДЕНЬ ПЯТЫЙ

Эли:

Мы искали дом Попиков и расспрашивали о нем многих. Но пока еще не встретили никого, кто бы точно показал нам местонахождение дома. Но вот одна старушка нам подсказала.
– Мария Довгуничка все расскажет, как было и чего. Она тут жила. Тут родилась, тут жила. Знает все и помнит фамилии жидов...

Мария Довгуник:
– Там есть колодец внизу. Это я знаю. И там Майлик жил. И Бранца жила. И Майорка и Пантиль... А там жил Попик.

Эли:
Дедушка нам рассказывал о речке, за которой жили две еврейские семьи. Она была маленькой и летом пересыхала. Мальчишки летом ее переходили, а зимой она становилась больше. Вода была холодной, но, несмотря на это, иногда в ней купались.

Гриша:
– Вот стоит дом, у дома есть огород и этот огород доходит до речки... Вы не знаете кто здесь жил раньше?
– Нет, нет. не знаю...
– С какого года вы здесь живете?
– С 49-го.
– Мой папа родился здесь, в Большовцах, и, похоже, он жил как раз на этом месте. Можно посмотреть...
– Идите сюда, смотрите.

По рассказам папы, дом был большой, и там было 4-5 комнат и если надо было кому-то по соседству сделать свадьбу, так просили дедушку и бабушку, чтобы они разрешили справить свадьбу в их доме.

(Окончание следует)
Количество обращений к статье - 2493
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (2)
Гость | 29.10.2013 07:57
Немцев там было очень мало, они, в основном, в это время были на Восточном фронте. А убивали и грабили именно местные милые люди. И до сих пор рассказывают сказки про плохих немцев. А сами были белые и пушистые. И в наши дни украинская молодежь Львова красуется в футболках с надписью "Бей жидов".
Гость | 28.10.2013 09:23
Евреев и поляков поубивали, их дома и имущество присвоили. Ай да украинцы. И ещё христиане. Набожные Бога не боятся. А ведь гореть в аду будут

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com