Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Это - мы
24-30 окт. 2013
Рубрику ведет Леонид Школьник

24 октября

1882 - Будущий король оперетты Имре Кальман родился в курортном местечке Шиофок на берегу Балатона - крупнейшего озера Венгрии. К тому времени в семье венгерских евреев (отец, Карл Копштейн, занимался торговлей) уже было двое детей - Бела и Вильма.
Эммерих Копштейн (так мальчика записали при рождении, но позже, в юности, он сменил имя и фамилию на более венгерские и стал Имре Кальманом) усиленно занимался в двух школах - в гимназии и в музыкальной школе, - но, улучив свободный часок, садился к роялю разучивать сочинения Шумана и Шопена.
В пятнадцать лет он впервые выступил перед публикой с «Фантазией ре-минор» Моцарта. В концертном зале присутствовали и корреспонденты, дабы в своих критических отчетах подвергнуть оценке способности юного музыканта. Имре выглядел столь маленьким и щуплым, что газеты восторженно отметили дарование "двенадцатилетнего музыканта".
В последние годы учебы ему приходилось трудиться с двойной нагрузкой, отдавая преимущество гимназии: родителям хотелось, чтобы сын непременно получил аттестат зрелости. Имре выполнил желание родителей, блестяще сдав все экзамены.
Однако теперь для него началась поистине двойная жизнь. Подчинившись родительской воле, он поступил на юридический факультет Будапештского университета, проучился там восемь семестров, сдал все необходимые экзамены и не дотянул лишь до степени бакалавра. Но и это было большим достижением, если учесть, что параллельно он учился в Будапештской Академии музыки по классу композиции Я. Кеслера. В 1902 году он написал первое музыкальное сочинение "Цикл на стихи Людвига Якубовски". За первой работой последовали другие. Среди них главный труд, с которым он связывал все свои надежды, - "Сатурналии" - поэмы для большого симфонического оркестра. 29 февраля 1904 года в будапештском Королевском оперном театре, на концерте выпускников композиторского отделения Академии музыки состоялось первое исполнение симфонии Имре Кальмана. Впрочем, оно стало и последним. И все же сам Кальман считал именно этот день началом своей музыкальной карьеры. С тех пор он свято верил, будто високосные годы сулят ему удачу, а уж 29 февраля - день особого благополучия.
На следующий год Кальман удостоился премии Роберта Фолькмана, присужденной ему будапештской Академией музыки. Материальные размеры премии позволяли провести шесть недель в Берлине. Имре воспользовался этой возможностью, чтобы предложить свои сочинения немецким издательствам; вслед за "Сатурналиями" им была создана очередная симфоническая поэма - "Эндре и Иоганна". Однако издателя для этих опусов не нашлось ни в Берлине, ни в Лейпциге, ни в Мюнхене, куда заехал Кальман по пути на родину.
"Выходит, мои симфонии не нужны миру? Дело кончится тем, что я решусь на отчаянный шаг, возьму да и сочиню оперетту!" - с досады острил Имре и сам смеялся громче всех. Опуститься до оперетты! Обладатель премии Роберта Фолькмана, достойный ученик профессора Кеслера, он глубоко презирал сей легкомысленный жанр. Однако обстоятельства сложились так, что вскоре Кальман таки "докатился" до оперетты.
Должно быть, идея витала в воздухе. Иоганн Штраус и Миллекер - великие пестователи жанра - почти десять лет покоились в могилах. И вдруг оперетта возродилась вновь. Имре снял дешевую комнату на чердаке в Кройсбахе под Грацем, чтобы работать без помех. Там-то он и сочинил свою первую оперетту - "Осенние маневры". Премьера прошла 22 февраля 1908 года в Будапеште с невероятным успехом. Публика без устали аплодировала, вновь и вновь вызывая исполнителей на сцену. Спустя год, 21 января 1909 года, премьера состоялась в венском театре "АН дёр Вин". Австрийская публика встретила оперетту Кальмана с неменьшим восторгом. В апреле того же сезона оперетта была поставлена в гамбургском театре, а несколькими неделями позже состоялась ее премьера в Берлине. В начале Первой мировой войны Имре работал одновременно над двумя произведениями: легкой, веселой "Барышней Жужей" и над другой опереттой, которой либреттисты пока что дали условное название "Да здравствует любовь!" Премьера "Барышни Жужи" состоялась в Будапеште 23 февраля 1915 года и была встречена публикой довольно прохладно. Однако переименованная в "Мисс Весну", она вскоре покорила сердца американцев.
Текст оперетты, прославляющей любовь, вышел из-под пера Лео Штейна и Белы Йенбаха. Штейн считался почетным патриархом либреттистов, и работа с опытным мастером такого крупного масштаба действовала на Имре умиротворяюще. Премьера "Королевы чардаша" состоялась в самый разгар войны, но ни фронтовые окопы, ни пушечная канонада не помешали оперетте проникнуть и в Россию, и в Америку. Разумеется, ни композитор, ни авторы текста от этого не разбогатели: Россия уже воевала с Австрией, да и Соединенные Штаты вскоре тоже вступили в войну.
Но Имре Кальману было не до войны. Исписывая один за другим нотные листы, он забывал обо всем на свете, создавал яркие, зажигательные мелодии. Одна из оперетт той поры - "Фея карнавала", - в сущности, является переработанным вариантом "Барышни Жужи". Премьера состоялась 21 сентября 1917 года в "Иоганн Штраус-театре". Угля не хватало, и холод в зрительном зале был чудовищный, но это не помешало спектаклю пройти при аншлаге.
Тогда же в жизнь Имре вошла молодая русская актриса Вера Макинская - уроженка Перми, эмигрировавшая вместе с матерью в 1917 году. Она покорила сердце популярного композитора. Несмотря на разницу в возрасте влюбленных, составлявшую тридцать лет, их знакомство довольно скоро привело к свадьбе. В то время Имре только что начал работу над новой опереттой - "Фиалка Монмартра" - и решил посвятить ее молодой жене. Вера вскоре родила ему мальчика, а потом еще двух девочек: Лили и Ивонку.
Последующие оперетты Имре Кальмана упрочили его славу как одного из лучших в мире композиторов этого жанра. Огромный успех сопровождал постановку (1921) его оперетты "Баядерка", в которой композитор часто использует ритмы новых для того времени танцев - фокстрота и шимми. К числу наиболее известных оперетт Кальмана также относятся поставленные в Вене "Марица" (1924), "Принцесса цирка" (1926) и уже упоминавшаяся "Фиалка Монмартра" (1930) - его самое лирическое произведение.
А между тем облик Европы менялся изо дня в день, менялись и настроения публики. Так, например, даже в Вене упал интерес к оперетте. Все сильнее пахло порохом. В 1938 году границы Австрии были нарушены - в нее вторглись немецкие солдаты. Кальману, впрочем, это ничем не грозило: несмотря на своё еврейское происхождение, он был одним из любимых композиторов Гитлера. Тем не менее, после аншлюса, отказавшись от предложения стать «почётным арийцем», композитор был вынужден эмигрировать: сначала он уехал в Цюрих, затем в Париж и, наконец, оказался в США - в Калифорнии, а точнее, в Голливуде - обетованной земле мирового кинематографа.
Оторванность от привычной обстановки, чужой быт и нравы, чужая культура - все это не могло не сказаться на творческом самочувствии композитора. В последние два десятка лет жизни он сочинил лишь две оперетты: "Маринку" в 1945 году и незадолго до смерти еще "Аризонскую леди". На местном уровне они имели некоторый успех, но не задержались в репертуаре театров.
В декабре 1949 года Кальмана внезапно разбил паралич. Одна половина лица у него была полностью парализована. Говорить он не мог и еле волочил ноги. Затем наступило улучшение, но 30 октября 1953 года в Париже болезнь окончательно взяла верх...

25 октября

1888 – Первый в истории Израиля председатель Верховного суда еврейского государства (в период с 1948 по 1954 годы) Моше Змора (имя и фамилия при рождении – Мозес Змойра) родился 125 лет назад в Кенигсберге, Пруссия (ныне Калининград, Россия), в семье выходцев из Российской империи Лейзера (Элиэзера) Змойры и Перл (Пнины) Таращанской. Отец будущего судьи был приверженцем хасидизма и занимался торговлей, а мать происходила из семьи Аврума Таращанского, уроженца Белой Церкви, филолога и исследователя еврейской религиозной литературы. В такой почтенной семье и рос Мойшеле Змойра. Он окончил Кнайпхофскую гимназию в Кёнигсберге, выучил иврит с помощью ассоциации «Иврия» под руководством Ицхака Вилькански (Волкани). Решив продолжить образование, юноша стал изучать юриспруденцию в университетах в Кёнигсберге, Мюнхене и Берлине, а также посещал лекции по семитологии в универститетах в Гейдельберге и Франкфурте. Юридическую практику он проходил в Каммергерихте - Верховном суде Пруссии. В 1912 году Змойра был призван в артиллерийские войска немецкой армии. В начале Первой мировой войны был ранен в бою на российском фронте и вследствие этого переведён на службу в тыл. В 1914 году Моше женился на Эстер Гурвиц из городка Мир (ныне в Белоруссии), дочери сионистского деятеля Михаэля Гурвица, владельца лесных угодий под Минском. У пары родились в дальнейшем две дочери: Михаль (1926) и Ада (1932). С 1915 по 1918 годы Мозес Змойра был юридическим ассистентом в Берлине. Прошёл экзамены на получение титула правового ассесора (нем. Gerichtsassessor) и работал в адвокатской конторе Вильгельма Левенфельда. В 1919 году по предложению председателя Всемирной сионистской организации в Германии Феликса Розенблюма (Пинхаса Розена) Мозес основал в Берлине первую школу, преподавание в которой велось на иврите, и стал её директором. В ноябре 1922 года вместе с женой Мозес Змойра репатриировался в Палестину, поселился в Иерусалиме и убрал из своей фамилии одну букву. Сразу после приезда ему предложили пост директора Еврейской гимназии в Иерусалиме, но Змора отверг данное предложение. В 1923 году по приглашению британских мандатных властей он начал преподавать гражданское процессуальное и торговое право в Государственной школе юриспруденции в Иерусалиме и продолжал преподавание до 1948 года. Параллельно с преподаванием Змора открыл адвокатскую контору в Иерусалиме и, кроме того, являлся юридическом советником Гистадрута (Объединением профсоюзов Израиля). Также был секретарём Верховного суда Гистадрута и вместе с Давидом Бен-Гурионом и Давидом Ремезом сформулировал устав этого Всеизраильского профсоюзного объединения. Немало времени занимала у Моше и должность юридического советника организации «Хеврат ха-овдим», принадлежавшей Гистадруту и координировавшей его экономическую деятельность. В число клиентов конторы входили Еврейское агентство, Еврейский национальный фонд и другие организации; во многих случаях Змора заложил основы определения организационно-правовой формы, структуры и правовых принципов деятельности организаций, которым предоставлял юридическую консультацию, а также ответвлений данных организаций. Пинхас Розен, в будущем первый министр юстиции Израиля, был компаньоном Зморы в этой адвокатской конторе. В 1931 году Моше Змора был избран председателем объединения еврейских адвокатов в Палестине. В этой должности он выступал в 1936 году перед «Комиссией Пиля» (англ. Peel Commission) - британской комиссией по расследованию причин Большого арабского восстания. С 1931 года Змора был членом правительственной комиссии по трудовому праву, с 1933 года - членом правительственного совета юстиции. Жена Зморы, Эстер, также занималась общественной деятельностью, и с 1933 по 1947 годы была первым председателем палестинского отделения Международной женской сионистской организации ВИЦО. Кстати, и ее муж вышел в своей деятельности на международный уровень: он был избран судьёй внутреннего суда Всемирного сионистского конгресса, а в 1937 году стал председателем суда чести Всемирной сионистской организации. В годы Второй мировой войны Змора вёл активную общественную деятельность по сбору средств и оказанию помощи репатриантам из Европы. Он стоял у истоков формирования правовой системы Государства Израиль. Среди его наиболее известных постановлений - решение о правовом статусе Декларации независимости Израиля, определение конституционных принципов взаимодействия законодательной и судебной ветвей власти, определение основополагающих принципов израильского уголовно-процессуального права, установление границ доктрины «пригодности для судебного рассмотрения» (англ. justiciability‎), толкование принципов международного частного права. Змора разрешил и один из центральных вопросов, вставших перед Верховным судом нового государства: взаимодействие между нормативными актами Государства Израиль и нормами права догосударственного периода, в первую очередь законодательства периода Британского мандата в Палестине и постановлениями Верховного суда того периода. Во избежание создания правового вакуума Змора установил строгие принципы, лишь в крайних случаях позволяющие утверждать о недействительности нормативных актов догосударственного периода, при этом позволяя внесение нового толкования права, отходящего от судебных прецедентов судов того периода. Однако Моше Змора не был «сухим» юристом: он прекрасно играл на пианино и даже принимал участие в концертах, а в его квартире в Иерусалиме часто проводились музыкальные вечера с участием деятелей культуры и искусства. Скончался Моше Змора 8 октября 1961 года в Иерусалиме.

26 октября

1904 - Дирижер, педагог Борис Хайкин родился в Минске в семье Эммануила Хайкина (1870–1935) - агронома, основавшего Минское частное еврейское училище. В 1928 году Борис окончил Московскую консерваторию им.Чайковского по классу фортепиано (педагог Александр Гедике) и по классу дирижирования (педагог Константин Сараджев). Начал преподавать еще до окончания консерватории — в 1925–28 гг. и в 1930–31 гг. — ассистент, в 1931–35 гг. — доцент, в 1935–36 гг. и в 1954–78 гг. — профессор Московской консерватории. Среди учеников Хайкина — К. Кондрашин (1914–81), М. Эрмлер (1932–2002), Э. Тонс, Е. Семков, Г. Винтиле, С. Ханукаев (родился в 1952 г.). В 1928-1935 г.г. Хайкин был дирижером, в 1933-1935 годах заведовал музыкальной частью Московского оперного театра им. Станиславского. В сотрудничестве со Станиславским осуществил постановки опер "Севильский цирюльник" Дж. Россини и "Кармен" Ж. Бизе. В 1936 году стал художественным руководителем и главным дирижером ленинградского Малого государственного театра оперы и балета, сменив на этом посту Самуила Самосуда. Придерживался прежней репертуарной политики театра, имевшего репутацию "лаборатории советской оперы". Осуществил постановку опер "Поднятая целина" И. Дзержинского (1937 г. ) и "Кола Брюньон" Д. Кабалевского (1938 г.). Ставил и классику - "Бориса Годунова" (1939 г.) - к этой опере он затем возвратится в театре им. Кирова (1949 г.), и в Большом. В его репертуар в Большом театре также входили оперы "Руслан и Людмила" и "Иван Сусанин" М. Глинки, "Хованщина" и "Борис Годунов" М. Мусоргского, "Чародейка", "Евгений Онегин", "Мазепа", "Пиковая дама" П. Чайковского, "Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии" Н. Римского-Корсакова, "Фауст" Ш. Гуно, "Кармен" Ж. Бизе, "Травиата" Дж. Верди, "Богема" Дж. Пуччини и другие. В 1972 г. Борис Хайкин был удостоен звания народного артиста СССР. Лауреат Государственных премий СССР. В середине 80-х годов, уже после смерти Бориса Эммануиловича Хайкина, вышла его книга "Беседы о дирижерском ремесле". А умер он в Москве 10 мая 1978 года, похоронен на Новом Донском кладбище. В заключение – одна из баек о знаменитом дирижере и педагоге. В далёкие советские времена Хайкин был главным дирижёром знаменитого на весь мир Кировского (Мариинского) театра в Ленинграде. Театр часто гастролировал за границей, и руководство страны очень напрягал тот факт, что его оркестром руководит еврей, да ещё с такой типичной еврейской фамилией. Власти терпели-терпели, да и решили предложить Хайкину хотя бы сменить фамилию, если уж с его национальностью при всём желании ничего поделать невозможно. Хайкина вызвали куда надо и потребовали поменять фамилию на любую другую, звучащую однозначно по-русски. Борис Эммануилович изобразил на лице задумчивость, а затем сказал: «Как же так, ведь фамилия – наследие всех поколений моих предков. Изменить ее – значит, изменить своим корням, всем моим дедушкам и прадедушкам, это же просто кощунство. Но если вы настаиваете, я, конечно, вынужден согласиться. Однако для того, чтобы не изменять своим предкам, я согласен заменить только одну букву моей фамилии». Чиновник просиял: «Ну вот и хорошо. Тогда выбирайте сами, кем будете – Зайкиным, Сайкиным или же Чайкиным». Хайкин ответил: «Вы меня не совсем верно поняли. Я, конечно, согласен изменить одну букву моей фамилии. Но только вторую, а не первую. Вот тогда уж точно моя фамилия будет звучать действительно по-русски»...

27 октября

1933 - Американский ученый, автор и преподаватель психологии и антропологии разработки программного обеспечения Джеральд Вайнберг родился в Чикаго 80 лет назад. В 1963 году получил докторскую степень в Мичиганском университете. Начал работать с вычислительными машинами IBM в 1956 году в вашингтонском федеральном отделе систем, где участвовал в качестве менеджера отдела по управлению системами в проекте Project Mercury (1959—1963). Целью проекта был запуск человека на околоземную орбиту. В 1960 году Вайнберг опубликовал одну из своих первых книг — «Real-Time Multiprograming in the Project Mercury». С 1969 года года он является главным консультантом и управляющим компании Weinberg & Weinberg. Проводит такие семинары как AYE Conference «The Problem Solving Leadership» c 1974 года, а также семинар The Fieldstone Method. Позже выступал как автор Dorset House Publishing с 1970 года, консультант в Microsoft с 1988 года, управляющий на Shape Forum c 1993 г. В качестве приглашенного профессора работал в Университете Небраски в Линкольне, SUNY Binghamton и в Колумбийском университете. Начиная с 1950-х годов, стал членом Society for General Systems Research. Также является одним из основателей IEEE Transactions on Software Engineering, членом Southwest Writers и Oregon Writers Network, а также ключевым докладчиком ряда конференций, посвященных разработке программного обеспечения. В 1993 году Джеральд Вайнберг получил J.-D. Warnier Prize за выдающиеся достижения в науках об информатике, в 2000-м стал победителем Stevens Award за вклад в разработку программного обеспечения, в 2010-м получил первую ежегодную награду Luminary Award в номинации Software Test Professionals. Наиболее известными его книгами являются признанные классическими «Психология компьютерного программирования» («The Psychology of Computer Programming») и «Введение к общему системному мышлению» («Introduction to General Systems Thinking»). Вайнберг также известен как автор ряда юмористических афоризмов, например, «закона близнецов» (Weinberg’s Law of Twins) из книги «Секреты консалтинга» (1986): «Однажды автор ехал в автобусе по Нью-Йорку. На одной остановке в автобус вошла мать с 8-ю маленькими детьми. Она осведомилась у водителя о цене проезда. «Один доллар для взрослого и пол-доллара для детей от пяти лет». Женщина поблагодарила и протянула водителю один доллар. «Вы хотите сказать, что всем вашим детям меньше пяти лет?» — удивился водитель. Женщина объяснила, что у нее четыре пары близнецов возрастом от года до четырёх. «Извините, мэм, у вас действительно всё время рождаются близнецы?». «Упаси Боже, нет! Бóльшую частью времени у нас никто не рождается!» (подстрочный перевод). Кстати, Закон близнецов гласит: «Как много бы работы и усилий ни вкладывалось, бóльшую часть времени на бóльшей части света не происходит ничего важного».
Джеральд Вайнберг написал также ряд рассказов, он - член сообщества писателей Book View Café.

28 октября

1835 – Еврейский драматург, автор и исполнитель песен на мамэ-лошн Элиокум Цунзер (псевдоним – Бадхен) родился в Вильно. Его отец, Файвл Цунзер, зарабатывавший на жизнь ремеслом столяра, рано умер, оставив вдову с тремя детьми в большой нужде. Цунзер вынужден был оставить иешиву и стал учеником ремесленника, изготовлявшего позументы. В эти годы Цунзер увлеченно занимался самообразованием. В 1853 г. он написал на иврите свою первую песню «Цион михлал йофи» («Сион, исполненный красы»). Поссорившись с хозяином, Цунзер пешком ушел в местечко Бауска (ныне – в Латвии), работал подмастерьем позументщика, одновременно обучаясь у местного раввина. Обнаружившийся певческий талант привел Цунзера в 1855 г. в Бобруйск, где он стал петь в синагоге во время осенних праздников, Там же он написал свою первую песню на идиш «Рав таханун» («Страстная мольба»). Летом 1856 года Цунзер поселился в Ковно, занимался ремеслом в свободное время писал песни: «Ди иешуэ» («Спасение»), «Ди блум» («Цветок»), «Дер зейгер» («Часы»), «Дер паром» («Паром») и другие. В 1861 г. Цунзер вернулся в Вильно и стал профессиональным бадхеном. Вышедший там первый сборник его песен «Ширим хадашим» (1862) сделал молодого поэта еще более популярным. Позднее критики высоко оценили музыкальное совершенство мелодий Цунзера и литературные достоинства его стихов (безупречность строфы и рифм, стилистическое разнообразие). Как бадхан Цунзер был очень известен, его приглашали на самые богатые свадьбы, ему платили сто рублей за вечер — фантастический по тем временам заработок. В 1871 г. его постигло горе — в разгар эпидемии холеры умерли все его четверо детей, после чего Цунзер уехал в Минск. В Минске в 1872 г. умерла и его жена Рахель; спустя некоторое время Цунзер женился вторично. Жена певца Фейгл сделала их дом культурным центром, где встречались религиозные ортодоксы и сторонники Гаскалы, и этот так называемый«кружок Эльякума Цунзера» сыграл заметную роль в распространении палестинофильских идей. После погромов 1881–82 гг. Цунзер написал ряд песен о Палестине, которые включил в свой «свадебный» репертуар. Среди них «Ди сохе» («Соха»), воспевающая сельскохозяйственный труд на родной земле, «Вос зе их дурх ди шойбн» («Что я вижу за окном»), «Цу ундзер фотерланд» («Земле отцов») и другие. Цунзер часто выступал на собраниях, устраивавшихся организациями Ховевей Цион в разных городах. В 1886 г. отмечалось 25-летие деятельности Цунзера как народного певца. Уставший от работы профессионального увеселителя, Цунзер решил «уйти на покой», вложив все заработанные деньги в мануфактурный бизнес, который открыл вместе с компаньонами, однако вскоре разорился. Тогда же певец подвергся преследованию властей, которые обратили внимание на «крамольное» содержание песен, посвященных погромам. В 1889 г. он откликнулся на приглашение выступить с песнями в США и больше в Россию не возвращался. Цунзер объездил всю Америку с концертами, написал ряд песен на «американские» темы, но той популярности, которой пользовались его выступления в России, уже не было. Его стихотворения печатались в еврейских газетах «Дос идише тагеблат», «Фолкс-адвокат» и других, он выступал в синагогах новых иммигрантов как кантор. Цунзер открыл в 1893 г. в Нью-Йорке типографию; в его доме встречались еврейские писатели и деятели культуры. В 1905 г. отмечалось 70-летие Цунзера, и общественный юбилейный комитет издал книгу «Цунзерс биографиэ гешрибн фун им алэйн» («Биография Цунзера, им самим написанная»; на идиш и английском). Стихи и песни Цунзера издавались много раз (библиография от 1964 г. включала 95 наименований), однако большинство произведений Цунзера до сих пор не опубликовано. Из пьес, написанных Цунзером, сохранилась лишь «Мехирас Йосеф» («Продажа Иосифа», Вильно, 1874). Наиболее известные издания избранных стихотворений певца: «Геклибенэ лидэр» («Избранные песни», Нью-Йорк, 1928), «Алэ верк» («Все произведения», в трех томах, Нью-Йорк, 1920), «Эльякум Цунзерс верк; критише ойсгабе фун М. Шехтер» («Произведения Э. Цунзера; критическое издание М. Шехтера»; в двух томах, с нотами и библиографией, Нью-Йорк, 1964). Умер Элиокум Цунзер в Нью-Йорке в 1913 году. Кстати, известным еврейским поэтом, командиром партизанского отряда в годы нацизма был правнук Цунзера Аба Ковнер.

29 октября

1920 - Лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине (1980, совместно с Жаном Доссе и Джорджем Д. Снеллом), талантливый ученый-генетик Барух Бенасерраф родился в Каракасе (Венесуэла), в семье сефардских евреев – выходцев из Марокко. В 1925 году семья переехала в Париж, где оставалась вплоть до 1939 года – до начала Второй мировой войны.
После того, как жить в оккупированной нацистами Франции стало опасно, семья Бенасерраф вернулась в Венесуэлу, а через год переехала в Нью-Йорк. Здесь Барух завершил образование. Окончив в 1942 году общеобразовательную школу при Колумбийском университете, он поступил в медицинский колледж штата Вирджиния, по окончании которого был призван в армию, однако ему разрешили продолжить учебу.
В 1943 году Барух Бенасерраф стал американским гражданином, а два года спустя получил медицинский диплом и звание старшего лейтенанта медслужбы американских вооруженных сил. Прослужив два года в Нанси (Франция), Барух демобилизовался из армии и решил посвятить себя медицине. Поскольку в детстве он страдал бронхиальной астмой, его заинтересовали механизмы иммунной гиперчувствительности, т.е. ненормальной реакции организма на инородные агенты. Многие ученые, с которыми Барух консультировался, советовали ему сотрудничать с Элвином Кабатом, иммуннохимиком, работавшим в Неврологическом институте Колумбийского университета. Получив от Кабата предложение о сотрудничестве, Бенасерраф в 1948 году начал изучать механизмы аллергии.
В следующем году он принял приглашение работать в парижском госпитале Бруссе, где продолжил иммуннохимические исследования. Несмотря на то, что работы Бенасеррафа по изучению функций лейкоцитов были плодотворными, он не смог получить собственную лабораторию во Франции, необходимую для дальнейшего научного роста.
Бенасерраф считал, что положение иностранного ученого препятствует его продвижению в европейских научных кругах, и поэтому, получив приглашение от американского коллеги Льюиса Томаса, он в 1956 году вернулся в Соединенные Штаты и стал ассистент-профессором патологии в медицинской школе Нью-Йоркского университета. Здесь Барух оборудовал собственную лабораторию и вновь приступил к исследованиям клеточной гиперчувствительности. В 1960 году он стал профессором патологии в Нью-Йоркском университете и сосредоточил усилия на изучении клеток, участвующих в иммунных ответах – защитных реакциях организма на чужеродные вещества, или антигены.
В 1970 г. Барух Бенасерраф занял одновременно должности профессора сравнительной физиологии и заведующего кафедрой патологии Гарвардской медицинской школы. В 1943 году ученый женился на Аннете Дрейфус, с которой познакомился в Колумбийском университете. Кстати, Аннет Бенасерраф (1922—2011) происходила из семьи Альфреда Дрейфуса и приходилась племянницей лауреату Нобелевской премии в области физиологии и медицины Жаку Моно. Она автор книги об истории своей семьи «L'odyssée d'une jeune fille de bonne famille» (1997). Дочь Аннеты и Баруха — Берил Рика Бенасерраф (род. в 1949) - автор трудов в области пренатальной ультрасонографии, профессор рентгенологии в медицинской школе Гарвардского университета, а её муж Питер Либи — профессор и заведующий кафедрой сердечно-сосудистых заболеваний того же университета. Брат Баруха — американский философ Пол Джозеф Саломон Бенасерраф (род. в 1931) известен, главным образом, своими работами по философии математики.
Студенты и коллеги отзывались о Барухе Бенасеррафе, как о человеке с «острым, четким мышлением». Льюис Томас, с которым Барух работал в Нью-Йоркском университете, назвал его «поразительным ученым». Помимо Нобелевской, Бенасераф удостоен также премии Шаи Шахнаи за исследования в области иммуннологии и рака Еврейского университета в Иерусалиме (1974) и мемориальной премии Дакетта Джонса Фонда Хелен Уитни (1976), а также почетной степени Женевского университета. Барух Бенасерраф был членом Национальной академии наук США, Американской ассоциации иммуннологов, Американского общества экспериментальной патологии, Общества экспериментальной биологии и медицины, Британской иммуннологической ассоциации, Французского общества биологической химии, Американской академии наук и искусств. Он был помощником редактора «Американского журнала патологии» (American Journal of Pathology) и «Журнала экспериментальной медицины» (Journal of Experimental Medicine), а также членом совета руководителей Института Вейцмана (Реховот, Израиль), советником Всемирной организации здравоохранения. Барух Бенасерраф был также почетным президентом Института рака им. Дана-Фарбера в Бостоне, где работал последние 16 лет своей жизни (скончался выдающийся ученый 2 августа 2011 года там же, в Бостоне). «Конечно, я горжусь своей Нобелевской премией, - сказал однажды Бенасерраф. – Но еще больше горжусь тем, что 80 моих бывших учеников стали крупнейшими в мире учеными, исследующими причины возникновения раковых заболеваний, и занимаются поиском вариантов активного противодействия им».

30 октября

1885 - Исследователь языка идиш, редактор, переводчик Зелик-Гирш Калманович – родом из Гольдингена, Курляндской губернии, ныне – Кулдига, Латвия). В детстве учился в хедере и в иешиве, занимался самообразованием, в 15 лет сдал экстерном экзамен за гимназический курс в городе Либаве (ныне - Лиепая). В 1902–1905 гг. учился в Берлинском университете, в 1909–10 гг. — в Кенигсбергском. Изучал гуманитарные дисциплины, прежде всего филологию. Политические симпатии Калмановича менялись. В 1902 г. он поддерживал социалистический сионизм, некоторое время солидаризировался с территориалистами, в 1917 г. стал членом Фолкспартей (Народной партии); в дальнейшем, не вступая ни в одну из партий, стоял на позициях сионизма. Литературную деятельность Калманович начал в 1906 г. с переводов; вскоре стал писать статьи для виленской газеты «Фолксштиме», затем работал в независимой газете «Идише цайтунг», в научно-популярном журнале «Лэбн ун висншафт», в виленском издательстве Б. Клецкина. В годы 1-й мировой войны издательство было переведено в Петроград, и Калманович стал его директором и соредактором. В 1921 г. преподавал идиш на учительских курсах в Минске. В 1922 г. уехал в Каунас, работал литературным редактором ежедневной газеты «Найс»; некоторое время жил в Берлине, в Риге — преподавал там идиш в школах и редактировал ежедневную газету «Лецтэ найес». С 1925 г. по 1928 г. преподавал иврит в еврейской гимназии в Паневежисе, затем вернулся в Вильно, был членом правления ИВО и редактором бюллетеня «ИВО-блэтер». Там его застала Вторая мировая война. Когда в 1941 г. МВД Германии подняло вопрос о расовой принадлежности восточноевропейских караимов, соответствующие инстанции нацистской Германии обратились к трем ученым: Калмановичу, Балабану и Шиперу с запросом о происхождении караимов. Все трое, чтобы спасти крымско-литовских караимов, дали заключение о их якобы нееврейском происхождении. Живя в гетто, Калманович убеждал себя и окружающих, что, благодаря стойкости и труду, часть евреев уцелеет. Увы, в 1943 году сам Калманович был увезен нацистами в концлагерь в Эстонию, затем переведен в другой лагерь под Нарвой, где умер от истощения и болезней. Сохранился дневник Калмановича, написанный на иврите в гетто. В переводе на идиш он был опубликован в «ИВО-блэтер» (1951, т. 35), а на языке оригинала издан в Тель-Авиве («Йоман бе-гето Вилне», 1977). Калманович был блестящим знатоком новой еврейской филологии. Он подготовил к печати семантический словарь языка идиш и сборник еврейского фольклора, но все материалы к этим книгам погибли. Сохранились только десятки статей по различным разделам филологии. Самые значительные из них: «Дер идишер диалект ин Курланд» («Курляндский диалект языка идиш», «Филологише шрифтн», т.1, Вильнюс, 1926), «Ци из мэглех а фонетишер ойслэйг фун дер идишер литераришер шпрах» («Возможна ли фонетическая орфография еврейского литературного языка»; в сборнике «Дер эйнхайтлехэр идишер ойслейг», Вильнюс, 1930), «Висншафтлехэ методе ун националэ гайвэ» («Научный метод и национальная гордость», «ИВО-блетер», № 3–5, 1933), «Дер шойреш фун дайчмериш» («Корни влияния немецкого языка на идиш», журнал «Идиш фар алэ», № 1, 1938), «И. -Л. Перецес кук ойф дер идишер литератур» («Взгляд И.-Л. Переца на еврейскую литературу», журнал «Голдене кейт», № 2, 1949). Калманович известен также, как переводчик на идиш научных и художественных произведений с русского, немецкого и английского языков. Среди переведенных им работ — книги Ш.Дубнова «История еврейского народа» (Вильнюс, 1909–10), «История хасидизма» (Вильнюс, 1930–33), Г. Уэллса «Всемирная история» (Вильнюс, 1930), Э. Ширера «История еврейского народа в период Второго храма» (Вильнюс, 1914), Иосифа Флавия «Иудейская война» (Вильнюс, 1914, 1922, 1931), роман М.Брода «Женщина нашей мечты» (Рига, 1928) и многие др. Литературные критики считали художественные переводы Калмановича значительным явлением еврейской культуры. Калманович был женат на сестре Ш. Нигера. Сын Калмановича Ш. Луриа - известный израильский исследователь литературы на иврите и идиш. _________________________________

 

При подготовке статей для рубрики "Это - мы" использованы материалы из   Литературной энциклопедии 1929-1939 годов, Краткой еврейской энциклопедии, Википедии, ЕжеВики и других авторитетных изданий, в том числе из различных энциклопедий on-line – российских и зарубежных, а также публикации "бумажных" и электронных СМИ, авторских блогов и страниц в "Живом журнале", отдельные авторские публикации
Количество обращений к статье - 2629
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (1)
Феликс, Сиэттл | 25.10.2013 02:59
Очень хороший номер, Леонид Борисович. Насыщен материалами, Ваша рубрика интересная. Как я понял, Вы только что его открыли. Мазаль тов

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com