Logo



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!



RedTram – новостная поисковая система

Аналитика
«Иегуди, дабер иврит!»
Соломон Динкевич, Нью-Джерси

Продолжаем публиковать отрывки из нового тома
книги Соломона Динкевича «Евреи, иудаизм, Израиль»

Глава 15 Сионизм: от истоков до декларации Бальфура

(Продолжение. Начало 15-й главы в №№415-422)

15.4.2.1 Человек, давший язык народу,
вернувшемуся на свою родину


«Иегуди, дабер иврит!» / «Еврей, говори на иврите!»
Элиэзер Бен-Иегуда

Вот краткая история человека, сделавшего иврит языком Израиля (по книге Феликса Канделя). Имя этого человека Элиэзер Бен-Иегуда (1858–1922). Он принял его, вступив на землю Израиля.

Рожденный в бедной еврейской семье в местечке Лужки Виленской губернии, Элиэзер Ицхак Перельман в 13 лет поступил в и3ешиву в городе Полоцк. Глава иешивы был знатоком иврита, и он передал ученику свою любовь к святому языку ТАНАХа и Талмуда. Позднее дядя отвез его к себе в литовское местечко Глубокое, где Элиэзер продолжил образование.

В этом местечке он познакомился с Двойрой, дочерью купца Шломо Нафтали Ионаса. Она была на три года старше Элиэзера и взяла шефство над мальчиком, обучив его русскому языку и общеобразовательным предметам. Это позволило Элиэзеру успешно сдать экзамены и быть принятым в Реальное училище в Двинске.

Когда Элиэзеру исполнилось 20 лет, он отправился в Париж изучать медицину с тем, чтобы, став врачом, уехать в Эрец Исраэль.

В Париже он сформулировал триаду возрождения еврейского народа:

«территория – государство – язык».


Отметим, что это было произнесено за 10 лет до появления книги Льва Пинскера «Автоэмансипация» и за 18 лет до книги Теодора Герцля «Еврейское государство». В Париже Элиэзер стал публиковаться на иврите в журнале «Га-Шахар» / «Рассвет». Он писал: «Сегодня мы кажемся умирающими, но завтра непременно проснемся к жизни; сегодня мы оказались на чужой земле, но завтра будем жить на земле своих отцов; сегодня мы говорим на чужих языках – завтра заговорим на иврите… Увеличим еврейское население в нашей безлюдной стране, возвратим остатки народа на землю предков, оживим нацию – оживет Нам ее язык! И если мы не пойдем этим путем, то погибнем, погибнем навеки!» (выделено мной – С. Д.). И еще:

«Необходим общенациональный язык, который объединил бы всех!».


В 1881 году Бен-Иегуда и Двойра Ионас, некогда учившая его русскому языку, приплыли в Эрец Исраэль, предварительно поженившись в Каире. Сойдя в Яффе на берег, он торжественно объявил жене, что отныне они будут говорить только на иврите. «Но ведь я знаю всего несколько ивритских слов», - воскликнула Двойра. Первое время они объяснялись, в основном, жестами. Год спустя у них родился сын, его назвали Бен-Цион / Сын Сиона. Другого языка в доме, кроме иврита, он не слышал: когда к ним приходили люди, не владевшие ивритом, мальчика либо укладывали спать, либо куда-то выпроваживали. Бен- Циону пришлось очень трудно: дети не знали иврита и поэтому не могли и не хотели с ним играть. «Дом Элиэзера и Дворы стал первым домом на этой земле - пишет Феликс Кандель – где его обитатели говорили в быту на иврите – после перерыва в 17 веков».

«У народа не должно быть 2-х разных языков (иврит для молитв и изучения Письменной и Устной Торы и идиш – для бытового общения). Язык должен быть один для всех, и это – иврит», - утверждал Бен-Иегуда.

В России с аналогичным заявлением выступил Владимир Жаботинский (Киев, 1911). Он сказал: «Из 2-х языков, оспаривающих друг у друга первенство в нашей национальной школе, победа останется за древнееврейским».

На конференции в Москве в 1917 году Хаим Бялик сказал: «Тысяча евреев, отрекшихся от еврейства в средние века, прежде всего отреклись от иврита и вскоре перестали быть евреями… Где бы ни обнаружил ты полное забвение еврейского языка, там еврейская нация приговорена к вымиранию… Так будем же хранить нашу душу. Наш язык – язык души нашей». (Он имел ввиду иврит, идиш тогда называли жаргоном – С. Д.).

«Стремясь к обретению своей земли, к собственной политической жизни, - писал Бен-Иегуда, - мы должны обрести и свой язык, который нас сплотит. Этот язык – иврит, но не язык раввинов и ученых. Нам нужен такой иврит, на котором мы сможем говорить о житейских делах. Нелегко будет возродить язык, надолго погрузившийся в спячку. Времени мало, а работы впереди невпроворот… Мы оживим его, вложив в уста наших потомков на той земле, где он когда-то цвел и плодоносил!»

Над ним смеялись, с ним спорили. Он продолжал делать свое дело. Вместе с несколькими единомышленниками он основал «комитет языка иврит». Им пришлось «конструировать» множество новых слов, чтобы описать предметы и понятия, неведомые нашим библейским предкам, говорившим на языке ТАНАХа и Талмуда.

Еще в Париже в 1879 году Элиэзер Бен-Иегуда опубликовал статью «Жгучий вопрос», в которой первым высказал идею создания в Эрец Исраэль духовного центра всего еврейского народа. Он писал: «Если мы хотим, чтобы имя Израиля не было предано забвенью, мы должны создать нечто такое, что могло бы служить центром для всего нашего народа, подобно сердцу в организме… Это «нечто» - поселения в Палестине…»

Бен-Иегуда начал издавать несколько еженедельных газет при материальной поддержке барона Эдмонда Ротшильда: «Га-цви» / «Олень» в 1884 году, позднее и другие газеты: «Га-шкафе» / «Точка зрения», «Га-ор» / «Свет». Газеты пользовались большим успехом на родине и в России. Используя простой язык, он писал статьи как на еврейские, так и на общеобразовательные темы. Когда подрос его сын Бен-Цион, он стал журналистом и принял участие в работе отца.

Феликс Кандель пишет: «Читатели присылали письма с просьбой разрешить вопросы, возникавшие при употреблении иврита в разговорной речи, и Бен-Иегуда отвечал на каждое письмо. К примеру: «Уважаемый господин издатель, обращаюсь к вам с покорнейшей просьбой! Как назвать на иврите такие предметы /названия приведены в письме по-немецки/: полотенце, скатерть, занавеска, решетка?» Ответ: «Кусок ткани, которым осушают лицо и руки, назовем «магевет» от глагола «легавот» - осушать. Для покрывала на стол в Талмуде есть название – «мапа». Занавеску можно назвать «парохет» /занавес, закрывающий в синагоге Арон га-Кодеш/. Для обозначения железных прутьев есть слово в Талмуде – «гротаот».

Всякий раз, когда очередной номер газеты из Эрец Исраэль попадал в страны рассеяния, читающая публика с изумлением обнаруживала в нём неизвестные слова, к которым надо было привыкать. Таких слов было очень много: «итон» - газета, «милон» - словарь, «ипарон» - карандаш, «мисада» - ресторан, «миспара» - парикмахерская, «шаон» - часы, «цилум» - фотография, «тизморет» - оркестр, «парпар» - бабочка, «митбах» - кухня, «масаит» - грузовик, «ракевет» - поезд, «миштара» - полиция, «минзар» - монастырь, «буба» - кукла и многие другие. Одновременно с этим шла замена иноязычных слов, использовавшихся в то время в литературе на иврите: агитацию поменяли на «таамула», организацию на «иргун», инициативу на «юзма», вместо бюджета появился «такцив», вместо бомбы – «пцаца», вместо библиотеки – «сифрия», делегация стала именоваться «мишлахат», телеграмма – «миврак», церемония – «текес», кандидат – «муамад», рецензия – «бикорет» и так далее.

Словотворчество вызывало насмешки и недовольство еврейских писателей и деятелей культуры в Европе, которые не могли примириться с тем, что несколько человек в Иерусалиме занимаются «изобретением слов». «Комитет языка иврит» называли в насмешку «фабрикой слов», его участников – «разрушителями языка», хотя впоследствии многие писатели использовали новые слова в своих сочинениях».

Первоначально в помощь учителям начальных школ, ставших преподавать на иврите, «Комитет языка иврит» опубликовал перечень арифметических терминов, затем последовала разработка терминологии в разных областях науки и техники.

Элиэзер Бен-Иегуда организовал и возглавил «лингвистический комитет по ивриту» и в 1910 году приступил к составлению «Полного словаря древнего и современного иврита», последний 17 том вышел в 1959 году через 37 лет после его смерти.

Элиэзер Бен-Иегуда прожил тяжелую жизнь, часто пребывал в страшной бедности, его не однажды арестовывали за несвоевременную уплату долгов. Он был последовательно женат на 2-х сестрах. С Дворой у них было пятеро детей. Двора умерла в 1891 году от чахотки. Ей было всего 36 лет, вскоре от дифтерита умерло трое детей. В 1892 Бен-Иегуда женился на младшей сестре Дворы Хемде, о чём перед смертью Двора просила обоих. Хемда родила Бен-Иегуде еще пятерых детей, и, несмотря на горе и лишения, была прекрасной матерью, следила за здоровьем мужа (тоже больного чахоткой – С. Д.), помогала ему во всех делах, редактировала порой газету, чтобы освободить Элиэзеру время для работы над основным делом жизни – подготовкой словаря языка иврит».

На Десятом Сионистском конгрессе (Базель, 1911) по настоянию Хаима Вейцмана иврит был признан официальным языком сионистского движения.

Продолжу Феликса Канделя: «К концу Первой мировой войны 34 тысячи человек сообщили при переписи, что иврит является для них основным языком. После установления британского мандата Элиэзер Бен-Иегуда и его последователи (Авраам Усышкин и др. – С. Д.) добились от английских властей, (убедили Британского верховного комиссара Г. Сэмюэля – С. Д.), чтобы иврит стал одним из официальных языков страны – наравне с английским и арабским: это произошло двадцать девятого ноября 1922 года.

Через месяц после этого Бен-Иегуда умер – во второй день праздника Хануки: было ему тогда 64 года. Объявили трехдневный траур в еврейских поселениях Эрец Исраэль. 30 тысяч человек съехались на похороны, треть из них составили ученики еврейских школ, для которых иврит стал родным языком. Его похоронили на Масличной горе и написали в некрологе: «Человек, который всю жизнь был болен, не болел даже часа перед смертью… Он угас потихоньку, медленно, как угасает пламя. Он был загадкой при жизни и загадкой при смерти. Никто не знал, и врачи не знали, в чём заключалась внутренняя сила Бен-Иегуды, дававшая ему жизнь. Человек с поврежденными легкими, больной со дня рождения, - когда он жил, спрашивали: как этот человек живет? А теперь, когда он умер, снова все удивляются и спрашивают: Бен-Иегуда умер?... Тихо! Пусть станет тихо в еврейском мире. Пусть замолчит на минуту еврейский мир – ошеломленный, потрясенный, осиротевший. Замолк тот, кто дал язык народу, замолк навсегда, навсегда…» (выделено мной – С. Д.).

В течение 14 веков, т.е. с момента завоевания Канаана в 2488АМ и до изгнания евреев из Эрец Исраэль после поражения восстания Бар-Кохбы в 135 году н. э. (3895АМ) говорили в Эрец Исраэль на иврите. Затем он постепенно вышел из употребления. Элиэзер Бен-Иегуда вернул его на Святую Землю 17 веков спустя.

(Продолжение следует)
Количество обращений к статье - 3009
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2020, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com