Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Америка
Кентридж оставил нас с «Носом»
Виталий Орлов, Нью-Йорк

В сезоне 2011-2012 годов театр Метрополитен Опера осуществил постановку оперы Дмитрия Шостаковича «Нос» по одноименной повести Николая Васильевича Гоголя. Эта постановка стала сенсацией в репертуаре театра, и в новом сезоне 2013-2014 годов Met решил снова показать ее зрителям, а 26 октября передать в прямой телетрансляции из театра в кинозалы мира в рамках программы Live in HD.


Спектакль поставил человек выдающегося и многогранного таланта – южноафриканский художник, кинематографист, режиссер, аниматор, а еще провидец и философ Уильям Кентридж (на снимке). В связи с возобновлением спектакля в Met Кентридж вернулся в Нью-Йорк, и вернулся, как говорится, не с пустыми руками...

В ВAM-cinématek, что в Бруклинской Академии музыки, состоялась встреча художника со зрителями: теми, кто уже видел спектакль «Нос» и пришел узнать, как же была создана эта удивительная фантасмагория, и теми, чье воображение разбудил фильм режиссеров Сьюзен Соллинс и Чарльза Атласа «Все возможно» (Anything is Possible). Фильм был показан перед началом встречи, а премьера его состоялась летом этого года на телеканале PBS. В BAM-cinématek фильм представила зрителям Сьюзен Соллинс.

Режиссеры фильма дали зрителям редкую возможность заглянуть во внутренний мир и увидеть творческий процесс художника, создающего рисунки углем, коллажи, анимации, видео-инсталляции, театр теней, механических кукол, гобелены, скульптуры; работающего с живыми оперными артистами – все, что сделало У.Кентриджа одним из самых динамичных и интригующих современных художников...

Кентридж открыл для себя Гоголя случайно, когда в каком-то аэропорту купил книгу его повестей, чтобы просто скоротать время ожидания. Он был поражен тем, насколько проза писателя была близка современному кафкианско-абсурдистскому направлению в литературе и живописи, которое в ХХ веке из периферийного перекочевало в основное. Вскоре после того, как он прочитал «Нос», Кентридж узнал о существовании оперы Шостаковича, и когда генеральный менеджер Меt Питер Гелб предложил ему что-нибудь поставить в его театре, они решили что это будет «Нос».

Дирижер Валерий Гергиев не только согласился участвовать в спектакле, но еще перед началом работы пригласил Гелба и Кентриджа в Санкт-Петербург и устроил специально для них исполнение оперы труппой Мариинского театра в рамках фестиваля «Белые ночи».

Сразу же после петербургских «Белых ночей» Кентридж отправился домой в Иоганнесбург и там в течение нескольких месяцев работал над созданием изощренного зрительного ряда спектакля в Met.

Кентриджу не пришлось «осовременивать» оперу, потому что изначально она была о мире искаженном, с вывернутой наизнанку логикой, доведеннном до безумия иррациональностью. «А абсурд – это единственная форма, которая адекватно может представить всякое отсутствие логики и разума», - говорит Кентридж. Художнику оставалось только придать абсурду зримые приметы времени, и он безошибочно нашел их в гоголевской России, так же, как и в тоталитарной России 30-х годов ХХ века, с парализовавшей ее социально-политической демагогией, близкой фашизму, беззаконием, нищетой, показательными судебными процессами и массовыми расстрелами.

Режиссер был удивлен, обнаружив, что нарисованный им Нос, наложенный на голову знаменитой русской балерины Анны Павловой в фильме с ее участием, производит изысканные движения ногами. «Это было для меня открытием – увидеть, как прекрасно Нос может танцевать, - говорит Кентридж о своей работе над спектаклем. - Я действительно идентифицирую себя с Носом. Не собираюсь рисовать курносый или римский нос. Предпочитаю хороший иоганнесбургский еврейский нос»... И действительно, если говорить не о «Носе» Шостаковича, а о носе самого постановщика, то он явно семитского происхождения. Это понятно: евреи-родители его отца и матери эмигрировали из России в Южную Африку в начале ХХ века, спасаясь от погромов. Фамилия родителей отца была «Канторович».

Нос возникает то во фрагментах найденных У.Кентриджем в киноархивах фильмов, то в собственных мультипликациях и отрывках из фильмов; подсаживается к Шостаковичу, сидящему за роялем; присоединяется к крестному ходу («маршу протеста»?), оказывается в среде российской авангардной живописи и конструктивизма начала ХХ века (и здесь постановщик показывает свое абсолютное знание работ Родченко, Татлина, Эль-Лисицкого); вовлекается в советскую политику 30-х годов, рисует портрет Сталина. Фильм «Все возможно» представляет собой интервью с У.Кентриджем, обнаруживающим неординарную историческую осведомленность, самостоятельность политического и социального мышления; предлагающим собственное философское и художественное осмысление событий, которые легли в основу спектакля «Нос».

Фильм не только ответил на многочисленные вопросы, но и вызвал новые. У.Кентридж обстоятельно и в то же время не без юмора отвечал на них.



Дополнением к фильму и встрече с У.Кентриджем в БАМ стала выставка необычных произведений художника, которая в те же дни демонстрировалась в манхэттенской Marian Goodman Gallery. Выставка имела название Second-hand Reading, смысл которого таков: необычный взгляд на вещи, которые мы называем б/у. В первом зале были представлены композиции из старых швейных машин Zinger, ручных дрелей, велосипедных колес, кузнечных мехов, мегафонов, барабанов и т.п.. Из них художник создал забавные и одновременно изящные кинематические инсталляции, приводимые в движение либо вручную, либо по специальной заложенной программе, и воспроизодящие ретро-мелодии. Во втором зале представлена графика художника, тоже необычная: рисунки углем или чернилами с изображениями деревьев, сделанные на страницах старых пожелтевших газет или вырванных из старых книг. В этом же зале выставлена композиция, состоящая из бронзовых фигурок: птица, грузчик, отдыхающий и др., выполненных как бы в графической манере, причем каждая фигурка – в двух вариантах, соответствующих разному углу зрения. Эта композиция называется Rebus 2013, и это название отражает парадоксальность искусства Уильяма Кентриджа в целом. А сам маэстро невозмутимо прохаживался среди посетителей выставки.
Количество обращений к статье - 2008
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com