Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Это - мы
21-27 ноября 2013
Рубрику ведет Леонид Школьник

21 ноября

1900 - В Варшавском гетто он создал настоящий секретный научный институт под безобидным религиозным названием «Онег-шаббат» (Общество проведения субботнего отдыха), благодаря чему нам известно почти всё о жизни и судьбе узников. Сегодня, в день рождения еврейского историка и общественного деятеля, создателя архива исторических свидетельств о Варшавском гетто и летописца его судьбы Эммануэля (Менахема) Рингельблюма, я расскажу вам о его жизни и судьбе. Он родился в местечке Бучач (тогда - Австро-Венгрия, ныне Украина). Получил традиционное еврейское образование в хедере и светское - в польской гимназии.
В 1919 году Эммануэль поступил на факультет гуманитарных наук Варшавского университета. В студенческие годы зарабатывал на жизнь частными уроками и преподаванием в одной из вечерних еврейских школ, в ассоциации которых вскоре занял видное место. Тогда же начал общественную деятельность в рамках левого крыла движения Поалей Цион, где также сразу обратил на себя внимание незаурядными способностями и преданностью национальным интересам.
В 1927 году он окончил университет со степенью доктора (диссертация на тему «История варшавских евреев до их изгнания в 1527 году»). Работая затем учителем в средней школе, совмещал интенсивную научную работу в области еврейской истории с активным участием в деятельности еврейских организаций Варшавы.
В 1927–37 гг. были опубликованы на идиш и польском языке его работы: «К истории еврейской печати и книги в Польше 18-го века», «Проекты и опыты приобщения евреев к производительному труду в Польше при короле Станиславе Августе», «Участие евреев в восстании Костюшко в 1794 г.», а также ряд статей в научных журналах («Евреи в освещении польской печати 18-го века», «Гигиена у евреев в старой Польше», «Врачи-евреи в Польше» и другие).
В эти же годы Рингельблюм руководил основанным им Обществом молодых историков и его печатным органом «Молодой историк», был членом и активистом ИВО, редактором «Фолкс-hилф» — органа Еврейского кооперативного фонда, участвовал в партийной деятельности и борьбе на стороне идейно близких к коммунистам кругов сионистского рабочего движения. Первое потрясение от обращения нацистов с евреями Рингельблюм пережил в начале 1939 года в приграничном местечке Збоншинь, куда он прибыл в составе группы посланцев Джойнта для оказания помощи примерно 17 тысячам евреев, которые без всяких средств к существованию были депортированы из Германии. Рингельблюм, самоотверженно стремясь облегчить участь несчастных, помогая им организоваться и изыскивая пути доставки продовольствия, одежды и медикаментов, уделил большое внимание сбору свидетельских показаний о касавшихся евреев событиях в нацистской Германии.
В августе 1939 года Эммануэль Рингельблюм участвовал в работе 21-го Сионистского конгресса в Женеве и вернулся в Варшаву в день вторжения нацистской Германии в Польшу. С первых дней войны в осажденной и подвергавшейся массированным воздушным налетам Варшаве Рингельблюм стал одним из руководителей Организации еврейской взаимопомощи: по его инициативе в сентябре 1939 г. была создана сеть домовых комитетов (спустя год их насчитывалось уже около двух тысяч), которые сыграли важную роль в тушении пожаров, возникавших при бомбардировках, и предоставлении крова пострадавшим.
Позднее, возглавляя отдел социальной помощи еврейской организации в оккупированной Варшаве, он основное внимание уделял подыскиванию тайных убежищ для евреев, которым угрожала непосредственная опасность, и оказанию материальной помощи беженцам и другим остро нуждавшимся евреям.
После создания Варшавского гетто и заключения в нем всех евреев города Рингельблюм, используя свой официальный статус, сумел установить контакты со всеми районами Варшавы, а также многими населенными пунктами за ее пределами, и, благодаря этому, получать и передавать лидерам еврейского подполья важную информацию, в частности, о готовившихся антиеврейских акциях.
Еще в начале сентября 1939 года Рингельблюм понял беспрецедентность в мировой истории начавшихся событий и счел своим профессиональным долгом запечатлеть их для последующих поколений. Он сразу же стал вести систематические записи о происходящем в гетто (вел их почти до конца жизни), но вскоре понял их недостаточность и принял решение создать тайный архив документов и свидетельств о судьбе евреев Варшавы и Польши в период нацистской оккупации. Рингельблюм хотел, чтобы о событиях в гетто, казалось бы, невероятных в двадцатом веке, рано или поздно стало известно всему миру. Сразу же после создания гетто он, возглавив целый коллектив научных работников и просто сочувствующих, организовал настоящий секретный научный институт под безобидным религиозным названием «Онег-шаббат» (Общество проведения субботнего отдыха). 22 ноября 1940 года Рингельблюм утвердил рабочий план института. Главная его задача состояла в сборе документов. Собирались комплекты оккупационных и подпольных газет, плакатов и объявлений, хроники, мемуары и дневники, написанные в гетто, фотографии, даже такие предметы, как фуражки и нарукавные повязки еврейской полиции. К работе были привлечены люди из всех слоев общества, всех политических направлений, кроме, разумеется, прямых агентов гестапо. Каждому объясняли важность задуманного, говорили о его личной ответственности за точность переданных в подпольный архив сведений. Осторожности ради авторы большей части передаваемых в архив материалов не оставляли своих имен, и лишь немногие знали о местонахождении архива.
Эта кропотливая работа велась более полутора лет. В архиве Рингельблюма собирались распоряжения нацистских властей и юденрата, сообщения очевидцев об антиеврейских акциях, обзоры чиновников еврейских учреждений в гетто о положении во вверенных им сферах, отчеты о деятельности Организации самопомощи, о нелегальной работе в области образования и культуры, номера выходивших в гетто подпольных газет, а также образцы продовольственных карточек, этикеток, даже записи анекдотов, детских песенок и другого фольклорного материала в гетто. Позднее по инициативе Рингельблюма оказавшиеся в гетто экономисты, социологи и другие ученые занимались научными исследованиями о положении различных еврейских общин на оккупированных нацистами территориях, о механизме функционирования нацистской машины депортации и уничтожения евреев.
Собранные таким образом к середине 1942 года 20 ящиков документов были в августе того же года (когда уже не оставалось сомнений, что гетто будет скоро окончательно ликвидировано) в трех больших контейнерах зарыты в землю. В обнаруженных после войны двух из них (третий, самый большой, до сих пор не найден) содержатся десятки тысяч страниц документов, которые являются бесценным источником для всех исследований по истории Варшавского гетто. Эти материалы хранятся в Еврейском историческом институте в Варшаве, а их фотокопии — в «Яд ва-Шеме» в Иерусалиме.
Личная судьба Рингельблюма сложилась трагически. Переправленный незадолго до ликвидации гетто в тайное убежище в одном из «арийских» районов Варшавы, он был летом 1943 г. схвачен и отправлен в концлагерь Травники. Попытка спасти его была предпринята с помощью польского антинацистского подполья, которое организовало побег Рингельблюма из лагеря и нашло для него и его семьи укрытие в Варшаве. Однако 7 марта 1944 г. он был вновь схвачен гестаповцами и после жестоких пыток казнен вместе с женой и малолетним сыном.
В 1961-63 гг. вышли в свет на языке идиш в двух томах записи, которые Рингельблюм вел в гетто. Они и сегодня поражают изображением человеческих страданий, а также беспощадностью, с которой автор осуждает предательство и коллаборационизм, даже если в них виновны сами жертвы.
Именем Рингельблюма названы улицы в Иерусалиме, Тель-Авиве и Беэр-Шеве.

22 ноября

1937 – Выдающийся композитор и пианист Николай Гиршевич Капустин родился в Горловке, Украина, в возрасте семи лет начал заниматься на фортепиано под руководством Аврелиана Руббаха. Несмотря на то, что по прошествии определенного времени Капустин стал играть джаз, он полностью прошел путь обучения классического пианиста со всеми присущими этому атрибутами: играл гаммы, Баха, Клементи и т. д. Интересный факт: Аврелиан Руббах — ученик Ф. М. Блюменфельда, который, в свою очередь, был преподавателем Владимира Горовица и Симона Барера.
Из воспоминаний Николая Гиршевича: «Я учился у великолепного педагога, о котором мало кто знает и помнит – у Аврелиана Руббаха. Он стал моим первым серьезным преподавателем. Эти 11 лет я очень усиленно занимался». В возрасте 13 лет Капустин создал свою первую фортепианную сонату, по словам самого композитора, написанную в классическом ключе.
В 50-х годах в возрасте 18 лет Капустин поступил в Московскую консерваторию, став учеником А. Б. Гольденвейзера. К тому времени Александр Борисович уже был достаточно стар (82 года), поэтому, по словам Капустина, не дал ему серьезной подготовки. Тем не менее, личность такого легендарного педагога, как Гольденвейзер, который лично был знаком с известнейшими музыкантами и композиторами того времени, не могла не повлиять на Капустина и на становление его как пианиста.
В 1961 Николай Капустин окончил Московскую консерваторию по классу фортепиано. По словам композитора, изначально он вынашивал идею стать пианистом-виртуозом, исполняющим классику. Но в 20-летнем возрасте Капустин «заразился» джазом. Во время обучения в Московской консерватории Николай Гиршевич присоединился к небольшой джазовой команде, раз в месяц игравшей в ресторане для очень богатых американцев. «Этот ресторан часто посещали американцы, и в один прекрасный день они записали наше выступление. Очень скоро “Voice of America”начал передавать эту запись по радио», — рассказывал Капустин в интервью. Этот момент знаменовал первый своеобразный «выход» Капустина в «открытый мир».
Как джазовый музыкант Капустин дебютировал в оркестре ЦДРИ под руководством Юрия Саульского. В составе этого оркестра он выступал на фестивале молодежи и студентов в Москве (1957). Стал известен как пианист оркестра Олега Лундстрема (1961-72), работал также в оркестре «Голубой экран» (1972-77) и в Государственном симфоническом оркестре кинематографии.
В последние три десятилетия Николай Капустин выступал крайне редко. Отличался феноменальной виртуозной техникой. В дальнейшем в большей степени он выступал как композитор, исполняя преимущественно собственные произведения.
Музыка Николая Гиршевича Капустина звучит во всём мире; она украшает программы концертов и компакт-дисков выдающихся исполнителей - Н.А. Петрова, М-А. Амлена, А. Володина, В. Руденко, Дж. Сэлмона, Л. Ангелова и многих других.
Однако о стиле Капустина до сих пор спорят: многие музыканты классического толка считают, что это джаз; джазовые музыканты утверждают, что его музыка далека от джаза и больше напоминает классику. Некоторые критики называют её словом crossover, но сам Николай Капустин считает, что его стиль - fusion (смесь, сплав).
Сегодня у Николая Капустина уже более 140 опусов, среди которых 20 фортепианных сонат, 6 фортепианных концертов, "24 Прелюдии" и "24 Прелюдии и фуги" для фортепиано, камерная музыка для различных инструментальных составов и многое другое. Говоря в целом о личности композитора, стоить отметить тот факт, что Капустин - композитор-самоучка, т. е. он не получил никакого профессионального композиторского образования ни в этот период, ни в последующие годы, вплоть до сегодняшних дней.
Если в 1998 году о Капустине знал лишь узкий круг людей, то, начиная с 1999 года, композитор перестал быть «надежно сохраненной тайной». Собственные записи своих же произведений Николай Гиршевич выпускает на лейблах Olympia, Triton, Boheme (перезаписи исполнений с «Мелодии»). Сторонние же записи публикуются на лейблах Hyperion, Nippon (японская звукозаписывающая компания).
Николай Капустин – живой классик наших дней, один из ведущих современных композиторов. О нем уже сложены легенды. Произведения Капустина все еще считаются "авангардом", классическим авангардом. Интересно, что Капустин – сам и выдающийся пианист-виртуоз, и композитор. Его считают одним из гениальнейших композиторов современности, интеллектуалом, соединившим каноны академической музыки с джазовой гармонией и импровизацией.
Весьма примечательна фраза, которую Капустин обронил в одном из интервью: «Многие композиторы пробовали использовать джаз в своих произведениях (например, Равель, Мийо и другие), но у них это было искусственно, нечто вроде пародии, а у меня без джаза никакой музыки быть не может: это язык, на котором я говорю».

23 ноября

1890 - Еврейский поэт и режиссер Мойше Бродерзон родился в Москве в семье купца Меира (он был родом из Шклова) и Соре-Ципе Бродерзон (урожденной Туровой из Несвижа в Беларуси). В 1891 году, когда по царскому указу евреев стали изгонять из Москвы и Петербурга, Бродерзоны вынуждены были уехать из России. Отец отправился в Лодзь в поисках работы, а мать с сыном – в ее родной Несвиж. Там, в маленьком еврейском местечке, постигал Мойше азы традиционного еврейского образования. В 1900 году состоялось «воссоединение» семьи: Соре-Ципе с сыном перебралась к мужу в Лодзь. Там в 1908 году Мойше Бродерзон публикует на идиш в ежедневной газете «Лоджер тагесблат» свои первые сатирические произведения – правда, не под своей фамилией, а под псевдонимом «Бродер зингер». В 1913 году выходит первая книга стихов Бродерзона «Шварце флитерлэх» («Черные бабочки»), которую высоко оценил еврейский писатель Авром Рейзен. В этих ранних стихах молодого поэта мэтр увидел, как ярко и естественно еврейский фольклор сочетается с европейским экспрессионизмом. Через год немецкие войска вступили в Лодзь и Бродерзон решил бежать … в Москву, откуда его семья была когда-то выслана по указу царя. Спустя четыре года он возвращается в Лодзь, учится в тамошней Коммерческой академии, активно занимается журналистикой. В 1919 году он встречает художников Янкеля Адлера, Ицхака Бройнера и скульптора Марека Шварца. Втроем они создают журнал «Юнг идиш», а в одиночку Мойше Бродерзон тогда же создает собственную семью, женившись на актрисе Шейне-Мирьям Мандельбойм. В Лодзи Бродерзон создал театры «Хад гадья» (первый кукольный театр на идиш), «Арарат» и «Шор ха-бор», открыл много талантливых еврейских актеров. Он сочинял детские стихи, многие из которых были положены на музыку и неоднократно переизданы. Написал либретто нескольких опер, в том числе оперы «Давид и Бат-Шева» (1924). В 1939 году вышел последний сборник лирических стихов Бродерзона, полных трагических предчувствий гибели польского еврейства в приближающейся мировой Катастрофе. После раздела Польши нацистской Германией и СССР (1939) Бродерзон принимает трагическое для себя решение – уезжает в СССР. Три года беглец из занятой нацистами Польши живет на берегу Аму-Дарьи, но в 1944 году Соломон Михоэлс приглашает его в Москву, и Бродерзон получает солидную по тем временам должность – вплоть до 1949 года заведует литературной частью театрального училища при ГОСЕТе. Весь еврейский мир читает его строки: «Москва - моя родина, но пятьдесят шесть лет назад я чуть было не потерял её...». Так писал он в июне 1947 года. А всего через три года после этого заявления, 28 апреля 1950 года, Мойше Бродерзон был арестован и приговорен «тройкой» к десяти годам лишения свободы. Известного в еврейском мире поэта и драматурга, актёра и режиссёра "мать-Москва" (так он её порой называл в своих стихах) бросила в концлагерь на 600 километров севернее Иркутска, но всё же она оказалась к Бродерзону «великодушна», поскольку поэта не расстреляли 12 августа 1952 года вместе с Перецем Маркишем, Ициком Фефером, Давидом Гофштейном и Лейбом Квитко, а вынудили «всего-то» валить лес в Сибири и даже подарили несколько месяцев жизни по возвращении в родную Польшу. Да, в сентябре 1955 года Бродерзон был освобожден и полностью реабилитирован «за отсутствием состава преступления», и в июне 1956 году вместе с женой возвращается в Варшаву, предполагая оттуда уехать в Израиль. Но – не суждено было… 17 августа 1956 года Мойше Бродерзон умер в Варшаве от сердечного приступа и был похоронен на еврейском кладбище польской столицы. Жена Бродерзона, актриса Шейне-Мирьям Бродерзон, описала пережитые ими годы страданий (1939–56) в книге на языке идиш - «Майн лайднсвэг мит Мойше Бродерзон» («Мой путь страданий с Мойше Бродерзоном», 1960). В 1972 году, после того, как вандалы осквернили могилу поэта в Варшаве, его вдова, эмигрировавшая из Польши в США, его дочь Хана и его зять Адам Бурштейн, жившие в США с конца 1940 г.г., перевезли и перезахоронили прах поэта в Тель-Авиве. «Репатриация» Бродерзона была торжественной и волнующей, в церемонии приняли участие видные еврейские поэты и прозаики. В 2004 году дочь поэта Хана и Адам Бурштейн передали его литературный архив в дар знаменитой еврейской библиотеке им. Владимира Медема в Париже.

24 ноября

1632 – Знаменитый нидерландский философ-материалист, пантеист и атеист Барух (Бенедикт) Спиноза родился в семье купца, принадлежавшего к еврейской общине. Возглавив после смерти отца (1654) его дело, Спиноза одновременно завязал научные и дружеские связи вне еврейской общины Амстердама, особенно среди лиц, оппозиционно настроенных по отношению к господствовавшей в Нидерландах кальвинистской церкви. Большое влияние на него оказал его наставник в латинском языке Ван ден Энден — последователь Ванини, а также Уриэль Акоста — представитель еврейского вольномыслия. Руководители еврейской общины Амстердама подвергли Спинозу «великому отлучению» — херему (1656). Спасаясь от преследований, он жил в деревне, вынужденный зарабатывать средства к существованию шлифовкой линз, затем — в Рейнсбурге, предместье Гааги, где и создал свои философские произведения. В борьбе против олигархического руководства еврейской общины Спиноза стал решительным противником иудаизма. По своей идейно-политической позиции был сторонником республиканского правления и противником монархии. Философские воззрения складывались первоначально под влиянием еврейской средневековой философии (Маймонид, Крескас, Ибн Эзра). Её преодоление явилось результатом усвоения Спинозой пантеистическо-материалистических воззрений Дж. Бруно, рационалистического метода Р. Декарта, механистического и математического естествознания, а также философии Т. Гоббса, оказавшего влияние на социологическую доктрину Спинозы. Пантеистическая по своему облику, его философия заключала в себе глубоко атеистическое содержание. Преодоление Спинозой концепции двойственной истины дало ему возможность заложить основы научной критики Библии. Атеизм Спинозы оказал огромное влияние на европейское вольномыслие 17-18 вв. Вместе с тем сторонники романтизма и Ф. Шлейермахер интерпретировали учение Спинозы в религиозно-мистическом духе; позднее, в конце 19—20 вв., в условиях кризиса религиозного сознания, ряд буржуазных философов — Э. Ренан, Л. Брюнсвик и др. пытались истолковать его учение в духе идей «новой» религии. Атеистические и натуралистические идеи Спинозы нашли своё продолжение у Д. Дидро и других французских материалистов 18 в., оказали большое воздействие на немецкую философию конца 18 — начала 19 вв., в особенности на Г. Лессинга, И. В. Гете, И. Гердера, а затем на Ф. Шеллинга и Г. Гегеля (в особенности панлогизм, диалектика целостного истолкования мира и диалектическая концепция свободы в её связи с необходимостью), а также на Л. Фейербаха. Скончался Барух Спиноза в Гааге 21 февраля 1677 года.

25 ноября

1909 - Советский еврейский писатель Шмуэл (Самуил Вульфович) Гордон родился в Ковно (Литва), но детские и юношеские годы провел на Украине (воспитывался в детском доме в Полтаве, затем в Кременчуге). В 1931 году окончил в Москве Второй государственный университет, несколько лет преподавал в школе, был корреспондентом «Комсомольской правды» и газеты «Дер Штерн». Первые рассказы и эссе опубликовал в конце 20-х годов прошлого столетия. Первый свой «солидный» рассказ «Эльке Гилгл» Гордон напечатал в 1930 году в харьковском журнале «Ди ройтэ велт» под псевдонимом «Ш. Догнар». Под этим же псевдонимом опубликовал ряд других рассказов и эссе. Шмуэл Гордон некоторое время жил и работал в Биробиджане, будучи корреспондентом газет на идиш и русском языках. Опыт биробиджанской жизни помог ему в создании нескольких прозаических произведений. Был участником Великой Отечественной войны, публиковал в «Эйникайт» фронтовые репортажи и очерки. Награждён медалями. После войны опубликовал цикл очерков о еврейских колхозах в Крыму. Член Союза писателей СССР с 1944 года. Сотрудничал с Еврейским антифашистским комитетом, постоянно печатался в уже упоминавшейся газете "Эйникайт". В 1949 году был репрессирован и в 56-м р реабилитирован. Годы заключения и ссылки Гордон описал в романе «Изкор», опубликованном в журнале «Советиш Геймланд» и вышедшем в 2003 году в Израиле отдельным изданием. Шмуэл Гордон – автор таких книг на идиш, как повесть «Биробиджанские дети» (1937), сборники рассказов и очерков «Биробиджанские жители» (1947), «В пути» (Москва, 1957), романов «Весна» (1966) и «Вечная мера» (1981), повести «У виноградника» (1976). Гордон активно печатался в журнале «Советиш Геймланд», одновременно работал редактором в издательстве «Советский писатель», через его руки прошли десятки рукописей произведений еврейских писателей СССР и зачастую его слово было решающим при принятии решения - издавать или, увы, не издавать того или иного писателя. Скончался Шмуэл Гордон в Москве в 1998 году.

26 ноября

1848 – Еврейский поэт и композитор, автор песен в народном стиле Марк Варшавский родился в Одессе 165 лет назад, окончил юридический факультет Киевского университета.
По совету Шолом-Алейхема опубликовал сборник «Идише фолкслидер» («Еврейские народные песни», Киев, 1900), переиздававшийся в России и за границей.
В песнях Варшавского отражен быт русского еврейства, его горечь и надежда, а в некоторых из них звучит вера народа в возвращение в Сион («Цион»; «Ле-шана ха-баа б’Ирушалаим»).
Многие песни Марка Варшавского пользовались большой популярностью и исполнялись как народные («Алеф-бейс», «Дос лид фун бройт» и другие).
Одну из песен Варшавского – «Афн припэчек» - использовал Стивен Спилберг в своем знаменитом фильме «Список Шиндлера».
Посмотрите кадры из этой ленты и послушайте звучащую с экрана мелодию:



В издательстве Еврейского университета в Иерусалиме весной 2003 года вышел в свет шестой том "Антологии еврейских народных песен" (составитель - скончавшийся в Иерусалиме в январе 2005 года выдающийся израильский фольклорист, музыковед и лингвист д-р Синай Лайхтер). Этот том целиком посвящен Марку Варшавскому.
Творчество М. Варшавского привлекало пристальное внимание еврейской общественности, в том числе национальной культурной элиты. Об этом свидетельствуют страстные дискуссии в еврейской периодике, в которых участвовали Юлий (Йоэль) Энгель, Шолом-Алейхем, Иегуда-Лейб Каган. Все они отмечали неповторимую музыкальность, поэтичность и ярко выраженную национальную направленность творчества Варшавского. Известный иерусалимский композитор и поэт Дмитрий Якиревич, высоко оценивая издание шестого тома антологии, отмечал, что в публикацию С. Лайхтера включены широко известные произведения М.Варшавского: «Ди мэхутоним гейен» ("Идут сваты"), «Ахцик эр ун зибэцик зи» ("Ему восемьдесят лет, ей семьдесят"), «Ди мизинке ойсгегебм» ("Выдали младшенькую"), «Дос фрэйлэхэ шнайдэрл» ("Весёлый портняжка"), «Симхэс-тойрэ». Разумеется, в VI томе есть и знаменитая «Афн припэчек». В связи с этим Дм.Якиревич обращает внимание читателей на публикуемое во вступительной части эссе Зеэва (Владимира) Жаботинского, посвящённое именно этой песне и заставляющее по-новому взглянуть на отношение к культуре на идиш крупнейшего национального идеолога и политического деятеля. Умер Марк Варшавский в 1907 году в Киеве.

27 ноября

1898 – В Гомеле, Белоруссия, родился выдающийся лингвист, педагог, специалист по языку идиш Эли Фалькович. . В 1920-е гг. окончил факультет лингвистики Московского университета, еще студентом стал преподавать идиш в Коммунистическом университете народов Запада. В 1930-е гг. был преподавателем (позже доцентом) на кафедре еврейского языкознания 2-го Московского университета (ныне — Педагогический государственный университет). Публиковать работы на языке идиш Фалькович начал в 1927 году; часто выступал на страницах журнала «Афн шпрахфронт» (Киев, 1930-е гг.). Как педагогу Фальковичу принадлежит исключительный вклад в создание учебников и словарей идиш. Первым таким опытом была его книга «Граматик фар дерваксене» («Грамматика для взрослых», М., 1929; 2-е дополненное издание М., Харьков-Минск, 1930). Последующим трудом явилась книга «Идиш фар дерваксене» («Идиш для взрослых», М., 1936). В 1940 г. Фалькович выпустил книгу «Идиш» — обширный очерк фонетики, графики, лексики и грамматики языка. Незадолго до войны под редакцией Фальковича вышел в свет «Русиш-идиш вертербихл фар дер онфанг-шул» («Русско-идиш карманный словарь для начальной школы», М., 1941). В 1941 г. Фалькович вступил в народное ополчение и рядовым солдатом принял участие в боях под Москвой. Летом 1942 г. за мужество в бою был отмечен высшей наградой СССР — орденом Ленина. В 1943–48 гг. Фалькович был членом ЕАК (Еврейского антифашистского комитета). Сразу после войны Эли Фалькович был назначен главным редактором издательства «Эмес-фарлаг», а после разгрома еврейской культуры в конце 1940-х гг., чудом избежав ареста, занялся лекторской работой. Его книга «Искусство лектора» (на русском языке; М., 1960) вышла тиражом 100 тысяч экземпляров. С начала издания журнала «Советиш Геймланд» выступал на его страницах с популярными статьями по вопросам культуры речи, стилистики литературного языка. Его уроки идиш, публиковавшиеся в журнале (на русском языке) в 1974–78 гг. (продублировали аналогичную серию, начатую в 1969–73 гг. М. Шапиро), сыграли определенную роль в самообразовании советских евреев. Умер Эли Фалькович в 1979 году. Посмертно был опубликован на русском языке его краткий очерк «О языке идиш» (58 страниц) в составе «Русско-еврейского (идиш) словаря» под редакцией М. Шапиро, И. Спивака и М. Шульмана (М., 1984).

______________________________
При подготовке статей для рубрики "Это - мы" использованы материалы из   Литературной энциклопедии 1929-1939 годов, Краткой еврейской энциклопедии, Википедии, ЕжеВики и других авторитетных изданий,
в том числе из различных энциклопедий on-line – российских и зарубежных, а также публикации "бумажных"
и электронных СМИ, авторских блогов и страниц в "Живом журнале", отдельные авторские публикации
Количество обращений к статье - 2485
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (2)
Гость Аарон (Вильям) Хацкевич, NYC | 24.11.2013 22:48
Замечательно! Будит много ассоциаций - горьких,
но очищающих дум. Спасибо!
Гость | 21.11.2013 21:18
Уважаемый Леонид! Большое спасибо,что вы вспомннили
Фальковича в связи с его 115-летием. Жаль только, что Вы не упомянули о том, что в 40-годы он преподавал идиш в Московском еврейском театральном училище и был любимцем студентов.За что мы его любили? Конечно, за педагогический талант. А ещё за доброту, за его уважение к нам - девчонкам и мальчишкам. Скольких из нас он выручал до очередной стипендии! И просил не торопиться отдавать... После закрытия студии мы каждый год прилетали с Дальнего Востока в Москву и
первым делом навещали Илью Марковича. Он был очень
гостеприимным человеком. Ещё раэ огромное Вам спасибо. Мы никогда не забудем этого чудесного человека!
Пэрл Каушанская и Самуил Иоффе.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com