Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Парк культуры
Измена
Александр Гордон, Хайфа

Он открыл окно. Дождь ворвался в комнату. Несколько капель попало на щёки и лоб. Лицо горело от напряжения. Дождь охлаждал. Шум воды успокаивал. Время текло струями дождя. Он силился осознать, что с ним происходит. Сверкнула молния. Озарение не пришло. Всё потемнело внутри и снаружи. Загремел гром. Он зажёг настольную лампу и вернулся к чтению.


Он перечитывал письмо и не верил. Такого быть не могло. Он что-то перепутал или забыл? Прошло тридцать пять или тридцать шесть лет. Он не мог сообразить, сколько. Все эти годы он ни о чём не знал! Да не о чем было знать! Это ошибка или розыгрыш. Он посмотрел на фотографию. Нет, не ошибка. Когда это произошло и где? Он не мог вспомнить. Он встал из-за стола и принялся ходить по комнате, затем вышел в коридор и начал расхаживать по нему, натыкаясь на сотрудников, извиняясь и никого не замечая. Он не мог сосредоточиться ни на чём. Рабочий день был испорчен. Дома жена спрашивала его, всё ли в порядке. То же самое спросила дочь. Он отвечал, что всё нормально.

Что означала эта «нормальность»? Он думал о том, что давно не принадлежит себе, что растворён в семье и в работе. У него не было ничего, чего он не должен был разделять с кем-то. С каждым приобретением в объёме человеческих отношений и в карьере он терял что-то в себе, своё собственное. Он должен был многим дарить внимание и отдавать своё время: наносить визиты, принимать людей, вести маловажные беседы, прорываться через преграды чьего-то честолюбия и самомнения. Он всегда был кому-то чем-то обязан, не имея понятия об этой обязанности. Он почувствовал незнакомое движение души. Кажется, такое уже было однажды в его жизни, в детстве.

Мечта ребёнка сильнее мечты взрослого. Ребёнок безгранично верит в её исполнение. Мечта взрослого не свободна, она закабалена условностями и правилами. С мощью, данной только детской душе, он мечтал о встрече с отцом, которого не знал. Он ждал отца, представлял, какой он, думал, как они будут проводить время вместе, рассказывал другим об отце, сочиняя его облик, выдумывая подробности. В мечтах отец принадлежал ему. Ему часто снилось, как он бежит навстречу отцу. Это был его миг, но отец уходил вместе со сном. Он видел тёмное парадное, освещённое вспышкой дня. В дверях появлялся отец. Он шёл к нему, раскрыв объятия. Свет выхватывал высокую фигуру из темноты и протягивал её ему. Он весело махал руками и бросался навстречу, захваченный радостью. Его час наступил. Это была его победа над долгим ожиданием, над томительной, вязкой, унизительной тоской с постоянными разрывами надежды. Волна счастья накатила на него и вдруг бросила на землю. Он поднялся, протянул руки и изо всех сил обнял отца, но у того не было лица. Они встретились только один раз. Отец ушёл от него и никогда больше не появлялся в его жизни.

Не раз он спрашивал себя, как возникла преграда между ним и отцом, кто возвёл её, не давая ему обрести то естественное, чем обладали многие дети. Он хотел узнать причину своей потери, но каждый раз какая-то сила отталкивала его, мешая узнать, кто их разлучил. Он вспоминал фантазии детства, которые, казалось, были необратимо забыты. Вспоминалось то, что никогда прежде не могло выплыть в сознание. Потом было много других людей, близких, наверное, близких. Но близость не бывает постоянной, а нередко находишь себя в ней обобществлённым. И тогда появляется ощущение жизни под аккомпанемент, под чью-то мелодию.

На следующий день на работе всё повторилось. Он перечитывал письмо и смотрел на фотографию. Он всматривался в черты лица женщины на фотографии и чувствовал дрожь. Вспыхнуло воспоминание о матери, умершей шестнадцать лет назад. В незнакомом лице он узнавал знакомые черты. Он возвращался в прошлое, картины которого являлись одна за другой, увлекая и отталкивая. Пот струился по лицу. Он переваривал новость, которая была несоизмерима с тем, чем он жил день ото дня много лет. Он читал: "Я нашла вашу фотографию в интернете. Я узнала ваше имя от матери. Через много лет она рассказала, как было, но я не могла в это поверить. Только увидев фотографию, я приняла её рассказ. Её уже нет в живых. Она долго скрывала от меня и от вас правду. Я больше не могу бродить во тьме. Не знаю, как надо вести себя в таких случаях. Я решила просто написать вам. Я не могу больше жить, не повидавшись с вами. Я не в состоянии ни о чём думать, ибо в мыслях прихожу к вам".

Нежность, взявшаяся ниоткуда, захватила его. Дома ему задавали вопросы, но он замкнулся. Он заключил себя в круг, в центре которого была она. В этот круг он никого не пускал. Он ждал встречи.

…Лодка шла по гладкой поверхности реки. Они гребли по очереди, меняясь на корме и у вёсел. Их никто не видел из-за камышей. И они не видели никого и не хотели видеть. Загорелые тела стремились друг к другу. Солнце подсвечивало и подыгрывало им. Они любили без оглядки, повинуясь импульсам молодого тела. Не было ни прошлого, ни будущего…

Что он помнил? Кем она была для него? Кем он был для неё? Он не знал. Ему казалось, что их жизни шли параллельно. Искатели приключений помнят каждый экземпляр своей коллекции. Он помнил только сильные чувства. Здесь их не было. Незначительные разговоры, несколько встреч. Никаких планов. Никаких переживаний. Не было болезненного расставания, всё забылось. Может быть, он неправильно понимал её, что-то пропустил, не почувствовал. Он пытался вспомнить её и их беседы, хотел найти объяснение происшедшему. Вставал сплошной туман…

В начале встречи они были напряжены, но внезапно преграда исчезла, и начались рассказы. Каждый говорил о своей жизни. Не было никакого пересечения, ничего общего, ничего похожего, но близость появилась. Она росла и захватывала его. Тёплая волна радости захлестнула и ринулась в закоулки сознания. Родные мешали, раздражали. Загорелся огонёк, обращённый только к нему теплом и светом. Он был потрясён тем, что она скрыла, таким образом обокрав его. Но её уже не было на свете. Сейчас он боялся, что другие могут затушить, растоптать, отнять. Привычные дела и обязанности давили и мешали. Ему надо было видеть и слышать только её и проживать упущенное. Он чувствовал, что больше не может ни с кем делиться и ни в ком растворяться. Он был верен семье и работе. Теперь он захотел быть верным себе, своей удивительной находке, перевернувшей его жизнь. Так хорошо знавший себя, он наткнулся на что-то новое, заполнившее все мысли, отключившее от привычного существования.

Встречи продолжались. Жена спросила, что с ним. Он не мог ответить. Позвонил сын, хотел знать, что с ним происходит. Он ничего не ответил. Странно было, что сын заинтересовался его состоянием. Скорее всего, мать пожаловалась. В его жизни появилось что-то личное, чего он не мог доверить никому. Он защищал от всех своё открытие. Опасаясь неосторожного прикосновения к своему чувству, он замкнулся, как черепаха в панцире. Он боялся, что его семья отнимет это чудо. Как-то жена сказала, что знает о другой женщине, с которой он встречается. Он ответил, что это не то. Она заплакала. Он встал и ушёл. Он ни о чём не мог думать, кроме этого. В его жизнь вошло ощущение наполненности другим человеком, неожиданной любви к женщине моложе его на двадцать три года, которую он встретил несколько дней назад благодаря письму и фотографии, внезапно вынырнувшим из далёкого прошлого. Однажды они встретились в кафе. Он подошёл и крепко обнял её. Когда они сели за столик, он гладил её волосы дрожащей рукой и всматривался в лицо с нетерпением и радостью узнавания. Вдруг возле них появилась его жена.

- Вот как выглядит женщина, которая отняла тебя у меня, твоя возлюбленная! – сказала она с горечью.
- Это действительно моя возлюбленная! – заявил он. - Посмотри на неё внимательно. Она тебе никого не напоминает?
На его жену смотрела их дочь, ставшая старше лет на десять–пятнадцать, его копия.
- Это моя дочь. Это только моё. Никто из вас не может отнять её у меня!
Дочь испуганно вскочила и растерянно смотрела на его жену.
– Извините, – сказала она, – всё случилось так неожиданно.
Количество обращений к статье - 2587
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (8)
Гость Аарон (Вильям) Хацкевич, NYC | 05.01.2014 10:11
Дорогой Александр, рад познакомиться с еще одной гранью Вашего творчества - тонким психологическим
этюдом. Спасибо!
Александр Гордон, Хайфа | 04.01.2014 19:24
Большое спасибо всем комментаторам моего рассказа.

Я Вас понимаю, дорогой г-н Кризман.
Благодарен Вам за многочисленные интересные и содержательные отклики. Вы, как сказала одна моя знакомая, хорошо разбирающаяся в литературе, ожидали увидеть одного автора, а увидели другого человека. Меня действительно в основном интересует проблема национального самоопределения человека. Но, кроме национальных проблем, существует проблема человеческого самоопределения. Она есть у евреев и невреев. Когда в жизни человека происходит встреча, подобная той, которая описана в рассказе, он оценивает свою жизнь по-новому и пытается определить себя заново.

Всем хорошей недели.
Гость Sava | 02.01.2014 21:07
Подобные сюжеты много чаще встречаются в литературе, чем в жизни.Тем не менее,рассказанная автором история,
воспринимается вполне реалистичной.Написано ярко, с тонким пониманием психологии человека.Спасибо, уважаемому Александру.
Гость Кризман | 02.01.2014 20:57
Всегда жду от А. Гордона чего-то необычного. Всегда комментирую его эссе и рассказы. Пусть Александр меня простит, этот рассказ я комментировать не буду.
Уздина Майя | 02.01.2014 17:18
Спасибо. Необычная фабула,интонация и стиль Александра Гордона. Спасибо за рассказ. С Новым годом и новыми идеями, воплощенными в прекрасные тексты.
Эстер Пастернак | 02.01.2014 17:03
В рассказе "Измена", помимо захватывающе написанного текста, мы встречаем ту самую фабулу, о которой настойчиво говорил и писал Мандельштам. Такая фабула обязана подводно присутствовать в прозе, договаривая сюжет за автора за кулисами.
Спасибо за чудесный "рассказ из жизни", открывший читателю новую сторону талантливого публициста Александра Гордона.
Эстер
Гость Tara Levin, NY | 02.01.2014 08:10
Да, именно ЖИЗНЬ, в самых разных ее проявлениях. Приходит на ум "Письмо незнакомки" Ст. Цвейга... Только эта история, можно сказать, "с благополучным концом". Написано как дневник, но от третьего лица. Уровень воплощения не уступает великому классику. Дивная новелла, Саша!
Наум Вольпе, Харьков | 01.01.2014 22:33
Очень сочный, образно емкий рассказ. В едином темпо-ритме, с эмоциональной динамикой. Тема вечная. Любовь, а иначе отношения между мужчиной и женщиной не назовешь, даже если эти отношения мимолетны, - сфера космически бесконечная. Тут вулкан чувств, философских экзерсиcов, психологических головоломок и очень явственная цепочка аминокислот под названием ЖИЗНЬ. . Отличная реализация замысла. Спасибо! С Новым 2014! Всяческих благ, вдохновения и удачи!

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com