Logo
3-11 янв. 2017


 
Free counters!
Сегодня в мире
15 Янв 17
15 Янв 17
15 Янв 17
15 Янв 17
15 Янв 17
15 Янв 17
15 Янв 17









Издательский дом Биробиджан

RedTram – новостная поисковая система

Яблоко от яблони
Гликсберг: улица отца и сына
Владимир Ханелис, Бат-Ям

На севере Тель-Авива есть маленькая улица Гликсберг. Названа она в честь отца и сына: раввина Шимона-Яакова ха-Леви Гликсберга и его сына, художника Хаима Гликсберга.

Вначале об отце. Шимон-Яаков ха-Леви Гликсберг (1870-1950) – раввин, ученый-богослов, историк, проповедник, один из основателей сионистского движения Мизрахи родился в 1870 году в польском городке Мензыжец-Подляски. Он происходил из известной хасидской семьи. В 11 лет самостоятельно изучал Гемару с комментариями РАШИ. Шимон-Яаков изучал языки, литературу, математику. В совершенстве владел семью языками и цитировал на память на языке оригиналов средневековые поэмы, произведения Гордона, Пушкина, Лермонтова, Гете, Шиллера и французских поэтов.

В 1902 году раввин Гликсберг принял участие в Первом Всемирном съезде религиозных сионистов в Вильно. Был избран в Центральный комитет движения. Ему вместе с раввином Зеэвом Явецом поручили создать структуру, платформу; дать имя новой сионистской религиозной партии (Мизрахи).

В том же году Шимон-Яаков стал раввином в Пинске. А на следующий год был избран делегатом Русской Сионистской конференции в Минске, а также делегатом Шестого Сионистского конгресса в Базеле.

... В 1906 году в Одессе во время погрома бандиты ударили по голове раввина Молдаванки (с 1881 года) Давида-Шлойме Слуща (Слоуша). Раввин принимал участие в церемониях похорон жертв погрома, но на следующий день скончался. На его место пригласили Шимона-Яакова Гликсберга. Он стал широко известен в городе глубоким знанием иудаизма, еврейской литературы, а также блестящими интерпретациями Торы и проповедями. Его усилиями при синагогах были созданы школы для бедных еврейских детей.

В 1917 году раввин Гликсберг стал делегатом Национального съезда украинских евреев. В этом же году избран в Одесский городской совет и назначен главным раввином Одессы. Яаков Гликсберг занимал эту должность до 1937 (!) года.

В двадцатые годы раввин Гликсберг стал широко известен как участник семи "религиозных диспутов" ("Викухей эмуна") с Анатолием Луначарским, Александром Введенским, членами Евсекции. Тысячи людей присутствовали на стадионах и в театрах Одессы, где происходили эти диспуты. В ходе одного из них Луначарский сказал: "Моя вера в коллективную ответственность дает мне такую веру в будущее, которую никакая религия не может дать". Раввин Гликсберг ответил: "Эта вера сама представляет собой религию". В ходе диспутов он не только произвел глубокое впечатление на публику своей гордой осанкой, риторическим талантом, религиозным энтузиазмом, остроумными замечаниями, но и обширными познаниями в философии, науке, литературе.


Портрет отца. Художник Хаим Гликсберг
В 1937 году раввин Гликсберг уехал в Эрец-Исраэль, где возглавил раввинский суд Тель-Авива. Он дружил и общался со многими выдающимися религиозными, общественными, политическими, культурными деятелями страны.

... Его старший сын, известный израильский художник Хаим Гликсберг, родился в 1904 году в городе Пинск. Умер в Тель-Авиве в 1970-м. В 1918 году он занимался в Одесской рисовальной школе. Затем, с 1920 по 1924 – в Одесской художественной школе.

В 1925 году Хаим Гликсберг уехал в подмандатную Палестину. Жил в Иерусалиме. Некоторое время учился и работал в Школе искусства и ремесел «Бецалель», затем – на строительстве дорог. Писал пейзажи Эрец-Исраэль и натюрморты, в которых, по отзывам критики, местный колорит сочетался с техникой Парижской школы и русским лиризмом. Позже увлекся портретным жанром и написал портреты многих израильских деятелей. В 1927 году провел первую персональную выставку.

Через два года Хаим Гликсберг поселился в Тель-Авиве, где открыл собственную студию (позже располагалась на ул. Бялик, 11). В 1930 состоялась его выставка в Высшей школе "Охель-Шем" в Рамат-Гане.

Хаим Гликсберг был советником первого мэра Тель-Авива Меира Дизенгофа по созданию Художественного музея. В 1934 выступил в качестве одного из основателей Ассоциации художников и скульпторов. Был трижды награжден премией Дизенгофа (1936, 1937, 1956), автор мемуаров.

* * *


Рут Гликсберг-Эпштейн y своих детских портретов работы отца
... Я сижу в похожей на музей хайфской квартире внучки раввина Шимона-Яаков ха-Леви Гликсберга и дочери художника Хаима Гликсберга – Рут Гликсберг-Эпштейн (на снимке). Не так давно она издала небольшим тиражом книгу "Викухей эмуна" ("Диспуты о вере"). В ней представлены статьи раввина Гликсберга, его воспоминания, часть переписки с известными людьми. Книга прекрасно оформлена, иллюстрирована редкими фотографиями, документами. На ее обложке – портрет Шимона-Яакова, написанный его сыном Хаимом.

- Госпожа Рут, что заставило вас спустя столько лет после смерти деда издать такую книгу?

- Пенсия, - улыбается г-жа Рут, - когда мы с мужем Моше вышли на пенсию, стало много свободного времени. Мы стали изучать, копаться в историях своих семей. После смерти отца его архив и архив дедушки перешли в Национальную библиотеку Израиля.

Мы начали работать с архивом Шимона-Яакова. Это был "сизифов труд". Первая часть книги – о диспутах, была собрана дедушкой в одной тетради и фактически подготовлена им к печати. Я нашла ее в архиве, но не знаю, когда и где он написал этот текст. Вторую часть – "Пиркей зихронот" ("Воспоминания") написана им в Израиле.

Однажды в доме дедушки, когда он еще жил в Одессе, был обыск. Забрали все бумаги, вернули только часть. Наверное, поэтому воспоминаний об Одессе с 1927 по 1937 в архиве дедушки нет.
За несколько лет до смерти у него случился тяжелый инфаркт. Голова оставалась светлой, но писать ему стало нелегко... Он сказал мне: "Я хочу писать. Но мне физически тяжело".
Книгу "Викухей эмуна" мы разослали нескольким ученым-историкам, а также отправили в несколько библиотек. Московский Еврейский музей попросил у нас два экземпляра.
Это не религиозная книга. Это важное свидетельство очевидца и участника важных исторических событий.

- Почему ваш отец не пошел по пути своего отца – не стал раввином?

- Об этом мой отец, Хаим Гликсберг, пишет в книге воспоминаний "Память сердца". Ему было тогда девять лет. В доме деда (который в то время был раввином Молдаванки) отмечали годовщину со дня смерти Герцля. На стене висел его портрет. Кстати, дедушка один раз встречался с Герцлем – на конгрессе в 1903 году. Папа стал копировать этот портрет. Получилось удачно. Дедушка понял, что у его сына есть талант художника.
Шимон-Яаков был широко образованным человеком – знал семь языков, изучал историю, литературу, философию. По семейным преданиям он хотел пойти учиться в университет. Но отец его невесты (1) Ципы-Мейты пригрозил, что в этом случае не отдаст за него свою дочь. Бабушка и дедушка прожили вместе долгие годы. Все их дети получили высшее светское образование. (2)

- Каким образом вашему отцу и деду удалось уехать из Одессы в Эрец-Исраэль (подмандатную Палестину)?

- О, это очень длинные и увлекательные истории... Мой двоюродный брат Алекс (сын Енты, эмигрировал из Одессы в США в 1979 году – В.Х.) рассказывал мне при встрече, что, как ему кажется, у дедушки был план отъезда всей семьи в Эрец-Исраэль. Он послал младшего сына Вениамина учиться в Германию, надеясь, что оттуда тот переберется в подмандатную Палестину. У дочери, Шуламит, был сертификат на въезд в страну... Не знаю, почему она им не воспользовалась. Дедушка хотел, чтобы все дети покинули Россию. Не получилось...
... Как удалось уехать отцу?.. Однажды в Одессу, не помню уже в каком году, приехал Борис Шац, основатель и руководитель иерусалимской Школы искусств и ремесел «Бецалель». Папа решил воспользоваться его приездом. Дело в том, что во времена английского мандата те, кто приезжал в Эрец-Исраэль учиться, получали сертификат на право въезда и проживания в стране.
Папа приехал в Эрец-Исраэль в 1925 году и, хотя он уже получил художественное образование в Одессе, начал учиться в "Бецалель", а потом стал преподавать там. Он жил в одной комнатке с Аароном Авни (3).
... Отец должен бы позаботиться о сертификатах для родных и бабушки. Кстати, когда он обратился к известному общественному и сионистскому деятелю, публицисту Шмарьягу Левину с просьбой помочь достать сертификат для бабушки, тот ответил: "Нам не нужны старики, нам нужны молодые люди".

Год 1908-й. Шестеро детей раввина Шимона-Яакова Гликсберга, и среди них – Хаим,
будущий израильский художник...


... Двенадцать лет тянулась история с приездом раввина Шимона-Яакова Гликсберга и его жены Ципы-Мейты в Эрец-Исраэль. Получили сертификат – закончился срок въездной визы. Пролучили визу – закончился срок действия сертификата. И так несколько раз... Да тут еще в Одессе закрылось английское консульство. Всё нужно было начинать сначала через норвежское консульство...
Поймите, чтобы получить сертификат, дедушка должен был получить сперва место работы в Эрец-Исраэль. Он был готов на все. Он соглашался стать раввином Афулы. Вы даже и представить себе не можете, какой ужасной дырой в те годы была Афула!
... В архиве хранится много писем дедушки к сыну. В них он просит его обратиться к такому-то раввину, к другому раввину, чтобы они помогли. "Все получают визы, - пишет он, - только мы – нет". Но он понимал, что его переписка с сыном читается органами... Кстати, одну из своих книг "ха-Драша ба-Исраэль" (издана в 1940 году – В.Х.) он начал писать в Одессе и по частям пересылал отцу. Дедушка не знал, сможет ли он когда-нибудь вывезти рукопись.
... В конце-концов вмешался раввин Кук (4), вмешался поэт Хаим-Нахман Бялик. Сертификаты, визы стоили огромных денег. Большую сумму нужно было заплатить и советским властям. (Дедушка и отец были бедными людьми. У них никогда ничего не было. Даже собственных квартир. Они снимали жилье). Бялик написал в Париж какому-то богатому человеку, и тот одолжил деньги... Дедушка и бабушка приехали в Эрец-Исраэль в 1937 году.

Раввин Гликсберг и его жена Ципа-Мейта с внуками Левой, Марком
и Александром в день отъезда из Одессы в Эрец-Исраэль (1937 г.)


- Как приняли раввина Гликсберга в Эрец-Исраэль?

- Очень хорошо! Во всех газетах писали: "Прибыл раввин из Одессы!". Первые несколько недель дедушка и бабушка жили с нами в Тель-Авиве, на улице Гесс, 12. Затем он стал раввином в тель-авивском районе Нордия (сейчас там находится Дизенгоф-центр – В.Х). Его синагога на улице Ротшильд существует до сих пор.
Дедушка хотел, чтобы я училась в религиозной школе для девочек. Я отказалась. Больше мы никогда к этому вопросу не возвращались.
Дедушка возглавил раввинатский суд в Тель-Авиве, был почетным судьей в движении Мизрахи, одним из судей, присуждавших Премию раввина Кука.
Он много общался с религиозными, общественными, культурными деятелями Эрец-Исраэль. Дедушка, как говорят на иврите, был "человеком с открытой головой". Он был открыт для всего нового, открыт для разных людей. С ним всегда можно было поговорить на любые темы, посоветоваться по любому вопросу. Его много приглашали на различные собрания, конгрессы, съезды.
Кстати, дедушке и бабушке очень помогло существовавшее тогда Объединение выходцев из Одессы.

- Отец и дедушка говорили об Одессе, вспоминали этот город?

- Я отвечу вам так – в те годы, годы перед созданием государства и сразу после этого события, больше говорили о настоящем и будущем, а не вспоминали о прошлом. Наше поколение, поколение тех, кто родился в начале тридцатых годов, не очень интересовалось прошлым наших родителей. Нас интересовали молодежные движения, демонстрации против англичан, служба в ХАГАНе, затем Война за независимость... Да и родители не очень охотно рассказывали нам о прошлом. Плюс ужасное экономическое положение. Нужно было часами стоять в очереди, чтобы получить немного муки, сахара, масла...
... Об Одессе отец и дедушка написали в своих воспоминаниях. Я знаю, что в 1926 году, в Одессе, дедушке отмечали какой-то юбилей. Возможно – 20 лет со дня его приезда в этот город. Ему вручили поздравление в виде книги с золотым тиснением и подарок (я храню его в шкафу в маленькой коробочке) – написанный на пшеничном зерне один из псалмов.
Примерно в это же время дедушка поехал в Москву для консультации с врачом. Там он выступал с лекцией, проповедью. Я знаю, что ему предлагали стать главным раввином Москвы. Он категорически отказался. Предлагали ему стать и главным раввином Мексики. Но он, бабушка и прабабушка, хотели жить только в Эрец-Исраэль.

- Как Шимон-Яаков принял провозглашение независимости, образование Государства Израиль?


- Мой дедушка был раввином-сионистом. Он – один из основателей религиозно-сионистского движения Мизрахи. Для него образование государства было сбывшейся мечтой жизни. Но в это время он уже очень ослаб...

- Раввин Гликсберг жил в Одессе во время революции и после нее, во время гражданской войны, когда власть в городе беспрерывно менялась...


- И об этом он тоже пишет в своих воспоминаниях. Рассказывает обо всех этих большевИках, меньшевИках... Тогда было очень тяжелое время. В Одессе голод. На свадьбу писателя Элиэзера Штеймана (его сыновья Натан и Давид Шахам – израильские прозаики) не могли достать вино, чтобы сделать кидуш (5). Дедушка сделал кидуш с каким-то фруктовым соком. Приглашенные на свадьбу гости: писатели, поэты, художники, жившие в Одессе, вместе отблагодарили рава. Подарили ему роскошный подарок – маленькую тележку с картошкой.
Дедушка был уважаемым членом городского совета. Не было ни одной синагоги в Одессе, в которой он бы не выступал. В 70-х годах, приехавший в Израиль из Одессы новый репатриант по фамилии Меламед рассказал мне, что слушать раввина Гликсберга в синагоге было огромным удовольствием...
Но семья дедушки жила в Одессе в постоянном страхе. Я уже рассказывала, что однажды к нему пришли с обыском.
Мой второй дедушка, только за то, что говорил на иврите, сидел в тюрьме. Но Шимон-Яаков был главным раввинов города, официальным лицом... Ему можно было пользоваться ивритом.
В своих воспоминаниях он пишет: "Я чувствую, как земля дрожит под нашими ногами". И продолжает: "За то, что коммунист сделал сыну обрезание могли и из партии выгнать". Но были и такие, которые "выкручивались". Говорили властям: "Мы ничего не знали. Это старенькая бабушка привела моэля" (6).

- Постойте, постойте, Рут! Вы сейчас пересказываете сюжет известного рассказа Исаака Бабеля "Карл-Янкель" о том, как в Одессе судили моэля и бабушку, за то что сына коммуниста они "превратили" из Карла в Янкеля...

- Возможно... Кстати, дедушка написал нигде не опубликованную статью, в которой утверждает, что Бабель нарисовал картину еврейской Одессы того времени гораздо более черными красками, чем это было в действительности...
В своих воспоминаниях дедушка пишет, что еще до революции и после нее многие еврейские юноши и девушки становились большевиками, коммунистами. Но многие из них во время эпидемий, болезней, когда наступал их смертный час, просили привести раввина – они хотели умереть как евреи...

- Когда раввин Гликсберг приехал в Эрец-Исраэль, его сын, Хаим, уже был одной из центральных фигур в здешней культурной жизни...

- Работы моего отца: пейзажи Эрец-Исраэль, натюрморты, портреты выдающихся писателей, поэтов, общественных деятелей того времени, находятся в музеях и частных коллекциях Израиля, Европы, Америки... Он был очень образованным человеком. Прекрасно знал иврит. Всю жизнь много читал. Не пропускал ни одной новой книги на русском языке.
... Несмотря на разницу в возрасте (почти тридцать лет) отец был близким другом Хаима-Нахмана Бялика. Они дружили до конца жизни поэта. Бялик открывал первую персональную выставку Хаима Гликсберга. Отец написал несколько портретов поэта и его жены.
В сороковых годах, уже после смерти Хаима-Нахмана, папа выпустил книгу "Бялик йом-йом" ("Бялик изо дня в день"). По мнению некоторых литературоведов – это лучшая книга о Бялике. Издал книгу с репродукциями своих картин, рисунков, посвященных Бялику. Отец написал книгу воспоминаний "Память сердца", опубликованную уже после его смерти.
Папу часто приглашали на различные мероприятия в советское посольство. Но он никогда не говорил там о своих родственниках в СССР, в Одессе. Но, возможно, в посольстве о них и сами знали...

- Ваша семья поддерживала связь с оставшимися в СССР детьми Шимона-Яакова, его внуками?


- Нет. Никаких контактов не было. Мы боялись, и не без оснований, что наши письма им навредят. Когда дедушка умер, мы задумались – как же сообщить об этом в Одессу?
В то время первым секретарем нашего посольства в Москве был друг отца, художник с которым они вместе учились в "Бецалель" - Арье Арох (7). Папа поехал на кладбище и сфотографировал памятник дедушки. Затем он отдал снимок Ароху и попросил его отправить фото из Москвы в Одессу. Через несколько дней Арох вернул ему снимок и сказал: "Я не могу. Это слишком опасно".

- Когда и как они узнали о кончине раввина Гликсберга?

- Только в 1958 году. У мужа его дочери Иды в Бразилии, в Сан-Пауло, жила сестра Геня. Она переписывалась с родственниками в Одессе и решила их навестить. (Отношение к туристам из Бразилии в СССР было другим, чем к израильтянам). Но перед поездкой в Советский Союз Геня приехала в Израиль. Мы передали с ней в Одессу фотографии, подарки. Так они узнали о смерти дедушки и бабушки. На обратном пути Геня снова приехала к нам, передала приветы.
... В 1979 году мы с мужем получили письмо из Бостона. Фамилия отправителя была... Гликсберг. Оказалось – сын дочери дедушки Енты, Алекс, эмигрировал из Одессы в США. Через два месяца мы полетели в Бостон. Я уже не надеялась увидеть кого-нибудь из одесских родственников! Мы встретились. Стали показывать друг другу старые фотографии. И оказалось, что многие снимки у нас одинаковые. Это было чудо!

* * *

Так уж получилось, что, возвращаясь из Хайфы домой, я оказался на обычной тель-авивской улице – улице Гликсберг (8). Улице, названной в честь отца и сына, – людей необыкновенной судьбы...

Автор выражает благодарность Исраэлю Спектору
за помощь в организации материала

Примечания:


(1) Раввин Давид-Мордехай Альперт – глава раввинского суда в Свислочи.
(2) У раввина Гликсберга и его жены Ципи-Мейты, кроме Хаима, было еще шесть детей – четыре дочери и два сына. Старшая дочь, Ента, стала преподавателем русского языка и литературы. Евгения – известным врачом и ученым. Во время Отечественной войны она служила во фронтовых госпиталях. Награждена двумя орденами Красной Звезды и окончила войну в чине майора. Юдифь стала известным руководителем детских учреждений. Суламифь – специалист по инфекционным заболеваниям. Сын Шмуэль умер в семилетнем возрасте от скарлатины. Младший сын Вениамин – инженер, арестован в 1937 году и провел в заключении в Норильске 20 лет. Все они жили до конца своих дней в Советском Союзе.
(3) Аарон Авни, Каменковский (1906, Екатеринослав – 1951, Израиль), известный скульптор и архитектор.
(4) Авраам-Ицхак Кук (1865, местечко Грива, ныне в Даугавпилсе, Латвия – 1935, Иерусалим). Крупнейший раввин, каббалист и общественный деятель 20-го века. Создатель философской концепции религиозного сионизма. Первый главный ашкеназский раввин Эрец-Исраэль (1921-1935).
(5) Кидуш – обряд освящения бокала с вином.
(6) Моэль – человек, совершающий обрезание.
(7) Арье Арох (Лёва Ниселевич, 1908, Харьков – 1974, Иерусалим) - художник, дипломат; посол Израиля в Бразилии, Швеции.
(8) В квартире дома №4 этой улице провел последние полтора года жизни премьер-министр Израиля Менахем Бегин


* * *

Ниже мы публикуем пересказ нескольких отрывков из первой части книги раввина Шимона-Яакова ха-Леви Гликсберга "ДИСПУТЫ О ВЕРЕ".

ДИСПУТЫ О ВЕРЕ
(Выступления раввина Шимона-Яакова ха-Леви Гликсберга)
Подготовил Зеэв Бен-Арье


Такие диспуты проходили в Одессе с 1923 по 1928 год, и главным "ответчиком" за еврейскую религию был на них раввин Гликсберг. Говорил он по-русски, причем, по свидетельствам очевидцев, на прекрасном литературном и выразительном языке, однако в нашем распоряжении, к сожалению, эти выступления в его собственном переводе на иврит.
Мы не будет заниматься обратным дословным переводом, а перескажем выдержки из них своими словами, стараясь максимально сохранять красочность и силу убеждения стиля Гликсберга.
В одноименной книге "Диспуты о вере", подготовленной издательством "ха-Сипур ше-Нишар", приводятся выступления раввина Гликсберга на семи диспутах. Начнем рассказ с последнего, потому что он посвящен наиболее практическому, наиболее актуальному для евреев Одессы, да и других городов вопросу – обряду обрезания. Итак...


Диспут седьмой
"Обрезание – вредный пережиток косного мракобесия
или "благо человечества"?


Раввину Гликсбергу приходилось в прошлом не раз давать разъяснения по этому вопросу, и он рассказывает о двух таких выступлениях. Первый раз дело было в зале суда, куда он был приглашен в качестве эксперта. А разбирательство происходило по иску некого коммуниста, которого принудили подать в суд на … своих родителей, сделавших обрезание его сыну, то бишь, своему внуку. Перед судом предстали также раввин, в доме которого совершался обряд, и человек, собственно делавший обрезание (моэль). Коммунист-отец утверждал, что это было совершено без его ведома, в тайне от него, хотя практика "невинного" оставления младенца бабушке и дедушке, которые "тайком" делали ему обрезание, была весьма распространена в Одессе среди "винтиков государственной машины", которые то ли по собственному убеждению, то ли, чтобы не ослушаться родителей, все же хотели сделать сыну обрезание, но застраховав себя от гнева партаппарата. Другим приемом "страховки" было раздобыть справку о том, что у ребенка инфекция и обрезание необходимо по медицинским показателям. Два профессора-медика (еврей и не еврей), также приглашенные в качестве экспертов в суд, дали обрезанию самую лучшую аттестацию с медицинской точки зрения, причем, профессор - нееврей рассказал, что два его родных брата (естественно, тоже неевреи) сделали себе обрезание, чтобы избежать заражений и прочих венерических заболеваний. Моэль заявил, что статья, по которой их судят, говорит о "служителях культа", он же таковым не является, он – медик и производил хирургическую операцию. Обвинитель сначала опешил, а потом пришел в себя и спросил: "Почему же тогда перед вашей хирургической операцией вы произносите религиозные благословения?". И тут опешил моэль, не зная, что ответить. Тогда ему на помощь пришел раввин Гликсберг. Благословение какого-либо акта вовсе не означает его святости, - разъяснил он. Евреи произносят благословения в самых разных житейских ситуациях, например, перед едой, но ведь она не считается возвышенным религиозным актом. Вопрос был снят. Стариков так же, как и раввина, признали невиновными, моэль отделался небольшим штрафом, и главное, как отмечает Гликсберг, оправдательный приговор был вынесен по сути заповеди обрезания. Намного подробнее рассказывает раввин Гликсберг о своем участии в дискуссии об обрезании, устроенной в 1927 году "Обществом друзей детей", дружеское расположение которых к младенцам проявлялось в защите их от обрезания.

Как свидетельствует исследователь деятельности раввина Гликсберга Барух Бар- Тиква, организаторы диспута сделали все возможное, чтобы не допустить Гликсберга к участию в нем, так как считали его крайне опасным оппонентом. Они не выбрали его официальным "ответчиком", но он по просьбе еврейской общины все же проник в зал и сказал свое слово в ходе дискуссии. В качестве основного оппонента был приглашен моэль Бибергель, который был супермастером своего дела, через его руки прошло около 40 тысяч еврейских младенцев (да и не младенцев, решивших сделать себе обрезание), но особым красноречием он, увы, одарен не был. Однако Бибергель произнес одну фразу, которая, по мнению раввина Гликсберга, по своей простоте, краткости и убедительности достойна высшей оценки: "Обрезал и обрезать буду!".

И здесь были два профессора (в этом случае оба евреи), говорившие о несомненной пользе обрезания в предотвращении венерических болезней. Профессор Гимельфарб, как рассказывает раввин Гликсберг, подчеркнул, что удаление крайней плоти укрощает животные страсти и делает отношения между мужчиной и женщиной более утонченными и возвышенными, а также способствует здоровому деторождению.

Профессор Зильберберг расширил тему общежитейского гигиенического значения еврейских заповедей, приведя кроме обрезания примеры заповедей об омовении рук и дезинфекции пасхальной посуды перед праздником ("Почище, чем при подготовке хирургических инструментов перед операцией", - отметил он).

Раввин Гликсберг в своем выступлении упомянул, что существует обширная еврейская религиозная литература о значение заповеди обрезания в иудаизме, но это не является темой нынешнего диспута в театральном зале. Об этом говорят раввины в синагогах, что, слава Богу, не запрещается властями. После того, как еврейские профессора однозначно доказали пользу обрезания с медицинской точки зрения, противники этого обряда задают вопрос: "Если оно столь полезно, почему его делают евреи, а такие культурные и просвещенные народы, как англичане французы, немцы, нет?". В ответ раввин Гликсберг с гордостью провозглашает: Почему мы должны уподобляться другим народам? Мы имеем право отстаивать свое и не соглашаться с ними. Наша собственная культура намного древнее и мы сделали намного больше для улучшения мира. Это мы даем им, а они принимают. Вспомним еврея, по которому звонят колокола христианских церквей. Вспомним философа Баруха Спинозу. Здесь Гликсберг цитирует Луначарского сказавшего: "Если бы евреи дали миру только этого Баруха, было бы вполне достаточно". Не забывает раввин Гликсберг и о Марксе, на которого молятся коммунисты. Отмечает раввин Гликсберг и тот факт, что европейские народы, хоть обрезания не делают, но не порицают за это евреев.

Он стыдит молодых евреев, которые отказываются от своей многовековой культуры и традиций, и, в частности, вдруг испытывают такую тоску по утраченной крайней плоти. И еще один вопрос: если общежитейское значение еврейских заповедей, типа обрезания, рукоомовения и прочие так очевидно, зачем обрамлять эти гигиенические действия ореолом высокой святости? Раввин Гликсберг объясняет: человек создан из праха и он слаб и неразумен, даже в действиях, которые совершенствуют его внутренний и внешний мир его необходимо поощрять, подталкивать. Это и делают заповеди. Еврейское религиозное учение – это не катехизис, это книга жизни, сочетающая высокие моральные предписания с повседневными, бытовыми. Сколько неверующих хватает еду грязными руками, а вероятность того, что так поступит религиозный еврей, для которого рукоомовение еще и заповедь, значительно ниже.

* * *

А сейчас вернемся к началу и "пройдемся" по диспутам с первого по шестой.

Диспут первый и второй
"Есть ли необходимость в вере, в духовной жизни?"


По мнению раввина Гликсберга, такой вопрос вообще не правомочен. Существование духовной жизни, по его словам, абсолютно очевидно. Да, человек не в состоянии постичь высшее духовное начало, но это не мешает ему ощущать и осознавать духовную жизнь. Это происходит, хотят они того или не хотят, и с хулителями веры, в том числе и находящимися в зале, где проходит дискуссия. Ситуация, как отмечает Гликсберг, сходна с той, которая, по словам одного из нееврейских мудрецов, происходила во время суда над Галилео Галилеем: "Судьи яро клеймили теорию Галилея о том, что Земля вращается, одновременно вращаясь вместе с ней".

Диспут второй

Гликсберг опровергает доводы каждого из выступающих в отдельности. Приводим пример его полемического искусства.
Выступавший по фамилии Янко, утверждающий, что вера – это мракобесие и насилие, вспоминает, как родители "за уши тащили" его в синагогу, мешая здоровому и полезному времяпрепровождению с друзьями на природе. А не заставляли ли его родители прекращать игры на свежем воздухе, когда приходило время садиться за стол обедать или принимать лекарства, когда он был болен? Почему же уважаемый Янко не пришел к заключению, что еда и медицина – это мракобесие и насилие?

Диспут третий
"Существование Творца, вера и неверие"


Повторив довод, что не знание творца, а в случае Всевышнего неспособность человека его постичь, не исключает веры в него, если перед нами его творение, раввин Гликсберг приводит наглядный пример: если кто-нибудь заявил, что здание, в котором мы находимся, построилось само собой, все бы решили, что он невменяемый. Затем раскрыв основополагающую роль веры в современной культуре, морали, любви человека к ближнему (тела разобщены, а души – часть общей высшей Божественной субстанции, на этом основано всеобщее братство) Гликсберг цитирует Мидраш, который показывает, какие беды навлекает неверие. Согласно этому преданию, Моше и Аарон пришли к фараону в день его рождения. Посланцы других народов приходили с изображением своих богов и подносили фараону богатые дары. Фараон крайне удивился, что эти двое пришли с пустыми руками, а они без всяких славословий сказали ему: "Нас послал Всевышний, Бог Израиля и сказал, чтобы ты отпустил народа наш". Фараон никогда не слыхал о Боге Израиля, но на всякий случай отлучился и проверил по своим книгам, и не нашел. Вернувшись, он сказал: "Не знаю я Бога Израиля (то есть не верю в него) и народ ваш не отпущу". С какой-то точки зрения фараон прав – он не знал, ему не доложили, но вспомните, какие беды навлекло это на голову фараона и его народа. Незнание не оправдание.

Диспут четвертый
"Вера и знание, научное мышление"


Раввин Гликсберг отвергает утверждение о том, что это взаимоисключающие вещи и что, если побеждает знание, то это спасение для мира и счастье для человечества, а если верх берет вера, то это беспросветная тьма и дикость. Вера обитает в храме наук и мудрости, причем она самая главная из всех премудростей. Каждая из наук разрабатывает ту или иную области знания и жизни человека. Вера же дает ответы на вопросы жизни в целом, ее смысла и предназначения. Наука не знает моральных категорий, различия между добром и злом. Она создает вакцину против бубонной чумы с одной стороны и порох да минометы с другой. Она бесстрастно дает миру и целительные средства, и смертоносные яды. Вера - это жизненная мудрость, расширяющая моральные горизонты человека, поднимающая его дух. Вера дает ответ на мучающий человека вопрос: почему в природе все кажется вечным, обновляющимся и молодеющим, и только человек, "венец творения" физически слаб, недолговечен и угасает прямо на глазах. Все дело в слове "физически" – тело – вещь частная и подвержено тлению, но существует душа, она частица единого горнего мира, она не ограничена телом и его краткой жизнью, она – частица Божественного и она вечна. За что же душа цепляется без наличия тела? – говорят мои противники. Уцепиться ей не за что, и, следовательно, она не существует, - заключают они. А как она цеплялась за тело? А то, что она была у человека при жизни, этого никто отрицать не осмелится, каждый знает это по себе. Где же она пряталась между костей, суставов и сухожилий? Если мы жили, не понимая этого, будучи не в состоянии понять, то я не вижу никакого противоречия и в вере в бессмертие души, в ее сохранение, когда тело теряет жизнь.

Диспут пятый
"Вера – это контрреволюция"


Так утверждал основной выступающий, профессор Третьяков. Она ослабляет пролетариат, в то время как отказ от нее – залог счастья всего человечества. Во-первых, раввин Гликсберг упоминает книгу французского социолога Габриэля Трада, который доказывает, что главнейшая составляющая в поведении человека – это подражание другим. Сейчас в моде атеизм и гонение на еврейскую религию и профессор Третьяков следует этой моде. Во-вторых, со времени революции прошло уже более 10 лет – почему докладчик не указывает, какие конкретные преимущества дало неверие пролетариату в СССР. Теперь, по сути: история вовсе не свидетельствует, что революционерами были только неверующие. Первыми великими революционерами были пророки, а их уж никак нельзя считать неверующими. Вера не охлаждала их революционый пыл. Их порицание угнетателей и заботу об угнетенных. Подавляющее большинство еврейских мудрецов, законоучителей принадлежали к беднейшему классу – были скотоводами, поденными работниками. Во все века вера давала утешение, прежде всего беднейшим. В целом убрать понятие Творца теоретически можно, если будут даны ответы на все тайны человечества и мира. Мы же, по мнению раввина Гликсберга, находимся очень далеко от этого и никогда не достигнем подобного знания. Пока же положение человечества сходно с ситуацией, описанной бельгийским драматургом, поэтом и прозаиком Морисом Меттерлинком в пьесе "Слепые". Слепцы пошли на прогулку в лес с провожатым, а он неожиданно тихонько скончался, и они, поняв, что лишились поводыря, метались в панике по лесу, не в состоянии найти выход. Так не лишайте же людей веры, указующей им жизненный путь.

Диспут шестой
"Цитаты Торы для очернения еврейского народа"


Этот диспут почти не требовал от раввина Гликсберга возражений по сути. Он должен был только разоблачить некорректное цитирование священных источников, которое бросало в толпу непосвященных искру ненависти и разжигало пламя, благо юдофобство было в моде. Можно сказать, что в 10 заповедях есть слова "грабь" и "убий" – не возмутит ли это толпу? А сказавший это лишь "забыл" упомянуть, что перед этими словами стоит словечко "не". Один из присутствующих на диспуте спрашивает: "Как это евреи в пасхальном сказании призывают Бога – "Пролей гнев свой на народы"?". Задающий этот вопрос то ли не знает, то ли сознательно передергивает. Ведь эти слова из псалма 78 (по православной нумерации), который гласит: "Боже! Язычники пришли в наследие Твое, осквернили святой храм Твой. Иерусалим превратили в развалины. Трупы служащих Тебе отдали на съедение птицам, тела святых Твоих – зверям". И потом действительно сказано: "Пролей гнев Свой на народы, которые Тебя не знают… Ибо они пожрали Иакова и жилище его опустошили". То есть, речь идет о каре на головыпогромщиков, разрушителей и убийц, а не о неком человеконенавистничестве евреев, как вроде бы следует из некорректно поставленного вопроса.

А в общем раввин Гликсберг благодарит организаторов диспутов, которые хотели "уесть" евреев, а на самом деле дали им трибуну, с которой прозвучала их правда, что несомненно пошло им на пользу.




*    *    *


КНИГА ВЛАДИМИРА ХАНЕЛИСА


«РОДИЛИСЬ И УЧИЛИСЬ В ОДЕССЕ»
(Материалы к энциклопедическому словарю)

(ВТОРОЕ, ДОПОЛНЕННОЕ ИЗДАНИЕ)
570 стр. большого формата,
около 5.000 персоналий.

Стоимость книги:
в Израиле - 99 шек.;
в Европе, США и странах СНГ - $34.99;
в Австралии - 39.99 ам. долл.
(В цену входит пересылка).

Для заказа обращаться:

V.Hanelis, 11, Livorno str, apt.31, Bat-Yam, Israel, 5964433, tei,\fax, +972-3-551-39-65,
e-mail - vhanelis@gmail.com
Количество обращений к статье - 1988
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (1)
Игорь, Маалот. | 10.01.2014 05:10
Спасибо автору! Очень интересный материал.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2017, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com