Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

На еврейской улице
Песни Моше Кульбака
Шуламит Шалит, Тель-Авив

Издание музыкально-поэтических сборников – явление довольно редкое. Тем более приятно представить изданный тель-авивским Центром еврейской культуры «Бейт Шолом-Алейхем» сборник романсов и песен на стихи великого еврейского поэта Моше (Мойше) Кульбака.

Сборник называется «Музик цу зибн лидер» («Музыка к семи стихотворениям»). На обложке есть и английское название – «Seven Poems set to Music». Музыка к четырем из стихотворений создана самим поэтом, к трем – композитором Региной Дрикер. Выход этого сборника (в нем 50 страниц) – важное событие для еврейской культуры в целом и, без сомнения, радость для тех, кто любит песни на идише - и для слушателей и для исполнителей.

Так получилось, что я довольно интенсивно занималась изучением и биографии, и творчества Кульбака. И он стал для меня не просто одним из моих «героев», но и почти родным человеком. А некоторые его стихи я помню почти наизусть, например, стихотворение «Штерндл» («Звездочка»). И вот оно впервые опубликовано вместе с фортепьянным аккомпанементом в названном сборнике. Опубликовано было стихотворение «Штерндл» в первом номере «Литературных тетрадей» («Литерарише hефтн») в Вильно (Вильнюс) в 1916 году. И волнующее совпадение: в том же номере журнала, где один поэт, 20-летний тогда Кульбак, учитель в еврейском сиротском доме в Ковно (Каунас), впервые увидел свое стихотворение напечатанным, - другого поэта, а именно Хаима-Нахмана Бялика, поздравляли с 25-летием творческого пути. И в том же году скончался писатель Шолом-Алейхем…

О своей книге «С ярмарки» (незаконченной) Шолом-Алейхем писал: «Я вложил в нее самое ценное, что у меня есть, — сердце свое. Читайте время от времени эту книгу. Быть может, она вас или детей ваших чему-нибудь научит - научит, как любить наш народ и ценить сокровища его духа…». Как жаль, что Шолом-Алейхему не довелось почитать ни стихов, ни прозы Кульбака, который тоже во все, что он успел сделать – преподать влюбленным в него ученикам историю еврейской и мировой литератур, сочинить, написать - вложил свое сердце.

Моше Кульбак, поэт, писатель, драматург, родился в Белоруссии, в Сморгони, 20 марта 1896 года. Жил в Минске. В годы Первой мировой войны работал, как мы помним, учителем в еврейском доме для сирот в Ковно. В 1918 вернулся в Минск, но когда через год оказался в Вильно, то с удивлением услышал, что его стихотворение «Штерндл» на мелодию, сочиненную им самим и, как он думал, известную только близким и друзьям, знают и поют все. Сам он себя не афишировал, и многие десятилетия считали, что музыка «народная». Тут уместно заметить, что вокальная партия песни «Штерндл» в данном альбоме приведена в соответствии с записью популярного исполнителя Эмиля Горовца.

Еще через год, в 1920-м, как и многие другие творческие люди, Кульбак отправился в Берлин, где начал писать прозу (драма «Иаков Франк», роман «Мессия, сын Эфраима»). В 1923-м вернулся в Вильно, преподавал в еврейских гимназиях и в учительской семинарии, снискав себе славу уже не только поэта, но и эрудированного и талантливого педагога. Однако в 1928 году, будучи очень популярным поэтом, он возвращается на родину, в Белоруссию. Из Вильны его провожали как классика: «Вильна теряет поэта... пусто станет в Вильне. Как мы восполним этот пробел?» – писала газета «Вильнер тог». О ком еще так говорили и писали при жизни?

И не было ему знамения, что спустя неполных десять лет он станет одной из первых жертв среди деятелей еврейской культуры.

Многие, в том числе и Х.-Н.Бялик, отговаривали его от поездки в Белоруссию, но были и причины, побудившие его вернуться. В Белоруссии проживали его родители, братья, сёстры, с которыми он был очень дружен. В Минск собирался и его коллега и друг, известный литературный критик и литературовед, будущий профессор Макс Эрик (1898-1937). Приходили письма, в которых сообщалось, что в СССР открываются школы с преподаванием на еврейском языке, выходят книги, на идише издаются газеты, журналы, действует еврейский театр. В Вильно ему так и не дали гражданства, а белорусское гражданство он получил, ещё находясь в Вильно. Наконец, хотелось верить в то, что в отдельно взятой стране Советов строят по-настоящему справедливое общество. В чем, как мы знаем, он очень быстро разобрался и разочаровался. Ни в одном из его произведений нет прославления «великих вождей», ни в какие партии он не вступал, на собрания старался не ходить. Поэт Иосиф Керлер писал о Кульбаке: «В нем сочетались романтическая возвышенность и прочное слияние с земным. Он верил, что поделать, в справедливый мир. И никто еще до него не писал на еврейской улице так живо и звонко о весне, о цветении и юности».

Переводить его на русский язык будут с любовью Семен Липкин, Юлия Нейман, Рахиль Баумволь, Юлиус Телесин, Рувим Моран... Но поэт об этом не узнает...

Он не узнает многого – ни хорошего, ни плохого – он уйдет из жизни в 41 год. 5 ноября 1937 года, вскоре после того, как его осудили, арестовали и его жену Зельду, а детей - и старшего 11-летнего Элю, и младшую 3-летнюю Раю - разбросали по детдомам. Зельда, хоть и прожила еще целую жизнь, до 1973 года, так и не узнала ни как, ни когда и ни где он погиб. После 8 лет ссылки и еще года на поселении она вернулась в Белоруссию и, преодолевая страх, стала добиваться истины, каких-нибудь документов, поехала в Москву и там ей цинично бросили: «Июль 40-го вас устраивает?» Она молча кивнула. Ее устраивала хоть какая-то определенность. И во все книги и энциклопедии вошла эта придуманная кем-то дата смерти – 1940 год. Она и сегодня еще гуляет по интернету. Иногда, правда, под вопросом, когда на самом деле он был убит 29 октября 1937 года. Та же участь и в том же году постигла и его друга Макса Эрика. Его арестовали не в Минске, как Кульбака, а в Киеве, и отправили в Сибирь, где он и погиб.

После 1937 года всё творчество поэта М.Кульбака в бывшем Союзе было изъято из библиотек, уничтожено, запрещено! Реабилитирован посмертно в связи с отсутствием состава преступления в 1956-м.

Несколько слов о семье поэта. Отец его был младшим среди семнадцати братьев. И дед, и бабушка, и все дядья – смолокуры, плотовщики, кожевники. Каких только профессий там не было! И все эти крепкие люди – волею поэта и писателя, как живые, сходят со страниц его книг, как будто дожили до наших дней. Сам же поэт учился в нескольких иешивах, в том числе и в Воложине, где до него учился поэт Бялик. Как и Бялик когда-то, Кульбак отлично знал и Танах, и Талмуд, и притчи, и сказания о жизни еврейских мудрецов и пророков, еврейскую философию и мистику, а потом, опять же как Бялик, увлекся и тоже пристрастился к чтению «подпольной» русской классики, запоем читал западную литературу, всерьез заинтересовался театром. Читал и Аристотеля и древнекитайского философа Лао Цзы, был влюблен в Генриха Гейне и Эмиля Верхарна.

Кульбак очень любил музыку, все для него в этом мире было пропитано музыкой. Он как будто и сам сливается с природой, с музыкой и от нас требует: «Так слушай же: / тут каждый прут – свирель, / И скрипка – каждый камень возле шляха; / Звенит лемех в полях, где вешний хмель, / Блестит на грядке заступ, словно бляха; / В кустах простую песенку свою / Поет простая птаха...» («Буня и Бера на шляху». Пер. Р. Морана).

Задолго до того, как пьеса М.Кульбака «Разбойник Бойтре» была поставлена на сцене Камерного театра в Тель–Авиве (1995, реж. Г.Мительпункт, музыку к спектаклю написал Ури Видеславский), она обошла все еврейские театры бывшего Союза. В Москве, в ГОСЕТе, ее ставил Соломон Михоэлс. Главную роль Бойтре исполнял Вениамин Зускин. Это знают многие, но немногие знают, что всю музыку к пьесе и к песням в спектакле написал автор пьесы М.Кульбак. Более того, была выпущена пластинка, где эти песни исполнял сам Вениамин Зускин, но ни Алле, дочери Зускина, ни Рае, дочери Кульбака, после всех пожарищ ХХ века, разыскать ее не удалось.

«Сам Кульбак создал чудесную, в народном духе, музыку для многих песен, которые проходят через всю пьесу, сам разучивал их с актёрами на репетициях, чему, между прочим, неоднократно был свидетелем и автор этих строк» - вспоминал один из лучших белорусских критиков Григорий Соломонович Берёзкин (1918-1981) . Это опубликовано в предисловии к книге «Избранное» М.Кульбака на белорусском языке (Минск, изд-во «Беларусь», 1970). Добавим, что Березкин имел в виду постановку «Бойтре» в Государственном Минском еврейском театре.

А вот слова ученика Моше Кульбака, известного еврейского писателя и журналиста Шломо (Шлойме) Белиса: «Кульбак с самого начала был очарован еврейской народной песней. Он извлёк из неё особую, душевно-бархатную красоту. Он показал, какой художественной полноты может достигнуть народная песня, когда она вооружает музу истинного поэта. Многие его стихи, отшлифованные до тончайшего блеска, написанные в духе народной песни, и стали таковыми - настоящими народными песнями». (Ш.Белис, «Песни – тоска о земном», «Фолкс–штиме», 27-28,1980).

Огромную помощь в издании сборника песен М.Кульбака оказал директор Дома имени Шолом-Алейхема в Тель-Авиве («Бейт Шолом-Алейхем») профессор Авраам Новерштерн. Много труда и любви вложили в этот альбом и другие замечательные люди, все профессионалы своего дела - выдающаяся певица Нехама Лифшиц (Лифшицайте), известный лингвист, д-р филологии Иосиф Гури, музыканты Виталий Эстрин, Александр Резник и, конечно же, музыкальный редактор издания – композитор Регина Дрикер.


Заметим, что песни опубликованы с фортепьянным аккомпанементом, стихи приведены, разумеется, на языке оригинала, на идише, но дана и транскрипция латиницей.

Первая книга стихов М.Кульбака «Ширим», изданная в 1920 г. в Вильнюсе, начинается стихотворением «Идише вертер» («Еврейские буквы»). С романса на эти стихи, написанного Региной Дрикер, начинается и предлагаемый сборник.

Затем уже упомянутая «Звездочка» – «Штерндл». Это стихотворение-пророчество. Поэт обращается к Звездочке: «... будь мне посланницей, упади в мое местечко; там, одна-одинешенька сидит у темного окна, в грусти и заботах моя жена; подбодри ее, посвети в ее окошко; спроси, что делают дети; скажи, что я плачу и целую их письмецо, скажи, чтоб не жалели Янкеле, надо отдавать его в хедер (евр. начальная религиозная школа - Ш.Ш.), пусть учится, хватит его баловать...». Поразительно, что первое опубликованное стихотворение М.Кульбака звучит и сегодня как поминальная молитва и по его семье, уничтоженной в годы Второй мировой войны, и по себе самому. Как не подумать: поэты так часто предвидят свою судьбу...

Текст баллады М.Кульбака «Антоше шпилт аф дер бандуре» («Антоша играет на бандуре») приведен с небольшими изменениями, в соответствии с вокальной партией и аранжировкой, сделанной литовским композитором Витаутасом Баркаускасом. Баллада входила в репертуар выдающейся певицы Нехамы Лифшиц. Нехама рассказала, что песня сохранилась благодаря актёру и певцу Лейбу Левину. Именно он напел по памяти мелодию М.Кульбака В.Баркаускасу, который записал её и аранжировал. Это сложное музыкальное произведение, но надо надеяться, что и его с удовольствием включат в свой репертуар классические певцы, поющие и на языке идиш, которые стремятся обогатить своё творчество. А хорошее исполнение способно затронуть самые тонкие струны даже искушённого слушателя.

Обо всех песнях из сборника не стоит, наверное, рассказывать, но стоит напомнить, что песни и романсы на стихи М.Кульбака входили в репертуар выдающихся певцов: Михаила Александровича, Нехамы Лифшиц, Сидора Белярского, Лейбу Левина, Эмиля Горовца, Сары Горби, Песаха Бурштейна.

После моих публикаций о Кульбаке (большое эссе вошло и в мою книгу «На круги свои…», увидевшую свет в 2005 году) его роман «Зелменяне» в переводе Рахиль Баумволь вышел и на русском языке (издательство «Текст», Москва, 2008), и на английском в США (в серии «Библиотека еврейской классики», изд-во Йельского университета, 2012 г.). Роман вышел под редакцией проф. Дэвида Роскеса (David Roskies), перевод сделал Гилель Галкин (Hillel Halkin), а вступительную статью и примечания к тексту написал выпускник Гарвардского университета Саша Сендерович (Sasha Senderovich). Обо всем этом мне кажется уместным рассказать читателям, что я с удовольствием и делаю.

Прежде чем сообщить, в каких библиотеках можно познакомиться со сборником песен М.Кульбака, приведу выдержки из двух писем, присланных его дочери.

Профессор кафедры восточных языков Гарвардского университета Рут Вайс: «Мне было очень приятно получить книгу Моше Кульбака «Seven poems set to music». Для меня это дорогой подарок. Книга очень красивая, как и книга Кульбака «Зелменяне», изданная на английском языке (об этой книге написано выше). Я буду играть эти песни на пианино моим детям и внукам и буду учить эти стихи. «Штерндл» была любимой песней моей мамы. Я полюбила Кульбака задолго до того, как познакомилась с его творчеством...».

Письмо от солиста хора «Оптимисты» (г. Гиватаим, Израиль) Эдуарда Скульского пришло вместе с записью исполненных им двух песен именно из названного сборника. Эдуард Скульский в прошлом – одессит, конструктор-модельер одежды, когда-то мне довелось редактировать его интереснейший рассказ о знакомстве с актером И.Смоктуновским. Вот что он пишет Рае Кульбак: «Я выбрал для исполнения две песни - «Звёздочка» и «Дядя Иче». Мелодии превосходные, и они очень еврейские. Текст «Звёздочки» я воспринял как письмо моего отца с фронта. Этих писем у меня более 170. Я родился, когда он уже был на фронте. Он погиб в бою под Ригой. Письма его остались. Живого отца я никогда не видел, и это моя всегдашняя боль. А «Дядя Иче» – он ведь мой коллега, портной, живший за сто лет до меня. Обе вещи Кульбака буду петь...».

Песни из этого сборника постоянно входят и в репертуар мастер-класса выдающейся певицы Нехамы Лифшиц (музыкальный руководитель Регина Дрикер). Пусть же они постоянно звучат на профессиональных и любительских сценах в разных уголках земного шара, где любят и ценят песни на языке идиш.

Ознакомиться со сборником можно:

- в музыкальной библиотеке центра Филиции Блюменталь в Тель-Авиве.
Тел: 03-525-04-99
- в библиотеке Еврейского университета в Иерусалиме.
Тел: 02-588-33-97 (972-2-588-33-97), fax: 972-2-5322-435
- в библиотеке Гарвардского университета (Harvard College Library).
Тел: 617-465-2985, fax: 617-495-9112
Количество обращений к статье - 2970
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (4)
Гость Мария Андрукович. г.Минск | 29.01.2014 12:57
Дорогая Шуламит! Восторгаюсь, как прекрасно Вы чувствуете глубину творчества Моше Кульбака. Издание сборника романсов и песен на его стихи – великое событие для еврейской культуры, и Вы с любовью и достоинством его представляете. Мне довелось познакомиться с «Делом» Моисея (так в документе) Кульбака в архиве КГБ. Там совершенно иное понимание таланта Мастера. Только в декабре 1956 года оно несколько изменилось. 19 лет имя было под запретом. И теперь Вы по крупицам собираете и дарите нам все, что еще глубже раскрывает талант. Очень приятно, что статья гораздо шире, нежели знакомство только с материалами, вошедшими в книгу. Ведь именно то, что он любил, чем жил и что пережил, сформировало Поэта.
Спасибо!
Лилия Лесина | 27.01.2014 23:35
Дорогая Шуламит!
Вы снова порадовали почитателей Вашего таланта публикацией сборника песен на стихи замечательного поэта Моше Кульбака. Честь Вам и хвала!
Вы смогли собратьтак много информации о талантливом и красивом Человеке, так тепло и проникновенно написали о нем, представили столько достоверных сведений от современников.
Мне повезло, я стала счастливой обладательницей Вашей необыкновенной книги
"На круги свои", очень интересная книга, я была потрясена Вашим отношением к своим героям, с таким теплом, с такой любовью относятся только к самым дорогим и близким людям.
Спасибо Вам большое, здоровья Вам и творческого долголетия.
Гость Ирина Залкинд | 26.01.2014 11:52
Дорогая Шуламит! Огромнейшая благодарность Вам, что Вы снова с таким блеском и глубиной представили нам издание сборника песен на слова великого Моше Кульбака !Даже в переводе на русский язык слышится трепетная музыка его поэзии!Как же трагична его судьба...Передайте,пожалуйста, мои слова глубочайшей признательности Рае Кульбак , которая делает всё, чтобы творчество её отца и память о нём не были забыты . спасибо , Шуламит , спасибо! Ирина Залкинд
Эмма Писарева | 25.01.2014 19:42
Спасибо за глубокий рассказ о жизни М.Кульбака, талантливого поэта, педагога, музыканта, рассказ о трагедии и его, и его семьи. Так случилось, что после войны, как и во многих других семьях, дедушек и бабушек у меня не было, и идиш я не освоила. Осталось что-то неуловимое, какое-то живое ощущение, как много в этом языке нюансов, передающих душевную теплоту. Особенно, когда слушаешь еврейские песни. Поэтому и понимаю, как жаль терять не просто язык, а творческое богатство талантливого человека писавшего на идиш. Радует издание сборника песен на слова Кульбака. Радует то, что осталась в живых дочь поэта, что его семья имеет продолжение, что дочь и ее семья могут видеть, как творчество отца и деда получает признание в Белоруссии и России, в США и в Израиле. Э.П.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com