Logo
1-10 декабря 2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18












RedTram – новостная поисковая система

На еврейской улице
Биробиджанское дело
Исроэл Эмиот

(Хроника страшного времени)


На русском языке публикуется впервые.
Перевод с идиш Зиси Вейцмана, Беэр-Шева


(Продолжение. Начало в «МЗ», №№ 409-434)


Медкомиссия


- Ко-мис-сия! - гулом разнеслось по всем баракам.
Раз в три-четыре месяца в каждый пункт Тайшетлага наведывается "комисовка" - так зэки здесь называли медкомиссию, устанавливающую причины и степень инвалидности, годность к работе.

Подобное освидетельствование я уже проходил в лагерях раз десять. В мгновение ока из инвалида превращался в здоровяка; из инвалида второй группы переквалифицировали в инвалида третьей, а потом и четвертой группы. В большинстве случаев это зависело не от расположения звезд, а от настроения врача. Чаще - от какой-нибудь молодой девицы. только недавно вставшей с институтской скамьи. Комиссия состояла из вольных врачей, приглашенных со стороны.

В обязательном порядке в комиссии присутствовал и врач из числа заключенных, от мнения которого иной раз зависела судьба зэка. Впрочем, жаловаться в этот раз на нашего доктора-украинца С. (из зэков), включенного в состав комиссии, не было нужды, поскольку он, специалист в своем деле и человеколюб, отстаивал перед врачами в погонах каждого лагерника, главным образом, перед хирургом центральной больницы Тайшетлага капитаном Нельгой - еще той стервой.

Черт знает, откуда в этой здоровой, упитанной самке взялось столько злобы и ненависти? Лагерная братва поговаривала, что эта широкоскулая особа извела первого мужа, инженера, из-за его половой слабости, доведя до смерти, и сейчас ей достался второй - начальник лагерной охраны, который тоже в этом деле был не на должной высоте. В каждом случае она искала повод сбавить заключенному категорию инвалидности, переквалифицировать его во вторую группу, что неминуемо означало отправку на трудоемкие работы за пределами лагерной зоны - прежде всего, в тайгу.

В основном, осмотры заключенных подобными комиссиями проходили в лагерной бане. Из каждого барака в алфавитном порядке вызывали инвалидов, которые раздевались в предбаннике и ожидали своей очереди. Зэки со стажем знали, что лучше попасть на прием к любому другому врачу, чем к Нельге, но "нарядчик" суетился и здесь: командовал очередью и выдавал номерки прямо к этой стерве.

Комиссия во главе с Нельгой и на сей раз собрала "солидный урожай". Cовершенно нетрудоспособные калеки вмиг превратились в инвалидов второй категории, способных работать. Лагерные начальники разных рангов эксплуатировали, как могли, инвалидов всех категорий. Нередко использовали калек и полукалек, в основном, шестидесятилетних, к тяжелым работам, наравне с инвалидами первой и второй категорий. Запомнился случай, когда на одной из комиссий, заседавшей в лагере номер 051, известные латвийские социал-демократы К. Элиас и К. Лоренц, семидесятилетние старики, были признаны работоспособными инвалидами. Их отправили на распиловку бревен, уборку снежных сугробов и прочую нелегкую работу. Знаю, потому что несколько лет они находились со мной в одном лагере; на свободу их выпустили лишь в 1955 году.

На заседании той же комиссии поэт Мойше Бродерзон был признан трудоспособным, несмотря на артериальное давление, склероз и дюжину других болезней. До прихода следующей комиссии его принудили выполнять тяжелые виды работ.

Нельга и меня признала способным "вкалывать" физически, несмотря на то, что тюрьма и следствие сильно подкосили мое здоровье. Наша бригада разделилась пополам: нетрудоспособные остались в зоне, а остальных, признанных годными к физическому труду, присоединили к ремонтной бригаде во главе с Крючковым.

Наша задача заключалась в ремонте бараков, в которых проживали несколько десятков семей из небольшого поселка, примыкающего к лагерю. Все эти местные жители работали в администрации лагеря бухгалтерами, экспедиторами, диспетчерами, контролерами. телефонистками и телеграфистками, заведующими складами готовой продукции, а также продовольственным и вещевым складами и овощехранилищем. К администрации, в первую очередь, отношу лагерное начальство и, разумеется, охрану. Все эти люди получали неплохое жалованье и, кроме того, распоряжались дармовой рабочей силой. Мы, зэки, обслуживали их, ремонтировали жилища и убирали дворы, которые выглядели гораздо запущенней и грязней территории нашего лагеря, пилили и кололи дрова и даже приносили воду.

Разумеется, на каждом шагу зэки видели, как эта многочисленная каста привилегированных людей, ни к чему не пригодных, без особых знаний, часто без способностей к какому-нибудь ремеслу, гниет и паразитирует за счет народа, получая к тому же вместо несчастных калек премии за выполнение месячных планов.

Многие женщины из паразитирующей касты ленились выполнять даже самую простейшую домашнюю работу, пьянствовали вместе с мужьями и занимались любовными интрижками, точнее -распутством. Мужья часто меняли жен. К примеру, заведующий продовольственным складом платил двум брошенным женам алименты на детей, но поскольку его дела на вверенном ему участке шли нормально, никто из начальства его не трогал. Зэков, которые за пачку махорки готовы были выполнять у него на складе самую черную работу, было предостаточно.

Насколько деградировали бездельники и дармоеды в погонах, состоящие на службе во внутренних войсках, говорит количество преступлений чисто уголовного характера, которые они сами совершали. Так, сержант-сверхсрочник из лагерной охраны изнасиловал свою падчерицу - малолетнюю девочку и получил за это десять лет тюрьмы.

В соседнем лагере, в котором содержались одни женщины, тамошний начлаг "влюбился" в зэчку- "нарядчицу" (распределявшую работу) и с ней сожительствовал. Этого не могла перенести его прежняя любовница, охранница из этого же лагеря, и в отместку доложила высшему руководству. Любвеобильный начлаг не нашел другого выхода из положения, как выпустить в бывшую любовницу пять пуль из личного пистолета, когда она шла с работы домой. За убийство ему дали двадцать лет. Подобных авантюрных историй во время моего пребывания в лагере случалось немало.

Должен сказать, что мне встречались и хорошие люди, настоящие представители русского народа. Однажды я был свидетелем неожиданного проявления симпатии к "врагам народа".

Нас перевозили из одного лагеря в другой, и на какой-то станции охранники открыли запечатанные вагоны, чтобы напоить водой томившихся внутри них зэков. Небольшое армейское подразделение, кажется, взвод, ожидавший на перроне прибытия своего поезда, нас буквально забросал буханками хлеба, сахаром и махоркой. Наша "родная" эмгэбэшная охрана пыталась этим действиям воспрепятствовать. Завязалась драка. Военный комендант станции занял сторону эмгэбэшной охраны, никого из вертухаев не арестовал, хотя драку затеяли именно они. Наоборот, комендант задержал отправку нашего эшелона до "особого распоряжения", пытаясь привлечь к ответственности в качестве зачинщиков драки солдат, проявивших к зэкам чувства милосердия.

Когда я выразил восхищение простыми русскими солдатами, пожилой зэк с большим стажем отсидки сказал:
- Чему вы удивляетесь? Каждый из них наверняка имеет родственника, друга или просто знакомого, который отсиживает свои годы в лагере...

Я убедился, что сталинская паранойя и деспотизм все-таки не всем до конца затуманили мозги. Народ знает о своем бесправии и сочувствует безвинным заключенным. Страх и боязнь оказаться по ту сторону колючей проволоки вынуждают их молчать и бунтовать втихаря - в душе.

(Продолжение следует)
Количество обращений к статье - 3087
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (7)
Зиси Вейцман, переводчик книги И. Эмиота "Биробидж | 07.02.2014 15:36
Гостю 07.02.2014 05:27.
Были, конечно, в ВЧК-НКВД в 30-е годы и евреи - вертухаи,охранники, сволочи, как вы подчеркиваете.Впрочем, наверное, и не только в эти годы.Ведь был "союз нерушимый" всех народов. Но с какого "перепугу" вы взяли цифру 70%? Почему не 80? Или 90?
Ваши 70% - из 100 гэбешников 70 были евреями. Вы случайно не в Институте Сербского учились? Не в клинике Кащенко?
Число евреев в ваших органах легко опровергается российской, отнюдь не юдофильской прессой - суньтесь хотя бы в Интернет.
У замечательного русского!(не просто русскоязычного)поэта Роберта Ивановича Рождественского, которого я очень люблю, есть такие стихи:
"Для человека национальность -
и не заслуга и не вина.
Если в стране понимают иначе,
значит, несчастная это страна."
Гость | 07.02.2014 05:27
"Должен сказать, что мне встречались и хорошие люди, настоящие представители русского народа..."

Нет, все же не зря им пришили национализм...
Получается, что вся эта гэбня, все эти сволочи-вертухаи-охранники - русские. Ну, иногда и среди этих русских свиней встречались более-менее приличные люди...
А то, что в ВЧК-НКВД в 30-е годы служило 70 процентов евреев - это как? Куда мы это спрячем? Или сделаем вид, что этого не было?!
Саманта(Ксения), Тайланд. | 04.02.2014 09:01
Случайно набрела на ваш сайт и увидела "Биробиджанское дело". Мои родители после войны жили в Биробиджане, работали на мебельной фабрике.К сожалению, родителей давно уже нет.А после и я уехала во Владивосток, училась в институте. Но Биробиджан семидесятых годов помню хорошо.Буду следить теперь за дальнейшими выпусками "Биробиджанского дела".Спасибо!
Игорь, Маалот. | 03.02.2014 20:07
Читаю эти хроники и благодарен журналу за публикацию. За то, что узнал ПРАВДУ, которую от нас много лет скрывали.
Любовь Гиль | 02.02.2014 13:07
Дорогой Зиси!
Вы осуществляете сложную задачу, Ваша миссия
неоценима. Перед нами открываются дела сташного времени, которые долго лежали за семью печатями. Читаешь об этих "врачах" и думаешь, как же такое могло быть, а как же клятва Гиппократа? И не только о врачах, а обо всей этой системе рабства...
Спасибо автору! Спасибо переводчику с языка идиш!
Простой русский человек. | 01.02.2014 05:34
"Сталинская паранойя и деспотизм все-таки не всем до конца
затуманила мозги..." Благодаря этому и сохранил русский
народ свою бессмертную душу. А сталины рано или поздно уходят. Народ остается!
Гость Москвич со стажем | 31.01.2014 10:56
Страшно представить себе сибирский лагерь из одних инвалидов. Страшно представить то время, когда один сидел,
другой охранял. Потом менялись.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com