Logo
18-29 сент. 2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
08 Сен 18
08 Сен 18
08 Сен 18
08 Сен 18
08 Сен 18
08 Сен 18
08 Сен 18
08 Сен 18
08 Сен 18











RedTram – новостная поисковая система

Это - мы
30 янв.-5 февр. 2014
Рубрику ведет Леонид Школьник

30 января

1869 – 145 лет назад в Киеве, в еврейской купеческой семье, родился талантливый оперный и камерный певец (лирический баритон) и музыкальный педагог Оскар Исаевич (Исаакович) Камионский. С детства он обучался игре на скрипке, с 12 лет участвовал в гимназическом хоре и пел соло (альт). В 1888-91 годах обучался в Петербургской консерватории (педагоги - К. Эверарди, С. Габель, О. Палечек). Все годы учебы его поддерживали знаменитые русские музыканты и педагоги А. Рубинштейн, П. Чайковский, Ф. Блуменфельд, И. Тартаков. По их совету Камионский уехал в Милан совершенствоваться в вокальном искусстве у А. Ронци и Ч. Росси. В 1892 году Оскар Камионский дебютировал в партии Валентина в Неаполе, где пел в течение года (театр «Беллини», потом выступал также в театре «Сан-Карло»). С неизменным успехом он выступал на оперных сценах разных итальянских городов и даже в Греции, в Афинах, в Королевском театре.
С 1893 года, вернувшись в Россию, в течение 20 лет успешно выступал, в основном, на провинциальных оперных сценах. Лучшие годы свои О. И. Камионский провел в Киеве, Одессе, Харькове, много пел в короткосезонных антрепризах в Петербурге, какое-то время пел в опере С. И. Зимина в Москве. Гастролировал и за рубежом — в Монте-Карло (1907), в Японии (1909), Лондоне (1910), во Франции и Германии.
В Большой биографической энциклопедии о нем написано так: «Обладал небольшим по силе голосом красивого тембра и широкого диапазона. Исполнение отличается тончайшей музыкальной фразировкой, благородством и изяществом. Владел искусством бельканто и Mezza voce. Уделял большое внимание внешней фактуре образа (грим, костюм, мимика). Репертуар был обширным и разнообразным; особенно певцу удавались партии из итальянской оперной классики (критики называли Камионского «русским Баттистини»)».
Другая энциклопедия – Театральная – отмечает: «Камионский пользовался широкой популярностью. Он обладал хорошей вокальной школой, голосом широкого диапазона, красивого тембра. Певец исполнял как лирический, так и драматический репертуар, особенный успех имел в партиях, требующих искусства бельканто и мецца воче».
Среди оперных партий, исполненных Оскаром Исаевичем Камионским, - Гарин («Каморра»); Грязной («Царская невеста»); Онегин («Евгений Онегин»), Мазепа («Мазепа» П. Чайковского), Фигаро («Севильский цирюльник»" Дж. Россини, по отзывам прессы, в этой партии был одним из лучших на русской сцене), Граф ди Луна («Трубадур»), Амонасро, Риголетто, Ренато, Скарпиа («Тоска»), Невер («Гугеноты»), Вольфрам; Демон («Демон» А. Рубинштейна), Елецкий («Пиковая дама»); Дон Жуан («Дон Жуан»), многие другие.
Камерный репертуар певца включал произведения Бетховена, А. Рубинштейна, Ц. Кюи и др.
Камионский записал на грампластинки около 400 произведений: в Петербурге («Граммофон», 1900, 1904, 1905, 1911; «Зонофон», 1903; «Пате», 1903, 1911; «Бека», 1905; «Орфеон» (Метрополь Корона), 1911; «Стелла» (РАОГ), 1911; «Анкер-рекорд»), в Тифлисе («Граммофон», 1902), в Киеве («Граммофон», 1902, 1904; «Фаворит», Я4, 1912; «Экстрафон», 1913; «Артистотипия», 1913), в Москве («Граммофон», 1907—10, 1913; «Сирена», 1910), в Берлине (1910), в Варшаве («Сфинкс», 1914). Сохранённые записи находятся в ГЦММК им. М. И. Глинки и ГЦТМ им. А. А. Бахрушина.
В 1915 году Оскар Исаевич Камионский оставил сцену. Был женат на певице Кларе Брун (1876-1959). Клара Исааковна Камионская-Брун родилась в м. Смела, Киевской губернии, в семье кантора; с 16-летнего возраста начала заниматься музыкой. С 1899 года выступала на сцене, обладая сильным сопрано красивого тембра. Она пережила мужа на 42 (!) года (Камионский скончался от саркомы 28 августа 1917 года в Ялте).

31 января

1892 - «Хорошо быть важным, но более важно быть хорошим». – эту фразу часто повторял (и следовал ей) популярный американский комический актер Эдди Кантор, чей день рождения мы отмечаем сегодня. Изя (так его назвали родители) родился в Нью-Йорке, в семье еврейских иммигрантов из России – Меты и Мехла Ицковичей. Когда мальчику исполнилось два года, от рака легких умерла его мама, и отец отдал сына на воспитание бабушке, Эстер Канторович. Благодаря недоразумению, случившемуся, когда она записывала внука в школу, ему досталась ее фамилия. А имя Эдди он взял себе чуть позже, общаясь со своей будущей женой Идой Тобияш, которая, как оказалось, мечтала о том, чтобы ее бойфренда обязательно звали Эдди. Изя Ицкович-Канторович не смог отказать подружке – так на свет появился Эдди Кантор. После свадьбы (она состоялась в 1913 году) молодая семья почти ежегодно увеличивалась – Ида и Изя-Эдди воспитали пятерых детей.
Но вернусь в школьные годы Изи Ицковича. Именно в то время он стал участвовать и побеждать на различных творческих конкурсах в местных театрах, появляться и на профессиональной сцене. В частности, одним из первых его рабочих мест был бар Кэри Уолша на Кони-Айленд, где Кантор был и исполнителем веселых сценок, и официантом, а на фортепиано ему аккомпанировал молодой Джимми Дюран.
В 1912 году Эдди был единственным 20-летним участником кабаре Гуса Эдвардса, и эту работу Кантора заметили и отметили не только театральные критики, но и бродвейский режиссер Флоренц Зигфельд, пригласивший молодого актера в свое шоу «Полуночные шалости». Так для Эдди Кантора началось «восхождение на Бродвей». А в 1917 году Кантор осуществил грамзапись лучших своих песен – и комедийных, и бродвейских шлягеров. Сначала эти песни вышли на диске звукозаписывающей компании «Виктор», затем их выпустила фирма грамзаписи Aeolian-Vocalion, а с 1921 по 1925 годы у Эдди Кантора был подписан контракт с самой популярной фирмой грамзаписи «Коламбиа рекордс».
Вскоре Эдди Кантор стал одним из самых успешных шоу-бизнесменов Америки, но падение фондовой биржи в 1929 году превратило его из мультимиллионера в бедняка. Однако Кантор не стал унывать – напротив, засучив рукава, он вдвойне активнее повел себя в мире кино и радио: снялся в ряде голливудских короткометражных лент и стал настоящей звездой экрана после фильма «Вуппи!» (1930). Кантор продолжал сниматься вплоть до 1948 года.
В конце 30-х годов, в связи с разрастанием угрозы нацизма в Европе, Эдди Кантор открыто обвинил в этом Гитлера и его идеологию фашизма. Увы, не всем меценатам и поклонникам актера-еврея, не всем зрителям и радиослушателям это понравилось, и Эдди стал терять публику и – соответственно – доходы от своей артистической деятельности. Но вскоре, сразу после того, как США вошли в антигитлеровскую коалицию, зрители, слушатели и, к счастью, спонсоры вернулись к своему любимому актеру.
Кстати, бытует такая байка о великом американском комедианте. Узнав о том, что у популярного режиссера-еврея Ирвинга Тальберга родился сын, Эдди Кантор направил режиссеру телеграмму следующего содержания: «Поздравляю с последней работой. Уверен, что после обрезания она будет еще лучше».
Тогда же, в конце 30-х, Эдди Кантор создал свое собственное радиошоу и по воскресеньям вечером вел часовую программу, созданную им и его сценаристом Давидом Фридманом. Вскоре Кантор стал самой высокооплачиваемой радиозвездой Америки, он был автором (или соавтором) как минимум восьми книг, изданных в ту пору еще не очень хорошо известной фирмой «Саймон и Шустер». Известный американский журналист Х. Менкен (1880-1956) написал об этих книгах, что они сделали для Америки больше, чтобы вытащить ее из депрессии, чем все предпринятые правительством меры. Автобиографические книги Эдди Кантора («Моя жизнь - в твоих руках», в соавторстве с Давидом Фридманом) и «Возьми мою жизнь» (в соавторстве с Джейн Кеснер Ардмор) были переизданы в 2000 году, благодаря поддержке внука Кантора, музыканта Брайана Гэри.
10 октября 1964 года в результате сердечного приступа Эдди Кантор скончался в Беверли Хиллс, в Калифорнии. В том же году он был удостоен «Оскара» - премии американской Киноакадемии. Жаль, что награда к нему пришла слишком поздно...

1 февраля

1957 – Израильский сценарист, режиссер, киноакадемик Семен Винокур родился в городе Белгород. Слово – Сене, который не раз выступал в «МЗ»: «Меня зовут Семен Винокур. Я знал, что когда-нибудь займусь кино. В пять лет начал сочинять сценарии, при этом наблюдал за реакцией близких. То есть мне уже важен был зритель. Школа, технический вуз зачем-то. Работал мастером на Ижорском заводе, в цехе, в котором пили технический спирт и все выжили. Потом армия. Архангельская область, наша часть в лесу, снег по колено, туалеты на улице (то есть «очки») в 40-градусный мороз, ленивые офицеры, сержанты, которые тренировались на нас (потом они стали моими друзьями). И постоянный вопрос: «Для чего всё это? Неужели так и пройдет жизнь?..». Из армии я вышел что-то понявшим. И к тому же старшиной. Снова завод, дважды поступал на Высшие сценарно-режиссерские курсы - самое престижное кинообучение… Поступил. Окончил… Когда мои сценарии приняли сразу на трех студиях, я получил фантастические деньги...
Начал снимать. Мне прочили небо в алмазах, меня хотели. Моим кинопапой был Юрий Клепиков (потрясающий сценарист - «Пацаны», «Не болит голова у дятла». «Взлет»), моей киномамой – Фрижетта Гукасян, главный редактор «Ленфильма» и редактор всех фильмов Германа, Арановича, Динары Асановой, Я работал с самыми крутыми режиссерами и сценаристами, и жизнь, казалось, получается, но…
Решил уезжать. Нас лишили гражданства и разрешили взять с собой 500 долларов. Все деньги я оставил, так и не насладившись. (Кто-то утверждает, что есть свобода воли?..Ну-ну...). Я, жена, сын и три чемодана приземлились в Израиле 8 июля 1990 года, в страшную жару. Из Питера с Невой и набережными - в Ашдод, построенный на песках. Началась новая жизнь. Думал, что уж кино-то точно не буду заниматься, но на третьем месяце начал снимать на израильском телевидении… и потом пошло-поехало. Непросто. Со слезами от усталости и ностальгии, - первые два года. Потом прошло. Потом получил 12 международных призов, как режиссер, получил израильский «оскар» за лучший сценарий. В сумме наснимал около 80-ти документальных фильмов, по моим сценариям поставили 11 игровых фильмов…В общем, прославился. И стал в Израиле академиком кино и преподавателем…Но это оказалось не самым главным, честно».
Прерву виртуальный монолог Сени. И напомню читателям: в 1999 году он получил первый приз израильской Академии кино. В 2006-м — серебряную статуэтку Рэми на 39-м ежегодном фестивале кино в Хьюстоне (США), а также призы на фестивалях документальных фильмов в Москве, Карловых Варах, Нью-Йорке и Шанхае.
Среди режиссёрских работ Винокура – «Встретимся» (1998), «Йони» (2002), «Калик» (2003, черно-белый и цветной (о режиссере Михаиле Калике), в 2004-м – «Януш Корчак» и др. В 2010 году он написал кинороман «Каббалист».
Чуть выше я назвал один из лучших его фильмов – «Йони». Впервые он был показан в рамках фестиваля еврейского кино на IV Московском Международном фестивале искусств им. Соломона Михоэлса. О чем же эта лента? Она - о человеке, популярность которого в Израиле трудно сравнить с чьей-либо еще. Йони Нетаниягу, старший брат нынешнего премьер-министра страны, национальный герой, погибший во время операции в Энтеббе, когда возглавляемая им группа нашего спецназа освободила израильтян, захваченных террористами. Однако фильм Винокура не сосредотачивается лишь на этом аспекте и не несет в себе героико-патетического характера. В фильме проходит вся история недолгой жизни Йони: детство, юность, любовь, учеба, жизнь в Америке. Кроме того, это фильм не только о Йони, но и об определенной эпохе, частью которой он был. И когда кто-то из журналистов спросил у Сени, испытывал ли он гордость за ту операцию в Уганде, Винокур ответил: «Во всех генштабах мира изучают эту операцию. Я горжусь этим событием, как горжусь и тем, что живу в Израиле».

2 февраля

1883 - Современники называли его «еврейским Глинкой». Ученик Римского-Корсакова и Лядова, профессор Московской и Ленинградской консерваторий, основатель первой в России музыкальной школы, соратник Мейерхольда, первый учитель Арама Хачатуряна, композитор, талант которого высоко оценил Игорь Стравинский…
Сегодня я рассказываю о жизни и творчестве Михаила Фабиановича Гнесина. Он родился в Ростове-на-Дону в многодетной семье казенного раввина. Его мама, Белла Исаевна Файфер, была ярко одаренной натурой, некоторое время занималась вместе с одной из своих сестер у известного польского композитора С.Монюшко.
Далеко не последнюю роль в формировании музыкальных вкусов Гнесина сыграло творчество деда со стороны матери, виленского бадхена, народного музыканта и остроумца Шайке Файфера (1802-1875) - Иешаягу Флейтзингера («певец-флейта», как его звали в народе). Другим источником первых музыкальных пристрастий и впечатлений был кантор местной синагоги и автор духовной синагогальной музыки Элиэзер Герович, часто бывавший и певший в доме Гнесиных. Ему обязан был маленький Миша и первоначальными знаниями в области музыкальной грамоты.
С 1892 по 1899 гг. Михаил обучался в Ростовском реальном училище, а в 1900 году сделал попытку поступить в Московскую консерваторию, но принят не был. Экзаменационная комиссия даже не заинтересовалась представленными сочинениями, чтобы не нарушить постановление о «закрытых дверях» для лиц еврейского происхождения. А вот в Петербургскую консерваторию его приняли охотно, и его учителями в консерватории были Н.А. Римский-Корсаков, А.К. Лядов и А.К. Глазунов. Окончил он ее в 1909 году по классам композиции Н.А. Римского-Корсакова и А.К. Лядова. С 1908 года вел педагогическую и музыкально-просветительскую работу: руководил рабочими музыкальными кружками в Петербурге, Екатеринодаре. В Ростове-на-Дону в период с 1914 по 1921 гг. организовал первую в России музыкальную школу и Народную консерваторию, общество "Музыкальная библиотека им. Н.А. Римского-Корсакова". В 1914 году он впервые побывал в Эрец Исраэль, познакомился с религиозным и светским музыкальным фольклором еврейских общин, что повлияло на его дальнейшее музыкальное творчество и сделало его одним из зачинателей профессиональной еврейской музыки в России. Там, в Палестине, он был буквально пленён вечно влекущими древними мелодиями, которые бередили душу.
Тогда-то и пригодился Гнесину богатый опыт собирательства народных мелодий, приобретенный еще в петербургском «Обществе еврейской музыки». Всю жизнь Михаил Фабианович был верен мудрому напутствию своего учителя Н. А. Римского-Корсакова: «Еврейская музыка существует; это замечательная музыка, и она ждет своего Глинку».
В 1917–1918 годы Гнесин пишет «Вариации на еврейскую тему», маленькие пьесы и симфоническую фантазию, исполненную впервые лишь через четырнадцать лет. Традиционные молитвенные напевы, хасидские и бытовые песни составляют сердцевину этих сочинений, создают внутри инструментальных произведений ценнейшие вкрапления. Дебаты о том, что бытовая еврейская музыка и хасидские мелодии грешат заимствованиями, остались в прошлом... Гнесин черпал силы в чистом, ничем не замутненном, животворном источнике.
После штормов войны, после голода и разрухи М.Ф. Гнесин в конце 1921 года снова уезжает. На этот раз - более чем на год. Грузия, вновь Палестина, Германия. Отметив своё 40-летие, композитор возвращается лишь весной 1923 года и сразу принимается за сочинительство. Еврейские мелодии с легкостью ложатся на бумагу: «Пляски галилейских рабочих», опера «Юность Авраама», сюита из музыки к пьесе Н.Гоголя «Ревизор" - "Еврейский оркестр на балу у городничего" (1926). И песни, песни, песни.
Духовная связь со своим народом вместе с русской музыкальной культурой воплотились в удивительные по мелодике романсы «Из Песни Песней». В те годы Гнесин сделал в своем блокноте такую запись: «Элементы еврейской музыки так овладели моим музыкальным чувством и воображением, что и там, где я не ставил себе заданием поиски еврейского стиля, они стали проступать в моих сочинениях. Погружение в еврейскую народную музыку помогло мне понять язык народного искусства вообще, и я стал “демократичнее” как художник». Кстати, вокальный цикл к «Повести о рыжем Мотэле» на стихи Иосифа Уткина стал самым значительным произведением того периода. Из других его еврейских сочинений следует отметить элегию-пастораль памяти еврейского поэта Ошера Шварцмана для фортепианного трио (1940), фортепианное трио "Памяти наших погибших детей" (1943).
С 1923 года Михаил Фабианович Гнесин работал в Москве, преподавал в музыкальной школе (с 1925 г. - музыкальный техникум им. Гнесиных). Профессор композиции Московской в 1925-36 гг. и Ленинградской консерватории (1935-44), заведующий кафедрой композиции Музыкально-педагогического института им. Гнесиных (1944-51).
Как воспринималось и оценивалось еврейское творчество М. Гнесина в СССР? До поры до времени он был обласкан властью. Но в конце 40-х на него стали писать доносы. И Гнесин вынужден был уйти из института. Тем не менее, еще за три недели до смерти Сталина «группа сотрудников» института просит Лаврентия Павловича Берию разобраться в пагубном влиянии М. Гнесина на сестру Елену Фабиановну в подборе кадров «по признаку сосредоточивания в институте кадров еврейской национальности» и в сионистской, еврейско-националистической идеологии.
Сегодня трудно переоценить вклад семьи Гнесиных (пяти сестер и младшего брата) в развитие российской музыкальной культуры. Самой яркой личностью в этой удивительно одаренной семье был Михаил Гнесин, композитор, педагог, критик, музыковед. Умер Михаил Гнесин в мае 1957 года.

3 февраля

1908 – Русская поэтесса Елена Ширман родилась в Ростове-на-Дону. Ее отец был штурманом, плавал на Азовском и Черном морях, впоследствии стал служащим. Мама учительствовала, после Октябрьской революции окончила Археологический институт и работала в музеях. Елена с детства сочиняла стихи, увлекалась рисованием, занималась спортом. Любовь к книгам, к литературе привела ее в библиотечный техникум. С шестнадцати лет Елена Ширман стала печататься вначале в ростовских, а потом и в московских изданиях («Октябрь», «Смена» и др.). В 1933 году она окончила литфак Ростовского пединститута, работала в библиотеке, вела культпросветработу на селе, много занималась собиранием и обработкой фольклора. И все это время не переставала писать стихи — о родине, о поэзии, о любви. В 1937 году Елена Ширман поступила в Литературный институт им. Горького и последующие четыре года посещала творческий семинар Ильи Сельвинского. Одновременно с учебой Елена сотрудничала в различных ростовских редакциях, руководила литературной группой при газете «Ленинские внучата», была литературным консультантом газеты «Пионерская правда», а также корреспондентом Вешенской районной газеты «Большевистский Дон». Ее имя упоминается в одном из писем Шолохова. С начала Великой Отечественной войны Елена Ширман — редактор выходившей в Ростове агитгазеты «Прямой наводкой», где печатались многие ее боевые сатирические стихотворения. Она писала агитационные листовки и открытки. В 1942 году был издан стихотворный сборник Елены Ширман «Бойцу Н-ской части». Минуло более двадцати лет, прежде чем все узнали подробности расправы гитлеровцев с поэтессой Еленой Ширман. В июле 1942 года в составе выездной редакции ростовской газеты «Молот» Елена Ширман выехала в один из районов области. В станице Ремонтной она была схвачена гитлеровцами со всеми материалами редакции и героически погибла. Немцы люто ее ненавидели и, наконец, смогли дать волю своей звериной злобе. На ее глазах гитлеровцы расстреляли отца и мать, приказали ей самой вырыть им могилу. На следующий день поэтессу повели на казнь. С нее сорвали одежду, заставили рыть могилу теперь уже себе. Но вот поразительный факт: в самом начале войны Ширман написала стихотворение, которое было не о войне и которое как будто перескочило время - и саму войну, и советскую официальную мерзость, и даже сам поэтический язык. Прожившая уже тридцать с лишним лет, бывшая выпускница советского Литинститута, сочинявшая разрешенные стихи в духе времени, в стиле Багрицкого, ничем не лучше и не хуже других, Елена написала стихи свободного человека. Который, возможно, знал, что скоро умрет. Ни смысла рифмовать, ни писать социально значимые строки, ни смысла укладываться в разрешенную систему у человека, все это написавшего, не было. Какой вообще может быть смысл у прорыва – кроме самого прорыва? Какая еще нужна правда, кроме этой?

Белоголовый часовой поднимет винтовку,
И я не услышу выстрела –
Меня кто-то как бы негромко окликнет,
И я увижу твою голубую улыбку совсем близко,
И ты – впервые – меня поцелуешь в губы.
Но конца поцелуя я уже не почувствую...


О жизни и гибели Елены Ширман рассказано в повести Татьяны Комаровой «Старости у меня не будет…», выпущенной в 1967 году Ростовским книжным издательством. Там же напечатано и послесловие Ильи Львовича Сельвинского, где о ее поэзии он написал: «… Она широка и отважна… Перед нами замечательный поэт, сочетающий в себе философский ум с огромным темпераментом и обладающий при этом почерком, имя которого — эпоха».

4 февраля

1946 - Перуанский политик, премьер-министр этой страны с 28 июля по 10 декабря 2011 года Саломон Лернер-Гитис родился в столице Перу – Лиме, в семье выходцев из Бессарабии Моисея Лернера-Фримциса (ум. 1978) и Эсперанцы (Шпринцы) Гитис (1919-1983). В 1967 году Саломон окончил Национальный университет инженерии в Лиме, где изучал промышленную инженерию и ведение бизнеса в сельском хозяйстве. Позднее также обучался в Технологическом институте Монтеррея и в нашем хайфском Технионе. Управлял государственной компанией по торговле рыбной мукой и рыбьим жиром, в конце 70-х был заместителем министра внешней торговли. Позднее возглавлял банк NBK, компанию Cofide и радиостанцию CPN, работал в газете La República. В 2001 году возглавил неправительственную организацию Asociación Civil Transparencia, которая занималась наблюдением за выборами. Также возглавлял Институт социально-экономического развития. На президентских выборах 2011 года Саломон Лернер возглавлял штаб левого кандидата Ольянты Умалы. 22 июля 2011 года избранный президентом Умала сообщил, что после своего вступления в должность 28 июля новым премьер-министром он назначит Лернера. И обещание было выполнено. Назначение Лернера, по мнению экспертов, свидетельствовало о том, что Умала намеревался продолжать действующий макроэкономический курс. Обещание было выполнено...
Сейчас Саломону Лернеру 68 лет, по образованию он промышленный инженер. По-прежнему деятелен и активен в самых разных сферах общественной и политической жизни Перу. А на еврейском кладбище Лимы есть могилы его родителей, так и не узнавших, что их сын был – хотя и недолго - премьер-министром этой страны...

5 февраля

1864 - В своих воспоминаниях Корней Чуковский писал о нём: "Был это самый добрый человек, которого я знал в жизни. Придет, бывало, к нему худенькая девочка, он говорит ей: "Ты хочешь, чтобы я выписал тебе рецепт? Нет, тебе поможет молоко. Приходи ко мне каждое утро и получишь два стакана молока". И по утрам, я замечал, выстраивалась к нему целая очередь. Дети не только сами приходили к нему, но и приносили больных животных...
Как-то утром пришли к доктору трое плачущих детей. Они принесли ему кошку, у которой язык был проткнуг рыболовным крючком. Кошка ревела. Ее язык был весь в крови. Тимофей Осипович вооружился щипцами, вставил кошке в рот какую-то распорку и очень ловким движением вытащил крючок. После этого у меня и написалось: «Приходи к нему лечиться и корова, и волчица...».
Родившийся в Вильно 150 лет назад, будущий доктор медицины, общественный деятель, публицист и редактор, один из основателей светских еврейских общеобразовательных школ Цемах Шабад (русские коллеги называли его Тимофей Осипович) окончил медицинский факультет Московского университета, учился также в Венском, Гейдельбергском и Берлинском университетах. Активно участвовал в революции 1905 года, был арестован, шесть месяцев просидел в тюрьме, затем был выслан за границу.
Вернувшись в Вильно в 1907 году, на протяжении следующих трех десятилетий Шабад был руководителем десятков еврейских организаций, включая Виленскую еврейскую общину, одним из основателей "Идише фолкспартей", членом Виленского муниципалитета, депутатом польского Сейма.
Литературную деятельность Цемах Шабад начал естественно-научными статьями, с 1922 года – редактор популярного двухнедельника «Фолкс-гезунт» (Народное здоровье). По свидетельству вильнюсского историка Генриха Аграновского, до Второй мировой войны в столице Литвы на улице Большая Погулянка (или просто Погулянка) стояли три дома под номерами 14, 16 и 18 (теперь это дома под номерами соответственно 16, 18 и 20-22). Каждый из них достоин войти в историю "Литовского Иерусалима". Среди жильцов дома №16 было множество евреев, и среди них — известный еврейский ученый Макс Вайнрайх (1894-1969). По-видимому, он поселился в этом доме в 1923-1924 годах.
Известно, что именно на его квартире в конце марта-начале апреля 1925 года проходили совещания инициативной группы (М. Вайнрайх, З. Рейзен, И. Чернихов, С. Гуревич и др.) по созданию в Вильнюсе еврейской научной организации и было принято решение о ее названии — Еврейский научный институт (ИВО). В этой же квартире произошло еще одно важное для семьи Вайнрайхов событие: у Макса и Регины, дочери Цемаха Шабада, 23 мая 1926 года родился сын Уриэль (1926-1967), в будущем выдающийся филолог, основатель ряда популярных лингвистических изданий.
А доктор Цемах Шабад умер 20 января 1935 года от заражения крови. За его гробом шли более тридцати тысяч виленчан. На средства горожан у детской больницы на Антакальнисе ему был сооружен пaмятник. Похоронен Шабад на еврейском кладбище в Вильнюсе. Его смерть историк С. Дубнов назвал потерей соратника, павшего на боевом посту. В начале Второй мировой войны сторож больницы спрятал бюст Шабада и после войны вернул его коллегам знаменитого виленчанина. Сейчас бюст находится в Еврейском музее в Вильнюсе.
На публикуемом выше снимке доктор Цемах Шабад запечатлен с двумя своими внуками. Старший из мальчиков – впоследствии языковед с мировым именем Уриэль Вайнрайх. Он известен как один из зачинателей социолингвистики и основоположник так называемой "контактной лингвистики". Второй внук Цемаха Шабада, Габриэль Вайнрайх, стал физиком, одним из крупнейших специалистов по музыкальной акустике.
Бронзовая фигура доктора Айболита и маленькой девочки с котенком на руках установлена на родной улице доктора Шабада, в бывшем еврейском квартале Вильнюса. Ее автор – известный в Литве скульптор Ромас Квинтас – как-то заметил, что имя Айболита сегодня в Литве известно гораздо большему количеству ее жителей, чем имя самого доктора Цемаха Шабада – прототипа памятника.
Георгий Шабад, праправнук доктора Шабада, считает, что «быть прототипом Айболита приятно, но Айболит – это персонаж Чуковского, он и принадлежит Чуковскому. А нам принадлежит память о Цемахе Шабаде». И с этими его словами трудно не согласиться. _________________________________

 

При подготовке статей для рубрики "Это - мы" использованы материалы из   Литературной энциклопедии 1929-1939 годов, Краткой еврейской энциклопедии, Википедии, ЕжеВики и других авторитетных изданий, в том числе из различных энциклопедий on-line – российских и зарубежных, а также публикации "бумажных" и электронных СМИ, авторских блогов и страниц в "Живом журнале", отдельные авторские публикации
Количество обращений к статье - 2493
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (3)
АЛ Россия | 04.02.2014 14:41
Уважаемый, Леонид. Как мог дед Шайке Файфер, умерший в 1875 году, привить любовь к музыке Михаилу Гнесину, родившемуся в 1883 году?
С уважением.
__________
Да, Вы правы. Конечно же, речь идет о влиянии деда. Поправил. Спасибо. ЛШ
Гость Аарон (Вильям) Хацкевич, NYC | 02.02.2014 11:38
Всегда потрясает судьба Елены Ширман.
Спасибо Вам, Леонид, за то, что Вы ее
вспоминаете.
Гость | 31.01.2014 11:10
Г-н Школьник!
С удовольствием смотрю эту вашу рубрику.
Думаю, что Клара Исааковна Камионская-Брун родилась не в м. СмелОМ, Киевской губернии, а в м. СмелА, Киевской губернии (ныне г. Смела Черкасской области).
Поскольку я тоже родился в этом городе, то прошу вас внести поправку.
С уважением, И.Письменный

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com