Logo
1-10 декабря 2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18












RedTram – новостная поисковая система

Времена и имена
«Милый мой
Эммануил Генрихович...»

Переписка Ариадны Сергеевны Эфрон
с Эммануилом Генриховичем Казакевичем

(Окончание. Начало в «МЗ», № 434)

5.5.1959
Милая Ариадна Сергеевна!
Я говорил с Келлерманом (не автором «Туннеля», а с юрисконсультом), и мы условились, что после моего возвращения из больницы (я ложусь сегодня в больницу – недели на две, если богу будет угодно) мы с ним пойдем к Г.И. Владыкину [директор Гослитиздата] по касающемуся Вас делу. Ранее всего (м.б., по телефону из больницы) я постараюсь заручиться поддержкой «солнца русской словесности» - К. Федина, И.Г. Эренбурга и А. Твардовского, так что смогу при разговоре с Г.И. сослаться на их мнение по этому поводу. (Поставил точку, период велик, но я не стилист и ненавижу стилистов – это же стиляги в литературе.)
Обнимаю Вас. Галя тоже. Новости: дети мои старшие после окончания своих вузов разъезжаются кто куда. Нас остается мало Казакевичей в Москве.
Ваш Эм. Казакевич

(Примечание Ариадны Сергеевны к письму:
В разговоре с Э.Г. я упомянула о том, что Гослитиздат отказывался выплатить мне гонорар за не вышедшую книгу матери, тем самым нарушая договорные условия. Хлопоты Э.Г. увенчались успехом – не прибегая к содействию «солнц словесности».)


9.6.1959

Милая Галюша, Анне Ивановне мы написали о том, что Женя [моя старшая сестра Женя после окончания биофака Московского университета по распределению была направлена на работу в Красноярск] будет в первых числах августа в Красноярске, что, м.б., остановится у нее на первое время, и просили помочь, чем возможно. Будем ждать ответа, к-ый может несколько задержаться. А.И. человек, цивилизацией не тронутый. Короче говоря – неграмотный, и письма за нее пишут заходящие на огонек племянники. Кроме того, у Ады Александровны, моей приятельницы, с к-ой мы живем вместе, есть хорошие друзья в Красноярске, чья помощь тоже сможет пригодиться. Они люди интеллигентные, работают в городе несколько лет (он – инженер, она – финансовый работник) и, возможно смогут рекомендовать кого-нб. не правобережье, у кого можно бы снять квартиру.
[…]
Спасибо Э.Г. за хлопоты в моих делах, мне кажется, что ничего не выйдет с железобетонными товарищами из Гослита, я к этому готова, и меня это не огорчит. Они мне противны, как та «грубая сила», о к-ой писали Вы мне, - да и являются они одним из самых тяжелых ее проявлений. Бороться? Задавят. Сосуществовать? Совесть не позволяет.
А впрочем, все суета сует – «и это пройдет!».
Целую вас всех крепко, будьте здоровы все оптом и в розницу. Удается ли что с путевкой Эммануила Генриховича? Галюша, когда Женя «приземлится» в Красноярске, поедем с Вами ее проведать, посмотрим Сибирь? Я обожаю Сибирь – со всеми ее красотами и уродствами, это край такого величия, такого огромного будущего! Настоящему человеку столько там радостного, насущного дела! Завидую безмерно Жениному возрасту, ее специальности, ее великолепному трудовому будущему!
Всего вам самого хорошего, дорогие друзья!
Ваша АЭ
Галюша, неожиданный пост-скриптум: нет ли у Вас случайного уже не нужного Вам, ношенного летнего платья? Скоро ко мне приедет гостить мамина сестра Ася [Анастасия Цветаева] – приблизительно Вашего роста, только худее, – разутая, раздетая, а экипировать ее в новое нет пока возможности, тем более что приедет с десятилетней внучкой, к-ую мне тоже надо одеть-обуть. Все пригодится, если что есть! Напишите!

29.8.59
Милые Галюша и Эммануил Генрихович! Очередная просьба к вам: не могли бы вы, какими-нибудь правдами или неправдами, достать два билета на выставку чешского стекла в Манеже? Это, говорят, самое интересное, что сейчас есть в Москве, и хотелось бы доставить удовольствие Вере Яковлевне, которая облегчила первые Женины шаги в Красноярске, а главное, уже много лет провела безвыездно в этом самом Красноярске, без развлечений и отвлечений, и в Москву выбралась впервые. Второй претендент на выставку – приятельница моя и Веры Яковлевны, мой неизменный компаньон как по Сибири, так и по Тарусе, у к-ой В.Я. остановится, - Ада Александровна. Если это трудно, то, конечно, не надо.
Напишите мне хоть два слова о ваших делах, о Жениных я, вероятно, узнаю от В.Я., если она соберется в Тарусу, или от А.А., с ее слов. Ни того вашего письма, ни посылочки для Аси я от Паустовского так и не получила ни в Москве, ни в Тарусе. Посылку все равно буду посылать по почте, т.к. Ася с Ритой уехали в Павлодар, так что теперь это не так уж к спеху, а вот письма жалко. Я жива-здорова, чего и вам желаю, а главное, получила порядочно работы, т.ч. сижу и «вкалываю».
Целую вас всех больших и маленьких. Будьте здоровы!
Ваша АЭ

[Начало октября 1959]

Дорогая Галюша! Спасибо за посылку Асе. Все пригодится, все отошлю по назначению. Ужасно грустно, что Эммануил Генрихович опять в больнице, ну хоть диагноз установили, и то хлеб. Моя знакомая, врач, к-ая у нас гостила эти дни, хорошо знакома с этим заболеванием, говорит, что единственное известное лечение – это строжайшая диета – овощи, фрукты, очень мало отварного мяса и очень мало творога. Кормить часто, понемногу. Тогда воспаление проходит довольно скоро, но и в дальнейшем требуется придерживаться той же строгой диеты.
Напишите Жене, и пусть отец напишет – пусть Женя слушается Поповых в житейских делах, судя, по всему, Женя по неопытности может наделать глупостей, действуя самостоятельно при полном незнании красноярских условий. Это очень важно! Поповы – чудесные люди, и ей надо их держаться непременно и слушаться их советов.
Крепко-крепко целую Вас, Э.Г., желаю всем, чтобы Э.Г поскорее поправился. Очень думаю о вас всех, очень вас всех люблю.
Ваша АЭ
Напишу на днях более толково, сейчас тороплюсь.

25.10.1959
Дорогие Галюша и Эммануил Генрихович, спасибо за весточку, рада была узнать, что, тьфу-тьфу не сглазить, входят в колею и здоровье Э.Г., и Женины дела. У Жени все будет хорошо, не тревожьтесь – очень правильная девочка на очень правильной дороге. Ничто плохое к ней не пристанет, а хорошего наберется. Не думаете ли съездить навестить ее, м.б., в Олечкины каникулы. Все сами посмотрите, увидите, в чем надо помочь, что надо посоветовать. Как вам Поповы понравились? Они хорошие. порядочные люди, хоть и не Жениного духовного мира, да последнее не так и важно, важно то. что всегда поддержат и помогут, когда потребуется, сами нахлебались «горячего до слез». Кстати о хороших людях: Э.Г.! я думаю, что моя Ася Александровна, такое горячее, хоть и заочной участие принявшая в Женином красноярском устройстве, заслужила Вашего «Сердца друга» с теплой надписью, а Вы как думаете? Серьезно, это доставило бы ей большое удовольствие, и именно эта вещь, к-ую она не читала. должна ей очень понравиться! Сделайте это, милый, если есть у Вас свободный экземпляр.
Я несколько месяцев была совсем без работы, отощала и обнищала окончательно, теперь вдруг неожиданно дико разбогатела, получив тиражные за какого-то прошлогоднего китайца, которого как и звать-то не знаю. Впрочем, как и он меня. Работы мне подвалило со всех концов столько, что сижу, как обезьяна, набрав про запас за обе щеки – ни разжевать, ни проглотить, ни выплюнуть. Договорные сроки кончаются, горю ярким пламенем, голова устала, отупела. Очень труден Арагон и туго поддается. К тому же куча всяких деревенских нужд и забот и все, все на свете дается с таким трудом! Эммануил Генрихович, а может быть, мне отказаться от остаточного гонорара за мамину книгу? Мне так надоела нехорошая возня вокруг книги, и самой не хочется участвовать в возне вокруг денег, тем более что сейчас я много заработала. Там должно быть (за мамину книгу) тыс. около 20 – м.б., пусть они ими подавятся, а у меня на душе будет легче. Как Вы считаете? Книга, м.б., с Вашей и Твардовского помощью, все-таки выйдет когда-нб, а деньги – бог с ними. Конечно, с другой стороны, помимо меня есть немало родственников, к-ым эти деньги пригодились бы, но кому до этого дело? Надоели эти юристы липучие, и возня, именно возня осточертела. А кроме того, говоря по правде, построить дом(ишко) на средства от невышедшей книги уже достаточно хорошо (говоря лишь о материальной стороне), чтобы еще остатки требовать. Так мне кажется. А Вы что посоветуете? Напишите заради господа мне. Пока же целую вас всех очень крепко и очень люблю, будьте все здоровы и, наплевав на превратности, веселы и бодры.
Ваша АЭ
Живу скушно, нудно, скудно – верно, оттого, что устала.

Э.Г Казакевич и А.С. Эфрон

Переделкино, 1.12.1959
Дорогая Ариадна Сергеевна!
Очень рад. что Вы получили деньги. [Речь идет о гонораре, о котором писала А.Э. в предыдущем письме.] Что касается самой книги, то она все равно выйдет, и Вы еще раз за нее получите – хотя бы в качестве составительницы. Так что маленький Владыкин, бедняжка, будет внакладе. Жаль только, что у нас такие непроизводительные расходы берет на себя государство вместо того, чтобы отнести их за счет прямых виновников.
Чувствую себя хорошо, работаю понемножку. Против моей болезни, как я установил, есть только одно средство: спокойная работа в одиночестве.
Галя мне по телефону сказала, что написала Вам письмо, так что Вы знаете все наши маленькие новости. У меня же новостей нет: то, что я пишу, станет новостью тогда, когда будет закончено.
«Сердце друга» у меня оказалось в одном экземпляре. Но в 1960 году в «Сов. писателе» выйдет моя книга, кот. называется «Три повести». В нее войдут «Звезда», «Двое в степи» и «Сердце друга». Конечно, я немедленно пришлю эту книгу Аде Александровне и Вам. Пока приветствуйте от моего имени Аду Александровну и передайте ей мою благодарность «за Поповых».
Обнимаю Вас.
Ваш Эм. Казакевич

25.12.1959
С новым годом, милые мои Казакевичи, самые большие, и те, что поменьше, и самые маленькие. Хоть и поразъехались Казакевичи по всей стране, а ве равно все вместе, и поэтому и поздравление шлю «в один адрес».
Милый Эммануил Генрихович, ужасно рада была узнать, что чувствуете себя лучше и работаете. И что выйдут «Двое в степи». Но как, неужели с какими-то переиначиваниями? Не дай бог, если от двоих останется только полтора в сквере. Кроме того, слышала, что вышел «Буратино» [имеется в виду выход в свет сказки Коллоди «Пиноккио», которую папа перевел с итальянского. Именно на основе этой сказки А. Н. Толстой написал своего «Буратино», изрядно переделав первоисточник], к-го Вы, по-моему, переводили, почивая на терниях «Лит. Москвы» [имеется в виду альманах «Литературная Москва», главного редактора которого – Казакевича и всю редколлегию обвинили во многих «измах» и прикрыли с изрядным скандалом после второго номера]. Если да, то отложите и для меня, пожалуйста, одного Буратинчика, т. к. в Тарусе они не водятся, а в Москве, наверное, уже все раскуплено. Недели две тому назад видела редактрису редакции «Русской классики», где погрязла мамина книга, сказала, что так, мол, и так, материально мы с Гослитом в расчете, договора на книжку нет, а только договоренность об ее издании, и что я прошу дать мне в первых числах января окончательный ответ: выйдет ли книга в Гослите? У меня, мол, есть другие предложения, и если Гослит издавать не собирается, то я передам рукопись другому издательству. Тут мадам слегка запрыгала и завертела шеей и сказала, что книга у них запланирована (6 печатных листов вместо бывших 8), но утвердят ли план? Что лично она за, ибо книга интересная, а поэтесса талантливая, и т. д. Со всей большевистской прямотой я ей заявила, что речи эти я слышу четвертый год, и что, вероятно, она ошибочно планирует «Сказку про белого бычка», а не сборник Цветаевой, и что если в январе не получу твердого ответа, то эту же самую рукопись передам в более надежные руки.
Бедная я хвастунишка! Где эти самые «надежные руки»?
Ну, итак, с новым годом! Да принесет он нам всем побольше радостей, да будет добр и щедр и да останутся за его порогом все огорчения, болезни, разлуки и тревоги! Будьте все здоровы, мои дорогие, это – главное.
Крепко целую вас всех.
Ваша АЭ
Сердечный привет и поздравления от А.А.

[январь 1960]
Милые Галюша и Эммануил Генрихович, во-первых, с праздником, а во-вторых, Гослит неожиданно разродился как раз в тот момент, что я просила у вас совета, не отдать ли им деньги, чтоб они подавились. Но они все же мудро проделали тот же номер со мной и перевели мне остатние 20% на книжку. Так что все же частичная победа одержана.
Посмотрели бы вы на меня разбогатевшую! Только разве что умытая, но определенно нечесаная, живот подвело не черном кофе да на белом хлебе, готовить некогда, а А.А. в Москве, и все тружусь, тружусь на большом разгоне по инерции. И все же толку чуть, ибо вдохновение не соответствует усидчивости и голова – противоположному месту. Потом – что за вдохновение по чужой выкройке?
Хоть бы написали, как вы живы, очень по вас соскучилась. Главное, будьте все здоровы.
Ваша АЭ
Что девочки пишут? Как Женичка?

21.1.1960
Милый Эммануил Генрихович, спасибо за прелестного «Пиноккио». С особым удовольствием побывала я в с детства любимой стране лентяев – обетованном крае всех возвышенных душ. Ослиное воздействие меня не страшит, ибо с колыбельки и до могилки несу на своем щите ослиные доблести – упрямство и терпение… до полного осла только ушей не хватает, но не теряю надежды.
Ленивый народ, кстати говоря, и сами писатели, и их жены. Ну что бы стоило написать словечко «за жизнь» - мне ведь интересно, как у вас там и, главное, как девочки. А.А. что-то говорила, что они приезжали обе на Новый год, правда? Как вы их нашли, как они нашли вас и что дальше? Напишите! Как Ваше здоровье, Эммануил Генрихович? Как диета? Удается иногда съесть что-нибудь стоящее или держит Вас в тисках голубая манная каша, обезжиренный творог и прочая абстракция? И, главное, как работается? Боюсь, что на манной каше «не потянешь». Хотя Толстой тянул. Интересно, как бы он тянул, не будучи вегетарианцем?
Не слышно ли чего насчет маминой книги? В январе должны были утверждать план. Боюсь, что это сказка про белого бычка переживет меня, и дети мои не подержат эту книгу в руках, ибо нет ни детей, ни книги. Разве что внуки… В моем возрасте только внуки могут родиться.
О себе и рассказывать-то нечего. Кончила обойму переводов, теперь буду долго сидеть на мели и раздумывать на тему, что между Тарусой и Туруханском не так уж велика разница. Зимой здорово смахивает на ссылку. Особенно после того, как городишко подключили к Мосэнерго. Светло стало, как в железнодорожном клозете в период гражданской войны.
Хочется на волю, на волю, в пампасы. Все же неправы товарищи из Моссовета, отказавшие мне в «площади» под весьма капиталистическим предлогом, что у меня и таковой не имелось. Когда я вспоминаю об этом, то пепел Клааса начинает стучаться в мою грудь, и – хватит ныть, так как бумага кончается и я не успею сказать вам самое главное, а именно – что я вас очень люблю, будьте здоровы все, от мала до велика, и пусть у вас всех все будет хорошо. Целую вас.
Ваша АЭ

_________________

Курсивом в квадратных скобках выделены примечания публикатора
этой переписки Ларисы Эммануиловны Казакевич (Тель-Авив)
Количество обращений к статье - 1777
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (1)
Зиси Вейцман, Беэр-Шева. | 01.02.2014 20:11
Уважаемая Лариса!Мне посчастливилось держать в руках довоенные поэтические книжки Эм.Казакевича "Биробиджанбой" и "Гройсэ вэлт", читать его чистые, романтические стихи, написанные на идиш.А в начале 70-х некоторые из них появились в переводе Л. Школьника. Почти все они - о Биробиджане.Впрочем, это более или менее известно.А вот переписка с Ариадной Эфрон - неизвестная составляющая жизни большого писателя. Спасибо, что представили эти материалы!

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com