Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Времена и имена
«Неудобно быть евреем
в своем отечестве…» (Часть 4)
Яков Басин, Иерусалим

(Окончание.. Начало в «МЗ», №№433-436)

9

В середине тридцатых оркестр трижды приглашался в Кремль для выступлений на банкетах, которые давало правительство по поводу каких-либо важных событий в жизни страны, как то полеты Чкалова или трудовые подвиги Паши Ангелиной. Сталин, который активно создавал вокруг себя ореол большого знатока и ценителя искусств, был подвержен и многим слабостям. По свидетельству современников, он очень любил так называемую «блатную» песню, и специально для него Утесов готовил (как говорится, для исполнения «на бис») официально запрещенные властями песенки весьма даже фривольного содержания. Вот рассказ одного из старейших музыкантов оркестра, личного друга Утесова, снимавшегося с ним еще в «Веселых ребятах», тенориста Аркадия Котлярского. Эту историю он рассказал в кругу любителей джаза за кулисами Ленинградского джазового фестиваля «Осенние ритмы» в 1978 году.

«Как-то нас пригласили поиграть в Кремле – там был какой-то очередной прием. Происходило дело в Георгиевском зале. В центре – богато сервированный стол в виде буквы Т. На перекрестье – Папа. Оркестр скромно ютится в углу зала на небольшой эстраде. Сыграли обычную программу. Пауза. Подбегает Клим Ворошилов: «Ребята, сыграйте «Гоп со смыком!».

– Ну что вы, Климент Ефремович, – мягко возражает Утесов, – эта песня специальным постановлением Наркомпроса еще за подписью покойного Луначарского была запрещена к исполнению.

Ворошилов убегает, шушукается с Папой, подбегает опять: «Все в порядке, играйте!».

Сыграли. В зале – мертвая тишина. Все, потупившись, разглядывают тарелки и столовые приборы. Собравшимся не до аплодисментов: прозвучало то, что приказано забыть, выбросить из музыки, из истории, из сознания. И тогда Папа поднимает руки и делает пару хлопков. Зал тут же взрывается овацией. Восторгам нет конца».

Но в то же время Утесова, при всей привлекательности его фигуры в роли «лица» советской эстрады, власти, что называется, «держали в черном теле». Когда уже после войны Тихон Хренников включил Утесова в список кандидатов на Сталинскую премию, сам Сталин собственноручно вычеркнул его, небрежно бросив: «Это какой Утесов? Тот, что песенки поет? Так у него же в голосе ничего нет, кроме хрипоты!».

В годы войны оркестр Леонида Утесова – один из самых активных участников фронтовых актерских бригад. На средства, собранные музыкантами оркестра, были построены два боевых самолета. С ведома Сталина им присвоили имя – «Веселые ребята». И на фронтах, и в тылу, в самые тяжелые моменты и в минуты радости звучали песни Леонида Утесова «Дорога на Берлин», «Мишка-одессит», «Случайный вальс», «Песня военных корреспондентов». Особую популярность приобрели в те дни песни Никиты Богословского в исполнении Леонида Утесова «Днем и ночью», «Солдатский вальс», «Коса», «Темная ночь», «Песня старого извозчика». Утесов стал первым исполнителем песни «Темная ночь» задолго до выхода на экраны фильма «Два бойца», а «Песня старого извозчика» стала радиомаяком одного из авиационных полков.

Государственный джаз-оркестр РСФСР в составе фронтовых бригад побывал во многих воинских частях, и в тылу, и на передовой. В 1942 с песней «Мишка-одессит» Утесов снялся в фильме «Концерт фронту». Тогда, наконец, и присвоили ему звание заслуженного артиста РСФСР. А незадолго до окончания войны, к 50-летию певца, наградили орденом Трудового Красного Знамени. Но звания народного артиста при жизни Сталина Утесов так и не дождался. А поскольку заслуг его не заметить было нельзя, в 1947 году ему присвоили звание заслуженного деятеля искусств РСФСР. Поразительно, но этот поистине народный, один из самых популярных артистов страны самого высокого звания – народного артиста СССР – был удостоен лишь к 70-летию!

В день Победы десятки тысяч москвичей заполнили улицы и площади столицы. На площади Свердлова для них играл прекрасный утесовский оркестр. Но не пройдет и двух лет, как на его долю выпадет еще одно серьезнейшее испытание – погром, устроенный Сталиным в области эстрадной музыки и джаза.

«Мы победили, но народ надо держать в мобилизационной готовности». Эти слова, по преданию, сказал Сталин, обозначив очередной этап борьбы с собственным народом.

Первые послевоенные годы были временем, когда, в страну хлынул поток всего, что так или иначе было связано с массовой культурой Запада: моды, кинофильмы, танцевальная музыка. С точки зрения сталинских идеологов, для закрытого наглухо советского общества все это представляло серьезную угрозу. И первой жертвой новой кампании – на сей раз по борьбе с «низкопоклонством перед Западом» – стал джаз. В 1943 г. арестован и сослан на Северный Урал композитор и вокалист Александр Варламов – один из самых ярких лидеров советского джаза, бывший руководитель Государственного джаз-оркестра СССР, большинство музыкантов которого погибло в ополчении, защищая Москву. В конце 1947 года были распущены почти все джаз-оркестры, а те, что оставались каким-то образом на плаву, переименовывались в эстрадные оркестры. Был ликвидирован блестящий по все мировым стандартам джаз-оркестр Всесоюзного радиокомитета под управлением Александра Цфасмана. На его месте возник Эстрадный оркестр Всесоюзного радио под управлением Виктора Кнушевицкого. Фокстрот стал «быстрым танцем», а блюз – «медленным». Синкопированная музыка изгонялась с эстрады и танцевальной площадки. Началась эпоха, которую с легкой руки Леонида Утесова впоследствии назовут «эпохой административного разгибания саксофонов».


Кампания по изгнанию джаза из культурной жизни страны проводилась по всем канонам кампаний такого рода – пригодился опыт ведомства доктора Геббельса. В нацистской Германии джаз буквально с первых дней режима был объявлен «вырожденческой негритянской музыкой». Первое же ограничение – запрет выходить с этой музыкой в радиоэфир. В 1936 г. был введен контроль за танцевальной музыкой. Вместо слова «джаз» стало использоваться выражение «подчеркнуто ритмичная музыка». Советское руководство лишь повторяло путь своих идеологических соратников.

В эти годы оркестр Леонида Утесова номинально не разгонялся, но были месяцы без единого концерта, были изнурительные, длящиеся неделями сдачи программ деятелям из Комитета по делам искусств. Королем эстрады стала так называемая «массовая советская песня», которую от всякой другой отличали безудержный оптимизм и бравурность. С эстрадных подмостков в зрительный зал хлынул мутный поток музыкальной халтуры. Это тоже было порождением массовой культуры, только иного рода. Джаз был официально запрещен. Большие оркестры распадались просто из-за невозможности играть привычный репертуар. Еще совсем недавно, в годы войны, между СССР и США шел оживленный обмен джазовой продукцией: американские музыкальные фильмы заполнили советские кинотеатры, а лучшие произведения советского джаза, например, фортепианный концерт А.Цфасмана, исполнялся американскими оркестрами.

Все коренным образом изменилось. Из уже готовых программ снимались пьесы, в которых тембровая окраска хотя бы отдаленно напоминала джазовую. Из оркестров изгонялись саксофоны. Контроль за синкопированием, которое вообще не допускалось, находилось под самым большим вниманием музыкальных редакторов. Королем эстрады очень быстро стал инструментальный квартет в составе фортепиано, кларнета, контрабаса и ударных. Оставшиеся «в живых» большие составы исполняли чисто аккомпанирующую вокалистам функцию. Уже значительно позднее выяснилось, что музыкальные чиновники из ведомства доктора Геббельса даже арифметически подсчитывали число синкоп на определенное количество тактов.

Чтобы хотя бы приблизительно сохранить джаз по форме и звучанию к классической, именно Утесов и предложил новое название для свинговых биг-бендов – «эстрадный оркестр». Чиновники приняли этот компромиссный вариант.

Оркестр Леонида Утесова фактически оказался единственным, кто пережил эту мрачную музыкальную инквизицию. Вот как причину этого объясняет один из лидеров созданного в 1938 году Государственного джаза СССР Юрий Елагин, оказавшийся во время войны в США и выпустивший там в 1952 году книгу «Укрощение искусств». Книга была посвящена драматической судьбе музыкальной культуры в СССР в межвоенный период.

«Единственный джаз в Советском Союзе, который пережил военные годы, был старый джаз Леонида Утесова. Этот джаз не занимался изысканием новых путей в джазовой музыке, не подражал американским джазам и вообще не «мудрствовал лукаво». Он только аккомпанировал своему шефу, который распевал свои бесчисленные советские песенки с военно-лирическим содержанием. Это было не очень оригинально, но зато вполне безопасно».

Когда Сталин умер, старые и вновь возникающие оркестры получили общее название «эстрадных». Само слово «джаз» осталось под запретом. В целом ситуация изменилась, но возврат к тому, что было до 1946 года, происходил медленно. Однако в 1955 г. во всей стране начался подлинный джазовый ренессанс. Во всех республиках были возрождены Государственные эстрадные оркестры. Наконец-то пригодился опыт свинговых аранжировок лучших оркестров США. В стране появилась целая плеяда прекрасных солистов-инструменталистов. Изменилась стилистика эстрадных концертов.

Развил активность и оркестр Леонида Утесова. Еще в 1953 году Утесов принял к себе в качестве аранжировщика и дирижера выпускника Ленинградской консерватории Вадима Людвиковского, работавшего сразу после войны в разогнанном в 1947 г. после ареста лидера Государственном джаз-оркестре БССР под управлением Эдди Рознера. С приходом нового дирижера обогатилась тембровая палитра оркестра. Но выбор репертуара был еще очень ограничен политической конъюнктурой. Чтобы сыграть в одном концерте максимальное количество пьес зарубежных авторов, приходилось идти на всевозможные уловки. Так, в программе «За два тридцать вокруг Европы» использован театрализованный сюжет круиза, который якобы совершает оркестр. Название программы сам Утесов объяснял так: «А я просто подсчитал среднюю стоимость билета на мой концерт». Но именно этот, поистине революционный переворот застал Утесова прикованным к больничной койке.

10

В 1956 году по стране поползли слухи, что Леонид Утесов смертельно болен, что у него рак и что на эстраду он уже не вернется. Слух этот вроде бы даже оказался достоверным, ибо имя Утесова исчезло с афиш. К счастью, диагноз не подтвердился, но Утесов перенес две операции и больше года отсутствовал в коллективе, а, вернувшись, нашел уже совсем другой оркестр. За время его болезни в составе появились новые музыканты. И хотя так же продолжали работать старые кадры, но пришло много молодежи, ориентированной на американский и европейский джаз. В отсутствие Утесова оркестр совершенно изменил свой стиль, приблизившись к мировым образцам свингового джаза – оркестрам Гарри Джеймса, Арти Шоу, Томми Дорси. Еще до возвращения Утесова оркестр выступил с двумя новаторскими для советского оркестрового джаза программами. Одна прозвучала в концерте первого московского варьете в зале гостиница «Советская», а в центре второй стояло исполнение Концерта Арти Шоу для кларнета и джаз-оркестра.

Важной вехой в жизни оркестра стала запись музыки Арно Бабаджаняна к фильму «В поисках адресата» с Людмилой Шагаловой в главной роли, снятого на киностудии «Армянфильм». Аранжировки выполнил Вадим Людвиковский. Оркестровый саунд был близок к звучанию американского оркестра под руководством трубача Гарри Джеймса. Сходство усиливала звучащая в фильме Серенада на трубе в исполнении великолепного трубача Владимира Тартаковского. А «Песня Наташи», которую записала Капитолина Лазаренко, как и Серенада, кстати, еще долго не сходили с различных музыкальных радиопрограмм.

Весь предыдущий опыт работы Утесова указывал на то, что с таким оркестром, с такими блестящими, требующими возможностей для сольных импровизаций музыкантами его роль в концерте падает. Вокалист уходит на второй план, а он привык в концерте быть центральной фигурой. Это он – звезда. Это его имя должно быть написано крупными красными буквами на афишах. Американский опыт, где в центре внимания – оркестровая музыка, для советской эстрады не подходит. Для музыкальной культуры славянского региона главным является вокал. В СССР у джаза своя, весьма даже небольшая слушательская аудитория. Даже в США свинговые биг-бенды сразу после войны ушли с эстрады, уступив место малым составам. Золотая эра оркестрового джаза кончилась. Блестящий оркестр, собранный В.Людвиковским, становился соперником самого Утесова. История его конфликта с Яковом Скоморовским повторилась, но уже на более серьезном уровне.

Утесов, конечно же, вернул себе лидерство в оркестре. Не сразу, преодолевая сопротивление дирижера и отдельных солистов оркестра, он повернул творчество коллектива в испытанное русло «песенного джаза». Играть в оркестре Леонида Утесова было престижно и выгодно с материальной точки зрения, поэтому большинство музыкантов, даже тех, кто мог бы в другом составе быть солистом, импровизатором, вынуждены были согласиться с концепцией лидера. С Людвиковским же пришлось расстаться. Не без сожаления, но пришлось. Нашелся и повод: на гастролях в Тбилиси дирижер появился на сцене после серьезного «возлияния», в которое его вовлекли гостеприимные грузинские друзья.

Вадим Людвиковский не утратил своего авторитета в джазовых кругах. Позднее он возглавлял Концертный эстрадный оркестр Гостелерадио, ставший в 1966 – 1972 гг. сильнейшим свинговым биг-бендом страны, участником многих международных джазовых фестивалей.

Конфликтные ситуации возникали у Утесова и с вокалистами. В 1956 г. в оркестр была принята 30-летняя Капитолина Лазаренко (Капа) – удивительно привлекательная молодая особа. Она была элегантна, выходила в платье с глубоким декольте и газовым шарфиком на шее. Всем своим видом и прекрасными вокальными данными она немедленно захватывала зал. Ее не хотели отпускать со сцены и бесконечно вызывали на «бис».

Утесов очень ревновал к ее успеху. Вот как сама К.Лазаренко вспоминала позднее об этой коллизии: «Утесов очень переживал, когда меня вызывали на «бис». Рядом со мной он выглядел невысоким, стареющим, и комплексовал из-за этого. Его настроение передавалось мне. Я сказала Утесову: это плохо, что он принуждает коллег удовлетворяться отраженным от него светом. Нужно, чтобы у всех были условия для роста. Он обиделся». Кончилось всё тем, что «Капа» ушла в оркестр Эдди Рознера.

После ухода В.Людвиковского Л.Утесов еще восемь лет работал со своим коллективом – Государственным эстрадным оркестром РСФСР. У него бывали другие аранжировщики, но своего основного принципа – оркестр для лидера-вокалиста, а не наоборот – он не утрачивал никогда. Однако шли годы. Давал себя знать возраст. В 1962 году, после тяжелой болезни, ушла из жизни его супруга Елена Осиповна. Все больше и больше обострялись отношения с партийным руководством страны. Не обостряться они не могли. В стране все больше углублялся государственный антисемитизм, серьезно затрагивающий интересы творческой интеллигенции.

19 сентября 1961 г. «Литературная газета» опубликовала поэму Евгения Евтушенко «Бабий Яр». В стране начался подлинный психоз обличения автора и его творения. Поэт Алексей Марков в своем «Ответе Евтушенко» написал, что тот «не настоящий русский», так как «забыл про свой народ». Маркову ответили С.Маршак, К.Симонов, Д.Шостакович. Ответил и Леонид Утесов. В его стихотворении есть такие строки:

Твердит тупой антисемит:
«Во всем виновен только жид!»
Нет хлеба – жид, нет счастья – жид,
И что он глуп, виновен жид.
Так тупость голову кружит.

Отбросив совесть, стыд и честь,
Не знает в мыслях поворотов.
Ему давно пора учесть,
Что антисемитизм – есть

Социализм идиотов.

Утесов и потом не раз обращался к теме антисемитизма в СССР. А еще он очень переживал, что советские евреи постепенно теряют национальное самосознание, что тотальная русификация постепенно приводит к потере ощущения своего вклада в общее дело. Матвей Гейзер в книге «Леонид Утесов» приводит один диалог, участником которого ему пришлось быть. «Кто автор песни «Катюша?», – спрашивает Утесов. – «Исаковский». – «А кто создал «Подмосковные вечера?» – «Соловьев-Седой». «Вот видите, – подводит итог Утесов, – в первом случае вы забыли назвать композитора Блантера, а во втором – поэта Матусовского. Мы сами иногда пытаемся забыть, кто есть кто».

Утесов очень остро воспринимал существующую пропасть между высокой оценкой его творчества и непринятием его как личности со стороны высшего руководства страны. Пощечины от властей он получал постоянно. Чего стоит только один только случай, когда ему, народному артисту РСФСР, в 1963 г. не дали визы для туристической поездки в Финляндию! Но и он ни разу не поступился совестью и не принял участие в той разнузданной кампании по «обличению сионизма», которую вела советская власть. Вот как писатель Матвей Гейзер описывает эту ситуацию в своей книге: «Подписи Утесова нет под антиизраильскими письмами, хотя среди «подписантов» были многие его друзья: композиторы , актеры, поэты. Не подписывался Леонид Осипович и под антисионистскими воззваниями, где значились имена многих его собратьев по искусству. Борьба с сионизмом и при Хрущеве, и в особенности после него велась неустанно, и всех видных деятелей еврейского происхождения проверяли «на вшивость», заставляя участвовать в ней». Как бы предвидя эту ситуацию, Утесов еще в 1959 г. написал в одном из своих стихотворений:

Я – ученик плохой. Старинные устои
Осталися во мне, и мне не повезло,
Я главную науку не усвоил:
Как нужно делать людям зло.
Как нужно клеветать, подсиживать, злословить,
Писать доносы на своих «друзей»,
Скрывать от всех, что ты – еврей,
И для себя во всем искать «условий».


Об одном любопытном случае в книге «Я родился в Одессе…», которая получила сегодня известность как «Утесовская энциклопедия», рассказывают ее авторы Борис и Эдуард Амчиславские. В ноябре 1978 г. Л.Утесов подписал фотографию, предназначавшуюся Музею Достоевского. Тогда, 30 с лишним лет назад, не было серьезных работ об этом великом русском писателе как об одном из теоретиков современного антисемитизма. Но Л.Утесов в свое время играл на сцене Раскольникова, и уже одно это было поводом для того, чтобы его фото находилось в этом музее. Для тех, кто и сегодня сомневается в негативном отношении Достоевского к евреям, очень показательным будет ответ сотрудников музея, когда им передали фото: «Этот еврей нам не нужен». Напомним: дело происходило в 1978 г.

Ситуации в стране с «еврейским вопросом» посвящено одно четверостишье Л.Утесова, относящееся к началу 1970-х гг.: «Как прекрасно это звучит! // И сказал это большой мудрец: // «Не всякий подлец – антисемит, // но всякий антисемит – подлец!».

11

«Хороший джаз лучше плохой симфонии», – говорил Утесов. Вот только в понятие «джаз» в применении к современной ему советской эстрады он вкладывал несколько иное понятие, нежели профессиональные джазовые музыканты. Для Утесова джазовая музыка играла подчиненное значение, поэтому именно ему принадлежит ставший популярным на эстраде термин «песенный джаз». То есть, аккомпанирующий.

Но в 1955 г. еще трудно было предсказать, какая тенденция окажется для советской эстрады предпочтительней. В этот период безвременья Утесов не терял времени зря, и с успехом сыграл в Центральном театре Транспорта (ныне театр им. Н.Гоголя) главную роль в пьесе украинского классика Г.Квитки-Основьяненко «Шельменко-денщик». Думается, не обошлось и без очередной протекции Л.Кагановича, создавшего этот театр и даже «выбившего» для него в 1939 г. здание бывшего железнодорожного депо. А решил вопрос тогдашний главный режиссер В.Гольдфельд.

Авторитет Л.Утесова в стране был весьма высок, и в 1965 г., к его 70-летию ему, наконец, было присвоено звание народного артиста СССР. Но годы шли, здоровье Утесова не становилось лучше, и в декабре 1966 года прямо на сцене у него произошел острый сердечный приступ. На эстраду он уже не вернулся.

Нет, Утесов не ушел в небытие, как это часто случается с артистами, потерявшими форму. Он появлялся на телевидении в «голубых огоньках», был постоянным участником капустников в Доме актера. Он по-прежнему оставался любимейшим артистом эстрады, и эта его популярность поддерживалась выпуском большого количества долгоиграющих пластинок со старыми записями. Он сочинял стихи и охотно читал их в актерской среде. Он внимательно следил за музыкальной жизнью и поддерживал, как мог, талантливую молодежь, бывая членом жюри различных конкурсов артистов эстрады. Он был желанным гостем на любом мероприятии. И если он выступал, его речь была настолько афористична, что сегодня уже издано несколько сборников с описанием эпизодов его жизни. В день своего 80-летия он даже спел в концерте, устроенном в его честь, несколько песен своего старого репертуара, но годы и болезни уже не отпускали его.

Даже в этом весьма почтенном возрасте он получал чувствительные уколы своему самолюбию. Когда однажды родные и близкие сделали попытку положить его на обследование и лечение в правительственную клинику, им в этом было отказано. А когда этого популярнейшего актера, гордость страны внесли в список представленных на звание «Гертруды» – Героя Социалистического Труда, чиновники от искусства вычеркнули его.

Последний раз запахом кулис Леонид Утесов смог подышать 24 марта 1981 года, когда в Центральном Доме работников искусств состоялся его «антиюбилей». Среди тех, кто организовал это шуточное «действо», были А.Райкин, Р.Плятт, М.Жванецкий, Н.Богословский, Р.Карцев, В.Ильченко, актеры Театра на Таганке. Утесов читал свои стихи, пел любимые всеми песни. А на следующий день в его семью пришло горе: умер муж Диты. Через несколько месяцев от белокровия ушла из жизни и сама Дита. Утесов остался совсем один. Этот удар он уже не перенес, и в марте 1982 года, в день своего 87-летия, умер. Случилось это в военном санатории «Архангельское».

Друзья хотели предать тело земле на Ваганьковском кладбище: туда бы никогда не заросла «народная тропа». Но власти решили иначе и дали команду похоронить артиста на уже тогда «закрытом» и недоступном простому человеку Новодевичьем.

Что касается его похорон, то сам Утесов приготовил дня них репризу, и, как всегда, трудно различить, когда он говорит серьезно, а когда с юмором. «Когда я умру, – просил он, – позовите к моей могиле оркестр. И пусть он играет. Если я не вскочу из гроба, значит, я действительно умер…».

Литература:

1. Утесов Л. Записки актера. – Л.: 1939
2. Утесов Л. С песней по жизни. – М.: 1961
3. Утесов Л. Спасибо, сердце! – М.: 1976
4. Утесов Л. Прости-прощай, Одесса-мама. (Сб. стихов) – М.: 2003
5. Амчиславский Б., Амчиславский Э. «Я родился в Одессе…». Кн. I. – Одесса-Нью-Йорк.: 2009. – С. 806
6. Ревельс А. Рядом с Утесовым. – М.: 1995
7. Дмитриев Ю. Леонид Утесов. – М.: 1982
8. Гейзер М. Леонид Утесов. – М.: 2008
9. Сафошкин В. «Сердце, тебе не хочется покоя…». – М.: 2005
10. Сб. Неизвестный Утесов. Сост. Г.Скороходов. – М.: 1995
11. Хорт А. Король и свита. – М.: 2000. – 224 с.
12. Эстрада в России. ХХ век. Энциклопедия. – М.: 2004. –
С. 188 – 190, 362 – 363, 683 – 684
13. Скороходов Г. Звезды советской эстрады. – М.: 1982. – С. 25 – 43
14. Баташев А. Советский джаз. Исторический очерк. – М.: 1972. –
С. 38 – 43, 68 – 70
15. Айзикович Т. Леонид Утесов. Грани судьбы. // Семь искусств. –
№9 (22), сентябрь 2011
16. Мангушев М., Котлярчук Б. Трудные годы «Веселых ребят»// «Советская эстрада и цирк». – 1991, №12. – С.26 – 28
17. Полонский В., Шемета Л. Дита. // Международная еврейская газета. –
1998, №8
18. Симонов А. Акцент Утесова. // Московские новости. –
28 июля 1991, №30. – С. 16
19. Филиппов Б. «Полпред» Одессы. // «Литературная Россия», 26 декабря 1969, №52 (364). – С. 14
20. «Порто Франко». Спецвыпуск. Одесса, 1992
21. Певица, прекрасная, как грех… (Интервью с К.Лазаренко) // Культура. №34, 26 августа – 1 сентября 2000
22. Елагин Ю. Укрощение искусств. – Нью-Йорк.: Издательство имени Чехова. 1952. – С. 356
23. Гольденберг М. В глубинах судеб людских. – PRESS. Baltimore, MD. –
С. 322 – 324
24. Запрещенные песни. Песенник. М.: 2002. – 157 с
Количество обращений к статье - 1979
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com