Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Резонанс
Не забывать
Моше Фейглин, «Макор ришон»

В своей речи в Кнессете глава Европарламента
Мартин Шульц привел слова араба-палестинца,
который задал ему вопрос, почему израильтянам
разрешено использовать 70 литров воды в день,
а палестинцам - только 17. Ссылаясь на эту ложную
информацию, глава Европарламента утверждал, что
блокада территорий вызывает у арабов чувство
отчаяния. Такое обвинение вызвало резкое возмущение
многих депутатов Кнессета.

Из прессы

Для того, чтобы в Кнессете произнести речь на иностранном языке, требуется предварительное разрешение специальной комиссии. Когда председатель этой комиссии попросил такое разрешение для главы Европарламента, я собирался поддержать эту рутинную просьбу. Однако депутат Давид Ротем был более бдителен и спросил, о каком именно языке идет речь. «О немецком», - ответил председатель комиссии. Я был благодарен Давиду за то, что он привлек мое внимание к этой важной детали. Я единственный проголосовал против разрешения, а когда пришло время обсуждаемой речи, тихо и без скандала вышел из зала Кнессета еще до ее начала. Конечно, я ничего не мог знать о содержании речи Мартина Шульца. Мое решение касалось сути дела, а не формы. Я руководствовался той же логикой, по которой решил не ехать с делегацией Кнессета в лагерь смерти в Польшу.

Мы спешим поместить самую страшную для евреев память в музеи и оставить ее там и только там. Память, оставшаяся в музее, даже самом реалистичном из всех – Освенциме, - становится всего-навсего музейной памятью. Только подумайте, что было бы, если бы в память о разрушении Храма наши мудрецы обязали бы нас ежегодно посещать музей в день 9-го Ава. Не только через несколько поколений забылась бы память о Храме, но и вся культура, питающаяся им и стремящаяся к нему, просто исчезла бы. Если бы мы ходили в музей вместо поста, вместо разбивания бокала на свадьбе, вместо того, чтобы оставить кусок неоштукатуренной стены у входа в дом и еще многого другого, мы, как евреи, просто не сохранились бы.

70 лет назад мир решил избавиться от евреев. Кто действиями, кто бездействием и молчанием. Кто-то способствовал этому убийствами в лагерях смерти, другие - тем, что не бомбили крематории и подъездные пути к ним. В книге «Радостная мать сыновей» раввин Тайхтель утверждает, что евреям Америки также вынесен приговор - за то, что большинство из них опасались за свою шкуру и не сделали достаточно, чтобы защитить своих европейских братьев. Хотя жизнь американских евреев физически не находится в опасности, но оправдание их существования утрачено. Настоящим именем Второй мировой войны должно было бы стать название «Мировая война против евреев».

Когда в парламенте, имя которого восстало из пепла, к такому важному событию относятся всего лишь как к некому историческому прецеденту, живая память утрачивает связь с реальностью. Проблема нашего поколения - вместо того, чтобы включить эту память в нашу непосредственную жизнь, мы «мумифицируем» ее и этим снова пробуждаем дремлющих демонов.

Мы больше не указываем обвинительным жестом на культуру, приведшую к мировой войне против евреев. В Кнессете Израиля (!) уже можно говорить на языке, которым планировалось уничтожение нашего народа. Можно позволять полякам лгать перед депутатами Кнессета, что немцы случайно «воткнули» Освенцим именно в их землю. То есть утверждается, что сами-то поляки в порядке, что в Польше не было многолетнего антисемитизма и не было резни выживших в Катастрофе евреев, что поляки не пытались продолжить очищать Польшу от евреев и после войны.

Президент Европарламента М.Шульц – на трибуне Кнессета. Фото: © DPA

Мы ведем себя по отношению к такой лжи без всякой обвинительной интонации, отделяя память от жизни. Это приводит к тому, что исчезает настоящая память и сыновья убийц смеют читать нам мораль в Кнессете Израиля именно по-немецки. Нас выставляют «новыми нацистами», а «палестинцев» - «новыми евреями», т.е жертвами, приговоренными к уничтожению.

Я думаю, что можно было бы сразу избежать неловкой ситуации, если бы от главы Европейского парламента потребовали не говорить по-немецки. Потому что он предъявлял моральные претензии к Израилю как бы от имени мира вообще и Германии в частности. А если бы мы потребовали не говорить по-немецки, он стал бы защищающейся, а не нападающей стороной.

Но мы, как обычно, бежали от ответственности перед нашими родителями и детьми. Мы стремимся «сглаживать углы» и «быть прагматиками», аргументируя это тем, что нельзя же все время ссориться со всем миром.

И что же из такой попытки вышло? Вышло нечто совершенно противоположное. Именно потому, что мы не захотели по-настоящему отнестись к памяти, мы испортили и их отношение к нам, и наше отношение к ним. Потому что когда нет обвиняющего морального жеста, дремлющие демоны их культуры вдруг начинают выглядывать из официальной речи. Да, это всё те же демоны толкают на якобы наивные вопросы, заданные в самой культурной и вежливой форме: правда ли, что «палестинцев» ограничивают в воде?

С каких пор смеет сын тех, кто миллионами уничтожал евреев, предъявлять моральные претензии детям и внукам этих миллионов? Ответ: с тех пор, как дети убитых погребли память о Катастрофе в музеях.

Я не участвовал в скандале в Кнессете, потому что не был «прагматичным». Когда мы вернем в нашу сегодняшнюю жизнь память, наши отношения с народами мира станут намного более гармоничными.

«Макор ришон», перевод с иврита:
Наталия Буряковская, «Хроники Иерусалима»
Количество обращений к статье - 1713
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (2)
Павло Грузинский | 23.02.2014 22:08
Господин Собакин либо не понимает смысла слов автора, либо прикидывается, что не понимает. Какими это словами автор требует от евреев «продолжать стойко ненавидеть всех, кто НАСОЛИЛ (это уничтожив 6 миллионов евреев эти все, оказывается, по Собакину, просто насолили евреям)»? Каким это образом автор «дает оправдание» арабам называемым Собакиным в унисон со всеми нашими ненавистниками, «палестинцами? По Фейглину ничего такого, о чем вещает господин Собакин, не получается. И нет никакой «проблемы языка», есть проблема национальной гордости и сохранения исторической памяти. Именно об этом и говорится в статье Фейглина.
Морис Собакин | 22.02.2014 13:54
Пафос автора понять, как бы, можно, но не оставляет ощущение, что он, все-таки, чуть-чуть "с приветом". Мало того, что своим требованием к евреям продолжать стойко ненавидеть всех, кто им насолил в годы Второй мировой войны, автор дает оправдание палестинцам в их ненависти к евреям (по той же причине). Так по Моше Фейглину еще и получается, что в Израиле нельзя говорить на языках народов, которые не любят евреев: кроме немецкого тут и польский, тут и русский, тут и украинский, да чуть ли не все языки! А арабский, кстати? Арабы, что - сильно любят евреев? Если бы им представилась возможность, разве они не попытались бы их всех уничтожить? Надо и арабский язык в Израиле запретить! Вот что получается, когда "не дружишь с головой". Разве Моше Фейгин не видит в Израиле кучу по-настоящему тяжелых проблем, по сравнению с которыми "проблема языка" выглядит просто смешно? Ждем теперь, когда он выскажется о музыке Вагнера.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com