Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

На еврейской улице
Биробиджанское дело
Исроэл Эмиот

(Хроника страшного времени)


На русском языке публикуется впервые.
Перевод с идиш Зиси Вейцмана, Беэр-Шева


(Продолжение. Начало в «МЗ», №№ 409-444)


Бандит Леня Костов


Леня Костов мне рассказал, что сызмальства осиротел. Восемь детей, оставшихся после смерти отца, мать содержать не могла, и они, живя в страшной нужде, голодали. Пару месяцев Леня находился в детдоме, но вскоре из сиротского приюта сбежал из-за придирок и издевательств со стороны воспитателей. Cкитаясь по разным городам, он сдружился с такими же, как он, малолетними беcпризорниками. Начинал Леня с мелких карманных краж, а дальше пошли разбойные нападения.

Отсидев некоторое время в колонии для малолетних преступников, вышел на свободу и снова взялся за уже освоенное ремесло, вскоре став вожаком шайки. В ходе спланированного им нападения на банк Костов насмерть уложил пятерых человек, среди которых были и милиционеры.

Больше всего меня в нем удивляло, что? несмотря на уголовный образ жизни, он обладал спокойным характером и тонкими чертами лица интеллигента. От прошлой жизни осталась лишь расточительность, привычка жить на "широкую ногу". Леня зарабатывал больше всех нас - почти 600 рублей в месяц, но эти деньги уплывали у него за несколько дней. Он никогда не садился за стол трапезничать в одиночку. Покупал в лагерном магазинчике всё, что там было вкусного, выставлял на стол и приглашал чуть ли не половину барака. В лагерной самодеятельности он участвовал в качестве плясуна-cолиста, исполняя "на бис" украинские, молдавские, русские, польские танцы.


О том, что молодая разведенка - "вольняшка", начальница спецотдела, которая вела лагерное делопроизводство, была очень даже неравнодушна к Лёне Костову, ни для кого не являлось секретом. Она частенько появлялась на его выступлениях, постоянно искала повод с ним встретиться и, главное, пыталась добиться через руководство, с которым была в хороших отношениях, сокращения его лагерного срока. В клуб на концерты с участием Костова приходили все жены больших и маленьких лагерных начальников. Многих, в том числе и меня, поражал факт, что для выполнения ремонтных работ в своих жилищах они всегда через мужей приглашали Лёню. Он, конечно, был мастер на все руки, но причина, сами понимаете, была несколько иная: в отсутствие мужей, отдающих всё свое время службе, некоторые женушки наставляли своим благоверным рога...

Однажды после визита в начальственные "апартаменты" Костов возвратился в лагерь вдрызг пьяный, внезапно в нем закипела неведомо откуда взявшаяся звериная злость и, завернув на кухню, он выскочил оттуда с разделочным ножом, всунутым в голенище, и дико заревел:
- Сегодня обязательно зарежу Вронского! Где эта сволочь? Где этот стукач? Он всех закладывает начальству!

Разумеется, подонок Вронский был мне противен, но просто больно было за Леню. Будучи трезвым, он выглядел нормальным человеком. Конечно, он мог на трезвую голову ударить какого-нибудь зэка, но лишь в том случае, если этот зэк-антисемит каким-либо образом пытался уязвить, оскорбить евреев. Улучив момент, я незаметно вытащил нож из его голенища и отнес на кухню, а затем принялся "заговаривать ему зубы" - рассказывать всякие истории, которые ему так нравились.

Так как Леня умудрялся выполнять две, а то и три рабочие нормы, у него появился шанс отбыть лишь семилетний срок. Мы, политзэки, переживали за него, чтобы он, набравшись спиртного, не выкинул какой-нибудь номер и не застрял бы в лагере навсегда. Мы, политические, относились к нему со снисхождением, как к человеку, случайно вставшему на скользкий путь. Костов это понимал и в душе благодарил политзэков за теплое к нему отношение.

Иногда, схватив за грудки распоясавшегося бригадира-уголовника, когда тот издевался над политическими, Костов обещал стереть его в порошок. Впрочем, Лёне достаточно было бросить лишь взгляд в сторону этого негодяя...

Тот же стукач Вронский его боялся, как огня. Прикладывая немало усилий, чтобы избавиться от Лени, он лебезил перед ним и всячески заискивал. Занимая должность начальника КВЧ (культурно-воспитательной части), Вронский даже выхлопотал у начальника разрешение на приезд матери Костова в лагерь. К этому знаменательному событию моменту Леня усердно подготовился.

Происходило всё это в начале 1955 года. В лагерном магазинчике можно было приобрести кое-какую снедь, что и делали хорошо зарабатывающие зэки. К свиданию с матерью в лагере Лене выделили небольшую каморку, которая обычно для этих целей пустовала в одном из бараков - в ней хранилась всякая хозяйственная утварь. Это помещение Леня привел в порядок: побелил стены, поставил столик со скатертью. На столик выставил вазу с бумажными цветами и сервировал стол всякой вкуснятиной. Старая мать привезла из своего колхоза подарок для сына - два больших белых калача. Увидев стол, заваленный снедью, приготовленный для нее сыном, она от радости разрыдалась.

На встрече сына с матерью наш хитрый начлаг Ефименко решил нажить капитал. На собрание, на которое он созвал массу зэков, он пригласил мать Лени. Перед всем народом Ефименко стал говорить о положительном воздействии лагеря на перевоспитание заключенных. И, в частности, привел в пример Леонида Костова, ставшего из преступника передовиком производства.

Кстати, весь этот спектакль не помешал начлагу после отъезда матери отправить ее сына по этапу куда подальше - в другой лагерь, и приложил свою руку к этому делу всё тот же Вронский. Зная о том, что жены начальства неравнодушны к Костову, он втянул его в скандальную историю, которая избавила его, наконец, от ненавистного зэка. Вронский отправил Леню в жилище начлага Ефименко, чтобы произвести там какой-то ремонт. Как обычно, хозяин дома в это время находился на службе. На улице, возле дома стоял конвойный, приглядывающий снаружи за дверью и окнами, дабы тот не убег. Что там творилось внутри квартиры, охранник, разумеется, не мог знать, но, заглядывая иногда в окошко, нутром учуял что-то пикантное.

И надо же было такому случиться, что в это время начлагу Ефименко вздумалось придти домой, дабы убедиться, как идет ремонт. Но вместо активного ремонта он увидел на супружеском ложе родную жену. О том, что произошло между зэком и его женой, Ефименко, конечно, помалкивал, но конвойный, будучи свидетелем скандала, разнес случившееся мгновенно по лагерю.

Леню Костова через пару дней отправили по этапу в дальний лагерный пункт на берегу Лены-реки. О своем поступке Костов нисколько не сожалел и на прощанье сказал:
- Я должен был отомстить начлагу за его болтовню на собрании в присутствии моей мамы о положительном воздействии лагеря на мое воспитание! Я - "честный" вор и на его провокации не поддаюсь. Пусть лучше свою жену теперь воспитывает!

(Продолжение следует)
Количество обращений к статье - 2202
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (5)
Алексей Нукляев, Самара. | 17.04.2014 09:40
Нельзя огульно охаивать внутренние войска. Они такие
же люди, просто попали в такие условия.Призвали и
они выполняли свой долг.
Гость О. из Хайфы. | 14.04.2014 12:29
Интересный попался зэк-стахановец. Выполнял по 2-3 нормы не только на производстве, но и с начальственными женами. Ай-да молодец!
Мария, но не Магдалена | 13.04.2014 12:31
Как всегда, и здесь ШЕРШЕ ЛЯ ФАМ!
Владимир. Беэр - Шева. | 12.04.2014 11:48
Читаю эти воспоминания с самого начала. Хочу поблагодарить переводчика за его старания. Некоторых персонажей (биробиджанских писателей), возможно, встречал, но в юно%EзрEEзрасте.
Игорь, Маалот. | 11.04.2014 12:09
Наверное, так оно и было.С чего бы автору выдумывать?
Интересно читать. Спасибо!

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com