Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Резонанс
«...Сторож брату своему»

Эта статья готовилась к 50-летию начала движения за свободу евреев СССР, у истоков которого стоял Яаков Бирнбаум. Тот самый Бирнбаум, который во второй половине ХХ века возродил требование библейского патриарха: «Отпусти народ мой!» применительно к советским евреям. А 9-го апреля 2014 г. пришла горестная весть - Яаков Бирнбаум на 88-м году жизни навсегда покинул этот мир.


Яаков Бирнбаум в своем офисе, сентябрь 1965 года.
Фото: из архива Фриды Бирнбаум/Forward


Его биография – это история борьбы за исход «евреев молчания», как нас называли в свободном мире. Поэтому здесь так много рассказывается о демонстрациях, проходивших в Америке. Они были не просто делом, а личной жизнью Яакова Бирнбаума. Почти не меняя статью, теперь мы её посвящаем памяти этого светлого и удивительного человека.

27 апреля исполняется 50 лет с того памятного дня, когда 37-летний Яаков Бирнбаум, недавний иммигрант из Англии, ходил по студенческому общежитию Еврейского университета (Yeshiva University) в Нью-Йорке и стучался в каждую дверь, призывая ребят присоединиться к движению по спасению евреев Советского Союза, инициатором которого он был сам.

На первый митинг в Колумбийском университете собралось около 200 еврейских студентов из Yeshiva University и других колледжей и университетов. В своей пламенной речи Яаков говорил о том, что советская власть, уничтожая синагоги, еврейские школы и преследуя раввинов, хочет, чтобы 3 миллиона советских евреев, оставшихся в живых после трагедии Холокоста, забыли о том, что они евреи. В брошюрке, выпущенной к тому первому собранию, Бирнбаум изложил свое видение проблемы: «Будучи и просто людьми, и евреями, мы должны почувствовать в себе молчащую, не находящую выхода боль наших русских братьев... Неужели мы, осуждающие молчание и бездействие Америки во время нацистского Холокоста, можем продолжать хранить молчание и сейчас?».

Бирнбаум предложил создать общенациональное студенческое движение “Student Struggle for Soviet Jewry” и наметил программу: выступить открыто против советской политики духовного геноцида и дискриминации евреев, активизировать Конгресс и Госдепартамент, чтобы Америка взяла на себя ответственность за судьбу притесняемых советских евреев.

На одном из первых мероприятий SSSJ в Нью-Йорке

Митинг был очень эмоциональным. Тогда многие евреи Америки испытывали чувство стыда за то, что их родители не остановили во время Второй мировой войны уничтожение нацистами европейских евреев. Воодушевленные студенты приняли решение провести через 4 дня первую демонстрацию напротив советской миссии в ООН в Манхэттене. На демонстрацию собралось около тысячи человек с плакатами, один из которых - «Отпусти народ мой!» / «Let My People Go!” - стал символом всего Движения. Статьи об этой необычной демонстрации, когда студенты четыре часа во время марша пели еврейские песни и соблюдали минуты молчания – за советских евреев, которых принуждают молчать, - появились в «Нью Йорк Таймс» и в “Jewish Press”.

Так началось Движение «Let My People Go!” длительностью в четверть века, которое добилось выполнения поставленных Бирнбаумом целей и закончилось тем, что советские евреи обрели свободу.Это было одно из наиболее успешных движений в современной еврейской истории, за которое Яакова потом назовут «современным Моисеем».

Он родился в 1926 г. в Германии в высокоинтеллектуальной семье. Яаков был потомком Натана Бирнбаума – еврейского философа конца XIX века, первым употребившего термин «Сионизм», борца против ассимиляции, за возрождение еврейской религии и культуры в Восточной Европе в начале XX века. Отец Яакова - Соломон - был ученым, специалистом по идиш, ивриту и другим еврейским языкам. Когда в 1933 году Гитлер пришел к власти, семья из Гамбурга переехала в Англию. Во время войны Соломон Бирнбаум работал в Британской правительственной цензуре, в отделе редких языков. «Ему пришлось читать полные отчаяния письма из Европы, так что он знал, что там происходит, - рассказывал Яаков. – Он пытался сделать всё, что мог, но его ощущение беспомощности врезалось мне в душу». Многие родные Яакова погибли во время войны. Однако, всю меру человеческого страдания он осознал уже потом, когда 20-летним студентом работал в Англии с узниками, освобожденными из нацистских концлагерей, помогая им вернуться к жизни. Их вид и рассказы вызывали не только сочувствие, но и требовали решительных действий.

Сохранение своего народа стало для него целью и смыслом жизни. Именно с 1946 г. Яаков исчислял свое служение еврейскому народу. Он несколько лет был директором Еврейского центра Манчестера, но его волновала судьба советских евреев. Из-за «железного занавеса» просачивались вести о судебных преследованиях за сионизм, изучение Торы и иврита, о репрессиях против Еврейского антифашистского комитета. С целью убедить американских евреев начать борьбу с «духовным геноцидом» советского еврейства, в 1963 году Яаков приехал в Нью-Йорк. Он считал, что только у евреев Соединенных Штатов есть связи и ресурсы, позволяющие в полной мере развернуть такую борьбу. Такова предистория создания организации «Борьба студентов за советских евреев» (SSSJ) в 1964 году.

Через месяц после первой демонстрации Бирнбаум организовал семидневную голодовку представителей всех религий (протестантов, католиков и евреев) напротив советской миссии в ООН, где в защиту советских евреев выступил Мартин Лютер Кинг. Пасторы и раввины, сменяя друг друга, молились и читали библейские тексты. Яаков считал очень важным для успеха дела привлекать к борьбе христианских религиозных деятелей, делая упор на религиозное преследование евреев. Были приготовлены брошюры для обучения подростков в летних лагерях и взрослых в синагогах. Сам Яаков раздавал эти самодельные брошюры на углах улиц Нью-Йорка.

В 1965 г. SSSJ под руководством Бирнбаума организовала пасхальную демонстрацию “Jericho March”. Семь шофаров пронзительно прозвучали семь раз недалеко от советской миссии в ООН, которая на этот раз была забаррикадирована. Кантор Пол Зиммерман произносил через громкоговоритель древнееврейскую молитву: «Боже, погляди с небес, как притесняют Твой народ». Раввины и еврейские лидеры несли семь свитков Торы. Они трижды обошли квартал, где была расположена миссия - в знак осуждения советской политики подавления прав евреев на свою культуру и религию, а звук семи шофаров напоминал о том, как пали стены в Иерихонской битве. Через полтора месяца демонстрацию “Jericho” повторили нью-йоркские, балтиморские и вашингтонские студенты в Вашингтоне перед советским посольством, а затем - и перед Белым домом, где был зачитан «Призыв к совести».

В том же году Яаков Бирнбаум стал встречаться с членами Конгресса, предлагая связать статус благоприятствования в торговле для стран коммунистического блока со свободой эмиграции.

В 1966 г., при активном участии Бирнбаума, был организован в Нью-Йорке «Координационный комитет борьбы за советских евреев», включавший Совет раввинов, “Jewish Community Relations Council” (Совет еврейских организаций Нью-Йорка) и “Student Struggle for Soviet Jewry”.

Митинги, лекции, пикеты у советской миссии в ООН, выступления студентов в своих колледжах и синагогах сменяли друг друга. Комната, которую Яаков снимал у библиотекаря Yeshiva University, превратилась в офис “Student Struggle for Soviet Jewry”, а, вернее, в штаб активных действий. Вся эта бурная деятельность финансировалась из скудных сбережений самого Яакова и небольших пожертвований студентов. Первые два года были настолько насыщены событиями, что многие участники и сам Яаков считал их героическими, тем более, что на каждом шагу Бирнбауму приходилось преодолевать равнодушие или противодействие еврейского истеблишмента, опасавшегося, что эта борьба грозит советским евреям новыми преследованиями.

Но неистовый Яаков не сдавался и вдохновлял всех вокруг. Он попросил «поющего раввина» Шломо Карлебаха написать несколько песен. Самая известная - “Am Yisroel Chai” («Еврейский народ жив!») стала гимном SSSJ. С 1964 до 1971 г. SSSJ была единственной в Америке организацией, занимающейся “full-time” борьбой за нашу свободу, не имея ни средств, ни платных работников. Бирнбаум и студенты иногда работали круглосуточно, на чистом энтузиазме. Активисты SSSJ внимательно следили за всем, что происходит в Советском Союзе, и распространяли информацию. Бирнбаум прилагал много усилий для создания ячеек осведомленных активистов сначала во всех районах Большого Нью-Йорка, а затем и в других штатах. Была организована постоянно действующая кампания протеста, которая освещалась в прессе. К 1970 г. активные группы борцов за свободу советских евреев возникли в Сан-Франциско, Бостоне, Кливленде, Чикаго, Майами, Омахе, Денвере, Филадельфии и Балтиморе. В Лос-Анжелесе Сай Фрумкин и Зеэв Ярославский создали организацию «Студенты Южной Калифорнии за советских евреев». Движение «Let My People Go!” становилось всеамериканским и охватывало все больше людей. В конце 1960-х к библейскому лозунгу “Let my people go!” Яаков добавил: “Let my people know!” (Пусть народ мой знает своё наследие). Участники нью-йоркского пасхального марша «Эксодус» 1970 года обратились ко всему миру с призывом бороться за свободу советских евреев. Созданная весной 1970 г. организация “Union of Councils for Soviet Jews”с офисом в Вашингтоне, в 1971 г. объединяла уже 32 группы из разных штатов, включая “Student Struggle for Soviet Jewry” во главе с Яаковом Бирнбаумом. Истеблишмент понял, что больше замалчивать проблему советских евреев невозможно.

«Самолетное дело», когда 15 июня 1970 года в аэропорту «Смольный» в пригороде Ленинграда были арестованы 16 человек «за попытку угона самолета», было не «воздушным пиратством», а акцией людей, доведенных до отчаяния невозможностью законно покинуть «тюрьму народов». Через месяц “Student Struggle for Soviet Jewry” во главе с Бирнбаумом устроила ночное бдение (vigil) у здания ООН в Нью-Йорке, а в сентябре 1970 г. организовала демонстрацию протеста у советской миссии в ООН. Студенты держали в руках плакат с портретами 12 арестованных и надписью S.O.S.

Жестокий приговор участникам «Самолетного дела», включая смертную казнь двоим из них, объявленный в декабре 1970 г., вызвал возмущение в свободном мире. Пересмотр приговора «самолетчикам» – неслыханное для советского правительства дело - состоялся благодаря 10-тысячному маршу протеста от советской миссии в ООН до здания ООН в Нью-Йорке, организованному Гленом Рихтером, соратником Бирнбаума по “Student Struggle for Soviet Jewry,” демонстрации у советского консульства в Сан-Франциско, митингу со свечами в Лос-Анжелесе, 100-часовому бдению (vigil) напротив здания ООН в Нью-Йорке, устроенному «Лигой защиты евреев» во главе с рабби Меиром Кахане, и «голодовке солидарности с обвиняемыми в Ленинграде» у Стены Плача в Иерусалиме, организованной Авраамом Шифриным, бывшим политзаключенным, репатриировавшимся в августе 1970 г. в Израиль. Эти акции и вмешательство президента Никсона вынудили правительство СССР не только отменить смертную казнь Кузнецову и Дымшицу, но и разрешить еврейскую эмиграцию в Израиль.

Но в жизни все переплетено – и беда, и радость. Борьба за советских евреев привела в жизнь Яакова любовь по имени Фрида. Теперь они все делали вместе. Она стала не только его женой, но и помощником, сподвижником, верным другом, его опорой до последнего часа. Когда Яаков практически потерял зрение, она была его глазами. Фрида читала ему статьи и письма, вела все дела, писала под его диктовку. Но сколько нам доводилось встречаться с нею – на ее лице всегда сияла улыбка.

Неоспорима роль Бирнбаума в продвижении известной «Поправки Джексона-Вэника». Убеждая законодателей, Яаков выступал на слушаниях в Конгрессе 18 раз (!) до января 1975 года, когда, наконец, эта поправка к Торговому акту, связавшая статус благоприятствования в торговле для стран коммунистического блока со свободой эмиграции, стала законом.

1974 год, демонстрация у советской миссии при ООН в Нью-Йорке

Знаменательно то, что когда поправка ещё только обсуждалась в Конгрессе, Советы в марте 1973 г. уже были вынуждены отменить налог-компенсацию за полученное образование для желающих эмигрировать (сумма была так велика, что для многих стала непреодолимой преградой). Бывшие отказники хорошо помнят эти безумные цифры, которые им называли с мерзкой улыбкой работники ОВИРа!

По воспоминаниям участников этого Движения и членов организации, Бирнбаум, обладая магнетизмом, был не столько вождем или лидером, сколько наставником и мозговым центром Движения. Он обеспечивал связь с еврейскими организациями, представителями власти на местах, членами Конгресса и Госдепартамента. Всегда и во всем им двигал не гнев, а праведное возмущение нарушением прав человека. Диапазон борьбы организации Бирнбаума простирался от многотысячных демонстраций до судьбы каждого отказника. Каждый шаг, каждое предложение встречало сопротивление и еврейского истеблишмента, и американских властей, и, тем более, советских. Поэтому борьба требовала абсолютной веры в справедливость, колоссальной силы убеждения и дипломатичности. В архиве Я.Бирнбаума хранится отчет 1965 года перед членами его группы о встрече лидеров SSSJ и сотрудника советского посольства в Вашингтоне, снабженный пометкой «Дискуссия была напряженной, но велась в вежливой форме».

Он редко выступал на митингах, но всегда режиссировал их. Будучи талантливым организатором и руководителем, он предоставлял молодым действовать и выступать перед прессой, сам оставаясь в тени. Видимо, поэтому многие бывшие отказники и по сей день не знают имени создателя всемирного Движения борьбы за советских евреев, зная больше тех, кого Яаков привлек к этой работе, на всю жизнь заразив их идеей борьбы за справедливость и права человека.

1978 год, Израиль. Перед участниками семинара NCSJ выступает премьер-министр Израиля
Менахем Бегин. Первый слева за столом – Яаков Бирнбаум


Самореклама никогда не была его целью - его наградой было сознание того, что дело сделано хорошо и что оно подхвачено другими. Он собрал вокруг себя замечательную группу молодых раввинов, большинству из которых предстояло сыграть ведущую роль в пробуждении американского еврейства. Бирнбаум предсказывал, что Движение станет школой для будущих лидеров американского еврейства, и его предсказание сбылось.

Конечно, когда в борьбу вступили другие, более мощные организации, имевшие финансирование, необходимость в активных действиях SSSJ отпала, но Яаков Бирнбаум продолжал свою правозащитную деятельность, пока в бывшем Союзе оставались отказники и политзаключенные.

В 1995 году Яаков Бирнбаум, уже тяжело больной, включился в борьбу еврейских организаций за освобождение из тюрьмы молодого бухарского еврея Дмитрия Фаттахова, арестованного в Ташкенте (Узбекистан) по сфабрикованному делу и пытками доведенного до потери рассудка. Поводом послужило желание его с матерью выехать в Израиль. Благодаря изобретательности и старым связям Бирнбаума, истощенный Дмитрий был освобожден и отправлен на лечение в Израиль, а Бирнбаум до последних дней заботился и поддерживал его с матерью. Британский историк Мартин Гилберт назвал Бирнбаума – «отцом движения за свободу советских евреев». За 30 лет – с 1968 по 1998 гг.- более 2 млн. евреев эмигрировало из Советского Союза.

В 2006 году, в Международный день защиты прав человека, Нью-Йорк отмечал 80-летие со дня рождения и 60-летие служения еврейскому народу основателя Движения за свободу советских евреев - Яакова Бирнбаума. Yeshiva University чествовал его во время торжественного выпускного вечера. Когда он в профессорской мантии появился на сцене в инвалидной коляске, а президент Yeshiva University Ричард Джоэль возложил на плечи Яакова голубой капюшон и вручил ему диплом почетного доктора гуманитарных наук, многотысячный зал Радио-Сити, аплодируя стоя, выражал ему свою признательность и восхищение.

В 2007 г. в Палате представителей в Вашингтоне по поводу 80-летия Яакова Бирнбаума и 60-летия его служения людям была принята резолюция, в которой описан весь его героический путь. Теперь основные вехи становления общенационального Движения “Let my people go!”, основанного им, запечатлены в документах Конгресса (Congressional Records) и останутся в истории Америки навсегда.

Все евреи, а бывшие советские в особенности, должны быть благодарны Яакову Бирнбауму – нашему Моисею - за свою свободу.

Американская Ассоциация евреев из бывшего СССР была тесно связана с Яаковом Бирнбаумом около 20 лет. Он был нашим старшим другом и советником. И для нас, его друзей, смерть этого мудрого и бесконечно скромного человека, посвятившего жизнь борьбе за советских евреев, - тяжелое горе и невосполнимая потеря.

“Да, я сторож брату моему” (Yes, I am my brother’s keeper) – это был не только один из лозунгов SSSJ, это было жизненное кредо, сущность Яакова Бирнбаума. Всей своей душой он служил еврейскому народу.

Дорогая Фрида, родные и соратники Яакова, мы все скорбим вместе с вами. Не верьте, когда говорят, что незаменимых людей нет! Есть... есть... И больнее всего то, что они уходят первыми... Покойся с миром, бесценный наш друг.

От имени всех, кто его знал и любил, -
Инна Аролович и Оксана Михайлова, Нью-Йорк
Количество обращений к статье - 2099
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (1)
Морис Собакин | 13.04.2014 15:01
Радует, что есть такие люди. Огорчает, что их ничтожно мало на свете. "Зихроно вэ враха". Ну, и, конечно, хотелось бы увидеть на сайте статью, посвященную деятельности рава Меира Кахане по освобождению евреев из Советского Союза.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com