Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

На еврейской улице
Биробиджанское дело
Исроэл Эмиот

(Хроника страшного времени)


На русском языке публикуется впервые.
Перевод с идиш Зиси Вейцмана, Беэр-Шева


(Продолжение. Начало в «МЗ», №№ 409-446)


За «попытку к бегству».


Обитателям нашего лагеря было известно о существовании некоего секретного предписания, гарантирующего должностному лицу за поимку заключенного премию в 500 рублей и месячный отпуск. О том, что карательные органы (НКВД-МГБ-МВД) имели и имеют своих людей везде и всюду, не знал, наверное, лишь слепой и глухой. Поэтому, если кому-то удавалось совершить побег, всё равно он далеко не убежит: либо дикий зверь в тайге загрызет, либо сам беглец умрет от голода. Обращаться к деревенским жителям за cъестным весьма опасно - сдадут, ведь за поимку беглеца причитается приличная награда: месячный запас муки и сахара.

Никто из зэков о побеге в одиночку и не помышлял, разве что такие мысли стали появляться у них лишь после смерти Сталина (и то не в одиночку бежать, а вдвоем-втроем). При сопровождении зэков на работу за охранником Рыжковым тянулась собачья свора - шесть здоровенных псов. Скажите, зачем для охраны недужных и вообще несчастных калек шесть злых овчарок? Разве шести охранников с автоматами недостаточно? Рыжков буквально ловил кайф, когда овчарка набрасывалась на какого-нибудь зэка и в клочья рвала его одежду. О, этому делу его псы неплохо обучены! Своими клыками они хватали зэков за верхнюю одежду, не трогая человеческого мяса.

Ни у кого, как у Рыжкова, не было такого набора грязных ругательств. При этом вертухае с собаками зэки не шли на работу - почти летали, держась друг за друга локтями. Рыжков никогда не водил нас мимо луж и грязи, он обязательно пускал зэков по той дороге, где грязи выше колен. Греться у костра он разрешал лишь изредка. К тому же вмешивался в рабочий процесс, подсказывая бригадиру, когда тот или иной зэк делал минутную передышку, чтобы набраться сил. И вот мне, как и остальным собратьям по несчастью, пришлось стать свидетелем страшного зверства, которое сотворил охранник Рыжков.

Наша бригада работала на лесоповале, и редко выдавался день без происшествий. Деревья валили даже при сильном ветре, и было неизвестно, в какую сторону упадет дерево. Каждый день происходил несчастный случай: кого-то зацепило сучьями, и несчастный свалился на землю; кому-то придавило руку или ногу; кому-то просто становилось плохо. Рабочий участок был огорожен "запреткой" - вбитыми в землю кольями с табличками на каждом: "Запретная зона". Разумеется, зэки могли передвигаться лишь на этом обозначенном участке. Шаг за пределы обозначенного участка означал попытку к бегству, и конвойный имел право стрелять в "нарушителя границы".


Некоторые охранники разрешали нам немного расширять рабочую площадку перед тем, как дерево упадет. Рыжков же всегда стремился к тому, чтобы сделать рабочую площадку еще уже. Вернуться с работы живым и невредимым, не покалеченным, было просто чудом.

На этот раз Рыжков проделал подлую штуку с 60-летним порядочным и неразговорчивым зэком, которого уважала вся наша бригада. Его посадили за религиозные убеждения (состоял в секте баптистов) и получил 10 лет исправительно-трудовых лагерей. За два года пребывания с ним в одном лагпункте я от него не слышал худого слова. Казалось, что не государство, а он сам себя наказал: работал, как лошадь, и, будучи не совсем здоровым человеком, никогда не стремился взять у врача освобождение хотя бы на один день. В работе всегда помогал другим, делился куском хлеба. за человечность и дружелюбие его и уважали в бригаде.

Внезапно раздалась автоматная очередь. Оглядевшись, я увидел, что зэк-баптист (его фамилия была Ефимов), окровавленный, лежит на земле. При этом не только мне, но и остальным зэкам было видно, что Ефимов лежит на территории рабочего участка. Прежде. чем мы пришли в себя, раздался голос конвойного: "Всем лечь на землю лицом вниз!"

Когда мы по команде поднялись с земли, то заметили, что колья с табличками, очерчивающие периметр рабочей зоны, были передвинуты. Получалось, что тело Ефимова лежало за пределами рабочей зоны. Зэки подняли крик, требуя прокурора. Рыжков отправил одного из конвойных за начлагом и врачом. Тем временем убийца Рыжков посадил нас всех на землю и стал грозить, что всю бригаду запрёт в карцер из-за учиненного нами бунта. "Слышите, - кричал он изо всех сил, - я убил Ефимова при попытке к бегству!"

Когда появился начлаг, зэки хором стали объяснять, что охранник Рыжков собственными руками передвинул колья с запретными табличками уже после выстрела в заключенного, чтобы, скорей всего, замести следы и получить вознаграждение.

Начальник лагеря был вынужден вызвать из района прокурора. На место происшествия прибыла целая комиссия, уделившая нашим заявлениям мало внимания. Получалось, что из этой истории вертухай вышел героем: самоотверженно исполнил свой долг, предотвратив побег заключенного. Потому и был награжден премией в размере 500 рублей и месячным отпуском. К тому же его еще повысили в воинском звании до старшего сержанта.

Нашелся среди нас один упрямый зэк, которому удалось окольными путями отправить письма о случившемся в управление Тайшетлага и даже в Москву. Результат был нулевой. Однажды начлаг ввалился к нам в барак, кипя "праведным" гневом:
- Кто из вас, сволочи, осмелился писать жалобы начальству? Я найду этого жалобщика и отправлю туда, откуда ему уже никогда не выбраться!

Оказывается, Москва прислала письма обратно с надписью: "Расследовать!" И началась вакханалия: целыми днями нашу бригаду таскали в лагерную КВЧ (культурно-воспитательную часть); каждому зэку было велено писать объяснительные, сравнивая затем почерки написанного и жалоб. Сами понимаете, что тот, кто написал жалобы, старался писать иначе, видоизменив почерк, - не так, как обычно, и анонимщика найти не смогли. В отместку начлаг разбросал нашу бригаду по другим рабочим подразделениям.

Убийство невинного человека под предлогом побега было нередким явлением в те времена. Подобный произвол имел место не только в нашем лагере, но и в других пунктах Тайшетлага. Преступники в погонах МГБ, подобно Рыжкову, убивая заключенных "при попытке к бегству", гнались за премиями и другими наградами. Поэтому неудивительно, что в советских лагерях жертвами подобных случаев пали сотни безвинных заключенных.

Этого подонка мы проучили чуть позже, когда Сталин с Берией уже ушли в мир иной; режим пребывания в лагерях тогда смягчился, и с зэками, хоть и немного, но стали считаться. В тех условиях мы все-таки протестовали, и начальству некуда было деваться, как передать конвоира Рыжкова в руки правосудия. Убийца в погонах все-таки получил свою "десятку"... До конца жизни буду испытывать сердечную благодарность доктору С. Как, впрочем, и другие сотни лагерников, которым он буквально спас жизнь в том аду. Если бы не он, заступавшийся за каждого зэка перед кровожадными бригадирами и "нарядчиками", врачами в погонах, если бы не доктор С., то гораздо больше могильных холмов было бы на заснеженных лагерных кладбищах между Тайшетом и Леной.

Я бы назвал его полное имя, но боюсь, чтобы этот доктор с золотым сердцем, оставшийся в стране каторжных лагерей, не поплатился за свою доброту. Поэтому оставляю лишь его инициал.

Наш бывший начлаг Ермилов, как-то гневаясь на доктора С. за то, что тот освобождает от работы слишком много больных зэков, отправил врача на лесоповал. Но мы, зэки, если честно, не давали нашему ангелу-спасителю и пальцем пошевелить. Каждый из нас снимал со своей рабочей выработки какие-то проценты и вносил в ежедневную таблицу выполнения норм в пользу доктора С. Хитрый Ермилов спохватился: откуда, мол, у доктора взялись аж 300 процентов выполнения рабочей нормы?

Естественно, для пожилого человека такая выработка невероятна, но бригадир по нашему настоянию был вынужден пойти нам навстречу. После этого начлаг восстановил доктора С. в прежней должности и больше его не трогал. После моей тяжелой болезни наш добрый доктор добился-таки у начальства, чтобы меня оставили работать внутри зоны - в лагерной теплице.

(Продолжение следует)
Количество обращений к статье - 2270
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (4)
Зиси Вейцман. | 07.05.2014 14:46
ЛЮБА, с днем независимости! Спасибо за теплоту!
Любовь Гиль | 06.05.2014 13:04
Тяжело, но знать правду о прошлом необходимо.
СПАСИБО, Зиси!

С ДНЕМ НЕЗАВИСИМОСТИ ИЗРАИЛЯ!
ЗДОРОВЬЯ, БЛАГОПОЛУЧИЯ, УДАЧИ!
Изяслав. Ашкелон. | 03.05.2014 17:06
Очень интересно и... очень грустно.
Ефим, Тель - Авив. | 02.05.2014 10:28
Спасибо за перевод, дорогой одноклассник!

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com