Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Из домашнего архива
Точный день рождения израильской дипломатии назвать невозможно, но она старше Государства Израиль...
Владимир Ханелис, Бат-Ям

Интервью с бывшим гендиректором МИДа
Эйтаном Бен-Цуром

Я взял это интервью шесть лет назад, когда Израиль отмечал День независимости, и, думаю, оно и сегодня интересно читателям "МЗ".

Эйтан Бен-Цур – известный израильский дипломат, Родился в 1938 году в Эрец Исраэль. Его отец, Шмуэль, был первым послом Израиля в Австрии. Окончив Еврейский университет в Иерусалиме и престижную London School of Economics, Эйтан Бен-Цур с 1965 года почти сорок лет служил в министерстве иностранных дел Израиля. В его послужном списке - посты второго секретаря посольства в Будапеште, советника посольства Израиля в США, начальника отдела стран Северной Америки МИДа, генерального консула в Лос-Анджелесе, советника президента страны. В ранге заместителя Генерального директора МИДа Эйтан Бен-Цур возглавлял израильскую делегацию на мирных переговорах с Иорданией и палестинцами, ездил на переговоры в Москву, а с 1996 по 2000 был Генеральным директором МИДа. От имени Государства Израиль подписал историческое соглашение с Ватиканом.

После ухода со службы Эйтан Бен-Цур стал внештатным советником Ариэля Шарона по внешнеполитическим вопросам. В этот период он выполнил за границей ряд секретных поручений премьера. Лишь одно из них получило широкую огласку – участие Бен-Цура в тайных переговорах с финансовым советником Арафата Мохаммедом Рашидом.

Эйтан Бен-Цур – автор нескольких книг и многочисленных публикаций в израильской и иностранной прессе. Кроме иврита, владеет английским, французским и венгерским языками.



– Господин Бен-Цур, в Израиле многие государственные и не государственные институты: армия, разведка, профсоюзы, Сохнут родились раньше самого государства. А когда родилась, когда следует отмечать день рождения израильской дипломатии?

– Точный день рождения назвать невозможно, но израильская дипломатия тоже старше Государства Израиль. И, кстати, "родилась", если можно так сказать, она в… в Сохнуте, когда один из руководителей этой организации, Моше Шарет, поручил Вальтеру Эйтану, будущему первому Генеральному директору МИДа, создать внешнеполитическое ведомство будущего государство. Это произошло в 1946-1947 гг. Была создана Дипломатическая школа. Ядром МИДа стали высокообразованные, талантливые люди – выпускники английских и немецких университетов Аарон Ярив, Эстер Эрлих (впоследствии депутат Кнессета, посол в Дании) и другие.

МИД начинался с нуля, с базисных понятий. Вот история, которую до сих пор любят рассказывать в МИДе. Гидон Рафаэль, один из основателей внешнеполитической службы, тоже будущий Генеральный директор, спросил у Моше Шарета, что входит сейчас в его обязанности. Шарет ответил: "Прежде всего, приготовь, пожалуйста, чай".

Первое задание, которое Шарет дал Вальтеру Эйтану, – составить список всех стран мира с названиями их столиц...

Работа израильского МИДа началась в трех маленьких комнатках в Тель-Авиве, в районе Кирии. Потом МИД переехал в известные бараки в Иерусалиме, а сегодня занимает новый комплекс роскошных зданий.

– Каков, на ваш взгляд, вклад израильского внешнеполитического ведомства в жизнь и развитие нашего государства, шестидесятилетие которого мы отмечаем в эти дни?

– Главный вклад МИДа – создание и укрепление международного статуса Израиля, его международного признания, развитие его международных связей. В первые годы существования Израиля нам приходилось отбивать многочисленные атаки наших врагов не только на полях сражений, атаки велись и на дипломатическом фронте – противники старались делегитимировать сам факт появления еврейского государства.

Второй важный вклад – постоянная работа, поиски путей установления мира с нашими арабскими соседями. Я вспоминаю, как во времена, когда в мир с арабскими странами невозможно было поверить, мы за "плотно закрытыми дверями" под руководством тогдашнего министра иностранных дел Абы Эвена уже работали над черновиками проектов мирных договоров с этими государствами… Мы старались четко и ясно изложить свои требования, свою позицию. К сожалению, сегодня четко и ясно о своих требованиях заявляют наши противники, а мы… Мы "заикаемся".

– Считаете ли вы, что подписание договоров о мире между Израилем и Египтом, Израилем и Иорданией – главный успех израильской дипломатии в ее истории?

– Каждое событие следует рассматривать в соотношении с тем временем, когда оно происходило и с его причинами. Успехами израильской дипломатии, кроме тех, о которых я говорил выше, я считаю, например, принятие после окончания Шестидневной войны Советом Безопасности ООН известной резолюции 242. Выдающимся успехом, на мой взгляд, израильской дипломатии были результаты Мадридской конференции. К сожалению, Израиль недостаточно хорошо и правильно их использовал – наше сегодняшнее положение в регионе могло бы быть гораздо лучше… Достижением израильской дипломатии следует считать подписание договора с Ватиканом. Этот договор – плод многолетнего, кропотливого труда сотен человек.

– После успехов поговорим о неудачах. Недавно вы сказали, что политика Израиля по отношению к проблеме Ирана – крупный провал израильской дипломатии. Почему вы так считаете?

– Через шестьдесят лет после Катастрофы еврейского народа на глазах у всего мира появился президент Ирана, который не только не признает существования нашего государства, не только отрицает сам факт Катастрофы, но и призывает к новой Катастрофе! И мир молчит!

Провалом израильской политики, израильской дипломатии я считаю то, что поездки, выступления Ахмадинежада даже в США проходят для него относительно тихо и спокойно, а также то, что каждый день, каждый час, в каждом уголке мира иранцы не чувствуют нашего давления, нашего негодования, нашего противостояния им. Мы не сумели в достаточной мере разъяснить миру иранскую проблему и организовать международное общественное мнение против Ахмадинежада.

А ведь раньше мы умели это делать хорошо. Я, упаси Боже, не хочу сравнивать Ахмадинежада с Помпиду, но когда последний позволил себе негативные, враждебные высказывания по отношению к Израилю его визит в США превратился для Помпиду в ад. Везде его встречали криками, плакатами протеста…

– Дани Наве, Дори Голд и вы подали в Международный суд в Гааге иск против Ахмадинежада…

– Мы только собирались его подать, но наша инициатива не встретила поддержки ни в правительстве, ни в МИДе.

– Вы работали со многими министрами иностранных дел. Но большего всего - с Абой Эвеном, много лет были его правой рукой. Аба Эвен – лучший министр иностранных дел Израиля?

– Аба Эвен – "великан среди великанов" не только среди израильских, но и среди иностранных дипломатов. Это был высокоинтеллигентный, талантливейший, образованнейший человек, широко видевший, глубоко понимавший международную политику.

– Кроме Абы Эвена, какие еще министры иностранных дел добились успеха на этом посту?

– Каждый из министров внес свой вклад…

– Ответ дипломата…


– … Я лично очень ценил Давида Леви. У него была житейская мудрость… Естественно, Арик Шарон, он давал МИДу действовать, не "связывал" нам руки… Большие достижение на этом посту у Биньямина Нетаниягу. Самым слабым министром был Шломо Бен-Ами.

– А Ицхак Шамир?


– Я не был Генеральным директором во времена Шамира, но при нем МИД работал, если можно так сказать, очень солидно. Это был серьезный, осторожный человек, уважающий и прислушивавшийся к чужому мнению. Если ты приходил к нему и доказывал, что можешь добиться успеха в решении какого-то вопроса или проблемы – он всегда разрешал тебе сделать это. Под его руководством комиссия, в которой был и я, проделала огромную, серьезную работу по подготовке конференции в Мадриде.

– Эйтан, вы наверняка смотрели известный английский телесериал "Да, господин министр!" Вам часто приходилось говорить эти слова?


– Я часто говорил… самому себе, что единственное, что мне мешает в МИДе – это министр. Без министра многие вопросы решались бы гораздо лучше… Но если говорить серьезно, то с большинством министров у меня были хорошие, рабочие отношения. Но были и конфликты. Самый острый и известный – с Эхудом Бараком по вопросу переговоров в Кемп-Дэвиде. Но когда он снова вернулся в большую политику, то пригласил меня к себе и извинился за то, что не прислушался к нашим рекомендациям.

– Из обширного списка открытых и секретных переговоров, в которых вам доводилось участвовать, хочу остановиться на одном эпизоде. Не так давно в крупнейшей японской газете "Иомиури" появилось сенсационное интервью. В нем вы рассказали о ваших секретных переговорах в Северной Корее в 1992 году. Хочу задать вам в связи с этим несколько вопросов. Почему такое интервью вы дали именно японской газете? Из-за чувствительности Японии ко всему, что связано с проблемами Северной Кореи? Почему вы дали его именно сейчас? Подтверждаете ли вы, что переговоры были сорваны по вине "Моссада"? И не связан ли срыв переговоров с тем, чем, как выяснилось, занимались в последнее время северокорейцы в Сирии?

– Я думаю, вы правы. Все события взаимосвязаны. А интервью "Иомиури" я дал потому, что именно эта газета обратилась ко мне.

... (Эйтан Бен-Цур рассказал "Иомиури", как летом 1992-го в Нью-Йорке некий американский знакомый свел его с корейцем-ювелиром, "имеющим влиятельных родственников в Северной Корее". Тот, в свою очередь, сообщил дипломату, что КНДР стремится к контактам с Израилем и пригласил его в Пхеньян. Формально речь шла об инвестициях в освоении шахты по добыче золотой руды. Израиль в то время был крайне озабочен экспортом в Египет, Сирию, Ливию и Ирак северокорейских баллистических ракет. Переговоры о крупных инвестициях в добычу золота было решено использовать как аргумент для прекращения этих поставок. Курсив мой – В.Х.).

Визит и переговоры в Северной Корее рассматривались МИДом, как важный прорыв в решении серьезных проблем. Может быть, в результате этих переговоров Северная Корея вообще изменила бы свое "лицо", вернее, повернула его на Запад. Срыв переговоров – упущенная историческая возможность, результаты этого мы ощущаем и сегодня. Может быть мы упустили возможность развала коммунистической власти в Северной Корее.

Сегодня уже не секрет – "Моссад" сорвал переговоры. Он старался вести переговоры самостоятельно. Но у нас были серьезные, надежные связи, а у них – "халтура" и фантазии.

(Свою роль сыграло и то, что администрация США начала тогда прямые переговоры с Северной Кореей, на которых затрагивался и вопрос о прекращении поставок ее ракет на Ближний Восток. В этих условиях тогдашний премьер-министр Ицхак Рабин принял решение прекратить контакты с Северной Кореей. Но вскоре последовал телефонный звонок домой одному из руководителей МИДа. Высокопоставленный пхеньянский чиновник предложил провести новый раунд переговоров в Париже с участием зятя Ким Ир Сена, который, как было сказано, лично курирует ракетную программу страны. Но Израиль не изменил свою позицию.
В Японии не могут ответить на вопрос, и, как видно из этого интервью, не ответил на него мне и Бен-Цур, чем была вызвана его неожиданная откровенность "Иомиури". Возможно, она была призвана продемонстрировать арабам "коварную сущность Северной Кореи".
Курсив мой – В. Х.).

– Расскажите, где и как вас принимали в Пхеньяне?


– Это было нечто фантастическое. Нас, пятерых, принимали в огромном зале, рассчитанном на несколько тысяч человек. Нас развлекали танцовщицы. Вы не можете представить, что стояло на столе! В качестве особого деликатеса подали блюдо из... живой рыбы! Она трепетала на тарелке! Я не мог заставить себя даже прикоснуться к этому…

Кстати, примерно такой же казус произошел со мной и послом Израиля в Киргизии. Как почетных гостей, нас угощали бараньими глазами. Послу, бедняге, пришлось попробовать… Таковы издержки профессии...

– В интервью газете на русском языке нельзя обойтись без вопроса о российском направлении в работе израильской дипломатии.


– Излишне говорить и напоминать о месте, роли России, бывшего Советского Союза, в истории, культуре, развитии нашей страны. О сотнях и сотнях тысяч израильтян, говорящих на русском языке. Российское направление – одно из важнейших в работе МИДа. Я хорошо помню, как в 1967 году (я тогда работал в посольстве в Будапеште) были прерваны дипломатические отношения с Советским Союзом и другими социалистическими странами. Мы покинули посольство. Я и представить себе не мог, что спустя много лет вместе с министром Давидом Леви буду ездить в Москву и другие страны Восточной Европы восстанавливать эти отношения.

Мы в министерстве придавали большое значение хорошим дипломатическим связям и отношениям с Россией. Поэтому мы так резко возражали, когда Шимон Перес назначил на пост посла в Москве непрофессионального, неопытного человека – профессора Ализу Шенхар. Нам было очень важно, чтобы этот пост занял сменивший ее высокопрофессиональный, опытнейший дипломат, Натан Мерон.

– Контакты, встречи с представителями Советского Союза продолжались и в то время, когда не было официальных дипломатических отношений. Я знаю, что вы принимали в них участие.

– Пример таких отношений – тайный визит Евгения Примакова в Израиль в 1970-х годах. Он встречался с Абой Эвеном, а я записывал беседы. Но переговоры сорвались – в "ха-Арец" появился материал о визите Примакова. Я не мог избавиться от тяжелого чувства, что во имя личных интересов какого-нибудь министра, партийного или политического деятеля можно нанести такой тяжелый ущерб интересам страны. (Утверждают, что газете "слил" информацию Шимон Перес - В. Х.). Спустя много лет, когда Примаков, уже министр иностранных дел России, приезжал в Израиль, он в беседе со мной упрекнул: "Вы специально сорвали переговоры. Это ваша работа". Я ответил: "Это работа демократии…". Я никак не мог переубедить его, что в Израиле пресса не подчинена правительству. При своем мнении он остался по сей день. Евгений Примаков – очень способный, серьезный человек.

– То ли Талейран, то ли Меттерних сказал, что дипломаты - это честные люди, которые врут для пользы своего государства. Вы согласны с этим? Вам часто приходилось врать для пользы государства?


– В своей работе мы пытались сократить разрыв между этими двумя понятиями. Мы старались объединить свои действия с правдой. Мы старались, чтобы получаемая нами информация была правдивой и достоверной, в противном случае мы применяли серьезные меры. А когда дело доходило до переговоров… Назовем это сегодня не обманом, а … тактикой.

– Не знаю, согласитесь ли вы с моим мнением, но, как мне кажется, сам статус дипломатов в сегодняшнем мире снижается. Многочисленные организации, частные лица занимаются международными отношениями, выступают с различными инициативами, подписывают соглашения – "захватывают" территорию, раньше полностью принадлежавшие дипломатам. И сокращается необходимость в послах, консулах, иных представителях при современных средствах связи и транспорта. Например, сидит наш посол в Вашингтоне, а туда каждый понедельник и среду прилетают израильские министры, а по вторникам и четвергам их американские коллеги прилетают в Иерусалим…

– Если бы израильских министров до полетов спрашивали, почему они летят, а после полетов – зачем летали, то выяснилось бы, что восемьдесят процентов этих полетов можно было бы отменить. Недавно я выступал в Еврейском университете в Иерусалиме. Был день памяти Абы Эвена. В своем выступлении, как мне кажется, я сумел доказать важность, значимость дипломатии в современном мире. Все то положительное, что было создано в Израиле за шестьдесят лет его существования в плане международных отношений, международных связей, укрепление статуса и положения нашего государства в мире – это все плоды работы министерства иностранных дел. Что же касается различных организаций и частных лиц, о которых вы говорили... Дипломатия - это сложная и ответственная профессия, и заниматься ею должны профессионалы, а не любители. Я надеюсь, что и следующие шестьдесят лет международными делами (если мы хотим добиться успехов в международных отношениях, добиться установления мира в нашем регионе) будет заниматься министерство иностранных дел.

- Спасибо на беседу.

Фото автора



*    *    *


КНИГА ВЛАДИМИРА ХАНЕЛИСА


«РОДИЛИСЬ И УЧИЛИСЬ В ОДЕССЕ»
(Материалы к энциклопедическому словарю)

(ВТОРОЕ, ДОПОЛНЕННОЕ ИЗДАНИЕ)
570 стр. большого формата,
около 5.000 персоналий.

Стоимость книги:
в Израиле - 99 шек.;
в Европе, США и странах СНГ - $34.99;
в Австралии - 39.99 ам. долл.
(В цену входит пересылка).

Для заказа обращаться:

V.Hanelis, 11, Livorno str, apt.31, Bat-Yam, Israel, 5964433, tei,\fax, +972-3-551-39-65,
e-mail - vhanelis@gmail.com
Количество обращений к статье - 1700
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (1)
Станислав из Москвы. | 23.05.2014 13:49
Интересуюсь историей дипломатии и дипломатией вообще,
хотя к ней отношения не имею.Очень интересный материал, многого не знал. Спасибо, автор!

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com